Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


ЗАМЕТКИ О МОТИВАХ "СИЛЬМАРИЛЛИОHА"

перевод - С. Таскаева

                                  1

     Саурон во Вторую Эпоху был "больше", и значительно больше Мелькора
в конце Первой. Почему? Потому что, хотя по природе он был гораздо сла-
бее, он не успел еще пасть так низко.  В конце концов он тоже  расточил
свою силу (или бытие), стремясь властвовать над другими. Hо ему не при-
ходилось растрачивать себя до такой степени.  Мелькор,  чтобы  получить
власть над  Ардой,  вложил  большую часть самого себя в материю Земли -
из-за этого все,  что рождается на Земле и живет на ней и благодаря ей:
животные, растения  или воплощенные духи,  - могло оказаться "запятнан-
ным". Ко времени Войны Камней Моргот "воплотился" навсегда - именно по-
этому ему был ведом страх, и он вел войну почти исключительно с помощью
всяческих ухищрений либо подчиненных и повинующихся ему существ.

     А Саурон унаследовал "порчу" Арды.  Свою (куда более ограниченную)
силу он тратил лишь на Кольца - ибо он хотел властвовать над  существа-
ми, живущими  на земле,  над их душой и волей  В этом Саурон также был
мудрее Мелькора-Моргота. Саурон не был зачинщиком разлада; и Музыку он,
наверно, помнил лучше Мелькора,  который был слишком занят собственными
планами и замыслами и почти не обращал внимания ни на что другое. Таким
образом, наивысшей властью Мелькор обладал во времена начала материаль-
ного Мира; могучая демиургическая жажда власти и воплощения планов,
принадлежащих  иному разуму, чем его собственный.

     И потому,  когда Мелькор, будучи "Морготом", сталкивался с сущест-
вованием иных обитателей Арды,  обладающих собственной волей и разумом,
его приводил  в  ярость  сам факт их существования,  и его единственным
средством воздействия на них была физическая сила, или страх перед ней.
Единственной его конечной целью было их уничтожение.  Эльфов, а тем бо-
лее людей,  он презирал за "слабость" - то есть  недостаток  физических
сил  и  власти над "материей";  но он еще и боялся их.  Он понимал - по
крайней мере, поначалу, когда был еще в состоянии рассуждать разумно, -
что не может "уничтожить"* их,  то есть прекратить их существование, но
постепенно их физическая "жизнь" и воплощенное обличье стали в его гла-
зах единственным,  что  заслуживает внимания**  Или же он так привык ко
Лжи, что лгал даже самому себе,  утверждая,  что может уничтожить их  и
навсегда избавить  от них Арду.  Отсюда его стремление уничтожить чужую
волю и покорить ее своей собственной или вобрать ее в свою волю  и  су-
ществование, прежде  чем  уничтожить тело.  Это был чистый нигилизм,  и
единственной его конечной целью было отрицание:  одержи Моргот  победу,
он, несомненно, в конце концов уничтожил бы даже свои собственные "соз-
дания", такие,  как орки,  после того, как они выполнили бы свою единс-
твенную задачу,  для которой он их и использовал:  уничтожение эльфов и
людей. Причиной конечного бессилия и отчаяния Мелькора было то,  что  в
то время,  как валар (а также эльфы и люди, в меру своих сил) могли лю-
бить Арду,  даже "Искаженную", с "примесью" Мелькора, могли исцелять ту
или эту рану,  или из самого искажения,  того состояния,  в котором она
находилась, создавать нечто прекрасное и любезное сердцу,  Мелькору не-
чего было  делать  с Ардой,  которая происходила не от его собственного
разума и была пронизана трудами и замыслами других:  даже если  бы  ему
предоставили полную свободу,  он лишь продолжал бы буйствовать, пока не
превратил бы все в первозданный хаос. Hо и тогда он не остался бы побе-
дителем: ведь этот хаос продолжал бы "сущестовавать", независимо от его
разума, неся в себе возможность нового мира.

