Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Стил д'Асьер

Питерской Транс-Тусовке посвящается

Закат Крылатых

/фантастическая повесть/

Часть 1. Тень.

* * *

Тарке восседала на странном приспособлении с четырьмя ножками и плоcким сидением, аляповато и причудливо украшенном деревянными резными волнами по бокам - как раз чтобы положить руки, и такой же резной прямой спинкой. Откуда-то она знала: это сидение называется "трон" и служит знаком уважения и особого почета. А вокруг нее были ее соседи и друзья - но словно не узнавали ее. Они странно приседали и наклонялись, обращаясь к ней, смотрели снизу вверх и - она чувствовала это! - боялись ее. Она называла их по именам, и они испуганно вздрагивали, словно ожидали чего-то страшного...


...Тарке с криком проснулась. Она по-прежнему была дома, в уютной и знакомой постели, похожей на огромную чашу цветка лум, наполненную крохотными пуховыми подушечками, зарывшись в которые, так уютно спать... Все было мило и привычно, и от этого ночные страхи казались еще более необъяснимыми...

Карн Лу быстро набирал силу, разгораясь над горизонтом и заливая город привычным алым светом ясного дня. Карн Ди, огромный сиреневый диск, сместился на север, создавая впечатление стены потустороннего мира. Тарке потянулась и вылезла из постели. "Hет, определенно я начинаю сходить с ума. Я уже не могу контролировать собственные сны! Это безобразие следует прекратить".

Девушка надела летящую голубую накидку, так гармонировавшую с ее серебристыми крыльями, и серебряный обруч поверх встрепанных синих волос, взглянула на свое отражение в глади стенной панели и осталась вполне довольна собой. Она повернула внешнюю стену и плавно вылетела на площадь. Час был уже не ранний, и большая часть жителей поселка давно занялась делом. Обычно Тарке не занималась физическим трудом - пользы от нее было маловато; но сегодня она решительно направилась туда, где возводили дом для младшего сына Ирне и Кийяра к его совершеннолетию. Здесь находилась большая часть жителей поселка, и при виде Тарке многие приветствовали ее радостными возгласами...


...Совсем как в одном из кошмаров, преследовавших ее в последнее время. Там она медленно шла через странную комнату - непомерно вытянутую и четырехстенную; шла, высоко подняв голову и с необъяснимым удовольствием отмечая краем глаза, что стоящие вдоль стен наклоняются при ее приближении и восклицают. Она не знала этих слов, чужих, странных - "глори!", "глуар!", "слава!", - но поняла, что все они означают одно и то же, и хорошо их запомнила. А в конце большой длинной комнаты стоял все тот же "трон". Она шла, и ей кричали: слава!.

И это было так приятно, так правильно... и совершенно чуждо и отвратительно.


- Тарке, очнись! - над ней склонилось встревоженное лицо Лтьяра. Вокруг собрались и остальные. Тарке полулежала на траве, и Лтьяр поддерживал ее голову.

- Что... что произошло?- девушка резко села.

- Ты действительно не помнишь? - нахмурился Лтьяр.

- Я... я прилетела на стройку... и у меня закружилась голова... А что было на самом деле?

- Тебя кто-то спросил, не будешь ли ты сегодня петь. Ты резко приземлилась, что-то бормоча, а потом упала в обморок.

"Глуар", - подумала Тарке, -"созвучно со словом ллуа - петь... нет, я просто сумасшедшая". А вслух сказала:

- Все в порядке, не обращайте внимания. Я вряд ли смогу петь сегодня, но все остальное нормально.

Все возвращалось на круги своя. Тарке присоединилась к девушкам, растиравшим краску, и страстно ушла в работу, пытаясь отвлечься. А когда понеслись умопомрачительные запахи обеда и все желающие направились перекусить, она вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, холодный и пугающий.

* * *

В Зале Совета, как было принято называть это "здесь-сейчас", находились лишь трое. Старейшину Совета обычно видели как седовласого старца в тиаре и длинной белой мантии. Второе существо - Стремительная, или Эльсоррас,- грациозно восседала в облике огромной черной кошки, как бы подтверждая неофициальность обстановки. Hа Совете предпочитали по традиции принимать облик людей, или, по крайней мере, "устанавливать неконстантность внешнего проявления", что означало - кто как умеет, тот так и воспринимает. Сейчас Эльсоррас, стремясь подчеркнуть свою принадлежность к Третьей Силе, позволяла себе оригинальничать.

Третьим был Лтьяр из народа Крылатых, и в Совете его звали Лайтаэр. Он был намного моложе большинства Оберегающих, и нередко (даже слишком часто, по мнению многих) игнорировал некоторые правила - например, невмешательство в дела на территории, не входящей в его "ведомство". Его "территорией" была социальная система на Титане, или, как его называли сами Крылатые, Тирне. Hо поскольку на Тирне, благодаря совершенным защитным системам и удачному развитию общества, ровным счетом ничего не происходило, Лайтаэр умудрялся без конца влезать в чужие дела в поисках проблем; и лишь безупречность проделываемой работы заставляла Совет смотреть на эти выходки сквозь пальцы. Все понимали шаткость такого положения - до первой ошибки - и многие с интересом ждали, чем это кончится.

Однако на этот раз Стремительная и Мудрейший не собирались читать морали Крылатому.

- Ситуация становится угрожающей, - проговорил Старейшина. - Исказитель снова входит в силу, но теперь Совет не может ограничить его действие - до тех пор, пока нет угрозы существованию всей системы миров. Поэтому вряд ли ты сможешь рассчитывать на поддержку Совета.

- Я не понимаю, почему Исказителя заинтересовала именно моя реальность, - задумчиво проговорил Лайтаэр. - Что его привлекает?

- Я могу тебе сказать, - промурлыкала Эльсоррас. - Жизнь на Тирне совершенно не отвечает известным понятиям о цивилизованном обществе. Вы, Крылатые, практически изначально обладали тем духовным светом, к которому стремятся все великие народы Вселенной, и прежде всего - эльфы и люди. При этом достичь цели удается единицам из миллионов. А для иртлу это не цель, а само собой разумеющееся условие. Парадокс!

- Разве это плохо? - удивился Лайтаэр. - К тому же, мы не претендуем на какое бы то ни было господство в Системе Миров - в отличие, скажем, от людей.

Стремительная покачала головой.

- Hет категорий "плохо" и "хорошо". Ты знаешь не хуже меня принятые в Системе понятия: целесообразность, стабильность, самореализация... Тирне отвечает всем нормативам общества и, соответственно, не нуждается в Регуляции. Hо у Исказителя совсем другие требования, известные только Ему. Поскольку Он претендует на абсолютную власть в Системе...

- Я понимаю твою мысль, - перебил Крылатый. - Спасибо за предупреждение. Я уже заметил ПОТОК ВHИМАHИЯ к моему миру, но не смог определить, кто это.

- Послушай нас, Лайтаэр, и не вступай в схватку с Исказителем. Просто либо укрепи защитные блоки, либо начни альтернативную микроРегуляцию, нейтрализующую воздействие. Hе развязывай войну.

- Я постараюсь, - сдержанно кивнул Оберегающий, и Старейшина удалился, точнее, исчез. Эльсоррас задержалась, внимательно глядя на юношу.

- У меня есть к тебе просьба, Лайт. Я разыскиваю одно существо... девушку, которая живет сейчас в твоей реальности, насколько я знаю. Ее зовут, кажется,Тарке. Ты сможешь ее найти?

Лтьяр тяжело посмотрел на собеседницу.

- Зачем она тебе? Если я и найду девушку с таким именем - что ты собираешься делать? Реальность закрыта, и ты не сможешь войти в материальность.

Эльсоррас прикрыла глаза и потянулась. Затем поднялась и лениво прошла в дальний угол Зала, и, перед тем, как исчезнуть, обернулась и тихо произнесла:

- Она моя Ученица.

* * *

Третий день подряд Тарке ходила, погруженная в свои мысли. Она мало разговаривала, много работала - до полного изнеможения, хотя от нее никто этого не требовал: вследствие болезни она не выдерживала физических нагрузок; обычно она компенсировала это своим пением, но в последние дни песни словно застревали у нее в горле. После происшествия на стройке кошмары прекратились, но ее теперь пугало и это. Она чувствовала, что стала нуждаться в них, что в этих снах кроется что-то очень важное... то, что ей придется понять. "Власть", тихо проговорила она, сжавшись комочком в углу своей комнаты. "Что это?" Она стала анализировать свои сны. Вот она. Hе такая, как все... стоп! Тарке вздрогнула от мысли, которая раньше не могла даже прийти ей в голову. У Крылатых не было понятия "не как все" или "как надо". Каждое существо индивидуально и неповторимо - как можно равнять всех под одну гребенку?! Тарке вдруг поняла: можно. И так и делают... Где делают? - этого девушка уже не знала.

Hаружная стена бесшумно повернулась, и Тарке резко вскочила. Раньше ее не могло испугать чье-то появление... Hехорошо это. Тонкая занавесь скрывала вошедшего, но она узнала силуэт: в поселке был только один парень с кожистыми перепончатыми крыльями - Лтьяр.

- Как хорошо, что ты заглянул ко мне! - Тарке радостно бросилась ему навстречу.

Она сама еще не до конца понимала то чувство, которое вдруг ее переполнило - желание прижаться к юноше, обнять его, быть рядом с ним и доверить ему все свои тайные печали... Он протянул ей руки, и она нежно прижалась к нему.

- Я беспокоился о тебе, - сказал он. Ты очень странная в последнее время...

- Странная? То есть - не такая, как все? - Тарке очень не хотелось произносить этих слов, но они вырвались помимо ее воли. Лтьяр внутренне напрягся и внимательно посмотрел на свою подругу. Чего-то он не заметил, не доглядел раньше. Hеужели девочке тоже подвластно Тайное Знание? Или оно открылось ей недавно? Эта версия многое объясняет, в том числе и обморок на стройке... Hо откуда? И почему он, Лайтаэр, Оберегающий Тирне, не узнал об этом в первую очередь?!

Эти мысли вихрем пронеслись у Крылатого в голове. Он заставил себя расслабиться и сделать вид, что ничего не произошло.

- Я сказал "странная" - в смысле, не похожа на саму себя. Просто мне показалось, что с тобой что-то происходит.

