Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Copyright (C) 1995 by P. Parfentiev.

В приведенный текст включены комментарии к тексту 'Властелина Колец'. При этом автор старался не повторять замечательные комментарии Марии Каменкович и Валерия Каррика, опубликованные в издательстве 'Терра-Азбука' вместе с их переводом великой трилогии Дж.Р.Р.Толкина. Автор сконцентрировал свое внимание в основном на мифологических и религиозных корнях трудов Толкина. Работа ни в коем случае не претендует на раскрытие ВСЕХ вопросов, связанных с этой темой, возможно сей скромный труд впоследствии изменится и увеличится в размерах и т.д, и т.п. Пока же остается только надеяться, что работа, проделанная мною была не бесполезной и кому-нибудь да пригодится. Анар калува тиэлйанна!

Торин Эйкинскьяльди

P.S. Все ссылки на тексты и страницы даются по изданию: Властелин Колец, пер М.Каменкович и В.Каррика, Спб. 'Терра-Азбука',1994-1995. Я благодарен авторам этого перевода за любезное согласие на использование оного, а также за то, что они потратили свое драгоценное время на просматривание моего труда.

В тексте иногда приводятся ссылки на древнеанглийские тексты. Сами слова опущены (это вызвано наличием в древнеанглийском письме специфических знаков, для передачи коих нужно было бы загружать специальный шрифт). Большинство отдельных слов можно отыскать в хрестоматии А.С.Алексеевой 'Древнеанглий- ский язык' (я пользовался 2-м изданием).

Он же. 27 октября 1995 года, СПб.

Том I

с.90 'Черный Властелин'

Образ Черного Властелина может быть связан с загадочными словами 'Песни о Хюндле' ('Краткое прорицание Вельвы' - эддическая песнь, не вошедшая в 'Старшую Эдду') Приводим их в переводе А.Корсуна:

      От Видольва род
      Все вельвы ведут,
      От Вильмейда род
      ведут все провидцы,
      а все чародеи -
      От Черной Главы,
      а йотунов племя
      от Имира корня

с.140 'Советы - дар опасный, даже совет мудреца мудрецу'

Вполне католическое мнение. Приведу высказывание св. Франциска Сальского: 'У святых, величайших святых, есть опасные качества, благодатные только для них и порою пагубные для других, желающих подражать святым, но не имеющим ни их духа, ни благодати, ни благословения на то Божия' ( цит. по Дж.Омэнн О.Р.; 'Христианская духовность в католической традиции').

Схожие мотивы можно найти и в иудейской религиозной традиции: 'Обогревайся у очага мудрецов, но остерегайся его угольев, чтобы не обжечься, ибо укус их - как жало скорпиона, их шипение - как шипение ядовитой змеи и каждое их слово - пылающий уголь' (Талмуд, Мишнаим, Пирке Абот).

с.188 'Друзья поддались чарам и уснули'

Это перекликается с 'Калевалой':

      Старый, верный Вяйнемейнен
      Тотчас к кантеле подходит
      И на нем играть садится
      Начал он играть прекрасно

      .....

      Весь народ ослабил старец:
      Все, уставши, повалились
      И, кто слушал, тихо дремлет,
      Кто дивился, засыпает,
      Детям, старцам - сон навеян
      Вяйнемейнена игрою.

        пер. Л.Бельского

(см также примечание к с.200 'Ива, старая карга...')

Тот же самый текст напоминает фрагмент из ирландской саги: 'И тогда дремотною песнью погрузил их Луг в сон и проспали они до того же часа назавтра' (Битва при Маг Туиред).

с.195 'Златовика вам споет с Томом Бомбадилом'

Если Бомбадил сам по себе во многом похож на Вяйнемейнена 'Калевалы', то образ 'Бомбадил - Златовика' напоминает супружескую пару Тапио - Миэликки - духов-хозяев леса из того же эпоса. Сама Златовика, правда, своей красотой и молодостью ближе к Теллерво - их дочери. Похоже, в фигуре Златовики образы матери и дочери - лесных духов - Слились воедино. Имя,волосы, одежда Златовики перекликаются с финским эпосом:

      Миэликки, ты, мать-старушка,
      Леса чудная хозяйка,
      Разбросай свое ты злато,
      Серебро свое рассыпь ты
      Перед мужем, что блуждает,
      По следам, по всяким ямам.


и о Теллерво:

      А сама Хозяйка леса,
      Подающая отраду,
      В золотом была браслете,
      В золотых на пальцах кольцах;
      Головной убор из злата;
      В волосах златые ленты,
      А в ушах златые серьги
      И на шее крупный жемчуг.