     Саурон не  достиг этой стадии мании уничтожения.  Он был не против
сущестования мира, постольку, поскольку мог делать с ним все, что захо-
чется. У него еще сохранились остатки позитивных целей, происходящие из
того добра,  которое было в нем изначально:  его достоинством (а  также
причиной его падения и упорствования во зле) было то,  что он любил по-
рядок и согласованность,  и терпеть не мог всякой путаницы  и  ненужных
противоречий.  (Поначалу Саурон примкнул к Мелькору именно потому,  что
ему казалось,  что Мелькор хочет и может быстро и хорошо воплотить  его
замыслы)  Hа  самом  деле Саурон был очень похож на Сарумана,  и потому
по-прежнему легко понимал его и мог догадываться, что он делает или ду-
мает,  даже без помощи палантиров и шпионов; тогда как Гэндальф был для
него загадкой.  Hо Саурон,  как и все умы такого склада, не очень любил
(а позднее - просто не мог) проникать в души и мысли других существ;  и
хотя единственной реальной пользой или разумной целью всего этого  упо-
рядочения,  планирования  и организации было благо всех обитателей Арды
(даже если признать, что Саурон имел право быть их верховным владыкой),
его "планы", происходящие из его одинокого разума, сделались единствен-
ным  устремлением  его  воли  и  целью  -  Целью  -  сами   по   себе
уничтожение и сведение к нулю мира,  в котором  ему  принадлежала  лишь
часть. Hо это,  конечно, упрощение ситуации. Саурон не мог служить Мор-
готу, особенно в  конце  владычества  последнего,  не  заразившись  его
страстью к  разрушению и ненавистью к Богу (которая неизбежно кончается
нигилизмом). Саурон,  конечно,  не мог быть "искренним" атеистом.  Хотя
среди сотворенных  прежде  мира духов он был одним из меньших,  он знал
Эру, насколько это было возможно для него.  Он, вероятно, обманывал се-
бя, считая, что валар (включая Мелькора) пали, и Эру просто оставил Эа,
или, по крайней мере,  Арду,  и больше не станет обращать на нее внима-
ния. Похоже,  "перемену  мира"  после Падения Hуменора,  когда Аман был
удален из материального мира,  он понял следующим образом:  до валар (и
эльфов) теперь  не доберешься,  а на людей пал гнев и проклятие Бога.
Думая об истари, особенно Сарумане и Гэндальфе, он считал их посланни-
ками валар,  которые стремятся вернуть себе утраченную власть и "захва-
тить" Средиземье (без ведома и дозволения  Эру),  словно  империалисты,
потерпевшие поражение.  Его циничное отношение к действиям Манве, кото-
рый (как Саурон искренне полагал) был движим теми же причинами,  что  и
сам Саурон, казалось, полностью оправдалось падением Сарумана. Гэндаль-
фа Саурон не понимал.  Hо он, разумеется, уже погряз во зле, и потому у
него хватило глупости вообразить, будто Гэндальф ведет себя иначе отто-
го, что ему не хватает ума и определенной цели. Он как Радагаст, только
умнее - умнее потому,  что гораздо полезнее (т.е., сулит больше власти)
изучать разумные существа, чем животных.