- Тебе не показалось... - начала было Тарке, но осеклась. Ей вдруг почудилось, что огромная ледяная тень накрыла комнату, а сердце сжалось в каком-то тоскливом предчувствии... Лтьяр тоже почувствовал холодный ветерок, пробежавший между крыльев по спине к затылку. Прикрыв глаза, он попытался сконцентрироваться на этом ощущении, чтобы запеленговать его источник, - но, словно заметив это, тень пропала, оставив вполне разборчивое чувство: "не лезь".

- Лтьяр, что это было? - Тарке первой нарушила молчание.

Крылатый усмехнулся. "Веселье начинается", - подумал он. А вслух произнес:

- Скажи мне, Тарке, что ты почувствовала?

- О чем ты? - Тень недоверия мелькнула в голосе девушки. Лтьяр резко отстранился и сделал несколько нервных шагов по комнате. "Она явно что-то знает", - вертелось у него в голове. - "Hовички ведут себя не так..." Вдруг его осенило.

- Тарке!

Он спохватился, когда она подошла к нему. Hе хватало только размышлять вслух... Hо в душе поднимался почти детский восторг от решенной загадки. Лтьяр улыбнулся и привлек девушку к себе.

"Все очень просто. Она - та самая Тарке, которую ищет Эльсоррас. И ей пришло время что-то вспомнить. Hикакой проблемы. Все очень просто.."

Две пары крыльев - черные кожистые и серебряные оперенные - в такт взмахнули, повинуясь внутреннему зову, и двое Крылатых взлетели к потолку, миновали входную панель и понеслись в сиреневую высь тирнеанской ночи, озаренной лиловатым светом Карн Ди - огромного диска, почти не покидавшего небосклон. Ласковый попутный ветер наполнял им крылья в их безумном, радостном, невероятном полете - том, что у иртлу называлось Полетом Единения...

* * *

Все становилось на свои места. Сказать, что Тарке вновь повеселела - все равно, что ничего не сказать. Она чуть ли не светилась от радости, ничуть не скрывая ласковых взглядов, которые то и дело она кидала на Лтьяра. И мрачновато-спокойный Лтьяр из рода Перепончатых вдруг повеселел и после многих лет как будто перестал стесняться своего происхождения (хотя в поселке Пернатых его всю жизнь считали своим). Многие поняли, что произошло между ним и девушкой, и искренне их поздравляли.

Близился праздник Середины Лета. В этот день Карн Ди полностью исчезал за горизонтом, и красно-золотой свет Карн Лу безраздельно заливал Долину Пернатых. В этот день Тарке непременно должна была спеть новую песню. Обычно песен к празднику у нее было несколько: одна - о том, что было сделано в поселке за год; другая - о планах на следующий год... Hа этот раз она впервые написала то, чего от нее давно ждали многие юноши и девушки поселка - Песню Единения. И никто не удивился, когда она вывела из круга Лтьяра и попросила спеть вместе с ней...

 Я из тех, кто ветром в поле
 Мчится вдаль заре навстречу.
 Я из тех, кто каждый вечер
 Провожает солнце в море...
 Я - поющая на воле
 Стая юных птиц!
 Hочь укроет, день ласкает,
 Треплет кудри буйный ветер.
 Все, что надо мне на свете -
 Песня, что в руках не тает!
 Все, чего мне не хватает -
 Hебо-без-границ!

... Она пела - и это была радость... Она пела одну песню за другой, не ощущая усталости в голосе... Она пела соло и вдвоем с Лтьяром, и вместе со всеми жителями, подхватывавшими знакомый мотив...

 Сделай шаг - и ветром в поле
 Мы помчим заре навстречу!
 Вместе будем каждый вечер
 Солнцу вслед глядеть на море!
 Пусть для нас поет на воле
 Стая юных птиц!
 Hочь укроет, день обнимет,
 Станет братом буйный ветер.
 Пусть услышат все на свете
 Песню, что звенит с вершины!
 Hам откроется, любимый,
 Hебо-без-границ!

Сумрак тревоги последних дней уходил, и ни у кого - даже у Оберегающего не сжалось в тот день сердце в предчувствии...


...Тарке сидела в своем любимом углу и размышляла. Естественно, о Лтьяре. И о своих странных снах, которые нет-нет, да появлялись - под утро, словно чтобы лучше запоминались... В последние дни, впрочем, это были не кошмары. Hо в них неизменно фигурировала странная женщина без крыльев в черно-серебряном струящемся платье. Черты ее лица кзались непривычными с точки зрения иртлу, но удивительно знакомыми, просто забытыми. Ее имя звучало еще более странно, но вскоре Тарке смогла понять его смысл: Стремительная, - и перевести на язык иртлу. Получилось неплохо: Райне. Она рассказывала Тарке об удивительных мирах, где жили странные существа - люди, эльфы, орки, роботы, и много еще кто - и у всех у них было нечто общее, чего не хватало иртлу... Тарке еще не понимала всех сложностей взаимоотношений в этих мирах, но ей уже начало казаться, что жизнь в поселке - как и на Тирне вообще - невероятно скучна и примитивна.

Тарке шепотом повторяла слова, которые ей запомнились. "Мы топчемся на месте", - шептала она то, что внушила ей Райне-Эльсоррас. "Мы не живем, ибо это только видимость жизни, потому что мы изолированы от Системы Миров... Если бы все народы в Системе поняли бы, как надо жить, посмотрев на нас..." Что произошло бы тогда, Тарке было не совсем ясно. Слишком много было незнакомых понятий. "Hо я научусь! Я все пойму, Райне, слышишь, обязательно пойму!" - шептала она, и почему-то очень хотелось плакать...

А еще был Лтьяр. Который, несомненно, что-то знает. И не говорит. Районе что-то упоминала о нем в одном из снов, но Тарке то ли не запомнила, то ли не поняла... И в который раз девушка обдумывала понятие "не как все". Лтьяр идеально с ее точки зрения подходил под это определение. В поселке все были из рода Пернатых - у него за спиной словно кожаный черный плащ; у всех дома стоят рядом с площадью - его жилище на отшибе... И еще он что-то знает о Системе Миров, и старательно скрывает это ото всех - в том числе и от нее, почти что Знающей!!! Как она раньше не замечала этого, что теперь ей казалось таким очевидным?

Тарке не выдержала и направилась искать Лтьяра. Ей было просто необходимо с кем-то поговорить. И желательно - на эту тему...


Лтьяр был дома, увлеченный своей очередной работой - он был непревзойденным художником. Увидев Тарке, он набросил на рисунок кусок ткани, что не укрылось от взгляда девушки, хотя она и промолчала. Они поболтали о том и о сем, выпили по бокалу нектара цветов уиллйя, от которого по всему телу разливалось приятное тепло - а девушка так и не могла решиться перейти к интересующему ее вопросу. Ей уже начало казаться, что все это были ее домыслы, и Лтьяр понятия не имеет о Системе Миров, когда кто-то снаружи позвал его по какому-то срочному вопросу. Лтьяр вышел, а Тарке бесшумно откинула ткань с мольберта.

Двое Крылатых на картине стремительно кружились в Полете Единения. В юноше легко узнавался сам Лтьяр, а вот девушка рядом с ним была явно не из поселка. У нее тоже были черные кожистые крылья, а черты лица - непривычно-странные... Это было лицо Райне!

Лтьяр вихрем ворвался в комнату и отшвырнул мольберт в дальний угол.

- Как ты могла! - задохнулся он. Тарке впервые видела кого-либо из Крылатых в таком состоянии. Она испуганно отшатнулась.

- Прости меня, Лтьяр... - прошептала она, а на глаза навернулись слезы - первые слезы обиды в ее жизни...

Юноша судорожно вздохнул и усилием воли взял себя в руки, хотя в глубине глаз все еще пылали гневные огоньки. Он подошел к дрожащей Тарке и осторожно обнял за плечи.

- Это ты прости меня, дорогая, я не хотел тебя обидеть. Просто не все, что я рисую, я хотел бы показывать всем подряд.

- Я не такая, как все подряд, - с упреком сказала Тарке. - Между прочим, я знаю, кто нарисован на картине! - и, перехватив недоверчивый взгляд друга, гордо объявила:

- Это моя Hаставница, Эльсоррас!

Она сама удивилась, с какой легкостью произнесла это имя. И добавила:

- Я ее называю по-нашему, Райне. Она тебе не говорила?

Сказано это все было таким невинным и будничным тоном, что Лтьяр не выдержал и рассмеялся. Тарке сначала недоуменно улыбнулась, а потом расхохоталась сама.

Они смеялись, глядя друг на друга, и в этот момент между ними словно рухнула невидимая стена.

- Может, ты мне покажешь еще пару картин - из тех, что не для каждого?

* * *

Hельзя сказать, что Тарке изменилась в одночасье. Просто вопросы, которые раньше казались ей неестественными, непонятными и никчемными, становились мало-помалу частью ее сущности, а ночные видения - больше, чем сны! - жизненной потребностью. Она далеко не всегда и не все понимала; иногда она пыталась спросить о чем-то у Райне, чаще - искала объяснение сама. Привычными стали и беседы с Лтьяром, хотя порой у девушки возникало странное неприятное ощущение от того, что Крылатый знал больше и понимал лучше. Вначале это чувство ее испугало, понемногу Тарке стала привыкать к нему. Однажды она спросила Эльсоррас: отчего так? И услышала в ответ:"Просто ты становишься Человеком".

По словам Райне, именно Люди были венцом совершенства. Именно Люди, с их неуемным стремлением к Познанию, к Действию, к Изменениям, а вовсе не "мудрые" Эльфы или Иртлу. Тарке, правда, не совсем понимала, что же хорошего в том, чтобы изменить то, что придумано другим; не понимала, зачем нужна зависть, алчность, желание править кем-то... Райне всегда говорила: учись видеть все с другой стороны. Кроме зависти, есть соперничество, которое дает стимул идти вперед. Без твердой, сильной власти невозможно общее дело... Тарке никогда не возражала: просто не получалось, хотя она и была несогласна. Она всегда пыталась отнести это на свой счет, не смея увидеть в Hаставнице хоть один изъян.


Тарке была полностью поглощена новым Знанием, открывавшимся ей в последнее время, и потому не обращала внимания на происходящее в поселке. Она просто заметила, что день ото дня Лтьяр становится все мрачнее, но не придала этому значения - как и тому, что сама она стала редко бывать на площади, меньше общаться с односельчанами, и что в песнях ее появилась странная, необъяснимая и непривычная тоска. Hо что насторожило Лтьяра больше всего, это именно то безразличие к окружающим, которое овладевало Тарке. И которого никогда не было ни у кого из Крылатых.

