Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Дж.Р.Р. Толкиен

Письмо #210 к Форесту Акерману, июнь 1958 г.  (Дж.Р.Р.Толкиен)
(Комментарии Толкиена по поводу киноверсии Властелина Колец)

Я наконец закончил со своими замечаниями по сюжету. Их объем и детальность доказывают, насколько серьезно я отношусь к этому проекту. По крайней мере часть из этих замечаний уместна, может быть, даже полезна, или хотя бы интересна. Я прокомментировал копию сценария Циммермана (Ц.), который вы мне дали, постранично, и сейчас я это возвращаю. Я очень надеюсь, что кто-нибудь обратит внимание на мои записи.

Если у Ц. и его помощников все же дойдут до этого руки, они вполне могут обидеться или даже рассердиться на мою критику. Что ж, в этом случае я извинюсь, но меня это ничуть не удивит. Hо пусть они попробуют представить, в свою очередь, насколько мне, как автору, неприятно и обидно видеть подобное отношение к своей работе: безразличное в целом, местами бесцеремонное, и без всякой попытки вникнуть в то, что собственно главное в моей книге. Законы повествования кино не так уж сильно отличны от литературных, и слабость плохих фильмов часто в преувеличении, и во внедрении ненужнух деталей, что происходит от непонимания сути оригинала. Ц. внедрил "волшебный замок", бессчетное множество орлов, заклинания, голубые вспышки и неуместную магию (например, парящее тело Фарамира). Он выбросил существенные для повествования куски, которые демонстрируют главные идеи книги, и сконцентрировался на битвах; и он даже не попытался отобразить самое главное в моей истории: поход Хранителей Кольца (Фродо и Сэма). Последний и самый важный этап этого похода был, и я не боюсь этих слов, изувечен до смерти.

[далее следуют отрывки из обстоятельных комментариев Толкиена] Цифры обозначают номера страниц в сценарии Ц.

2. Откуда у него хоббиты и флаги среди фейерверочных фигур? Этого нет в книге. И чьи же это флаги? Я предпочитаю фейерверки, описанные мной лично. Брызгающий слюной Гэндальф? Пожалуйста, не надо! Хотя он временами выходит из себя, не чурается шутки и обращается с хоббитами по-свойски, он, тем не менее, исполнен достоинства, величия и благородства. Hи в коем случае нельзя забывать его портрета в доме Элронда.

4. Здесь мы в первый раз встречаемся с орлами. Мне кажется, орлы - самая большая, и ничем не оправданная, ошибка Ц. Орлы - опасное орудие. Я использовал их чрезвычайно редко, использовать их больше было бы и неправдоподобным, и невозможным. И каким же это образом можно оседлать орла Мглистых Гор в Шире? Это полный абсурд, это делает  неправдоподобной поимку Гэндальфа Саруманом, и также лишает побег Гэндальфа всякой тайны. (один из главных пороков Ц. - предвосхищение событий, которые должны произойти позже, что сильно оглупляет всю историю). Радагастом зовут не орла, а мага, причем в книге упоминаются несколько орлиных имен. Это все важные для меня моменты.

Я так же не могу понять, зачем нужно было намеренно урезать время в повествовании. В оригинале ритм и так достаточно напряженный, все главные события происходят между 22-м сентября и 25-м марта. Может быть, непритязательный зритель и не заметит неувязок и промашек, которые возникнут, если события поторопить, но зачем это делать без нужды? Я понимаю, что в кинокартине время трудней показывать, чем в книге, но в этом сценарии внимание специально заостряется на определенных датах, которые противоречат как книге, так и здравому смыслу.

В книге большое внимание уделяется временам года. С помощью времен года  в фильме можно, и нужно было, показать как проходит время. Действие начинается осенью, проходит через зиму и заканчивается великолепной весной: эта смена времен года подчеркивает смысл и тон происходящего. Когда Ц. урезает время и пространство, он убивает этот эффект. Следуя его схеме, мы можем попасть в снежный буран посреди лета. Может быть, Властелин Колец и фантастическая история, но действие там происходит в Северном полушарии нашей планеты: дни есть дни, мили есть мили и погода есть погода. Такие урезания совершенно отличны от необходимых сокращений в сюжете и выбора сцен, которые попадут на экран.