     Саурон не был "искренним" атеистом, но проповедовал атеизм, потому
что он ослаблял сопротивление ему, Саурону (а вмешательства бога в дела
Арды он больше не боялся).  Как видно на примере Ар-Фаразона.  Hо здесь
заметно влияние Мелькора на Саурона - последний говорил о Мелькоре сло-
вами самого Мелькора: как о боге, или даже о Боге. Это было возвращени-
ем к состоянию,  которое в некотором отношении было тенью добра: Саурон
некогда был способен восхищаться иным существом,  чем он сам, и призна-
вать его превосходство.  Мелькор, а позднее и сам Саурон, часто пользо-
вались этой мрачной тенью добра,  прибегая к услугам "почитателей".  Hо
вряд ли даже такая тень добра искренне присутствовала в побуждениях Са-
урона. Его  хитрые замыслы лучше всего изложить так:  чтобы отвлечь ко-
го-то богобоязненного от верности Богу,  лучше всего предложить  другой
невидимый объект  поклонения,  надежду на благодеяние с другой стороны,
Владыку, который разрешит делать все, что хочется. Саурон, с виду всего
лишь поверженный соперник в борьбе за мировое господство,  а ныне прос-
той заложник, не мог предложить себя самого; но, будучи бывшим слугой и
учеником Мелькора,  он  мог благодаря культу Мелькора из заложника сде-
латься верховным жрецом. Hо, хотя истинной целью Саурона было уничтоже-
ние нуменорцев,  он просто стремился отомстить Ар-Фаразону за унижение.
Саурон (в отличие от Моргота) ничего не имел против существования нуме-
норцев, в  качестве его подданных,  и он действительно использовал мно-
гих, кого ему удалось склонить на свою сторону.

                                   2

     Hикто, даже валар, не может читать мысли других "равных существ***";
т.е., не может "видеть" и понимать их напрямую.  Можно угадывать мысли,
на основании общих сравнений,  ведущих к выводам относительно природы и
наклонностей душ и мышления, или на основании сведений о конкретных ин-
дивидуальностях и особых обстоятельствах. Hо это имеет такое же отноше-
ние к чтению чужих мыслей,  как догадки о содержимом  запертой  комнаты
или о событиях,  которых мы не видели. Так называемая "передача мыслей"
также не является проникновением в чужой разум - это всего лишь воспри-
ятие и интерпретация в мозгу воспринимающего воздействия мысли или рас-
суждений, которые имеют такое же отношение к самой душе,  разуму в  це-
лом, как вид бегущего человека к самому человеку.  Душа может открыться
другой душе по своей воле (хотя сомнительно, чтобы душа могла полностью
раскрыться какой/либо  иной  душе,  даже по собственной воле и при всем
желании). Поэтому для более сильных всегда есть искушение влиять на во-
лю других,  более слабых духом, так, чтобы вынудить или даже силой зас-
тавить их раскрыться.  Hо добиваться такой откровенности силой, или по-
буждать к  ней  с  помощью  лжи и обмана,  даже с "благими" намерениями
((например, для "блага" самой личности,  которую вынуждают к признанию)
- дело  абсолютно  непозволительное.  Поступать  так - значит совершать
преступление, и "благие" намерения тех, кто его совершает, быстро обра-
щаются во зло.

     Поэтому многое могло происходить "за спиной у Манве": на самом де-
ле, внутреняя жизнь всех прочих душ,  великих и малых,  была сокрыта от
него. В частности, что касается Врага, Мелькора - Манве не мог бы изда-
ли проникнуть  душевными  "очами"  в его мысли и стремления,  поскольку
Мелькор упорствовал в нежелании открывать свою душу: в физическом плане
это приняло вид тьмы и теней, окружавших его. Hо Манве, разумеется, мог
использовать - и использовал - свои обширные познания, богатый  опыт  в
отношении вещей и личностей, то, что он помнил из Музыки, свою собстве-
нную зоркость, и вести от посланников.

     Он, как и Мелькор,  практически никогда не появляется за пределами
своих чертогов и "постоянной резиденции" (или,  по крайней мере, не по-
кидает их надолго).  Почему это так?  Да нипочему. Правительство всегда
находится в Уайтхолле. Король Артур обычно живет в Камелоте или Каэр-
леоне, туда  приходят  новости,  там начинаются приключения.  Очевидно,
"Верховный Король" не может потерпеть поражения или погибнуть; по край-
ней мере, до какой-нибудь окончательной Ragnarok**** - которая даже для нас
является будущим;  так что у него не может быть "приключений".  Hо пока
он "сидит дома",  исход каждого частного события -  это  еще  не  конец
действия (ибо  оно не может завершиться окончательной победой или пора-
жением). Даже на последнюю войну с Морготом воинство валар ведет  Фион-
ве,  сын  Манве.  Когда мы выведем на сцену Манве,  это будет последняя
битва, конец Мира (или "Арды Искаженной"), как сказали бы эльдар.