        пер. А.Бельского

Однако, как указывает в статье 'Калевала и Сильмариллион'( Маллорн, 15) К. Толли, указанная связь - не простое заимствование: 'Видны некоторые соответствия, но снова можно заметить, что Толкин переделывает свои источники и использует их лишь поверхностно, а то, что использовано, столь органично вплавлено в повествование, что результат, по сути своей, самобытен'.

с.200 'Ива, старая карга, знает много песен...'

Здесь, как и во всей этой главе, явственно слышен отзвук северной мифологической традиции, в особенности 'Калевалы', которую Толкин любил и ценил. В 'Калевале' песням придается огромное значение, они выступают в роли могущественных заклинаний. Про первопевца Вяйнемейнена эпос говорит:

      Далеко проникли вести,
      Разнеслась молва далеко
      О могучем пенье старца
      О напевах богатырских.

Далее описан песенно-магический поединок между 'вековечным певцом' Вяйнемейненом и молодым лапландцем Еукахайненом, который вознамерился превзойти старца в пении, не был посрамлен.

С образом Вяйнемейнена Бомбадила роднит и древность (Вяйнемейнен тоже одним из первых появился на земле), и могущество их песен, и знания. Первопевец

      Пел дела времен минувших,
      Пел вещей происхожденье

с.213 'Туман над курганами'

На территории Англии очень часто встречаются неолитические курганные захоронения. Обычно они устроены так: небольшая погребальная камера не врыта в землю, а построена на ней; над камерой насыпан холм, много больших размеров, чем сама она. Погребальные камеры бывают коридорного (низкий и узкий проход ведет в комнату) и галерейного (просто туннель - без комнаты) типов. (ср. слова на с.222: ' Фродо приподнялся на локте и увидел, что лежат они не в комнате, а в каком-то подземном коридоре') Вход в курган бывает открытым и замаскированным (с.223: 'В конце коридора открылось что-то вроде двери').

с.219 'Там стоял только один камень, высокий, нацеленный прямо на солнце...'

Многочисленные курганные погребения в северной Европе часто сопровождаются группами стоящих камней и отдельными камнями. Большинство подобных камней связаны именно с захоронениями. В археологии их называют 'менгирами' (бретонское 'стоячий камень'). Менгиры действительно зачастую похожи на 'веху, на указующий перст, на предупреждение'. С камнями связывались различные поверья.

В ирландских сагах очень часто именно у могильных камней герой вступает в соприкосновение с потусторонним миром : 'Тогда Кухулин отошел в сторону. Он прислонился спиной к высокому плоскому камню. Тоска напала на него и вскоре он погрузился в сон'. ('Болезнь Кухулина'). Сон этот оказался очень тяжелым видением.

с.220 'И вот теперь, когда Фродо понял со всей очевидностью, что его приключениям настал конец...'

Здесь явно слышен отзвук 'северной теории мужества'. В предисловии к 'Возвращению Бьортнота' Толкин пишет: 'Ближе к концу сохранившегося отрывка поэмы (имеется в виду древнеанглийская аллитеративная 'Битва при Мэлдоне' - Т.О.) старый ратник Бьортвольд, готовясь умереть в последней отчаянной схватке, произносит знаменитые слова, которые заключают в себе суть героического кодекса прошлых эпох...

'Воля должна быть крепче, сердце отважней, дух выше, по мере того, как иссякают наши силы'

Подразумевается - и это вполне вероятно - что эти слова не принадлежат автору поэмы, но являются неким древним и чтимым выражением героической воли' (пер. М.Каменкович).

с.228 'По лезвиям бежали вытравленные на стали красно-золотые змейки'

Обычное украшение оружия времен 'Эдды' и 'Беовульфа'. Ср. в 'Песни о Хельги, сыне Хьорварда' ('Старшая Эдда').

      Мечи лежали
      на Сигарсхольме,
      Четырьмя там меньше
      чем пять десятков:
      есть там один
      самый лучший;
      золотом убран,-
      гибель для копий.
      С кольцом рукоять,
      храбрость в клинке,
      страх в острие
      для тех, чьим он станет;
      на лезвие змей
      окровавленный лег,
      другой обвивает
      хвостом рукоять.

        пер. А.Корсуна

с.225 'Из глубоких вод вы всплыли...'

с.269 'Я упал в реку, в глубокую реку...'

