Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Святослав Доценко - Лестат де Лионкур, он же Вампир Лестат.

Четыре стороны Чуда
или
Размышления об игровом жанре литературы фэндома

Эта статья посвящена одному из излюбленных жанров литературы фэндома - игровому рассказу. Сюжеты текстов, которые я выбрал, как наиболее ярко характеризующие жанр - "Туда и оттуда", "Киносъемки", "Галахад" и "Исповедь Глорфиндейла" - весьма сильно разнятся, но роднит их, несомненно, одно: все эти тексты объединяют в себе одновременно реалии нашего мира, в том числе, ролевой игры и реалии Средиземья - одновременно игрового и, скажем так, реального. В той степени реального, в которой это угодно автору.

Что еще довольно характерно для всех текстов - они довольно сильно завязаны на описание реальных личностей фэндома. Больше или меньше - на то воля автора, но ни один из этих текстов не обошелся без упоминания вполне себе живых и ныне здравствующих личностей, кому-то знакомых лично, кому-то известных лишь понаслышке или по их творчеству.

"Исповедь" несколько выпадает из этой схемы тем, что в ней автор не касается личностей знаменитых, в некотором роде, легендарных - так называемых монстров. Это придает тексту значительную самобытность и оригинальность. Оригинален и другой момент - в этом тексте можно сразу заметить яркую жизненность, воплощенность именно в этом, а не придуманном мире, большей части происходящего с героями. Что, на мой взгляд, его сильно украшает. Герои в нем - реальные, живо описанные и легко вообразимые люди. Изящно затронутый сексуальный аспект этому способствует и текст, в целом, значительно улучшает. Ибо тема взаимоотношений мужчины и женщины в творчестве фэндома затрагивается только в лучших традициях Прованса - все невинно до нереальности. Взгляды, слова, недомолвки - вот и все, что происходит в прочих текстах. Это довольно сильно утомляет - создается впечатление, что в воде ручьев, из которых пьют посещающие игры, содержится лошадиная доза "Контрасекса".

Все эти тексты роднит, на мой взгляд, одно: они посвящены ожиданию Чуда. Чудо, как правило, одно и то же: проникновение в желанный и недоступный мир Средиземья. При этом представляют это Средиземье все по-разному, видимо так, как это наиболее отражает личности авторов.

Чудо случается. Для кого-то это чудо - не более, чем возможность поприключаться в фэнтезийных реалиях, помахать мечом и побегать через зеркала - как для Дарта Вейдера и Анакинна Скайуолкера. В данном случае вообще совершенно непонятно, на кой же черт авторам оно вообще сдалось, это Средиземье? Обитают в нем все те же привычные друзья и враги, поют все те же знакомые песни, совершают все те же поступки, что и в жизни. Непонятно, на кой было вообще отправлять героев - типичный модуль D&D - в приблизительно средиземские реалии. С тем же успехом можно было прогуляться по Москве и посетить всех легко узнаваемых героев у них дома, попить чайку и весело поболтать. Размеры труда, посвященного именно общению со старыми знакомыми вызывают уважение, но, вместе с тем, и недоумение: а зачем все это писалось вообще?

Текст вышел пустым и водянистым. Похвалены друзья, слегка попинаны враги. Сами, любимые, авторы показаны с самой лучшей стороны. Молодцы, герои, браво. Доблестно описаны все яркие личности фэндома времен 92-94 годов. Узнать их проще простого - авторы столь снисходительны к читателю, что тратить силы на разгадку им не приходится. Известное стихотворение Иллет - а вот и сама Иллет, конечно, под псевдонимом, но зато внешность осталась. Узнать - проще простого. Узнать Ниэннах, Рин, прочих - тоже совершенно нетрудно. Все, как на ладони. Ну что ж, внесли себя в анналы истории - и отлично. "Россия вас не забудет".

Чуда не происходит. Происходит банальное и разбавляемое иногда хорошими, но до боли знакомыми стихами, шастание модуля по околосредиземскому миру. Чуда нет - нет ни ожидания его, ни осознания момента, когда оно все-таки происходит. Чудо происходит - но герои до боли утилитарно к нему относятся. Совершить квест и отправиться по домам. Даже к квесту они относятся с ленивой пресыщенностью людей, переигравших в Дэнжен до глубокой усталости. Взгляд их на мир вызывает неприязнь - ленивое самовлюбленное осознание собственной крутости и умелости. Очень прагматичное и пресыщенное отношение к ситуации, которая могла бы стать Чудом. Чуда герои не заметили. Жаль.

Еще один текст о Чуде - "Галахад". Чудо произошло, и его осознали в полной мере. Чудо произошло. Авторы сумели вообразить его вполне полноценно. И - испугались. Испугались, в первую очередь, себя. Не самая удивительная, в общем, реакция. Но - очень грустное впечатление оставляет этот текст. Чудо случается, но никто из героев не в силах принять его. Испытание Чудом оказывается не под силу никому - а расплата жестока. Самоубийство и заключение в психиатрическую лечебницу - плата за то, что герои шагнули чуть дальше других в иную реальность.