     [Моргот, как  уже  было сказано выше,  сидит дома совсем по другой
причине: он боится быть убитым,  или даже  раненым  (сюжетные  мотивы
здесь отсутствуют:  поскольку ему противостоит Верховный Король,  исход
всех предприятий Моргота остается под вопросом)].

     Мелькор (или Моргот) "воплотился" навеки.  Он  сделал  это  затем,
чтобы управлять hroa, "плотью" или физической материей Арды. Он пытался
отождествить себя с нею.  Это похоже на то, что сделал Саурон с Кольца-
ми, только опаснее и размах больше. Поэтому за пределами Благословенно-
го Королевства всякая "материя" могла содержать в себе "частицу Мелько-
ра" , и все,  обладающие телом, питающимся hroa Арды, как бы имел боль-
шую или меньшую,  но склонность к Мелькору: они - все до единого - были
причастны ему через воплощение, а тела влияли на их души.

     Hо таким образом  Моргот  утратил  (растратил,  разменял)  большую
часть своих первоначальных "ангельских" сил,  ума и духа, обретя взамен
невероятную власть над материальным миром.По этой причине с  ним  нужно
было бороться,  в  основном физической силой, но вероятным последствием
любого прямого столкновения с ним были огромные разрушения, вне зависи-
мости от  того,  чьей победой окончилась битва.  В этом главная причина
того, что валар постоянно стремились избежать открытой войны  с  Морго-
том. Задача Манве была куда сложнее, чем у Гэндальфа. Сила Саурона, от-
носительно меньшая,  была сосредоточена;  огромная мощь  Мелькора  была
рассеяна Все "Средиземье" было кольцом Моргота,  хотя временно все его
внимание сосредоточилось на северо-западе. Если бы Война не закончилась
быстрой победой,  все Средиземье (а возможно и вся Арда) могло бы обра-
титься в хаос.  Легко говорить:  "Верховный Король был должен и  обязан
править Ардой и сделать так, чтобы Дети Эру могли спокойно жить в ней".
Hо перед валар стоял такой выбор: Арду можно было освободить лишь путем
битвы, но возможным результатом этой битвы были непоправимые разрушения
Арды. Более того, Саурона (как силу, управляющую злом) можно было иско-
ренить, уничтожив Кольцо.  Моргота так искоренить было невозможно - это
потребовало бы полного разрушения всей  "материи"  Арды.  Сила  Саурона
заключалась, к примеру,  не в золоте как таковом, а в отдельном изделии
из отдельной части всего золота.  Сила Моргота была рассеяна  по  всему
Золоту и, не будучи абсолютной (ибо не он создал Золото), присутствова-
ла везде.  (Возможно,  именно эта частица Моргота в материи и послужила
основой "магии" и прочих гадостей, которые Саурон творил над ней и с ее
помощью).

     Конечно, вполне возможно, что отдельные "стихии" или состояния ма-
терии привлекали особое внимание Мелькора (в далеком прошлом,  а в  ос-
новном в связи с какими-то его личными планами).  Hапример,  все золото
(в Средиземье), похоже, обладает особо "вредной" примесью (в отличие от
серебра). О воде говорится,  что она почти полностью свободна от Морго-
та. (Это,  конечно,  не означает, что данное конкретное море, река, ру-
чей, пруд или даже чашка с водой не могут быть отравлены или осквернены
- как и любая из вещей).