Эти слова перекликаются с мифологическими представлениями о загробном царстве. В 'Калевале', к примеру, Туонела - подземная страна, мир мертвых - находится за рекой Туони или в ней:

      Кем ты в царство Маны послан,
      В реку Туонелы опущен

        пер. Л.Бельского

В то же время эти слова могут содержать намек на стих псалма:'Он простер руку с высоты и взял меня; и извлек меня из вод многих' (Пс. 17:17). В Библии выражение 'быть во глубине вод' иногда значит 'испытывать сильные страдания'. Ср. также Пс 68:2-3: 'Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте и не на чем стать; вошел во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня'. Между прочим, в др.английском языке слово 'идти в воду' значит 'утопить, утонуть', но еще и 'убить'.

с.225 'Мне просто привиделось что-то, пока я спал...'

с.269 'Мне приснился какой-то мерзкий сон...'

Здесь мы снова встречаем отзвук слов Библии, а именно эпизода Евангелия, посвященного воскрешению дочери Иаира: Все плакали и рыдали о ней; но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. И смеялись над Ним, зная,что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку возгласил: девица! встань. И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть' (хоббиты после пробуждения тоже захотели кушать). Тот же мотив мы встречаем и в истории воскрешения Лазаря: 'Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его' (Иоанн 11:11). Можно понять столь тесную связь образа Бомбадила и евангельских историй, если принять во внимание мнение, что Хозяин подобен несогрешившему Адаму (см. опубликованные М.Каменкович и В.Карриком комментарии). Ведь Иисус - новый Адам, Адам без греха (у ап.Павла).

Но даже не согласившись с подобным толкованием можно понять описанную связь как прообразование Христа Бомбадилом (напомню, что действие романа Толкина происходит задолго до Рождества). Подобный экзегетический (толковательный) прием часто используется при работе с Ветхим Заветом.

Но и это еще не все. Этот текст Толкина может быть связан и с мифологическими мотивами, скажем, с той же 'Калевалой'. Когда мать воскрешает Лемминкяйнена (одного из героев), он произносит такие слова:

      Долго ж спал я на свободе,
      Продремал, ленивый, долго.
      Ну и выспался ж чудесно,
      Погруженный в сон глубокий.

        пер. Л.Бельского

Кстати, тело Лемминкяйнена было разрублено на куски. Вспоминаются слова Мериадока, говорящего: 'я просто рассыпался на кусочки' (с.269). Как уже было замечено, излюбленный прием Толкина - оставить в тексте лишь тонкий намек на источник, который, возможно, известен читателю.

с.269 'Ни за что не надевай его, ни под каким предлогом'

Помимо уже отмеченного М.К. и В.К., здесь слышен и мотив заповедей-запретов иудеохристианской традиции. Можно уловить и отзвук 'гейсов' - табу-запретов у кельтов, отраженных, к примеру, в ирландской саге 'Разрушение Дома Да Дерга': 'Между тем, запрещал ему гейс приходить, пока его не позвали'. Нарушение гейсов обычно приводило к различным бедам.

с.336 'если Всадники вступят в реку, вода взбурлит'

Возможно, отзвук старых шотландских сказок, где нечисть не может пересечь текучую воду, боится ее.

В 'Неоконченных преданиях' сказано, что все Улаири, кроме Моргула, действительно боялись текущей воды.

с.341 'Темные глаза... горели на изрезанном временем лице словно угли, готовые в любую минуту вспыхнуть испепеляющим огнем'

Текст перекликается здесь со словами Апокалипсиса: 'глава Его и волосы белы, как снег; и очи Его как пламень огненный' (Откр. 1:14). Мы можем говорить о Гэндальфе как о прообразе Христа (см. прим. к с. 269). Тем более, что Гэндальф - Майа, Айну, а значит соответствует Ангелу в христианской терминологии. Ангелы же в Библии очень часто прообразуют новозаветные события (см.,скажем, Быт.18, явление Ангелов Аврааму в виде странников). Но, конечно, это не делает Гэндальфа аллегорией Христа (да и сам Толкин настойчиво отрицал такую возможность). Ведь от того, что история может пониматься как прообраз, она не перестает быть историей. И, кроме того, все, сказанное выше - лишь возможный вариант трактовки.

с.351 'Эарендил'

Что касается Эарендела в поэме Кюневульфа 'Христос', то, вполне вероятно, автор имеет в виду Вифлеемскую Звезду (которая указывала волхвам путь к новорожденному Христу). Автор 'Библейской Энциклопедии' (Москва, 1891) указывает на мнение св. Иоанна Златоуста, который говорил, что звездою этой был ангел. Того же мнения держались Ориген, Евсевий, Св.Игнатий Богоносец.

с.361 'А за дружбу он, как и встарь, отплатит кольцами...'