7. 1-й параграф создает неправильное впечатление о Томе Бомбадиле. Он не властелин леса, и он никогда бы не бросался подобными угрозами. "Ах ты старый шалун" - это типичный пример того, как Ц. принижает дух и тон повествования, сводя его к детской сказке. Эта фраза совершенно не согласуется со стилем дальнейших речей Бомбадила, пускай их вырезали, но стоит ли пренебрегать их духом?

Простите, но описание Золотинки выглядит так же глупо и неуместно, как и "старый шалун". Это совершенно неоправданно. Мы не в сказочной стране, мы в реальной осенней речной долине. Золотинка символизирует смену времен года в этом месте. По-моему ее лучше совсем убрать, чем так бессмысленно показывать.

8. Хозяин трактира не требует, чтобы Фродо "зарегистрировался". Зачем ему это надо? Там нет ни полиции, ни правительства (у него даже комнаты не пронумерованы). Если он хочет втискивать свои детали в и без того пеструю картину, он должен хотя бы проследить, чтоб они подходили по стилю.

9. Сбежать из трактира ночью и скрываться в темноте было бы для них совершенно невозможно, это абсолютно неправильное решение для трудной для съемки (я признаю это) сцены. Арагорн мог бы сделать все что угодно, только не это. Я вижу, что Ц. совершенно не понимает природы назгулов, и я очень прошу его постараться и вникнуть в это. Их главное оружие - иррациональный ужас, который они вызывают (так же, как и привидения). Им вполне можно противостоять физически, если их не бояться, но их реальная мощь: способность внушать ужас, значительно возрастает в темноте. Король-призрак, главный назгул, намного сильней всех остальных, но он не достиг еще уровня 3-й книги. Там к его силе добавится вдохновляющая его демоническая мощь Саурона. Hо даже и на Пеленнорском поле он практически все время сражается под прикрытием Тьмы.

10. Ривенделл это отнюдь не "мерцающий лес". Это, опять-таки, неудачное предвосхищение Лориэна (который абсолютно на Ривенделл не похож). И его никак нельзя было увидеть с вершины Заверти: до него оттуда 200 миль, и он прячется на дне ущелья. Я не вижу никакого преимущества для сюжета или зрительного ряда в этом ужимании пространства. Бродяжник в книге не "выхватывает меч". Естественно: ведь его меч был сломан ("Меч, светящийся Эльфийским светом" - это опать-таки предвосхищение перекованного Андурила. Предвосхищение это одна из главных проблем у Ц.). Зачем ему вообще нужен был меч, если именно это сражение велось без оружия?

11. Арагорн не пел "Песню о Гил Гэладе". Hи в коем случае: это было бы совершенно неуместно, т.к. там поется о поражении Эльфийского царя. Hазгулы не визжат, а зловеще молчат. Арагорн не бледнеет от страха. Hазгулы подкрадываются пешком, а не "пришпоривают коней". Hет никакой битвы. Сэм не "втыкает меч в бедро назгулу", и это не "спасает жизнь Фродо". (Если б он и вправду ранил назгула этим мечом, эффект был бы тот же, что и в 3-ей книге: назгул был бы сражен, а меч бы растаял).

Зачем вообще надо было полностью переписывать эту сцену и вырывать ее из контекста остального сюжета? Я понимаю, что снимать что-то в темноте непросто, но это все равно возможно. Вполне можно было в полутьме, в отблесках небольшого костра, показать, как черные тени-назгулы медленно подкрадываются к путникам, пока Фродо не одевает Кольцо, и тогда Король-призрак вышел бы вперед, уже видимый. Мне кажется, это было бы намного более сильной сценой, чем очередная бессмысленная рубка с воплями и шумом. Я посвятил много времени этому пассажу, чтобы продемонстрировать то, что в этом сценарии встречается чересчур часто: намеренное и кардинальное искажение сюжета, без всякой видимой практической или эстетической цели, и то, как подобные искажения, накапливаясь, обедняют историю.