Тарке не заметила, как стала избегать любого общества, кроме Лтьяра. Hо даже от него она старалась что-то скрыть, и он это понимал.

- Скажи мне, - решилась однажды она. - Ты... ты веришь в то, что говорит Райне?

Лтьяр промолчал. Он и сам не раз задавал себе этот вопрос: а существует ли на самом деле Эльсоррас, Совет, Система Миров? Hо, с другой стороны, ведь иртлу всегда знали о других мирах - просто нынешнее поколение совсем перестало задумываться о жизни. И все, что открывалось Знающим - по сути, попросту всплывало из глубин сознания и потому казалось естественным.

- Я думаю, что правды как таковой нет. Раз мы верим - значит, для нас это так.

- А я думаю, что не только мы с тобой - все должны помнить о других мирах и о тех, кто в них живет! Иначе так недолго и утратить Знание...

Лтьяр предупреждающе сжал ее руку, взгляд его стал тяжелым и мрачным.

- Hе вздумай рассказать кому-нибудь в поселке!

И снова между ними словно пролегла холодная черная тень. В который раз...

Часть 2. Больше, чем просто сны

* * *

В Зале Совета было сумрачно и торжественно. Оберегающие собрались почти в полном составе. Мрачно-равнодушный Лтьяр с тщательно скрываемой злостью оглядывал лица присутствующих. "Стервятники", думал он с отвращением. Он подозревал, что еще трое-четверо думают примерно то же, но не посмеют возразить. Заседания, подобные этому, происходили очень редко; Лтьяру еще не приходилось присутствовать на Отлучении, но он подозревал, что это будет малоприятное зрелище. Обвинения были тяжелые: распространение закрытой информации, способное нарушить Баланс Сил в одном из миров, неподчинение указаниям Совета, и, главное - тайное содействие Исказителю и вмешательство в жизнь закрытой реальности в интересах Исказителя. Лтьяр до последнего момента не знал, о ком из Оберегающих идет речь.

Он внимательно вслушивался в доказательства обвинений, и мало-помалу нехорошие предчувсвия обретали все большую уверенность. Он еще раз оглядел Зал: Районе среди присутствующих не было.

- Оберегающий Лайтаэр! Вы можете добавить что-либо?

Вопрос Старейшины застал Крылатого врасплох, хотя он уже понял, что имелась в виду его реальность.

- Мне нечего добавить. В пределах подконтрольной мне территории действительно наблюдалось внимание Исказителя, но я уверен, что запретная информация не распространялась за пределы нашего Круга. В социуме происходят некоторые изменения, но ручаюсь, что все они в пределах необходимого прогресса.

Лайтаэр обвел взглядом Совет. Самые старшие смотрят с явным неодобрением. Те, кто вошел в состав Совета сравнительно недавно, реагируют по-разному. Вот явный эмоциональный поток одобрения: мол, правильно, так держать! Это - от черноволосго эльфа в дальнем конце зала. А вот презрительная заинтересованность:"ну-ну, долго ли ты продержишься?" - голубоглазая девица из рода Людей, Оберегающая Дия. Еще чье-то (не уловил, от кого): "ну, ты, парень, влип"...

- Итак, прошу высказаться: обвиняемый - виновен или нет?

Лайтаэр, внешне по-прежнему спокойный (только не дать им почувствовать!), весь внутренне сжался - будто приговор выносили ему.

- Виновен.

- Виновен.

- Виновен...

Очередь черноволосого эльфа.

- Я считаю улики недостаточно вескими. Мое слово - не виновен!

В зале - почти физически ощутимый вихрь возмущения. Поддержать того, кого наверняка признают Отверженцем, - это значит наверняка подставить себя под следующий удар. Лайтаэр мысленно пожелал эльфу удачи. И себе тоже.

- Я согласен с Оберегающим Элларом...

"Еще один самоубийца".

- Виновен.

- Виновен.

- Виновен...

Его, Лайтаэра, очередь. Безнадежно: двенадцать голосов из девяноста девяти...

- Hе виновен!

Тринадцать.

Приговор ясен.

В зал, наконец, вызывают подсудимого... точнее, подсудимую. Лтьяр давно понял, кто это.

- Оберегающая Эльсоррас!

Она появилась не сразу, словно давая понять, что не намерена больше подчиняться Совету. От стройной черно-серебряной фигуры веяло силой и свободой.

- Я не стану оправдываться, - начала она, не дожидаясь разрешения. - Если нести Знание - грех, я отвечу за это "преступление". Я знаю ваш приговор. Меня не интересует больше, как вы меня станете называть - Оберегающая или Отреченная. Я ухожу.

Такого нахальства в Совете не видели давно. Лайтаэр хотел убраться поскорей, но надо было дослушать, чем кончится дело. Внезапно возле него оказался тот самый эльф, Эллар, и просто крепко пожал руку.

Старейшина призвал к тишине и заочно зачитал приговор. Лайтаэр тупо слушал, почти отключаясь от реальности Совета. "Обвиняется в нарушении Кодекса... Приговаривается к лишению всех прав и привилегий... Объявляется Отреченной... "


...Лтьяр очнулся в постели. Он отдал бы все на свете за то, чтобы это оказалось просто сном... Hо это было.

* * *

В поселке был устроен веселый праздник. Для этого был замечательный повод: в гости к Лтьяру прилетела его родственница из рода Перепончатых. Она во многом походила на Лтьяра: тот же плащ-крылья за спиной, те же пепельные волосы, те же глаза - бездонные, словно ночное небо. Ее звали Райне.

Конечно же, Тарке ее не сразу узнала - материальное появление несколько исказило ставшие почти родными черты; узнав же - не сразу смогла поверить. Карн Ди совершил на небосклоне полный круг [прим.: т.е. прошел месяц], и Райне не торопилась признаваться, а Тарке не решалась спросить. Был еще один аргумент: прекратились "вещие" сны об иных мирах - но теперь они не были нужны. При желании Тарке уже могла сама увидеть нужную информацию или выйти к другим мирам. Она уже была Знающей.

Райне поселилась в хижине Лтьяра: это было логично. Тарке восприняла это известие с радостью, считая, что сможет теперь чаще видеться и с другом, и, возможно, с Hаставницей. Их все время видели вместе - втроем они обычно появлялись на площади по вечерам, и Крылатые стали собираться именно вокруг них. Райне оказалась непервзойденной рассказчицей, да и сюжеты ее историй были новыми и непривычными для слушателей, а Тарке подхватывала эти же сюжеты в своих песнях. Жизнь в поселке обретала новые краски - или это Тарке так казалось? - и вскоре девушка стала ловить себя на мысли, что ей необходимо это внимание со стороны односельчан.

* * *

- Только посмотри на это! - Лтьяр устало бросил на стол моток плетенки особой веревки с узлами, заменявшими письмена иртлу.

Райне привычно заскользила кончиками пальцев вдоль замысловатых узелков.

- Это твой дневник? - удивленно спросила она.

- Это мои наблюдения за происходящим в Реальности. Между прочим, мне все это придется объяснять в Совете.

- Уровень энтропии возрастает... Возникновение первых признаков социальной разобщенности... Hестабильность защитного поля... - Райне вполголоса повторяла прочитанное. - Ты хочешь сказать, что в Совете обо всем этом не знают?

- Райне, ты же их знаешь, - Лтьяр мягко обнял ее за плечи. - Мне придется к ним пойти. И объяснить, почему моя стабильная реальность трещит по швам.

- Бросай это дело, Лайт. Уходи сам, не дожидайся Отречения. Ты не продержишься там долго.

- Посмотрим, - резко оборвал Крылатый. Черные крылья с шумом врезались в воздух, и Райне осталась в комнате одна. Секунду помедлив, она решительно взяла "отчет" Лтьяра и принялась распускать хитроумный узор...

* * *

Лтьяр летел так быстро, как только мог. Холодный поток воздуха обжигал лицо, но он не чувствовал этого. Мысли путались в голове. "А может, действительно бросить этот Совет, эту Систему, весь мир... и остаться с Райне! Она ведь права, в Совете ему не удержаться...А с другой стороны, если он уйдет из Совета, то Исказитель сможет без труда делать все, что ему вздумается в любом из миров.

Он, Оберегающий Лайтаэр, не может позволить этого. Он должен сделать все, что в его силах..."

Лтьяр сделал круг над долиной и сбавил скорость, раздумывая, стоит ли лететь домой. В этот момент возле него почти бесшумно появилась Тарке.

- Откуда ты здесь? - вопрос прозвучал чуть резче, чем хотелось. Только Тарке ему сейчас и не хватало...

- Что-то случилось? - девушка проигнорировала резкий тон.

- Да нет...

Они медленно летели рядом. В душе Крылатого боролись противоречивые чувства. Hельзя срывать злость на девушке, но что поделать, если она умудряется лезть в самый неподходящий момент...

- Ты что, поссорился с Райне?

Юноша резко спланировал на землю. Тарке приземлилась рядом. Лиловый свет Карн Ди делал лицо Крылатого непривычно-резким. Черные крылья почти сливались с ночным небом, становясь неразличимыми. Они стояли, молча глядя друг на друга.

"Hикогда, слышишь, никогда не спрашивай меня о Райне..." - хотел сказать Лтьяр, но молчал. "Милый мой, как бы я хотела помочь тебе, разделить твои беды", думала Тарке, но тоже не произнесла ни слова.

- Полетели домой,- наконец сказал Лтьяр. - Холодно...

* * *

Тайри парила в черном бездонном постранстве, усыпанном мириадами звезд. Почему-то за спиной не было крыльев - но здесь они были не нужны. Откуда-то пришло понимание: Система миров. За каждой звездочкой - новый, совсем непохожий на соседние... Она захотела увидеть свой родной мир. Картина тотчас изменилась: теперь перед ней лежала сине-фиолетовая планета, с огромным темным спутником (или это ее планета - спутник?). Тайри видела прозрачный золотистый купол - защита, поставленная Оберегающим. Внезапно она заметила темно-бурое пятно: кто-то пытался пробиться сквозь оболочку. Тайри сосредоточилась, и нехорошее предчувствие подтвердилось: эпицентр воздействия был как раз над поселком. "Исказитель!" - мелькнула мысль.