Слышен отзвук истории. Золотые кольца служили в древности у народов Северной Европы неким подобием денег: использовались как дань, дары друзьям и плата дружине от конунга. Один из кеннингов (поэтических синонимов) конунга в поэзии скальдов - 'Кольцедаритель'. Вот лишь несколько фрагментов текстов о кольцах:

      ...дай нам кольца
      ради замирения:
      разве не лучше вам
      от напора копейного
      откупиться данью,
      чем в битве быть,
      рубиться насмерть.

        'Битва при Мэлдоне', пер. В.Г.Тихомирова

      Только места высокого,
      освященного Богом,
      не касался поганый,
      не смел осквернять
      трона кольцедарителя...

        'Беовульф', пер. В.Г.Тихомирова

      Видят - на лыке
      Кольца подвешены -
      Было пятьсот их
      У этого воина.

        Старшая Эдда пер. А.Корсуна

с.363 'об их страсти к знаниям, через которую Саурон и уловил их в свои сети...'

Возможен скрытый намек на слова ап. Павла: 'Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением'(Кол. 2:8).

с.367 'С тих пор эти две крепости (cities) вечно воюют друг с другом...'

Возможно, здесь содержится тонкий намек на теорию 'Двух Градов', принадлежащую св.Августину ('О Граде Божием') и широко распространенную в Средние века. Мировая история по Августину - это история противоборства Града Божьего - Истинной Церкви - с градом диавола - живущими в гордыне: 'Создали два града, две любви: град земной - любовь к себе до презрения к Богу; град же небесный - любовь к Богу до презрения к себе'.

Заметим еще, что в раннехристианском труде 'Пастырь Ермы' Белая Башня (символ Минас Тирита у Толкина) - аллегория Церкви Христовой (при этом не следует забывать, что книга Толкина - совсем [или почти] не аллегория).

с.413 'Сердце мое противится его уходу...'

Мотив, обычный в средневековой литературе, скажем, у Мэлори в 'Смерти Артура'. Ср. в 'Песни о Нибелунгах':

      Душили слезы женщин, тоска гнела мужчин,
      Унынью предавались они не без причин:
      Подсказывало сердце в тот миг, наверно, им,
      Что многим плакать предстоит по ближним и родным.

        пер. Ю.Корнеева

с.420 'Но пусть не клянется выстоять во тьме...'

Клятва так и не была дана, и евангельский завет 'не клянитесь' - не был нарушен.

с.433 'Из вязанки вырвалось голубое и зеленое пламя...'

Ср. текст из Библии: 'Ангел Господень, простерши конец жезла, который был в руке его, прикоснулся к мясу и опреснокам; и вышел огонь из камня и поел мясо и опресноки'(Суд. 6:21).

с.486 'В правой руке существа пламенел меч, словно выкованный из огня...'

Этот эпизод напоминает некоторые детали описания Рагнарека - конца света скандинавской мифологии. После того, как протрубит рог аса Хеймдалля и начнется последняя битва, произойдет, в числе прочего, такое неприятное событие: Сурт ('Черный') - огненный великан, во главе жителей огненного же мира Муспельхейма проскачет по мосту Бильврест (по Радуге) с огненным (три раза, как нарочно) мечом в руках. Мост рухнет.

Но у Толкина ситуация несколько иная. В дело вмешивается Гэндальф, и Балрог терпит поражение. Подобные отклонения от скандинавской парадигмы не случайны - это и есть Утешение, привнесенное Толкином в его Мифологию. Символы Рагнарека и некоторые апокалиптические образы у Толкина наводят на мысль, что, как и все сражения Добра и зла, Война за Кольцо прообразует последнюю, решающую битву (у Толкина - Дагор Дагорат). Так что надежда и утешение здесь как нельзя кстати.

с.488 'и соскользнул в бездну вслед за Балрогом'

Смерть и новое воплощение Гэндальфа,могут, конечно, восприниматься как прообраз смерти и воскресения Христа (см. комментарий ко 2 тому, с.142). Но в этом сюжете можно отыскать и детали, схожие с оными в мифе о Митре, культ которого был распространен во времена поздней римской империи. Митра (санскр. 'друг, защитник') - бог света, который гибнет в битве с чудовищем и снова оживает. Культ свой митраисты отправляли в подземных святилищах.

Хотя многие раннехристианские авторы считали сходство митраизма с христианством 'дьявольским соблазном', некоторые думали иначе. Св. Климент Александрийский писал: 'Мистерии есть предугадывание истины'.

Возможно, культ Митры - сохранившееся в истории эхо гибели и возвращения Гэндальфа - Митрандира.