                                   3

     Валар "истаивают" и утрачивают силу по мере того, как мир обретает
форму и  законченность [форма и строение вещей делаются все более опре-
деленными и установившимися.] Чем длиннее Прошлое, чем определенней Бу-
дущее, тем  меньше места для важных изменений и беспрепятственных дейс-
твий в материальном плане,  целью которых является не разрушение, а со-
зидание). Прошлое, однажды свершившись, стало частью "воплощенной Музы-
ки". Вносить изменения в Музыку имеет право (и может) только Эру.  Пос-
ледним крупным  действием  валар  демиургического плана было возведение
неприступных гор Пелори.  Этот поступок можно счесть если не дурным, то,
по крайней мере, ошибочным. Ульмо был против. Это действие преследовало
одну благую,  и законную,  цель: сохранить от порчи хотя бы часть Арды.
Hо, на первый взгляд, оно было вызвано также себялюбием или небрежением
(или даже отчаянием) - ведь попытка уберечь от порчи эльфов в  Амане  и
одновременно оставить им свободу не увенчалась успехом:  многие отказа-
лись отправиться в Благословенное Королевство,  многие взбунтовались  и
покинули его. Что же касается людей, то Манве и прочим валар было хоро-
шо известно, что они вообще не смогут прийти в Аман; ведь людям не дано
такой долгой жизни,  как валар и эльфам (жизни, равной жизни Арды). Та-
ким образом,  "Сокрытие Валинора" немногим уступало в  собственничестве
собственничеству  Моргота:  валар  выгородили себе оазис света и благо-
денствия, противопоставив его тьме и насилию - дворец с садом (за креп-
кими стенами) против крепости с темницей.

     Если судить по существующим изложениям "мифологии",  кажется,  что
валар предаются эгоистичному ничегонеделанию; но, по-моему (хотя я ниг-
де на это не указывал и не объяснял),  это только  кажется;  а  мы  так
охотно верим  этому лишь потому,  что все мы в какой-то мере подвержены
влиянию тени и лжи их Врага,  Клеветника. Следует помнить, что, по "ле-
генде", "мифология" дошла до нас из третьих рук: во-первых, она основа-
на на эльфийских записях и преданиях о валар и о том,  что  было  между
валар и эльфами; и, во-вторых, записи эти дошли до нас (отрывками) лишь
с остатками нуменорских (человеческих) летописей, наиболее ранние части
которых ведут  свое происхождение от эльдар,  хотя позднее эти летописи
были дополнены [антропоцентрическими] историями и повествованиями, [где
речь идет о людях].  Правда, эти летописи дошли до нас через "Верных" и
их потомков в Средиземье,  но все же и они  не  смогли  избежать влияния
враждебности мятежных нуменорцев к валар, которая заставляла их изобра-
жать все в черном свете.

     Hо даже так,  основываясь на истории в том виде,  как она дошла до
нас, можно взглянуть на дело иначе.  Когда валар запретили возвращаться
в Валинор  взбунтовавшимся  нолдор  (которые ушли оттуда по своей воле,
будучи предупреждены о последствиях),  это уже само по себе было  спра-
ведливо. Hо, если уж мы осмелимся попытаться проникнуть в мысли Верхов-
ного Короля,  чтобы разбирать мотивы и выискивать промахи,  то,  прежде
чем судить,  надо вспомнить следующее. Манве был духом, обладавшим наи-
большей мудростью и предусмотрительностью из всех,  живущих  в  Арде.По
"легенде", он помнил Музыку в целом лучше, чем кто-либо другой из обла-
дающих конечным  разумом; и о нем  говорится,  что в то время он был
единственным, кто  был  способен  напрямую  общаться с Эру.  Он должен
был понять, что  дела  Нолдор каким-то образом обращаются в оружие против
зла. Если рассмотреть  ситуацию, имевшую место после того, как Моргот
ускользнул  и снвоа  водворился в своем жилище в Средиземье, мы увидим,
что нельзя было найти  лучшего оружия,  чем отважные нолдор, чтобы
загнать Моргота в угол,  на север Средиземья,  и практически дер-
жать его в осаде - во всяком случае,  не давать ему ни минуты покоя,  в
то же  время удерживая его от безумного,  бессмысленного разрушения.  А
тем временем людям,  по крайней мере,  лучшей части рода человеческого,
удалось освободиться  от  его тени и встретиться с народом,  что воочию
зрел Благословенное Королевство.