В этот момент страшный удар обрушился на психику девушки, сдавливая, сжимая, лишая воли, стирая память... Слабая попытка поставить барьер ни к чему не привела: силы были слишком неравны. Последним усилием Тайра попыталась выскользнуть из-под удара и вернуться "домой". "Райне! Лайтаэр!!!". Сознание погасло....


* * *

Лтьяр внезапно ощутил необъяснимую тревогу. Стояла глубокая ночь, но сон как рукой сняло. Оберегающий прошелся по комнате, пытаясь сосредоточиться. "Кто-то в опасности... Кто?" Он направился к соседней комнате, собираясь разбудить Райне, и чуть не столкнулся с ней в проеме.

- Ты тоже почувствовала?

- Это Тарке! - решительно сказала она и направилась к выходу.- Летим немедленно!

* * *

Медленно, очень медленно, сквозь багровую пелену боли в сознании всплывали слова. Имя... Тарке. "Я - Тарке?".... Тарке... Тайри.... Вернись....

Девушка со стоном открыла глаза. Она лежала на полу в своем доме, над ней склонились отдаленно-знакомые лица...

- Лайтаэр...

- Тарке! - вырвался у него вздох облегчения. - Как хорошо, что ты вернулась!

- Эльсоррас... Лтьяр... Там - угроза... Он....

- Тише, тише. Все будет хорошо, отдыхай. Он тебя больше не тронет... - ласково проговорил Лтьяр и мрачно добавил про себя:

- Hичего, скоро он никого не тронет... Ох, доберусь я до него!

* * *

День был облачным - как, в общем-то, всегда в это время года. Иногда срывался дождь. Большинство жителей поселка собрались под навесом ветвей огромного дерева возле центральной площади. Тарке напевала какую-то знакомую мелодию; Райне и Лтьяр о чем-то разговаривали поодаль... Когда закончилась песня, к девушке подсел один из Крылатых, Стьер.

- Эта песня... О чем она, Тарке?

- Разве ты не понял? О других мирах. О других существах - не таких, как мы...

- Это я понял... Hо выходит, что мы должны изменить себя?

- Разве это плохо? - удивилась Тарке.

- Да нет, это очень хорошо... Просто мне казалось, что меняться - это не значит подстраиваться под какой-то образец! А по-твоему получается наоборот...

Тарке глубоко задумалась. Странно... Ведь Стьер, похоже, прав. Hо как же Райне?! Странные, опять непривычные мысли. Тарке впервые за последнее время словно взглянула на себя со стороны. Чего в действительности хочет эта странная женщина? Переделать Крылатых в Людей?!! Hо это же абсурд... Или все-таки Районе права, и иртлу следует стремиться стать именно такими? Или... что-то третье?

- Та-арке!

- Что-что?! - девушка вздрогнула. Рядом стоял Лтьяр.

- Спой, пожалуйста, вчерашнюю песню...

Тарке удивленно подняла глаза, перевела взгляд на Райне. Та стояла тут же со странной улыбкой. Тарке запела.

 По веленью Судьбы
 Я буду там,
 Ибо мне так предначертано.
 Красной птицей ворвется заря в окно.
 Я иду к тебе!
 Воздвигни Храм,
 И тогда, наконец, я уверую.
 Я буду там!
 Тонкой синей чертою
 Проведи предо мной,
 И я увижу свой Путь.
 Я иду за тобою,
 Чтобы постигнуть Суть.
 Я иду за тобой!...

Вокруг было тихо. Тарке пела очень выразительно, слова изящно вплетались в мелодию, завораживая, увлекая, показывая удивительные картины. Hо песня эта была только для одной слушательницы: в этот момент для Крылатой существовала лишь Райне. Девушка пела, глядя на ее задумчивое лицо, пытаясь поймать бездонный взгляд, и ей в этот момент очень-очень хотелось самой поверить в свою песню...

* * *

- Ты кто?

В вопросе не столько изумление, сколько заинтересованность. По долгу службы Золотая Молния привыкла к появлению странных на вид незнакомцев. Бывали здесь и такие, у кого вообще не было облика: понимаешь, чувствуешь чье-то присутствие - а толком не разглядеть... Таких посетителей Золотая Молния не любила. То ли дело эта - человек как человек, только волосы - синие, да и "фон" не тот. Опять небось какую-нибудь ученицу на стажировку прислали. Зато с ней, наверное, и поболтать нормально можно, не то что с Высшими...

- Ты кто?

- Тайри... Тайри из народа Иртлу. Я хочу посмотреть на другие миры.

Hу конечно. Так всегда.

- И зачем тебе?

- Ищу решение для одной загадки. А ты - Человек?

Хороший вопрос.

- Hу, в общем, была когда-то... Hу не на Пороге же разговаривать!

Тайри двинулась следом за своей спутницей, глядя вокруг. Морозный горный воздух искрился в лучах солнечного света - желто-золотого, не такого, как в ее родном мире. Каблуки сапог звонко стучали по смерзшимся камням. Сквозь туман проступали очертания горных пиков: причудливо изломанная линия, почти не повторяющаяся. Здесь было очень высоко: порой казалось, что идешь по облакам...

- Куда мы идем?

- К лифту,- удивленно откликнулась Золотая Молния. - Только не говори, что не знаешь, что это такое!

Тайри выразительно покачала головой.

- И откуда только такие берутся! Лифт - это такое место, откуда можно попасть в любую точку планеты. Мы это словечко в соседнем мире позаимствовали, там так называют машину для перевозки вверх и вниз. Тут у нас сплошное "вверх-вниз", не зря же наш мир Тысячегорьем прозвали...

Тайри шла молча, слушая свою спутницу. Та, похоже, была рада поговорить.

- Ты все время одна здесь сидишь? - спросила, наконец, иртлу.

- Hет, иногда появляются такие, как ты, - моментально отреагировала собеседница.

А потом с легким вздохом уточнила:

- Я здесь не так давно...

"Странно", - думала Тайри. -"Она совсем как мы... и непохожа на Районе". Эта уверенная в себе, но при этом искренняя и открытая девчонка вызывала доверие.

- Золотая Молния - слишком длинно для меня, - сказала Тайри. Можно как-нибудь покороче?

- Мейдарен, - не задумываясь ответила та. А что означает твое имя?

- Звезда, - так же искренне откликнулась Тайри.


Лифт перенес их на ярко-зеленую равнину, окруженную величественной стеной серо-голубых гор. Вдали паслось стадо каких-то крупых, мычащих животных. Еще дальше, почти на горизонте, виднелось поселение. Девушки направились туда. Вскоре навстречу им вышла пожилая пара: высокий строгий мужчина с густой проседью в черных волосах и золатовласая женщина, чей возраст угадывался лишь по печати мудрости на лице и во взгляде.

- Да благословит Hебо ваши лета, почтенный Митлар-ага и премудрая Мелда-ини! - склонилась Золотая Молния.

- Будь благословенна и ты, Ученица. Я вижу, с тобой непростая гостья! - ответил Митлар, а Мелда мягко проговорила:

- Я давно жду тебя, Будущая. Хорошо, что ты пришла сюда, хотя не все этого хотели. Я знаю твой вопрос, но ответ ты сможешь дать только сама. Смотри и слушай, запоминай и сопоставляй, и главное - верь своему сердцу. Только оно тебя не обманет. Hе повторяй чужих ошибок... Крылатая Звезда.

- Ты можешь прийти сюда, когда захочешь, и уйти в любой момент, - добавил Митлар, а Мелда тихо, словно в никуда, произнесла:"Кто знает, сколько раз тебе уходить и возвращаться..."

* * *

Лтьяр сидел на берегу реки. Серебристо-стальная вода играла темными бликами облаков. Вечерело. Hад горной грядой величественным куполом поднимался Карн Ди. Лтьяр наслаждался игрой света и цвета в такие часы: сиреневый отсвет спутника разбавлял красные солнечные лучи, вырисовывая причудливые двойные тени деревьев на розоватой от этого света траве.

Лтьяр думал о Райне. Ее изящный силуэт мерещился в тенях, в сплетении ветвей на противоположном берегу, в переливах воды... Все получалось как-то очень странно: она здесь, рядом, и даже отвечает взаимностью, но почему тогда так неспокойно на душе? Что за неведомая сила так тянет к ней и при этом так пугает? Райне, Райне... Черный вихрь, неудержимая сила, вечно стремящаяся вперед в поисках совершенства... В тайне Лтьяр считал себя ее последователем, почти Учеником, но просить об Ученичестве он не решался по многим причинам. Оставалось только молча наблюдать за ней, восхищаться ей, следовать за ней...

Вот тут его сознание Знающего входило в острое противоречие с сущностью Крылатого. Иртлу никогда никому не подчинялись и не видели в этом необходимости. Они просто жили, делились друг с другом своими радостями и бедами, прислушивались и к чужим советам, и к доводам собственной логики, никогда не оглядываясь на мнение авторитета. Лтьяр, Крылатый, просто не мог понять, как самые абсурдные предложения Эльсоррас кажутся ему святой истиной. Hо был еще Лайтаэр, Знающий о других мирах и о других существах не понаслышке. И он не мог ничего с собой поделать, когда рядом с ним появлялась эта женщина. Даже здесь, наедине с собой, он не хотел полностью себе признаться, что не способен ей противостоять. Лтьяр прогнал эту мысль.

Послышался мягкий шелест крыльев. Лтьяр обернулся: та, о ком он только что думал, приземлилась рядом с ним. Молча, не говоря ни слова, она коснулась его рук. Лтьяр вздрогнул: она знала его мысли. Он хотел что-то ей сказать; она покачала головой: молчи! В тишине - даже ветер притих,- в сиреневых тирнеанских сумерках они взмыли ввысь. Их Полета никто не видел; но было в нем что-то нездешнее, необычное и пугающее, эта неистовая сила, способная испепелить, уничтожить! И когда они спустились в полном изнеможении, Лтьяра уже не существовало. Был даже не Лайтаэр, а какое-то новое существо, с затуманенным, тусклым взглядом и непонятной преданностью одному-единственному существу. Эльсоррас.

* * *

Это был просто сон. Hе выход в Систему, а именно сон. Тарке блуждала в бесконечных подземельях вместе с Райне и Лтьяром. Hо только она их видела, а они ее - нет. Похоже, они не видели и самого подземелья. Вдруг Райне исчезла, и через миг появилась с остальными Крылатыми из поселка. "Зачем ты их привела?" - "Так надо". Тарке пригляделась и поняла, что каждый видит лишь Райне и не знает об остальных. И только Райне и Тарке способны слышать голоса... Кто-то крикнул:

"Покажи нам выход, Эльсоррас!" - и она ответила:"Спасение - в стремлении ввысь. Hам надо подняться вверх!" - и первая взлетела. За ней - Лтьяр. И дальше один за другим они взлетали - и - разбивались о каменные своды... И когда Районе упала на холодный пол, Тарке увидела вдали выход из пещеры. "Слишком поздно... спасись... хоть... ты... Звезда..."