с.504 'деревянный настил, флет ...'

Др.английское (роханское) flet(t) - зал, пол (зала). Эльфийский флет - пол без стен, и это название к нему как нельзя более подходит.

с.519 'Зеркало Галадриэли'

Автор статьи 'Индо-иранские влияния на Толкина' (Маллорн, 19) Майкл МкКлэйн говорит, что зеркало Галадриэли похоже на магическую чашу Кей-Хосрова из персидского эпоса 'Шахнаме':' смотря в чашу эту, Кей-Хосров мог наблюдать все, происходящее в мире и даже предсказывать будущее.' Оцените сами степень этого сходства:

      ...Йездану, как он завещал, помолясь
      Святую его призову благодать
      И чашу затем повелю я подать -
      То - зеркало мира, в котором видны
      Просторы любой поднебесной страны.
      Я царственным предкам, великим вождям
      От чистого сердца хваленья воздам
      И после скажу, где Бижен дорогой -
      Мне это откроется в чаше благой...
      ...Подмоги себе у Йездана просил,
      Защиты от ков Ахримана просил,
      К престолу царей возвратился потом,
      Воссел, осиянный кейянским венцом,
      И , в руки ту чашу заветную взяв,
      Увидел все семь поднебесных держав.

        пер. Ц.Б.Бану-Лахути

с.543 'Затем Эльфы развернули и вручили каждому принесенную одежду...'

Отзвук древнего обычая дарить одежду гостям. В 'Песне о Нибелунгах' читаем: ... Тем временем узнала и королева Ута,

      Что в Вормс на пир прибудут соседи и вассалы
      Она достать из кладовых одежду приказала;
      Блюдя обычай древний и честь детей своих
      Богато королева одела челядь их -
      А также дам придворных без счета и числа
      И в дар приезжим витязям по платью припасла.

        пер. Ю.Корнеева

с.550 'Меч, хранимый в этих ножнах не потускнеет и не сломается...'

Чудесные ножны - распространенный в Средние века мотив, встречается он, к примеру, у Мэлори:

'Стал разглядывать король Артур меч свой, и очень он ему пришелся по вкусу. А Мерлин спросил его:

- Что больше Вам нравится, меч или ножны?

- Меч мне больше нравится,- отвечал Артур.

- Не угадали,- говорит Мерлин,- ибо ножны эти стоят десяти таких мечей; покуда будут они у вас на боку, вы не потеряете ни капли крови, как бы жестоко ни были вы изранены. Потому храните ножны и держите их всегда при себе '

(пер. И.М.Бернштейн).

с.592 'Одна из них постепенно сползала в воду - сама, без чьей-либо помощи...'

Ср. текст 'Песни о Нибелунгах':

      Плащ-невидимка снова воителю помог
      Тайком уйти на берег и там найти челнок.
      Взял королевич весла, уселся на скамью,
      И , словно ветром, унесло от берега ладью.
      Стрелой она летела, греб Зигфрид все сильней,
      Но думали исландцы, гребца не видя в ней,
      Что гонит лодку ветер и только он один,
      Нет, то работал веслами Зиглинды смелый сын.

        пер. Ю.Корнеева

Том II

с.18 'Боромира положили на дно лодки, которая должна была стать погребальной ладьей...'

Погребение Боромира очень похоже на погребальные обряды скандинавских народов. Правда, те обычно использовали большую ладью и, спустив на воду, поджигали ее.

Прямая же аналогия может быть найдена в 'Беовульфе':

      Стяг златотканый
      высоко над ложем
      на мачте упрочив,
      они поручили
      челн теченьям:
      сердца их печальны,
      их сумрачны души.
      И нет человека
      из воинов этих,
      стоящих под небом,
      живущих под крышей,
      кто мог бы ответить
      к чьим берегам
      причалит плывущий.

        пер. В.Г.Тихомирова

с.35 'тропами эльфийских грез'

Слово 'dream' (греза) в древнеанглийском значило - 'радость,веселье,восторг,блаженство'; в др. саксонском - 'dro:m' - 'песня, радость'; в ср. английском 'dre:am'- 'звук, музыка, мечта'. Как видим, это очень эльфийское слово.

с.120 'Белый Всадник'

Символизм белых одежд Гэндальфа неоспорим. В Библии такие одеяния показывают праведность, чистоту носящего их. Вообще же, Белый Всадник - образ апокалиптический - один из четырех всадников Откровения Иоанна Богослова :' Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он, как победоносный и чтобы победить' (Откр. 6:12).