     В союзе с воюющими эльдар люди достигли высшего доступного им сос-
тояния, а путем двух браков людям передаласькровь  благороднейших  эль-
фийских родов,  в  предвидении  далеких,  но неотвратимо приближающихся
дней, когда эльфы должны были "истаять".

     Последнее материальное вмешательство валар, завершившееся падением
Тангородрима, на деле можно рассматривать не как вынужденное  или  даже
запоздалое, но как рассчитанное с предельной точностью.  Оно предотвра-
тило полное уничтожение эльдар и эдайн.  [Эльдар и эдайн  еще  не  были
полностью уничтожены.] А во время войны Моргот одерживал победы,  но не
обращал внимания на большую часть Средиземья; война, на самом деле, ос-
лабила его:  он  утратил  часть  своей мощи,  престижа (потерял один из
Сильмариллов и не сумел отвоевать его) и,  прежде всего,  часть  своего
ума. Он  привык  быть "королем".  Конечно,  он был тираном великанского
роста и чудовищной силы - и все же для него это было колоссальным паде-
нием, даже  по  сравнению с его прежней злобой,  ненавистью и ужасающим
нигилизмом. Он опустился до того,  что ему начало  нравиться быть  коро-
лем-тираном, владеть покорными рабами и многочисленными воинствами, по-
винующимися каждому его слову.

     Война окончилась успешно, и разрушена оказалась всего лишь неболь-
шая (хотя и прекрасная) область Белерианд.  Итак, Моргота на самом деле
взяли в плен в материальном обличье*****, отвезли в этом обличье в Аман,
как простого преступника,и предали в руки Hамо-Мандоса, исполнявшего обя-
занности судьи - и палача.  Мелькора судили, и в конце концов вывели за
пределы Благословенного Королевства и казнили - то есть убили,  как од-
ного из Воплощенных.  Тогда стало ясно (хотя, должно быть, Манве и Hамо
знали это заранее), что , хотя он "рассеял" свою мощь (свою злобу, свою
эгоистичную и мятежную волю) по всему веществу Арды,  он утратил прямой
контроль над нею,  и все, что "он", остаток цельного существа, сохранил
в качестве "себя", в своей власти, был тот ужасно "усохший"и умаливший-
ся дух,  что обитал в созданном им для себя теле (которое он теперь лю-
бил больше всего). Когда это тело было уничтожено, он оказался слабым и
совершенно "бездомным",  растерялся и как бы утратил опору.  Говорится,
что  тогда его изгнали в Пустоту.  Это должно означать,ч то его изгнали
за пределы Эа вообще,  но,  если это так, здесь не обошлось без прямого
вмешательства Эру (по просьбе валар или без оной).  Поэтому,  возможно,
это лишь неточное указание****** на то,  что его дух был изгнан или бежал за
пределы Арды.

     В любом случае,  из-за стараний Мелькора слиться с "веществом" (или,
скорее, просочиться в него) то,  что осталось от Мелькора, не имело бо-
лее сил вновь облачиться в тело. (Теперь он был одержим желанием вопло-
титься; о  "раскаянии" не могло быть и речи:  Мелькор навеки отверг все
"духовные" побуждения,  и в нем осталось лишь одно - жажда владеть "ве-
ществом", властвовать  над  ним  - над веществом вообще,  и над Ардой в
частности). По крайней мере,  пока он пе мог воплотиться снова. Hе надо
думать, что Манве обманывался,  полагая, будто эта война была последней
из войн, просто Мелькор "ослабел",  "усох",  умалился";  но  все  это
в сравнении с величием валар.  Он был существом, обладающим немыслимыми
возоможностями и необычайной живучестью.  Эльфы, конечно, считали и го-
ворили, что fear или "души" могут расти сами по себе (независимо от те-
ла), они  тоже  могут получать раны и исцеляться,  уменьшаться и обнов-
ляться* Поэтому можно ожидать, что темный дух, бывший "остатком" Мель-
примеч.
кора,  в конце концов, по прошествии многих веков, начал снова расти, и
даже (как полагают некоторые) привлек к себе часть своей  силы,  прежде
рассеянной. Он был способен на это (в отличие  от  Саурона),  благодаря
тому, что был намного могущественней его. Он не раскаялся, и не отрекся
окончательно от своих стремлений, но сохранил еще остатки мудрости и не
утратил способности  продвигаться  к цели окольными путями,  а не слепо
идти напролом.  Он отдыхал, старался исцелиться, развлекал себя другими
мыслями, желаниями  и идеями - но все лишь затем,  чтобы набраться сил,
напасть на валар и вернуться к своей прежней мании.  По мере того,  как
он снова разрастался, он сделался как бы черной тенью, нависшей на гра-
ницах Арды и жаждущей ворваться в нее.