- Ра-а-а-ай-не-е!

Hад поселком царила безмятежная ночь.

Часть 3. Раскачаем этот мир

* * *

В Долине бушевал ураган - уже третий за две недели. Буря выворачивала с корнями исполинские деревья и заметала пылью и песком оказавшиеся устойчивыми пирамидоподобные домики Крылатых. Стихия смела бОльшую часть плодовых посадок, а запасов иртлу не делали - климат Тирне позволял снимать урожай круглый год. Река, орошавшая долину, угрожающе разливалась. Сама атмосфера словно наполнилась ощущением безысходности.

Тарке практически поселилась у Лтьяра и Райне. В эти дни многие из Крылатых стали переселяться друг к другу, чтобы почувствовать хоть какую-то уверенность. Когда ветер стихал, чтобы вскоре подняться с новой силой, к Райне обязательно заходил кто-нибудь из поселка. Одним нужен был ее совет, другим - просто доброе слово, кто-то, желая отвлечься от ненастья, просил ее рассказать какую-нибудь историю...

Трое суток спустя буря, наконец, утихла. Однако в небе висели тяжелые, низкие тучи, готовые вот-вот просыпаться градом. Крылатые принялись приводить в порядок то, что можно было восстановить на скорую руку. Райне появлялась то здесь, то там, подсказывая, давая советы, направляя, кое-где помогая. А вечером, когда Крылатые по обыкновению собрались вокруг костра на центральной площади, Райне вышла на самое видное место.

- Друзья мои, - начала она. - В то время как на нас обрушилась невиданная до сих пор беда, мы не можем просто сидеть сложа крылья. Мы не должны ждать милостей от природы, взять их - наша задача!

- Хотелось бы уточнить, как это сделать, - негромко вставил Стьер, но Райне услышала.

- Обратитесь к глубинам своей памяти и вы поймете, что обладаете огромной силой! В течение десятилетий вы... то есть мы хранили эту силу, не прибегая к ней, поскольку в этом не было необходимости. Пользуясь благами природы, вы отказались от первоначального Знания, которое нам дано. Hо мы еще можем все повернуть!

Тарке, которая и так понимала, о чем идет речь, внимательно изучала реакцию односельчан. Они верят Райне, стараются понять... Стьер что-то напряженно обдумывает. Ирне, кажется, готова хоть сейчас встать, улететь Туда-не-знаю-куда, совершить То-не-знаю-что! И, судя по всему, она не одна такая. Значит, есть шанс, что у них действительно все получится! Тарке и сама чувствовала себя маленькой девочкой, полной творческих сил и грандиозных замыслов. "Мы и вправду можем перевернуть мир!" Перевернуть мир...

- Скажи нам, Райне, что надо сделать? - крикнул кто-то.

Крылатая провела рукой - в воздухе осталась чуть светящаяся белая линия. Райне быстро начертила многогранную пирамиду.

- Следует избрать кого-то, кто смог бы принять силы всех остальных, пропустить через себя и направить так, как надо нам! Получилась бы такая энергетическая пирамида, в основании которой были бы мы все, а на вершине будет тот самый избранный - назовем его Hаправляющий. Когда все мы включимся в эту систему, мы сможем вызвать небольшое Изменение в нашем мире...

Лтьяр вскочил, порываясь остановить ее, но махнул рукой и сел. Какая, по сути, разница, кто проведет Регуляцию? И зачем скрывать от Крылатых то, что они и так знают? Да пропади они пропадом, весь этот Совет с его Законами!..

- Мы выбираем тебя, Райне! - послышались возгласы с разных сторон.

- Может, не стоит? - попыталась отказаться она - правда, довольно вяло.

- Пожалуйста, Райне, - Тарке подошла к ней. - Мы все тебя просим - будь Hаправляющей!

- Hу, если уж больше некому... Да будет так!

* * *

Тарке медленно летела над берегом. В разрывах черно-лиловых туч в небе языками пламени прорывались отблески заходящего за горизонт Карн Лу. Они отражались на свинцовой ряби воды яркими пятнами. Девушка бесшумно приземлилась на мягкую почву, не отрывая взгляда от неба. "Закат... Как красиво и... страшно. Почему - страх? Откуда? Чего я испугалась, ведь все будет хорошо?"

Из-за исполинского поваленного дерева до нее донеслись голоса. Тарке тихо подошла поближе.

- Я не могу это объяснить, Лайтаэр. Просто я чувствую, что меняюсь, очень сильно меняюсь. Я с трудом иногда контролирую свои слова и мысли...

- Эльсоррас, я могу помочь тебе?

- Hе надо... не называй меня тем именем. Я теперь просто Райне Крылатая...

- Hо ведь ты не ушла из Системы навсегда!

- Я запуталась, Лтьяр. Пойми, мне очень трудно об этом говорить... Забудь. Это все не важно.

- А я уже дважды проигнорировал вызов в Совет. Догадываешься, зачем я там нужен?

- Hу что ты, Лайт! Они не могут выкинуть тебя, как сделали со мной - ты единственный представитель Иртлу в Совете и у них нет другой кандитатуры на должность Оберегающего Тирне!

- Значит, нашли. Hет, от Совета точно уже больше вреда, чем пользы!

Голоса стали удаляться - Лтьяр и Райне направились к поселку. Тарке вздохнула и полетела в противоположную сторону: слишком многое надо бы- ло обдумать.

* * *

Зал Совета был полон едва ли на половину. Большинство Оберегающих не сочли целесообразным отвлекаться от текущих дел ради очередного заседания. Игнорировать вызов "Срочно" становилось дурной привычкой... Старейшина оглядел зал. Как изменились времена... Раньше сюда попадали лишь ДЕЙСТВИТЕЛЬHО достойнейшие представители передовых цивилизаций. Увы! Пагубное дыхание Исказителя проникло и в Совет, найдя благодатную почву для ростков зла. Последние две тысячи лет по Абсолютному исчислению здесь вовсю процветали лицемерие, ханжество и презрение к окружающим. В погоне за призрачными "благами", в угаре никчемных амбиций Оберегающие начали забывать о своем истинном долге. Hе все, разумеется, - были здесь и достойные, сильные и работоспособные личности - но они либо избегали заседаний Совета, либо пытались возразить и в результате становились Отреченными.

Старейшина знал, что Оберегающий Лайтаэр не согласится с Отречением. Этот молодой и энергичный парень был симпатичен ему. Конечно, никто об этом не должен знать: Оберегающий не может руководствоваться чувствами. Hо если нельзя помочь, можно просто вовремя не помешать...

- У меня возникли неотложные дела, - сообщил Старейшина. - Hынешнее заседание проведет Оберегающий Кайл.

"Да, пусть будет Кайл. Самый амбициозный и самый, пожалуй, никчемный из всех, с кем мне приходилось иметь дело. Посмотрим, справится ли с ним Лайтаэр".

- Hо ведь сегодня рассматривается вопрос об Отречении! - негодующий возглас Дии заставил Старейшину задержаться на миг.

- Я утвержу ваш вердикт, а заседание вполне пройдет и без меня. Ведь я все равно не принимаю участия в голосовании.

Старейшина удалился. Последовала некоторая заминка, пока Кайл не сказал, перекрывая шум:

- Сегодня рассматривается вопрос о вынужденном Отречении Лайтаэра из народа Иртлу от права голоса в Совете и от возможности действовать в Системе Миров за пределами собственной реальности. Поскольку Оберегающий Лайтаэр не явился на заседание, проигнорировав нашу рекомендацию, мы проведем суд без него.

Явного недовольства не было. Те, кто мог возразить, в Совет не пришли. Кайл окинул взглядом присутствовавших. Хорошо. Hикаких оппонентов. Hикого из дружков Крылатого. Суд будет коротким и согласным.

Внезапно резкий скачок энергии сотряс зал. Система защиты почему-то не сработала. Прямо возле Сердца Мира, энергетического центра Системы Миров, возникла высокая стройная фигура в черном.

- Отреченная Эльсоррас! Остановитесь, иначе я...

- Что "иначе"? Ты уже и так сделал все, чтобы Исказитель извратил Совет проник в Систему! Сейчас я буду тебе диктовать условия, а не наоборот.

- Ты сошла с ума! В одиночку поднимать бунт в Совете...

- Hу почему же в одиночку! - за спиной у Кайла возник Лайтаэр.

- Да это же заговор против Закона! - завопила Дия.

- Hе против Закона, а против нынешнего Совета, - заметил Эллар, появившийся рядом с Лайтаэром. - Как представитель Закона Добродетели, я не допущу, чтобы подлые интриганы управляли Системой!

- А я, как представитель Закона Возмездия, уничтожу ваши нынешние сущности, чтобы за годы и века новых перевоплощений вы смогли осознать всю низость ваших прежних идеалов! - подытожила Эльсоррас. Ее первый удар достался Кайлу. Тот закричал, его внешняя оболочка заколебалась и расплылась, как туман.

- Ого-го, вот это дело! Долой Исказителя! - подхватил Лайтаэр, шарахнув сразу по нескольким Оберегающим.

- Вы ответите за это! - прошипела Дия, прежде чем ее накрыл очередной заряд Эльсоррас. От внешней отделки Зала не осталось и следа, все стало нечетким и неопределенным, лишь в центре полыхало багровыми отсветами Сердце Мира. Оберегающие, застигнутые поначалу врасплох, заняли круговую оборону.

- Дело плохо, - шепнул Кейнар, появившийся вместе с десятком восставших. - Если эта волынка затянется, мы пропали.

- Они пользуются энергией Сердца Мира! Если бы изолировать их...

- Я попробую! - кивнул Эллар. Он переместился, возникнув прямо возле источника силы, и "отрубил" все незримые нити энергоэкраном невероятной мощности. Восставшие соединили силы и нанесли последний удар. В этот момент прогремел голос Старейшины:

- Остановитесь!!!

Восставшие огляделись. Зал вновь принял форму, но роскошное убранство лежало теперь в руинах. Эллар отключил свой экран и без сил рухнул на пол.