Заметим, что из всех текстовых параллелей во 'Властелине Колец' библейские - самые замаскированные. И это верно - не надо понимать роман как аллегорию библейских событий.

с.257 'Короны семи королей'

'Семь Царств' - в индо-иранской традиции - идиома, буквальное значение которой - 'все царства земли' (ср. 'Семь поясов земли' и пр.'). В таком значении эти слова употребляются, к примеру, в 'Шахнаме' (см. цитату в комментарии к тому I, с.519, 'Зеркало Галадриэли').

Таким образом, слова Сарумана могут быть поняты как обвинение в стремлении к мировому господству, брошенное Гэндальфу.

с.257 'Саруман, твой посох сломан...'

Жезлы (посохи) волшебников - символ данной им власти. Силу и царскую власть символизирует жезл и в Библии. Ср., к примеру, Пс 124:3 'Ибо не оставит Господь жезла нечестивых над жребием праведных , дабы праведные не простерли рук своих к беззаконию' или Иер. 48:17 'Пожалейте о нем, все соседи его, и все знающие его скажите: " Как сокрушен жезл силы, посох славы"'.

с.309 'Смеагол поклянется. На Сокровище...'

'Но Сокровище коварнее тебя...'

Ср. малопонятный текст 'Речей высокого' в 'Старшей Эдде':

      Клятву Один
      Дал на кольце;
      Не коварна ли клятва?

        пер. А.Корсуна

У готов и исландцев существовал обычай клясться на особых кольцах, хранившихся в капищах.

с.347 'Исполин мчался вперед, прямо на хоббитов...'

Здесь тоже заметно индо-иранское влияние. Во всяком случае, именно у индоиранских народов были боевые слоны. Упоминаются они и в 'Шахнаме'. Показателен эпизод, в котором Рустем убивает взбесившегося слона.

      Горою ревущею слон наступал,
      Прах темный, казалось, под ним закипал.

и далее:

      Жаль, правда, слона! Как бушующий Нил,
      Бывало, в сраженьях он грозно трубил.
      Не раз он враждебную целую рать
      Одним нападеньем умел разметать.

        пер. Ц.Б.Бану-Лахути

с.388 'А на Востоке я не бываю никогда...'

Список имен Гэндальфа напоминает один из фрагментов 'Младшей Эдды'. Там приводится длинный перечень имен Одина из эддической песни 'Речи Гримнира', а потом поясняется: '...большинство имен произошло оттого, что сколько ни есть языков на свете, всякому народу приходится переиначивать его имя на свой лад, чтобы по своему молиться ему и почитать его. А некоторые из имен происходят от его деяний, и об этом говорится в древних сказаниях, и тебя не назовут ученым мужем, если ты не сможешь поведать о тех великих событиях'(пер. О.А.Смирницкой). Напоминает этот список и песнь 'Речи Альвиса' в 'Старшей Эдде', в которой карлик Альвис рассказывает, как называют те или иные вещи и явления природы в разных мирах.

с.403 'Мы или выполняем клятву, или погибаем, пытаясь ее выполнить...'

Элемент, присущий средневековому рыцарскому кодексу чести. Ср. в 'Песни о Нибелунгах':

      Не изменили долгу герои даже там,
      Где смерть им уготовила вражда двух знатных дам.

        пер. Ю.Корнеева.

с.457 'Это - единственная дорога...'

Весь эпизод с выбором пути Хранителями напоминает нам евангельский текст : 'Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их'(Мат. 7:13-14).

Вопрос Фродо о единственной дороге окончательно 'завершает' эту связь. В древнеанглийском языке слово 'Единственная дорога' одновременно означает 'узкий (пустынный) путь'.

с.464 'Светящееся голубым светом лезвие...'

Эльфийские клинки, которые светятся при приближении врагов, напоминают нам множество эпизодов из европейских преданий.

Скажем, когда Беовульф отсекает Гренделю голову древним мечом, найденным под водой, происходит вот что:

      И тут победный
      меч изнутри
      озарился светом -
      так ранним утром
      горит на тверди
      свеча небесная

        пер. В.Г.Тихомирова

Вспоминается и пир в Асгарде, на котором 'Мечи так сверкали, что там стало светло, и, пока все сидели за пиршеством, другого огня не требовалось' (Младшая Эдда, Язык Поэзии).

с.494 'Железные засовы ... медная дверь'.

Явная отсылка на текст псалма: 'Ибо он сокрушил врата медные и вереи (засовы - прим.коммент.) железные сломил' (Пс. 106:16). Становится ясно, кто, в конечном счете, помог хоббитам.

