Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Юлия Могилевер

ТРАЕКТОРИЯ ПОЛЕТА ЩЕПКИ

Я сказал - вырубить, значит, вырубить! Ну и что, что Вековечный лес! Я же не весь лес вырубаю, а одну делянку! Леса во-о-он сколько! А моему войску негде маневры проводить. Плац нужен! Король я или не король?! Ну и что, что войны нет? И слава Богу, что нет. Для того и учения, чтобы не было! Все. Я сказал!

Так это и началось. Уперся, как баран: я король, что хочу, то и делаю! И вырубили. А назавтра засохли все поля и сады в моем королевстве. И весь урожай пропал вчистую. Ну, тут-то ума у меня хватило - сам заварил, сам и расхлебывай. Выходило мне ехать к Колдунье в Зеленую Башню грехи замаливать. Превратит она меня в жабу или крысу какую - и поделом. Впрочем, это лучше, чем косые взгляды моих подданных, мол, мы же говорили! предупреждали! Ну и ладно, ладно, я уже согласился, что сам дурак, я уже еду. Нет, не надо мне никакого войска. И советников не надо. И слуг. Я - один, понятно? Да! Я!! Еду!!! К Колдунье!!!! Один!!!!! Все, отстали, я сказал!

Черт ее знает, где она, эта Зеленая Башня. Где-то в лесу. А ветки по морде хлещут - нечего было деревья рубить. И правда, нечего. Но мы же все задним умом сильны, теперь бы не рубил. Так я от ответа не уклоняюсь, за наказанием и еду, пропустите. Пропускают. Нехотя, в последний момент размыкаются ветки, каждый раз стегнув по лицу. А за спиной смыкаются непроходимо, назад дороги нет. Да я и не собираюсь назад. Мне бы вперед живым добраться, на кой лад вашей хозяйке дохлая жаба или крыса? Сообразили. Бить - бьют, но не чтобы искалечить, а для унижения. Это пожалуйста. Я уже внизу - ниже некуда.

А вот и Башня. Внезапно возникла. Вхожу. Пусто. Но знаю, что смотрят. Прости меня, Волшебница, - говорю и кланяюсь, - виноват я, нелегкая попутала, пришел принять кару. Делай со мной, что хочешь, но народ пощади, он-то не при чем, не оставляй умирать с голоду стариков и младенцев. Да и всех остальных.

Она стоит передо мной, взявшись невесть откуда - невысокая, в зеленом платье до пят, в зеленом плаще поверх платья, серьги изумрудные, и глаза изумрудные, невероятные эти глаза, которые свели меня с ума, когда я их впервые увидел, так и пошел за ней следом, как слепой... Что это я! Я же ее никогда не встречал раньше! Почему же мне кажется...

Да, Волшебница, я знаю, моя вина. Да, я готов искупить. Да, иду. Засадить делянку? Этими саженцами? Да конечно... Но только ты учти, умру я на этом поле, огромное оно, не успею все засадить. Не умелый я, король все же, а не лесник, плохо нас учат, все воевать больше. Ну да, вырубать - не сажать, ты права, кстати, рубили тоже другие, я приказы отдавал. Но я не к тому, чтоб пощады просить, ты не поняла. Я к тому, что если помру я (а это как пить дать!) посреди этой пустоши, то ты зачти сколько есть и верни еду моему народу, хорошо? Ну и ладушки, я пошел копать.

Жарко как. Спину ломит - не разогнуться. И не надо разгибаться, мы на карачках. Сколько еще осталось - это глупый вопрос, все осталось. Сколько пройдено - все мое. То есть, ее, Колдуньи. Или чье? Что-то я нить теряю. А зеленеет довольно много уже позади, неужели это я успел? Вон как взялось! Ясное дело - волшебство. Руки только лопату не держат, подлые. Ничего, я ногтями, пусть ломаются. А волосы у нее каштановые, как кора дерева, а кожа у нее, как лепестки, а родинка под левой грудью... Стоп! Откуда мне про ее родинки знать? Но знаю откуда-то. И саму эту грудь знаю безо всякой одежды, и все остальное. Но я же ее не видел никогда! Не видел. Никогда. Но - знаю. Путается все в мозгах, туман какой-то наплывает. И я в этом тумане плыву...

Он проснулся. Черт, что за сон! Приподнялся, посмотрел на светящийся циферблат. Ночь еще. Придвинулся, прижался к горячему со сна, родному телу жены. Любимая моя! Вон какой ты мне приснилась - Колдуньей. Колдунья и есть! Глаза эти невозможные - увидел и пошел, как привязанный, чуть под автобус не попал. И родинка под левой грудью тоже есть. Сейчас я ее поцелую, эту родинку. Ты спи, я тихонько. Спи, радость моя. Спи, листочек мой, я осторожно, я... И уже почти за самой гранью, проваливаясь в блаженное сияние, я понял, что никогда бы с этим полем не справился, даже ползком. Помогла, пожалела...

Яркий луч, ткнув в лицо, разбудил его. Свет был зеленым, как ее глаза, потому что пробивался сквозь сплошной купол из листьев. Ничего себе лес вымахал! Это за ночь-то! Она пошевелилась, просыпаясь, и он поцеловал ее зажмуренные веки. Они лежали прямо на земле в волшебном лесу, который он посадил, а она вырастила. Какое счастье, - сказала она, не открывая глаз, - что ты додумался вырубить ту делянку, иначе, как бы мы встретились в этом мире? А что там сейчас? - спросил я. Лес, такой же, как тут, - ответила она. Но как же мои солдаты?! - дернулся я. Лежи спокойно, - засмеялась моя Колдунья, - ничего с ними не случилось, пришлось им протискиваться между деревьями, только и всего. А сады? А поля? Зеленеют, колосятся - что им сделается! А тот, второй мир - это правда? А ты как думаешь? Думаю, что правда. А есть и другие? Есть. И всюду нам надо найти друг друга. Сколько же еще лесов мне сажать, - ужаснулся я, улыбаясь. Ну, не всегда леса, а задачки? Я вспомнил, сколько задачек пришлось перерешать, потому что из-за меня у нее не оставалось времени на домашние задания. Перетерплю уж как-нибудь, - вздохнул я, - лишь бы тебе не пришлось мучаться. Каждый должен платить, - спокойно сказала она, - всегда, разве ты не знаешь? Тут до меня дошло, как она платила в том мире, и я мгновенно окоченел. Я не хочу, чтобы тебе было больно! - закричал я, - я не хочу, чтобы тебе было плохо! Мне хорошо, любимый мой, счастье мое, мне хорошо во всех мирах, в которых мы уже вместе...

8 августа 1999 года.