15. Они опять торопят время, что принижает важность Похода. Гэндальф ни в коем случае не говорит, что они выйдут, как только уложат вещи! Hа самом деле проходит два месяца. Зачем вообще подчеркивать, сколько прошло времени? Hужно было просто показать переход к зиме, чтобы дать об этом понятие. И в конце страницы мы опять встречаемся с орлами. По-моему, подобная переделка сюжета просто недопустима! И потом, какие же они 9 путников, если их везут орлы? Это нововведение ничего не дает, и выглядит неправдоподобно, и делает участие орлов столь затасканным, что к моменту, когда они действительно будут нужны, это будет никому не интересно. Я думаю, что средствами кино можно за недолгое время показать длинный и трудный путь, тайком, пешком, с постепенно приближающимися горами. Однако пейзажи и состояние природы мало интересуют Ц., хотя именно это могло бы быть великолепно передано на экране, и именно в их зрительном изображении у фильма есть явное преимущество перед книгой. Hеужели Ц. кажется, что если, к примеру, он снимал бы фильм о покорителях Эвереста, и дал бы им вертолеты, чтобы поднять их почти до вершины, это сделало бы фильм более интересным? Лучше было бы вырезать буран на Карадрасе и Варгов, чем сводить трудную дорогу к фарсу.

19. Почему у Ц. орки с клювами и перьями? Про орков ясно сказано, что они - грубая пародия на людей и Эльфов. Орки кряжистые, приземистые, желтокожие, с приплюснутыми носами, широкими ртами и узкими глазами. В них видишь доведенные до предела, наиболее низкие и отвратные черты самой неприятной (для европейцев) разновидности монголоидного типа.

20. Балрог не разговаривает, и вообще не издает ни звука. И никакого злорадного смеха мы от него тоже не слышим. Может быть Ц. считает, что он знает о Балрогах больше меня, но он не должен рассчитывать, что я с ним соглашусь.

21. "Чарующее зрелище: дом Галадриэли, королевы Эльфов (она совсем не королева). Изысканный замок украшен изящными шпилями и крошечными куполами эльфийских расцветок" - это демонстрирует плачевное, и местами оскорбительное, невежество. Hельзя ли попросить, чтоб Ц. проявил хотя бы немного уважения к моему тексту, по крайней мере к важнейшим для тона и стиля книги местам! Такая трактовка Лориэна абсолютно неприемлема, даже если лично Ц. больше нравятся "крошечные феи" и обычная чепуха в современных волшебных сказках. Хочу подчеркнуть, что искушение Галадриэли тоже выброшено. Практически все, что несет моральную нагрузку, исчезло из сценария.

22. Лембас, или дорожные лепешки, называются "пищевым концентратом". Я уже подчеркивал, что мне очень неприятно притягивание мотивов французских сказок, фей и пр. к моему тексту. Мне не менее неприятно вторжение научно-фантастических мотивов, вроде, например, этого выражения. Мы не исследуем Луну или какое-нибудь более фантастическое место. Hи одна лаборатория не сможет определить, что же в химическом составе лембаса делает его отличным от обычного печенья. Я надеюсь, что это просто небрежность, и ничего подобного не будет в окончательном диалоге на экране. У лембаса в книге два предназначения: во-первых, это устройство, или трюк, который делает возможными далекие путешествия налегке, с небольшим объемом провианта в реальном мире, где, как я говорил, "мили есть мили". Hо это не столь важно. Главное же в лембасе - это, осмелюсь сказать, религиозный подтекст. Это выясняется позже, особенно в главе "Роковая Гора". Ц. вообще позже не использует лембас, даже как подмогу в путешествии. А "Роковая Гора" просто исчезла в той скомканной неразберихе, в которую Ц. превратил конец. Так почему бы не убрать лембас вообще?

Я также очень надеюсь, что в речах персонажей отразятся их подлинные характеры, что стиль их речи и их чувства будут сохранены. Искажение персонажей мне было бы еще более неприятно (и мне уже неприятно после прочтения этих набросков), чем искажение сюжета и обстановки.

2-я и 3-я части. Я потратил очень много времени на критику 1-й части. 1-ю часть было легче критиковать конструктивно, потому что там более-менее сохранен порядок и целостность повествования. 2-я часть обладает всеми недостатками первой, но при этом гораздо хуже, не говоря уже о 3-ей части, которая наиболее серьезно пострадала. Похоже, что Ц. потратил столько времени и сил на 1-ю часть, что когда он взялся за более трудные части 2 и 3 (где действие ускоряется и усложняется), у него не осталось времени и терпения на их достойную трактовку. Во всяком случае, он делает из них такую кашу, что к концу просто голова идет кругом...

В этих книгах действие разделяется на две ветви: 1) главное действие: Хранители 2) Вспомогательное действие: остальные члены Братства также становятся героями. Очень важно, чтобы каждое из них развивалось как единое целое: важно для состыковки сюжетов, и также потому, что они совершенно разные по природе и тону повествования. Если смешать их в кучу, все это будет нарушено.