Текст, по большому счету, о страхе перед Чудом и о его ненужности. Да, мы мечтаем о нем, мы жаждем его, как нам кажется, искренне. Но оно происходит - и мы понимаем, что никогда на самом деле не хотели его. Жажда была лишь красивой позой, не более того. Расплата же за слишком правдоподобную игру в жажду Чуда - страх, отторжение и неприятие его. "Пусть исполнятся все твои желания!" - это для героев оказалось и впрямь проклятием. Очень жаль героев и жаль всех тех, кто точно так же относится к Чуду - оно оказывается не по зубам. Жаль.

"Исповедь Глорфиндейла" - текст о ложном Чуде, о Мороке. Морок посещает двух героев. Морок оказывается зеркалом. Зеркалом, в котором отражается только самое дурное в человеке, в частности, его страхи. Героям оказывается по силам выдержать испытание Мороком - почти, но не совсем. Да, они проходят через это испытание и "остаются собой", но они теряют самое главное - возможность искренне принять Чудо настоящее, совершить прыжок в неизвестность. Результат - все тот же прагматизм. На этот раз они научились ему, взглянув в глаза Мороку. Герои не сломались перед кривым зеркалом Морока, но навеки приучились закрывать глаза перед истинным зеркалом Чуда. Да, они будут счастливы - но Чуда они уже не увидят никогда. Жаль.

И последний текст, о котором мне хотелось бы сказать несколько слов - "Киносъемки". Этот текст, скажу сразу - мой самый любимый из всех. Это еще один, с моей точки зрения, текст о Чуде - и наиболее счастливой встрече с ним.

В чем-то он схож с "Туда и оттуда", но сравнивать их - сравнивать Божий Дар с яичницей. В принципе - тот же прием. Описана добрая половина фэндома и куча реальных ситуаций. Но отличия есть. Во-первых, очень качественный прием - события изящно отодвинуты в будущее и встроены в мир будущего. Существа иных рас и просторы Галактики, потрясающе поданная культура их и светлая, оптимистичная картина будущего сами по себе создают прекрасное настроение и почву для восприятия текста. Читателя заранее настраивают на светлый и романтичный лад. Во-вторых, здесь нет явных героев-приключенцев, избалованных и пресыщенных кабинетными играми.

Чудо происходит - Чудо, которого жаждет Ариэль и ее товарищи, чудо творения, хотя создается всего лишь фильм. Чудо рождения дружбы. Чудо небывалых ситуаций, невозможных, с привкусом магии и мистики. Чудо происходит - и его замечают и принимают. Впитывают широко раскрытыми глазами, не зашторенными прагматизмом, впитывают юными и романтичными душами, для которых стихи и песни столь же естественны и необходимы, как воздух и вода. Чуду благодарны и его навеки уносят с собой.

Наиболее радостный, добрый и приятный из всех текстов. Возможно, наиболее неправдоподобный и недостоверный с точки зрения психологии. Хотя... Какую психологию мы берем за эталон? Психологию героев трех первых текстов - усталых, вросших в реальность этого мира и недоверчивых? А стоит ли? Нет, не стоит, думается мне. Ибо прежде всего стоит помнить, что единственный свет, который существует в мире - тот свет, что мы несем в себе. Герои "Киносъемок" несут в себе этот свет - и потому мир, который они видят в этом свете прекрасен и романтичен, поэтичен и дружественен. Герои полностью проходят испытание Чудом, выдерживают его на "отлично".

Касаясь литературных качеств текстов опять-таки хочу на первое место поставить "Киносъемки". Это полноценная повесть, написанная ярким и чистым языком, вдумчиво и тщательно. "Туда и оттуда" уступает этому тексту в большинстве позиций - реплики тусклы, сцены прописаны едва-едва и картонны, как плохие декорации. "Исповедь" более яркая и на редкость чувственная, но сам по себе жанр короткого рассказа не может соперничать с большой повестью. "Галахад" занимает, на мой взгляд, промежуточную позицию. Больше внимания уделяя репликам, авторы опять-таки скатываются к схематичности декораций, примитивности подачи сцены, на которой происходят события. Но, в целом, текст выдержан на достойном уровне для этого жанра. По крайней мере, герои в нем выглядят вполне правдоподобно и подача их психологических портретов не вызывает чувства отторжения. В отличие от "Туда и оттуда".

Заканчивая размышление об игровом жанре в литературе, хотел бы сказать, что попытка совершить совмещение реальностей ролевой игры и Средиземья, кажется, вне желания авторов, оказывается проверкой их самих, испытанием Чудом. Это происходит, судя по всему, каждый раз, когда автор даже невольно пытается представить себя в Средиземье. Попытка же написать текст на эту тему приводит к испытанию Чудом обязательно.

Что можно сказать на эту тему? Хочется предостеречь от нее случайных любопытствующих и развлекающихся от скуки. Проверка Чудом - непростое, тяжкое и часто убийственное испытание. Не стоит приходить к зеркалу Чуда и заглядывать в него просто так. Слишком велик шанс испытать разочарование и потрясение.

Всегда Ваш - Вампир Лестат.