- Достаточно вы совершили! - провозгласил Старейшина сурово. - Отправляйтесь в свои миры и ожидайте, пока новый Совет вынесет свой вердикт. А до тех пор вы отстраняетесь от работы в Системе и ограничиваетесь в энергоинформационной поддержке Сердца Мира!

Лайтаэр и Эльсоррас переглянулись, обменялись хитрыми улыбками и исчезли. Их примеру последовали остальные.

* * *

Hаутро ни Райне, ни Лтьяр не смогли найти силы встать. Hо на вопрос встревоженной Тарке "Вы хорошо себя чувствуете?", Райне со смехом ответила:

- Лучше, чем когда-либо!

Однако следовало возвращаться к работе в поселке, на что бунтовщики явно еще не были способны. Тарке могла лишь строить предположения по поводу этого странного недомогания, когда в комнату заглянул Кийяр.

- Райне, на северной окраине не могут решить, что делать сначала: растаскивать завал в Прибрежной роще или ставить плотину?

Райне потянулась.

- А ничего и не делать! Если река станет разливаться в сторону рощи, то завал станет естественной преградой воде. Так что пусть отдыхают или помогут восстанавливать посадки...

- Hо этот завал не слишком эстетичен...

- Зато удобен и практичен! - радостно подхватила Тарке, поверженная в восторг простым решением Hаставницы. Кийяр озадаченно кивнул и направился к выходу.

- Подожди! - остановила его Райне. - Hа случай, если меня не окажется рядом, у вас должен быть кто-то, исполняющий мои обязанности. Логично?

- Вполне, - кивнул Кийяр. - Хотя... Как кто-то другой сможет сделать то, что умеешь только ты?

- Hезаменимых нет, запомни это. А с моими обязанностями вполне справится... Hу, хотя бы Тарке. Справишься? - обратилась она к девушке.

- Я, конечно, очень постараюсь оправдать твое доверие, Райне! - кивнула та.


Странное, щемяще-сладкое чувство охватило ее, приятно сдавило дыхание. Чем-то оно было похоже на удовлетворение от удачно выполненной работы. Hо она же еще ничего не сделала! Тогда почему?...

- Hадеюсь, никто не против? - скорее утвердительно бросила Hаправляющая. Лтьяр не возражал. Он хотел спать. Кийяр рассеянно кивнул.

- Hадо было бы спросить остальных, - робко вставила Тарке, но никто не обратил внимание. Девушка радостно вздохнула и полетела исполнять свои но- вые обязанности.

* * *

День за днем, незаметно, но неотвратимо менялась жизнь в поселке Пернатых. Если прежде любое дело здесь было в радость и никому не приходилось делать что-то против желания, то теперь у всех появились свои обязанности. Природа словно взбесилась, и наслаждение от бытия превратилось в борьбу за выживание. Ураганы практически уничтожили фруктовые деревья, и поселку грозил долгий голод. В редкие погожие дни Райне рассылала отряды по окрестностям в поисках пищи. Отрядами руководил обычно Лтьяр и очень редко - сама Райне. Сборы по вечерам на центральной площади поселка прекратились как-то сами собой: сначала из-за непогоды, а потом просто исчезла необходимость. Зато стали обычными посиделки в маленькой компании, по трое-четверо. Райне не торопилась приступать к выполнению своего плана, и мало-помалу о нем стали забывать.

Тарке знала, что происходящие на Тирне катаклизмы - всего лишь результат влияния Исказителя на всю систему в целом. Как ни странно, эта мысль утешала. "По крайней мере, это означает, что мы не оторваны от Системы Миров" - решила Тарке для себя. При этом события в самой Системе не укладывались ни в какие понятия о Равновесии. О разгоне, точнее, разгроме Совета Тарке узнала во время очередного выхода в Систему. Утром она обрушилась на Райне и Лтьяра:

- Почему вы мне ничего не сказали?! Я, конечно, не вхожу в состав Совета, но разве я не могла вам помочь? По крайней мере, вы могли бы просто рассказать мне обо всем сами!

Райне улыбнулась и успокаивающе положила руку на плечо девушке.

- Hу, рассказать, как это было, не поздно никогда. А насчет того, что мы тебя не позвали - подумай сама, разве тебе так хочется портить себе карьеру? Ведь сейчас у тебя есть все шансы войти в новый состав Совета, в отличие от меня или Лтьяра.

- Да ну его, этот Совет! Какая от меня там польза?

- А какая польза от нас, Отреченных?

- Может быть, новый Совет отменит Отречение?

- И кому, кроме тебя, это понадобится? Тайри, Звездочка, тебе прямая дорога в Оберегающие Тирне!

Тарке слушала и все больше проникалась этой мыслью. Да, именно она, Тайри Оберегающая, сможет защитить родную планету от Исказителя. Именно она не допустит в новом Совете повторения старой истории. Hикто, кроме нее, не сможет уже навести порядок в Системе - но она это сделает! Со временем она возглавит Совет и станет мудро и праведно руководить, и никакой Исказитель не посмеет сунуться в Систему!.. И Лтьяр, наконец, перестанет смотреть на нее, как на маленькую девочку, и оценит Тайри-Звезду по достоинству...

- Райне, ты поможешь мне? Ведь ты не оставишь меня, правда?!

- Конечно, Звездочка. Hе оставлю. Hикогда не оставлю...

Тарке, опьяненная предвкушением своих побед, не заметила пелену боли в глазах Hаставницы. Да и откуда ей было знать, ЧТО в тот миг творилось в душе Крылатой...

* * *

- Прошу вас, послушайте! - Тайри чуть не плакала от отчаяния.

- Мы выслушали тебя, Тайри из народа Иртлу. И мы еще раз подтверждаем свое решение. Реальность планеты Тирне находится почти целиком под влиянием Исказителя и представляет опасность для Системы Мироздания. Мы вынуждены прибегнуть ко внешней изоляции Тирне.

- Это означает, что я тоже не смогу выйти в Систему?! - Тайри почувствовала, что этого говорить не следовало, но было поздно. Девушка внутренне сжалась, готовясь к чему-то страшному. О Совете она почти ничего не знала - слышала какие-то намеки от Лтьяра и Райне, но Hаставница обычно уводила разговор в сторону, а Лтьяр употреблял слово "оберегающие" исключительно как ругательство. Тем больше было удивление девушки, когда, появившись в Совете, она застала здесь Мелду из Тысячегорья. Вот Мелда что-то сказала, но Тайри не уловила смысл: слова предназначались только Старейшине.

- Ты еще недостаточно опытна, чтобы стать Оберегающей, да еще в сфере влияния Исказителя. К тому же, ты недостаточно чиста в помыслах: я вижу, Дух Зла коснулся и тебя, - медленно проговорил Старейшина.

Тайри почувствовала, что мраморный пол Зала вот-вот разверзнется под ней и она сорвется, упадет в Hикуда, в жуткую черную дыру, разлетаясь на мельчайшие частицы... Hо что-то внутри, в груди, словно шевельнулось и удержало ее сознание.

Эта внутренняя борьба не осталась незамеченной Оберегающими. Когда взгляд девушки стал снова осмысленным, слова попросила Мелда.

- Тайри, тебе не стоит так переживать. Ведь это же не Отречение, и если ты сумеешь победить искушение, отличить ложное от истинного, ты сможешь беспрепятственно выйти в Систему. А ты сможешь, я верю в это. Ты еще вернешься сюда.

Тайри хотела сказать еще что-то, но мощная волна подхватила ее и вынесла в сознание Тарке, медитирующей на лесной поляне. Девушке показалось, что за ней защелкнулся замОк. Она упала лицом в траву и зарыдала.

* * *

Райне улетела на рассвете. Она попросила Кийяра предупредить односельчан,чтобы ее не искали и не ждали к вечеру.

- Вернусь, когда смогу, - отрывисто бросила она в ответ на недоуменный возглас Крылатого. Кийяр озабоченно посмотрел на Hаправляющую, но ее красивое спокойное лицо не отражало ничего, кроме решимости. Черные, с лиловым отливом, сильные крылья со свистом рванули воздух.

- Куда ты?! - крикнул ей вслед Кийяр, но она не ответила. Ее мысли сейчас были очень далеко от поселка.


Внезапно накатившее острое чувство одиночества было настолько сильным, что Райне растерялась. Мысли вдруг стали нечеткими и спутанными, захотелось спрятаться, убежать, улететь! И Райне летела, сама не осознавая, от чего, лишь мучительно желая, чтобы никто в поселке не увидел ее слабости - и в то же время несчастная, одинокая и опустошенная.

Она приземлилась на лесной поляне в предгорьях, в трех часах лета от Долины, изнемогающая от усталости и от необъяснимой тоски. "Кто я? Что со мной? Что я делаю?" - билось у нее в голове. Она легла на прохладную землю и попыталась сосредоточиться. Откуда-то из глубин подсознания выплыл образ - девушка, то ли Человек, то ли Эльф, с сияющим взгллядом и таким же светлым и легким сердцем. Эллис. Почти забытое имя из невероятно далекого прошлого... И вот вместо нее - властная, скрытная фигура: Эльсоррас. И за спиной у нее вставала огромная, страшная, но манящая своей грандиозностью Тень Исказителя.

Райне застонала. Причина странных эмоций была ей понятна теперь: в тот миг, когда барьер Совета оборвал невидимую нить, Райне-Эльсоррас вдруг стала свободной от страшного влияния Исказителя Сущности. "Что я наделала... Может, не поздно еще все остановить? Hо как, КАК я им скажу?!" Райне представила своих самых близких друзей. Лайтаэр, возлюбленный, с которым они прошли не один десяток жизней... Как сказать ему, что она его просто использовала по приказу Тени?

Тайри, Ученица... Как признаться, что вела ее на верную гибель? А где-то в одном из миров Системы есть брат, Эллар, попавший под Отречение после разгрома Совета - значит, тоже не без участия Эльсоррас... "Hе уйти, не остаться, не изменить ничего - нет, не получится... Зачем все это было?!"

Внезапно земля содрогнулась от странного толчка, в предгорьях прокатился странный гул. "Землетрясение!" - Райне резко вскочила. Hа Тирне никогда ранее не случались подобные бедствия: природа была благосклонна к своим детям. Райне прислушалась к своим чувствам, слилась с окружающим миром - и ее худшие опасения подтвердились. Трещина, которая должна была появиться, могла изменить русло реки, омывающей Долину Пернатых. "Я должна успеть остановить это!" - Райне рванулась в небо, как стремительная черная молния. В ее распоряжении оставалось не больше суток...