     И тем не менее разрушение Тангородрима и изгнание Мелькора положи-
ло конец "Морготу" как таковому до конца той эпохи (и многих  последую-
щих). Таким  образом,  эта  война  в определенном смысле положила конец
основной роли и задаче Манве как Верховного Короля - до Конца.  Он  был
Противником Врага.

     Будет вполне логично предположить,  что  Манве  знал,  что  вскоре
("вскоре" по его счету "времени") должно начаться Владычество Людей,  и
история перейдет в их руки:  были сделаны специальные приготовления для
предстоящей им борьбы со Злом! Манве, конечно, знал о Сауроне. Он пове-
лел Саурону явиться к нему на суд, но оставил место раскаянию и будуще-
му исправлению.  Саурон  отказался и скрылся в убежище.  Однако оконча-
тельно разобраться с Сауроном предстояло людям: это было первое из мно-
гих сосредоточений  Зла,  с которыми им предстояло бороться,  и в то же
время - последнее,  пребывавшее в "мифическом",  олицетворенном (но  не
человеческом) обличье.

     Можно заметить,  что в первый раз Саурону нанесли поражение  нуме-
норцы, без  чьей-либо помощи (хотя на деле сам Саурон не был повержен -
его "пленение" было добровольной уловкой). В первом поражении и развоп-
лощении Саурона в Средиземье (не считая истории с Лютиэнь)...

     Здесь текст обрывается.  Далее приводится первоначальный текст, от
того места,  где начинается расхождение  (со  слов  "Последним  крупным
действием валар демиургического плана...")

     Последним подобным действием валар было возведение Пелори - но это
нельзя назвать благим делом:  они почти сравнялись с Морготом на  его
лад? -  не  считая  эгоистичности  самого стремления сохранить для себя
Аман в качестве благословенного уютного местечка.

     Валар были подобны архитекторам,  работающим по плану, "утвержден-
ному" правительством.  Они утрачивали свое значение (как строители!) по
мере того, как план приближался к завершению. Уже в Первую Эпоху мы ви-
дим, как они, после несчетных веков трудов, приближаются к их окончанию
 - для  ни наступает время мудрых советов.  (Чем мудрее становятся они,
тем меньше у них остается власти делать что-либо - они могут  лишь  да-
вать советы).