Том III

с.11 'Возвращение Короля'

Название этой книги трилогии глубоко символично. Оно сразу же вызывает в памяти множество легенд, например - о короде Артуре. Но как справедливо замечает Майкл МкКлэйн ('Индо-иранские влияния на Толкина', Маллорн, 19), 'Возвращение Короля' у Толкина означает не физическое пришествие конкретного государя, правившего в прошлом, но восстановление законной династии. Исходя из этого, МкКлэйн считает, что с образом возвращения короля скорее связано возрождение законной кейянидской династии и воцарение Ардешира Папакана в 'Шахнаме', а не артурианские легенды. Однако, эту гипотезу нельзя считать безупречной. Так, К.С. Льюис, друг Толкина, в своей 'Космической Трилогии' совмещает обе трактовки возвращения государя.

с.21 'Город, окруженный семью каменными стенами...'

Интересно, как Геродот описывает в 'Истории' Экбатан - столицу Мидии. Город окружен семью кольцевыми стенами (правда, разного цвета) - чем меньше кольцо, тем выше стена: 'Такое устройство было достигнуто частью благодаря холмистой местности, частью благодаря искусству. Всех колец стен было семь, в последнем из них помещался царский дворец и сокровищницы' (I,98).

с.76 'Спасайтесь! Король Мертвых!'

Так же, как и охота Улаири за Кольцом, возглавляемая Королем-Призраком, поход мертвых под водительством Арагорна напоминает широко распространенный в европейском фольклоре мотив 'дикой охоты'. Предводителем ее в одних версиях оказывается Черный Всадник, в других - один из христианских святых.

с.96 'Впереди ехало двенадцать славных дружинников Теодена'

В дружину многих знаменитых конунгов, как рассказывают исландские саги, входило по 12 берсерков - отборных воинов. Ср.,например, 'Младшую Эдду':'Хрольв Конунг ехать не мог; он тогда воевал с саксами. Но послал он к Адильсу своих двенадцать берсерков'.

с.154 'Воздух между плащом и короной...'

В средневековой, в частности в артурианской, литературе встречается образ, похожий на 'пустого' Улаир(а). Рыцарь мог встретиться с дьяволом, принявшим вид другого воина. Когда же злой дух оказывается повержен, его противник обнаруживает, что сражался с пустым доспехом.

с.161 'Так говорил Эомер...'

Строфа, произнесенная Эомером (ка и клич Теодена) сильно напоминает вису - скальдическую строфу, распространенную в древности в скандинавских странах. Такие висы герои любили произносить при всяком удобном случае, в том числе и перед тем, как кинуться в бой.

с.173 'и выхватил меч...'

Быть может, эхо евангельского: 'Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут'(Матф. 26:52).

с.220 'В ноздрях и глазницах оскаленной морды чудовища горело пламя'

В средневековых рыцарских романах (впрочем, как и в фольклоре) такой конь мог бы изображать дракона. в одной из артурианских легенд сэр Персиваль (рыцарь Святого Грааля) сражался с Черным Рыцарем, который восседал на подобном черном коне-драконе. Это эпизод, в частности, описан в книге Дж.Ноульса и Г.Гилберта 'Король Артур и рыцари Круглого Стола'(конец XIX в.) на с.126 (Лениздат,1994). Впрочем, образ огнедышащего коня встречается и в 'Калевале'.

с.237 'и целые армии следовали за ним...'

Искушение, перед которым оказывается Хранитель, во многом напоминает изображенное евангелистом: 'Опять берет Его диавол на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если падши поклонишься мне'(Матф. 4:8-9). Вспомним, скажем, эпизод с Фродо на Амон Хене. Этот намек на евангельский образ, конечно же, никоим образом не ставит героев 'ВК' в один ряд со Христом.

с.259 'Страна мглы'

Мордор навевает мысли о преисподней. Ср., скажем 'Прежде, нежели отойду,- и уже не возвращусь,- в страну тьмы и сени смертной, в страну мрака, каков есть мрак тени смертной, где нет устройства, где темно, как самая тьма'(Иов 10:21-22).

c.274 'Наше дело несколько упрощается...'

Это предвестие близкого падения Мордора. Ср. евангельское: 'Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то'(Марк 3:24).

с.307 'Он повернулся к северу, ... , и, подняв обе руки...'

Это весьма символично. Ср., в Библии 'И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль;а когда опускал руки свои, одолевал Амалик'(Исх. 17:11). То, что Гэндальф поднял обе руки - предвестие близкой победы.