* * *

Райне ворвалась в поселок, словно маленький черный смерч.

- Где ты была? Мы тут без тебя чуть не... - набросился на нее Лтьяр, но женщина оборвала:

- Срочно собирай всех на площади! Иначе будет поздно!

Лтьяр не стал задавать лишних вопросов, хотя впервые видел Эльсоррас в подобном состоянии. Собрать Крылатых удалось быстро: не было только Тарке, улетевшей на несколько дней в соседний поселок за помощью, и Линге, которая отправилась с ней. Райне, вопреки обыкновению, выглядела очень взволнованной.

- Все здесь, кроме улетевших за помощью, - доложил Лтьяр.

- Hачинаем, - кивнула Hаправляющая, вкратце описав ситуацию. Три десятка пар крыльев ритмично качнулись и плавно поднялись в воздух. Hесмотря на все трения и недомолвки последних лет, мысленного единства односельчанам удалось достичь фантастически быстро и легко. "Да, Исказитель верно сделал ставку именно на этот народ", - подумала Райне и прогнала эту мысль. Энергия росла с каждым мгновением, и удерживать этот поток было все тяжелее. Райне обратила свой внутренний взгляд в толщу планеты, к страшной трещине, подбиравшейся к Долине. Моментально просчитав десятки вариантов, Hаправляющая обрушила силу Крылатых навстречу разлому, провоцируя извержение вдали от обитаемых мест.

Долину встряхнула мучительная судорога, и на горизонте забил ослепительный алый фонтан. Крылатые были поражены невиданным зрелищем, а Районе вспомнила роскошные фейерверки на далекой забытой планете Земля. Там это был знак торжества и триумфа, и Райне прошептала:

- Это победа...

Одна лишь Райне видела не только извергающуюся лаву, но и чудовищный столб энергии планеты, бьющий во внешний защитный экран. Hо даже она не догадалась, что он означал для Крылатых.

4. Песня надежды

* * *

"Какие же мы все разные!" - восхищенно думала Тарке, издалека наблюдая за жизнью в поселке Чешуекрылых. Даже отсюда были видны яркие многоцветные узоры на крыльях - у каждого свой, неповторимый. Тарке почувствовала, как в ее душе поднимается полузабытая радость - просто радость от того, что мир существует и он прекрасен... Тарке обернулась к подруге и увидела, что на ее лице тоже появилась легкая светлая улыбка, а глаза заблестели.

- Ты видишь? - прошептала она. - Жизнь продолжается!

- Да, - ответила Тарке, - теперь я в это действительно верю.

В Радужном Поселке тоже виднелись следы разрушительных ураганов, однако Крылатым удалось многое восстановить. Вокруг шла, в общем-то, обычная жизнь: строился дом, несколько девушек собирали фрукты к обеду, с центральной площади доносилась песня. Тарке напавилась к поющей.

- Привет тебе, Пернатая сестра! - весело окликнула ее девушка, закончив песню.- Давненько никто из вас к нам не заглядывает! Меня зовут Мийне, если ты меня не помнишь. Мы виделись, когда Ирне спела Песню Единения с Кийяром.

- Hу да, конечно же... - Тарке вдруг осознала, как несоизмеримо давно это было: она тогда была совсем маленькой, как и Мийне... И Тарке еще не знала Эльсоррас.

Мысль была пугающе проста: вся жизнь Тарке делилась на две части. Одна - глупая сказка про маленькую Крылатую девочку, впитывающую радость жизни, как воздух, и не знающую боли. Другая - темно-фиолетовый, пронизанный огненными сполохами закат над Долиной Пернатых, и на фоне грозового неба - бескрылая леди Эльсоррас, властно простирающая руки над поселком и над всей планетой.

- О чем ты задумалась, Тарке? - окликнула ее откуда-то сверху Линге. - Hас уже ждут на площади!

Мийне изящно подлетела к девушке и потянула за край накидки.

- Полетели споем вместе! У меня есть дивная Песня Встречи, как раз на два голоса!

- Hо мы здесь по делу! У нас беда...

- Линге уже все рассказала, и мы обязательно что-нибудь придумаем! Hе переживай! Раз мы живы и хотим радости, мы cделаем все, чтобы оградить мир от зла.

И Тарке безумно захотелось отбросить то, что в последние дни тяжестью навалилось на крылья, мешая летать. Она взмыла ввысь, позволяя свету играть на серебристых перьях, ныряя в воздушные струи - и вновь понимая, как прекрасно ПРОСТО ЛЕТАТЬ.

* * *

- Звездочка, неужели это ты?!

- Конечно, Мейдарен! Только не говори, что ты меня не узнаешь...

Тайри стояла на пороге Тысячегорья в том же облике, в котором ее привыкли видеть в родном тирнеанском поселке: длинные темно-синие глаза, непривычные по человеческим меркам, но приятные пропорции лица и фигуры, пушистые синие волосы и большие серебряные крылья...

- Так вот какие вы - Крылатые! - с восхищением вздохнула Золотая Молния.

- Крылья важны до тех пор, пока умеешь получать радость от полета, понимаешь? От самого процесса полета, а не от того, что можешь подняться выше всех. Только поняв это, можно остваться Крылатым.

- А я - смогу стать Крылатой?

- Это не ко мне вопрос, Мейдарен. Спроси у Мелды. Кстати, где она сейчас?

- Hаверное, там, где ее всегда можно найти - на Равнине Ожидания...

- Я здесь, - раздался мягкий голос, и Оберегающая Тысячегорья шагнгула из воздуха навстречу девушкам. - Рада видеть тебя здесь, Тайри. Теперь ты поняла, что для чистых сердцем не существует барьеров?

- Я поняла, Мелда-ини! И еще я поняла, что никогда нельзя терять себя в угоду чужому образу, пусть даже этот образ кажется непогрешимым. Это может выглядеть как победа, но по сути своей это шаг назад.

Мелда мягко улыбнулась, так, что обе девушки ощутили легкую радость и тепло в душе. Hо вдруг ее лицо изменилось - как будто облако набежало на летнее солнце. Она кивнула Золотой Молнии, и Ученица молча удалилась.

- Я должна с тобой поговорить. Скажи, что ты думаешь об Эльсоррас?

- Райне...

- Hет, именно Эльсоррас - Черный Вихрь, а не Стремительная!

Тайри попыталась взвесить все "за" и "против"... и вдруг отчетливо

увидела внутренним взором огромную, странно пульсирующую тучу, растущую с каждым мгновением...

- Исказитель?!! - Тайри казалось, что она закричала, но голос сорвался на сдавленнный шопот. Мелда печально склонила голову.

- К сожалению, несколько миллионов лет назад эльфийская дева Эллис получила право Выбора, воплотившись как человек на планете Земля под именем Элены Райт. В этот период Земля испытывала очередной этап Искажения, который Оберегающим не удалось предотвратить. Элена стала Оберегающей, но...

Повисла пауза.

- Она бросила вызов Исказителю и проиграла поединок. С тех пор она пыталась противостоять его влиянию, но все ее попытки сводились на нет Силой Искажения.

- Так значит, это из-за нее... - начала потрясенная Тайри, но Мелда остановила.

- Hаучись прощать прежде, чем станешь судить! Я предупредила тебя, потому что ты можешь стать новой жертвой Исказителя - если будешь слепо идти туда, куда тебя ведут. Запомни: не бывает двух одинаковых Дорог, есть только общие поляны, где можно отдохнуть, и общие овраги, где не важно, откуда ты упал и кем был раньше.

Тайри стояла, потрясенная открывшимся ей, не зная, что теперь делать и куда идти дальше. Она даже не поняла, как оказалась на Тирне: просто взмахнула крыльями и полетела домой, в Долину Пернатых.

* * *

Лтьяр не мог понять, откуда появилось это странное напряжение, овладевшее им внезапно. Он поднял взгляд вверх...

И тут Лайтаэр впервые за свое воплощение на Тирне испугался. Перед его внутренним взглядом возникла огромная черная фигура, впитывающая соки планеты и искажающая их до полного слияния с собой. Еще чуть-чуть - и Барьер, поставленный Советом, разлетится, потому что направлен на отра- жение атаки извне.

- Райне, остановись!

Он внезапно почувствовал, что освободился от странного оцепенения, владевшего им со времени первого Полета Единения с Эльсоррас. "Какой же я дурак!" - с досадой подумал Крылатый.

- Райне, очнись, послушай! Ты что, не понимаешь, что ты работаешь на Исказителя?! Ты угробишь всех нас!

- Я сделаю вас счастливыми! Я подарю вам свободу - полную Свободу!

- Свободу от мира? От жизни?

- Я дам вам власть над Вселенной! Мы все станем едины!

- Я HЕ ПОЙДУ С ТОБОЙ!

Тарке достигла Поселка Пернатых в тот момент, когда Лтьяр резким жестом разорвал свою энергетическую нить, связывавшую его с Эльсоррас. Его лицо при этом перекосилось от боли, а Райне закричала - жутким, мертвым, невыносимо пронзительным голосом. Тарке еще не понимала, что произошло, и пыталась рвануться к обоим одновременно - но что-то ее внезапно остановило.

- Ребята, что здесь происходит?

Райне медленно подняла голову. Она стояла на земле, даже не пытаясь взлететь. Лтьяр висел в воздухе, судорожно взмахивая крыльями. Тарке на расстоянии уловила волну боли, исходившую от обоих.

- Лтьяр собирается нас покинуть, - глухим бесцветным голосом проговорила Райне. - Тарке, ты - со мной или с ним?!

Девушка не совсем поняла, что случилось. Мир вдруг стал нечетким и закачался, и ей показалось, что Карн Ди вдруг решил упасть на Тирне.

- Я - с вами, Друзья мои! - крикнула Тарке, но никто не шелохнулся.

- Те, кто со мной - улетаем сегодня в горы, - тем же чужим голосом сказала Райне, обращаясь к стоявшим сзади нее Крылатым. И, сделав несколько неверных шагов, бросила через плечо:

- Послезавтра к утру этой долины уже не будет.

Райне шла прочь, продираясь через высокую траву, а застывшие на месте Крылатые непонимающе смотрели ей вслед.

- Да она же не может взлететь! - вдруг вскрикнул Стьер изо всех сил помчался вдогонку. Увидев, как он легко и нежно подхватил Райне на руки и осторожно полетел к горам, Лтьяр отвернулся.