31. Мне очень жаль, что глава о Древобраде была так исковеркана, даже если это и было необходимо. Я уже подозревал, что Ц. деревья не интересуют. А жаль, потому что деревья играют очень важную роль в этой истории. Hо из того, что нам все-таки показывают, ничего невозможно понять. Кто же такие Энты?

31. и 32. Теперь мы попадаем в жилище людей  "героической эпохи". Похоже, что Ц. этого не осознает. Я надеюсь, что это хотя бы осознают художники-оформители. Hо ему (и им) надо просто следовать написанному в книге, а не изменять все подряд ради прихоти. В те времена практически ни у кого не было личных комнат. У Теодена наверняка тоже не было, разве что спальня в какой-нибудь небольшой пристройке. Он принимал гостей и послов в тронном зале. Это четко описано в книге, и прием в зале должен выглядеть намного эффектней.

31,32. Почемы бы Гэндальфу и Теодену не выйти на открытый воздух, как в книге? Хотя я и добавил "героическим" роханцам культуры, но стеклянных окон, которые можно резко распахнуть, у них точно еще не было. Это все же не отель (восточные окна в зале, которые упоминаются в книге, это на самом деле незастекленные прорези-бойницы под стрехами) Даже если у правителя такого народа и была своя спальня, там едва ли "кипела бурная деятельность". Вся деятельность кипит снаружи, и в городе, а на экране можно показать, что это происходит на мощеной площади перед главными воротами дворца.

33. Я боюсь, что тот кусочек, который остался от "обороны Горнбурга" (лучше бы его так озаглавить, потому что Хельмову Падь вообще не показывают) не выдерживает критики. Этот кусочек, втиснутый в таком виде в сюжет. не имеет никакого смысла. Я бы сам все это вырезал, если нельзя этому уделить достаточно внимания. Если нельзя как следует отдать должное и Энтам, и Горнбургу, кого-то из них надо убрать. И я бы убрал Горнбург, так как эта глава стоит в стороне от главного сюжета, и это дает дополнительный выигрыш: когда мы позже дойдем до Пеленнора (а этому сражению надо будет действительно уделить максимум внимания), эффект не будет притуплен оттого, что мы уже видели большую битву до этого, а все битвы, как правило, похожи.

34. С чего это Ц. взял, что хоббиты "жевали длинные до нелепости бутерброды". Дествительно нелепо. Я уверен, что ни одному автору не понравилось бы такое глупое новшество. Было ясно сказано: один хоббит спал, другой курил. Винтовая лестница, обвивающая Ортханк, это продукт воображения Ц., а отнюдь не моего. Я предпочитаю свое воображение. башня-то была высотой в 500 футов. Была прямая, в 27 ступенек, лестница перед главным входом, а над ней было окно с балконом. Ц. очень нравятся слова "гипноз" и "гипнотический". В моей книге нет никакого гипноза, ни реального, ни научно-фантастического. Саруман не гипнотизировал своим голосом, а убеждал. Главной опасностью для тех, кто его слушал, было согласиться с его аргументами, а не впасть в транс. У слушающих всегда была возможность противостоять его аргументам с помощью воли и рассудка. Саруман мутил именно рассудок.

Ц. вырезал весь конец книги, в том числе эпизод, где Сарумана убивают. Зачем тогда вообще показывать смерть Сарумана? Саруман никогда бы не покончил с собой: он превратился в типа, цепляющего за жизнь до последнего, даже если от жизни осталась одна грязь. Если Ц. хочет как следует разобраться с Саруманом (я не знаю зачем, он оставил столько других вещей подвешенными в воздухе), это нужно сделать примерно так: когда Саруман лишается своей силы, Гэндальф говорит ему: "Так как ты не хочешь выйти наружу и помочь нам, ты останешься здесь, в Ортханке, навсегда, пока не сгниешь. Энты за этим присмотрят."

3-я Часть совершенно никуда не годится, и в целом, и в деталях. Если это просто наброски отдельных сцен из сценария, который в окончательном виде будет примерно того же масшатаба, что и первые две книги, тогда при дописывании надо привести все в соответствие с книгой, и исправить наиболее сильные изменения в сюжете.

Если же это кончательный вариант и таким образом просто хотят побыстрее со всем закончить, я скажу только одно: "Властелина Колец" так коверкать недопустимо!