'В христианстве руки воздевают во время произнесения особо знаменательных слов молитвы, - это - благочестивый обычай, заимствованный у царя Давида'(Полный православный богословский энциклопедический словарь, СПб, б.г.).

с.328 'Минуло уже семь дней, как он покинул Гондор...'

Семь - число очень символическое . Итак, падение Барад-Дура происходит на седьмой день похода Войска Королей Запада. Поневоле вспомнишь библейское : 'Верою пали стены иерихонские по семидневном обхождении' (Евр. 11:30).

с.336 'и ореол света окружал его...'

Ср. Том 2, с.42:'На миг Леголасу почудилось даже, что на челе Арагорна белыми искрами засверкал королевский венец'. В индо-иранской традиции законный король обладает фарром - особым видом царской благодати, ниспосланной свыше, от Йездана (бог света) и передаваемой по наследству. На изображениях сасанидской эпохи фарр выглядит как ореол светлых лучей вокруг царской головы. Зримым воплощением фарра мог служить орел (вспомним, что именно в виде орла была сделана оправа Элессара).

с.435 'почувствовав усталость от жизни в землях смертных, они могли сесть на корабль в Серой Гавани и отплыть к берегам Закатного Края'

Говорят, что короля Артура забрали в землю блаженных, на остров Аваллон (у Толкина Аваллонэ - гавань в Тол Эрессеа).

Ср. также последние пассажи 'Калевалы'

      Рассердился Вяйнемейнен,
      Рассердился, устыдился,
      Собрался идти оттуда
      И идет на берег моря,
      Распевает громогласно,
      Там в последний раз запел он:
      Пеньем медный челн он сделал
      В медь окованную лодку.
      На корме челна уселся
      В море выехал оттуда.

........

      Едет старый Вяйнемейнен,
      Едет с парусом шуршащим
      На челне, обитом медью,
      На богатой медью лодке,
      Едет он туда, где вместе
      Сходятся земля и небо.
      Там пристал с своею лодкой,
      С челноком остановился.

        пер. Л.Бельского.

К.Толли ('Калевала и Сильмариллион', Маллорн, 15) замечает, что отплытием Вяйне завершается эпоха героев и начинается людская; так и с отплытием последних Хранителей приходит конец Старшим Дням и начинается Эра Владычества Людей.

с.473 'дар эльфийских менестрелей, которые умеют являть взору то, о чем поют'

В эссе 'О Волшебных Сказках' Толкин писал: 'Совсем иное дело - 'Феерийская драма', пьесы, которые Эльфы, согласно многочисленным свидетельствам, часто показывали людям. В них фантазия оживает с реализмом и непосредственностью, недостижимой для грубой сценической машинерии... Если вы смотрите Феерийскую драму, то сами находитесь в ее вторичном мире. По крайней мере, вам так кажется... Вы н е п о с р е д с т в е н н о воспринимаете вторичный мир'(пер. С.Кошелева).

с.487 'Вражеские клинки и стрелы не могут причинить ему никакого вреда'

Описание Хельма здесь очень сильно напоминает рассказы о берсерках - свирепых воинах - в скандинавской традиции. Берсерки были бесстрашны, во время битвы приходили в ярость и исступление, сила их прибывала и бытовало поверье, что, пока они одержимы, оружие не может причинить им вреда. Ходили и рассказы о том, что берсерки в неистовстве пили кровь поверженных врагов. В скандинавских сагах часты и случаи, когда мертвый воин является, наводя страх на живых. Бали берсерки и в среде англосаксов.

с.494 'племени Длиннобородов'

Между прочим, лангобарды (длиннобороды) - это германское племя, вторгшееся в Италию в YI веке и в середине оного основавшее там свое королевство. С гномами у них, конечно же, мало общего.

Эпитет 'лангобард' в одной из песен 'Старшей Эдды' (Вторая Песнь о Гудрун) прилагается к Атли (Этцелю).

с.497 'Может статься, оно еще принесет тебе новую удачу...'

Если Кольцо Нибелунгов и напоминает одно из толкиновских Колец, то только гномское. Ср. текст из 'Младшей Эдды': 'Тогда Один послал Локи в старну черных Альвов, и тот пришел к карлу по имени Андвари, жившему в реке в образе рыбы. Поймал его Локи и наложил выкуп: все золото, что тот хранил в скале. И когда они вошли в скалу, карлик вынес все золото, что у него там было, и это было огромное богатство. Тут карлик смахнул себе под руку золотое колечко. Локи заметил это, и велел отдать кольцо. Карлик молил не отнимать у него кольца, говоря, что это кольцо, если он сохранит его, снова умножит его богатство'(пер. О.А.Смирницкой).