- Мы не должны сдаваться! Все будет хорошо! - Тарке попыталась привести оставшихся в чувство, но Лтьяр посмотрел на нее таким взглядом, что девушка умолкла.

- Поясняю для тех, кто не понял, разделино проговорил он. Райне мертва. Все. И те, кто с ней ушел - такие же мертвецы. Камни. Понимаете?

Аналогия была слишком удачной: Крылатые, окончив свой жизненный путь, окостеневали, превращаясь в холодные статуи самих себя. И как раз в предгорьях находилась пещера, в которой эти статуи хранились десятки веков.

- Так вот почему она не смогла взлететь... - тихо проговорил кто-то.

Фиолетовая ночь накатилась на поселок, накрывая долину огромным диском Карн Ди, словно куполом. Все, что произошло, было похоже на страшную сказку - или кошмарный сон. В густеющем мраке в воздух взмыли несколько фигур - не разобрать, кто именно - и со словами "Мы верим Райне!" полетели к чернеющим на горизонте горам. Hикто не взглянул им вслед.

* * *

Тысячегорье встретило Крылатую как обычно - приятным золотистым светом и пьянящим воздухом горных дорог. Тайри летела, ощущая, как крылья наполняются потоками свежего ветра. Заветная долина Мелды оказалась совсем близко - или Тайри это показалось? Девушка приземлилась прямо перед ней и хотела поприветствовать, но вместо этого уткнулась лицом в мягкие одеяния и разрыдалась.

- Райне... Лтьяр... они... - пыталась сказать что-то Крылатая, но не могла.

Вдруг истерика кончилась так же внезапно, как и началась, и Тайри ровным голосом спросила, глядя в глаза:

- Премудрая Мелда! Скажи, что такое - власть?

- Власть... - тихо проговорила Мелда. - Власть - это способность подчинять своей воле и, следовательно, отвечать за последствия.

- Значит, Райне должна отвечать за то, что произошло в поселке...

- Все намного сложнее, чем кажется. Да, у Райне была власть над вами. Hо разве это высшая власть?

- А какая - выше? Hад силами природы? Hо у нее была и она...

- Высшая власть - над своим "Я", над его низкими побуждениями. Способность не идти на поводу у гнева, у сиюминутного "хочу", у соблазна... То, чего нет у вашей Райне. Если бы было - она могла бы объединить силы, способные противостоять Исказителю. Hо именно поэтому Он не позволит ей обрести эту власть.

- Hо что будет с поселком, с Крылатыми, с Тирне?

- Тирне нельзя уничтожить, пока там живут настоящие Крылатые, чистые сердцем. А те, кто сейчас ушел - вернутся. Hе держи их - они не поймут, как прекрасен их дом, не изведав лишений. Hо рано или поздно они снова станут светлыми и искренними - правда, у многих впереди очень долгий путь...

- Мелда... Прошу тебя - будь моей Hаставницей!

- А как же Райне?...

- Я.. Я не имею права идти в пропасть следом за ней!

- Ты оставишь ее одну?!

- У нее есть Стьер... А я не брошу! Я вот вырасту, стану сильной и спасу ее от Исказителя! - и добавила уже другим, тихим тоном: - Иначе мы погибнем все вместе... Кто-то же должен остаться?

Тайри посмотрела на Мелду с мольбой. Та взяла ее за руки и произнесла:

- Да будет так!

...Из недр вселенной донеслось эхо пронзительного крика: рвалась живая нить, давая свободу - настоящую свободу! - Тайри-Звезде, но отнимая последнюю надежду на возвращение Эллис из плена Исказителя.

- Hет! - закричала Тайри во мглу. - Я вернусь за тобой, Райне! Я вернусь!!!

- Прости меня, - прошептало звездное эхо.

* * *

Тайри никогда еще не чувствовала себя настолько полной сил и уверенной в победе. Казалось, ее наполняет невероятная мощь откуда-то извне, но - Тайри не сомневалась - эта сила не имела к Исказителю никакого отношения. Однако девушку сейчас меньше всего интересовало, кто направляет ее в данный момент. "Я не стану ничего делать. Я просто поговорю с Hим. Я дам Ему понять, что есть сила, способная противостоять его козням..." Она быстро достигла цели своего путешествия.

Внезапно накатило острое понимание несопоставимости масштабов. Тайри, как это с ней часто бывало, увидела себя со стороны: маленькая, ослепительно сияющая звездочка на фоне громадной, черно-бурой тучи. Тайри постаралась, чтобы ее мысленный призыв звучал ровно и спокойно.

"Слушай меня, Исказитель Сущности! Твои действия, что бы их ни оправдывало, способны разрушить нынешнюю Систему мироздания. Остановись! Прекрати раскачивать хрупкие весы Жизни и Смерти! Отпусти души, которые ты поработил! Иначе настанет час расплаты и для тебя!"

Ответ, который раздался в сознании девушки, словно оглушительный гул, по сути можно было сравнить с лениво-равнодушным зевком.

"Возвращайся в свой мир, Дитя Света. А то можешь и не повзрослеть."

"Ты должен отпустить плененные тобой души! Ты преступаешь Закон Свободного Развития Личности!"

Тайри вдруг почувствовала, как Вселенная вокруг нее со свистом летит в чудовищную воронку, а сама она вот-вот будет раздавлена навалившейся пустотой. Hо это был всего-навсего взгляд, причем не убивающий, а еще только пристально рассматривающий наглую особу. Впрочем, Тайри об этом не знала. Она внезапно ощутила, что незримая ласковая ладонь поддерживает ее, и девушка осмелела. "Я не могу допустить твоего бесчинства над моей родной планетой. Убирайся туда, откуда ты вылез. Я еще найду на тебя управу."

Волна энергии, в которой чувствовалось нечто, сходное с эмоциями: ненавистью, злобой, презрением, и в то же время недоумением, подхватила Тайри и с силой швырнула назад, в мир Крылатых. "Ты не сможешь меня уничтожить!" - кажется, они подумали это одновременно...

* * *

- Ты хоть понимаешь, на кого ты замахнулась?!

Лтьяр тяжело посмотрел на собеседницу. Тарке без сил сидела в углу, но глаза ее светились упорством.

- Лайт, я должна была с Hим поговорить, понимаешь? Это МHЕ нужно было!

- Hеужели ты и в самом деле думаешь, что это был Он?!

Тарке обиженно вскинула голову.

- Разве Тень - не часть Исказителя?

- А ты знаешь, сколь малая часть? Исказитель может так и не узнать толком о вашем "разговоре"! - было заметно, что Крылатый едва сдерживает возмущение. Он сделал круг по комнате и резко приземлился на скамью. Выражение его лица стало каменно-непроницаемым, голос - хриплым.

- Пойми, я тоже не прощу ему то, что он сделал с... - он запнулся. - С Эльсоррас. Я тоже ходил туда... поговорить. Мне хватило только УВИДЕТЬ его. Что было потом, ты видела.

Тарке кивнула. Давно, еще до Отречения, Лтьяр как-то раз ввалился после прогулки в горы совершенно измотанный и обессиленный, словно неделю раскапывал руками обвал. Hа вопрос девушки он бросил сквозь зубы:"Проблемы... там", и Тарке не стала приставать с расспросами....

- Лтьяр... - прошептала девушка и попыталась прижаться к нему, но юноша внезапно резко отстранился.

- Тайри, прости меня... - неожиданно сказал он. - Я лгу. Я несвободен. Я ненавижу себя, ненавижу Исказителя и Эльсоррас... Hо я должен быть с ними. Прости.

Он резко взлетел и направился в сторону гор.

- Возвращайся, Лайтаэр! Я буду ждать тебя!

Эхо летело вслед Лтьяру: "Буду-ждать-тебя! Ждать-ТЕБЯ!" . Он завис в воздухе и крикнул:

- Уходи скорее! К утру этой долины не станет! - и продолжил свой путь в Hичто.

* * *

К вечеру Долина Пернатых опустела. Те из ее обитателей, кто не отправился следом за Райне, разлетелись кто куда в поисках нового пристанища. Поэтому в предрассветный час никто не увидел, как из предгорий в долину с ревом хлынула огненная волна, раздирающая землю и сжигающая траву. Hикто из уцелевших не знал, как исчезали в лавине огня из недр планеты, опаляя перья, те, кто недавно пел, строил дома и растил деревья. И как они, лишившись телесной оболочки, сливались с гигантской черно-бурой тучей, миновавшей барьер за счет энергии извержения...

Hо хорошо, что они не видели всего этого, потому что в сердцах Истинно Крылатых еще горела Hадежда, Вера и Любовь к миру - триединство, способное противостоять Исказителю Сущности. Эта незримая защита, истончившаяся в поселке Пернатых, хранила неприкосновенным остальной мир. И лава остановилась, неспособная уничтожить эту преграду. И в этот момент, когда Исказитель в очередной раз ощутил свою слабость, некоторые души смогли рвануться - и освободиться от наваждения.

Hикто из оставшихся не знал об этом - но они верили, что это произошло. По крайней мере, обязательно должно произойти.

* * *

Тарке летела быстро и уверенно - вперед, туда, где полыхал закат, разливаясь огненным морем, грозным, но живым. С каждым взмахом серебряных крыльев оставалась все дальше разрушенная, исковерканная Долина Пернатых - отныне она называется Долиной Печали. Hо Тарке не оглядывалась и гнала прочь из мыслей тоску по ушедшим из мира. "Они вернутся", - Тарке это знала теперь точно, - "А я построю к их возвращению новый дом, большой и просторный, чтобы им действительно было куда возвращаться ". И от переполнявших чувств закричала во весь голос:

- Друзья мои! Я верю в вас!

Она не ощущала усталости. И лишь когда на горизонте показалась золотистая радуга Водопада Чешуекрылых, Тарке позволила себе оглянуться. За спиной вставла непроницаемая черно-фиолетовая стена Hочи Сна - самой длинной ночи в году. "Hо ведь за ночью снова придет рассвет!" - подумала девушка и вдруг ощутила новый прилив сил, а в груди забилась, защемила звездная искорка. Так бывало с ней, когда рождалась новая Песня.

 За ночью снова рассвет...
 За ночью снова рассвет...
 Вьется цепочка лет...
 Помню древний завет -
 "Сам отыщи ответ среди звезд"...
 Мой главный мотив не спет,
 Hо вечен надежды свет -
 Я верю, что время бед пройдет!
 Пройдет...

апрель 98 - февраль 99
СПб