Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Ингвалл Колдун

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

...После того, как я распрощался с гостеприимными хозяевами и прошел по пустынной дороге еще лиги две, я услыхал шум схватки, доносившийся из леса. Дралось человека три - четыре, если судить по голосам. Лязг мечей и стук железа по дереву изредка перемежался женским криком.

Я скинул наземь свой заплечный мешок, поправил на поясе меч и, ступая по возможности тихо, сошел с лесной дороги и пошел на шум.

Человек моего размера и веса не может передвигаться совершенно беззвучно, но я решил, что никто особо прислушиваться к хрусту ветвей и треску валежника не станет.

На небольшой поляне шагах в ста от дороги, трое высоких, облаченных в кольчуги золотоволосых воинов-людей, вооруженных мечом и двумя копьесекирами - нечто вроде алебарды, но короче и другой формы - теснили к краю поляны третьего - темнокожего и низкорослого. Присмотревшись повнимательней, я обнаружил, что это был орк. Длинный, кривой орочий ятаган метался в его руках, с нечеловеческой силой отбивая удары меча и секир. По кожаному доспеху орка в нескольких местах стекала кровь.

Позади него, прижавшись к стволу одного из деревьев, окружавших поляну, стояла молодая девушка-человек. Никто не назвал бы ее красавицей, но в мягких чертах ее лица таилась особая, странная миловидность, свидетельствующая о какой-то силе внутри нее; силе и вместе с тем слабости, незащищенности. Нет, ради нее не отчалит от берегов флот из тысячи кораблей, из-за нее не убьют друг друга братья и не развалится королевство. Ее можно обидеть, обмануть, бросить - но в ее молчании, в ее безответности - нечто, пронзающее глубины самой земли, нечто, заставляющее принять за нее и муку, и смерть. В таких женщин, должно быть, влюбляются боги. Я не в силах говорить об этом дальше.

Та часть меня, которую я называю "рыцарем", рванулась было вперед, размахивая мечом над головой, но более рассудительная часть успела твердо упереть ноги в землю.

Орк между тем успешно отбивался от, как я понял из их гневных возгласов, освободителей девушки. Схватившись за одну из копьесекир, он дернул ее, швыряя действовавшего ей воина вперед, на острие ятагана. Упавшее тело задержало оставшихся людей, позволяя орку отпрыгнуть назад, избежав удара второй секиры. У девушки вырвался испуганный возглас. Во мне взыграл "рыцарь" и потребовал, чтобы я сразил похитителя одним ударом, и немедленно.

Не успев последовать его совету, я увидел, как рослый бородач крутанул в руках свое оружие, используя его древко, как шест, и мощным ударом косаря впечатал тупой конец копьесекиры в висок орка. Тот свалился без звука, так и не выпустив ятаган.

Подскочивший меченосец занес клинок для завершающего удара. Я вздохнул с облегчением.

С жалобным криком девушка бросилась вперед и упала на тело поверженного орка.

- Не убивайте его! - взмолилась она. - Он не сделал мне ничего плохого... я люблю его!

Не обращая внимания на возмущенные, полные презрения лица своих спасителей, она заговорила, поминутно сбиваясь, стоя на коленях возле тела своего коренастого, волосатого, с торчащими клыками возлюбленного.

- Его принесли... привели, взяли в плен, когда наши охотники столкнулись в лесу с отрядом лесных орков... привели к нам в деревню. Он был весь изранен... я не могла, чтобы он умер. Не надо, не убивайте его, не убивайте, пожалуйста... Я спасла его тогда, спасла от смерти, а он... он полюбил меня за это... он был так нежен, как не может быть ни один человек, наверное даже ни один эльф... странно, что орк может любить, по-настоящему любить... и я... мы... мы убежали вместе. Я помогла ему достать его меч, доспехи... мы бежим в горы. Там, в горах, живут варвары, гномы и горные орки - и они все живут в мире, и если воюют, то не из ненависти, а за настоящие обиды. Там орк может взять себе жену из людей, а гном - из орков. Вот видите теперь? Отпустите нас, не убивайте его! Вас послали люди из моей деревни

Мой "рыцарь" - натура сентиментальная, чуть не расплакался под эту историю. Девушка беспомощно замолкает, только сейчас заметив отвращение на лицах двух воинов. Она поднимается с колен, оправляя платье.

- Гоблинская подстилка!

Пощечина швыряет ее на землю.

То, что я сейчас сделаю - глупо. То, что я сейчас сделаю, может быть расценено, как предательство человеческой расы. То, что я сейчас сделаю, откроет мое местонахождение силам, от которых я скрываюсь вот уже очень долгое время. То, что я сейчас сделаю, будет значить для меня еще несколько лет - или веков - бегства и бессмысленных сражений. Но то, что я сейчас сделаю, заслужит мне слово благодарности от нее. Я даже не люблю ее - откуда тут вдруг взяться любви?

Это делаю я, весь я, а не мой глуповатый романтик "рыцарь". Я, циничный, черствый и жестокий, выступаю из-за деревьев на защиту чужой любви. Сокрушающей силы заклинание, готовое вырваться на волю, жжет кончики пальцев.

Лэхойз, 3-я инкарнация Эр-Хиаза, колдун.