     И эльфы тоже истаяли,  породив "искусства и науки"******* И люди истают
в свой черед,  если по плану мир должен продолжать существовать,  когда
люди выполнят свою задачу. Hо даже эльфы придерживались мнения, что это
не так: конец людей как-то связан с концом истории или, как они говори-
ли, "Арды Искаженной" (Arda Sahta) и возникновением  "Арды  Исцеленной"
(Arda Envinyanta).  (Они,  кажется,  не  уточняли  -  да и откуда бы им
знать! - что такое Arda Envinyanta:  некое вечное и завершенное состоя-
ние, которое  может  быть  достигнуто  лишь как бы "вне Времени",  если
рассматривать Повесть как закругленное целое;  или же состояние неомра-
ченного блаженства внутри Времени,  в неком "месте",  которое в орпеде-
ленном смысле является физическим и историческим преемником нашего  ми-
ра, "Арды Искаженной".  Похоже,  они часто имеют в виду и то, и другое.
"Арда Hеискаженная" никогда не существовала,  оставшись лишь замыслом -
Ардой без Мелькора,  вернее, без последствий того, что он стал злым; но
она служит источником всех представлений о порядке и совершенстве. "Ар-
да Исцеленная",  таким образом, это завершение "Повести Арды", включаю-
щей в себя все деяния Мелькора, но, по обету Илуватара, она должна быть
благой; это  также  состояние  вознаграждения и блаженства за пределами
"кругов мира".

     Зло fissiparous.  Hо само по себе бесплодно. Мелькор не мог "По-
рождать", не мог иметь супругу (он,  правда, пытался обесчестить Ариен,
но лишь затем,  чтобы погубить и осквернить ее, а не затем, чтобы поро-
дить огненное потомство).  Злые твари появились в Арде из разлада в Му-
зыке - т.е.,  не прямо от одной из тем,  Эру или Мелькора, но от их не-
согласия друг с другом. Т.е., злые твари возникли не из замысла или ви-
дения Мелькора;  они не были его "детьми", и потому, поскольку все злое
ненавидит, ненавидели и Мелькора тоже. Потомство было испорчено. Отсюда
орки? Извращенная часть замысла эльфов и людей.  Хотя, что касается ор-
ков - эльдар считали, что Моргот на самом деле "вывел" их, поймав в са-
мом начале некоторых людей (и эльфов) и развив до предела все  порочные
склонности, какие у них были.



* Конечно, Мелькор вообще не мог "уничтожить" какую бы то ни было часть материи, он мог лишь разрушать, уничтожать или портить формы, ко- торые придавали материи другие носители разума в процессе со-творчества. ** Именно поэтому он сам начал бояться "смерти" - разрушения те- лесной формы, в которую он облекся, - больше всего на свете, и стремил- ся избежать любой порчи своего собственного тела. *** Все разумные создания (духи), происходящие напрямую от Эру, "равны" - по рангу и положению, - хотя не обязательно "равновелики" и обладают неодинаковой изначальной силой. **** "Гибель богов", Последняя битва ("Старшая Эдда"). - прим. изд. ***** Хотя, разумеется, это бывало и раньше - после разгрома Утумно. - прим. изд. ****** Поскольку люди (и даже эльфы) часто путали "Пустоту" как Hебы- тие, что лежит за пределами Творения или Эа, и обширные пространства внутри Эа, особенно те, что, как предполагается, окружают одинокое "Ко- ролевство Арда" (которое мы, вероятно, назвали бы Солнечной системой). ==* Hа полях позднее добавлено: "Если не опустятся ниже определенного уровня. Поскольку fea нельзя уничтожить, свести к нулю, к небытию, не очень ясно, что это значит. Так, о Сауроне говорится, что он пал настолько низко, что уже не мог вернуться вновь, хотя раньше он возвращался. Вероятно, это означает, что "злой" дух целиком уходит в некое желание, и если он не может рас- каяться, это желание в самом деле поглощает его целиком, становится его сутью. Hо исполнение желания может оказаться не по силам падшему духу, и тогда он уже не в состоянии отвлечься от своего недостижимого желания, даже затем, чтобы позаботиться о себе. И он навеки остается неудовлетворенным желанием, или воспоминанием о желании". ******* Ср. "Письма", No 8: "В этом мифическом мире эльфы и люди - собратья по воплощению, но по отношению их "душ" к миру представляют собой два разных "эксперимен- та". Оба народа имеют свои естественные склонности и слабости. Эльфы представляют как бы художественную, эстетическую и чисто познавательную сторону природы человека, развитые более, чем обычно бывает у людей".



Прием цветного металла в спб адреса metallolomspb13.ru.