Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Ингвалл Колдун

Меч Древних

1

- По последним донесениям крыланов, он прошел через призраков Тусклого Города и проник в гробницу, мой Ужасный Лорд. - в голосе высокого драу слышалась едва заметная нотка подобострастия.

- Он выйдет оттуда с Мечом? - спросил Дэльхан. Молодой Темный Лорд нервничал. Еще, казалось бы, совсем недавно он был Принцем Дэльханом, скакал на коне по вольным просторам Земель Тени и Земель Затененных, охотился в лесах на эльфов, а на равнинах загонял круторогих быков, пятнистых жирафов и огромных волков. Так было, пока не погиб во время одного из магических экспериментов его отец, Темный Лорд, оставив сыну трон. Дэльхан сменил общество веселых собутыльников и прекрасных девушек-рабынь на бесконечные совещания с пепельноволосыми генералами-драу, которых он с трудом отличал друг от друга, вонючими вождями троллей и пыльными старыми магами. Они-то, маги, и сказали Дэльхану, что единственным спасением для сил Света, терпящих поражения на всех фронтах, может явиться Меч Древних, хранимый в затерянном Тусклом Городе. Узнали маги также и о том, что явился уже герой, юноша-полуэльф, который отправился на поиски Меча. Все попытки остановить его оказались тщетны - либо он сам, либо друзья, которых он, казалось, умел находить повсюду, сбивали со следа погоню, обводили вокруг пальца убийц, обезвреживали колдовские ловушки.

- Да, Ужасный Лорд, - склонился темный эльф перед Дэльханом, словно извиняясь за поведение героя. - он выйдет оттуда с Мечом.

- Хорошо... - прошипел Темный Лорд, стараясь выглядеть свирепо. - хорошо... Он не должен вынести Меч за пределы Тусклой Долины. Кто у тебя есть поблизости, Носхит?

Генерал выпрямился.

- Сразу за Тесным Перевалом стоят лагерем три батальона людей - горцев из Тоголлы, с ними отряд троллей и подразделение тяжелой пехоты - варвары Дальнего Предела. С другой стороны, в полудне перехода от Туманного Перевала - легион драу. Еще неподалеку должна быть колонна боевых темных гномов на марше.

- Что ты мне рассказываешь о перевалах? Кто у тебя в самой долине?

Генерал чуть отступил назад.

- В долине, Ужасный Лорд... в долине никого нет, кроме...

- Кроме кого? - Дэльхан привстал с трона и его кулак засветился голубоватым, мертвенным светом.

- Кроме... нескольких кулаков орков, Ужасный Лорд. Только орки...

Дэльхан медленно сел на место.

- Бросить сначала орков, пускай задержат его, насколько смогут. Прикажи троллям спуститься в долину. Они должны продержаться до подхода той колонны дьюаров. Или дьюары, или драу остановят его.

- Значит, все войска в долину, Ужасный Лорд?

- Все, кроме людей. Я не хочу стравливать людей с людьми чаще, чем следует.

- Орки и тролли...

- Пойдут на корм Мечу - это лучшее, на что они годны.

Носхит низко поклонился Дэльхану.

- Будет исполнено, Ужасный Лорд.

2

Хрустальный шар слабо засветился и в нем возникло лицо генерала Носхита. Аррхазар, командующий легионом темных эльфов, внимательно выслушал приказ.

- Вперед, - бросил он своим лейтенантам. - Этой ночью мы положим конец псам Света. Свет падет и никогда более не воспрянет в сем мире, коим отныне владеем мы!

Сверкая черной чешуей доспехов, сжимая рукояти смертоносных, прОклятых черными жрецами мечей, легион стремительных драу устремился к Туманному Перевалу.


Фер, тан дьюаров, приложил ухо к земле и прислушался. Бледное, жестокое лицо темного гнома исказилось оскалом. Выпрямившись, он поднял над головой секиру и его воинство обратило к нему взоры.

- Мы поворачиваем к Тусклой Долине! - пронзительным голосом вскричал тан. - Этой ночью от рук дьюаров падет избранник светлых сил, Герой с волшебным мечом. За мной, и да пребудет с нами дух Тьмы Подземельной!

Тяжело топая подкованными сапогами по каменистой тропе, звеня секирами и боевыми мотыгами, чернобородые гномы повернули к Тусклой Долине. Понятие "перевал" понимается по-разному гномами и остальными расами. То, что является перевалом для гнома, для всех остальных может выглядеть, как абсолютно непроходимая гряда.

Гтагх-тролль помешивал в котелке длинным деревянным черпаком, когда слизистое, зеленое варево забурлило, покрылось пузырьками и от котла повеяло падалью. Он принюхался, зачерпнул варева черпаком и пригубил его. Обернувшись к своей стае, Гтагх прорычал:

- Мы идти. Мы драться, мы убивать, потом мы есть.

Не обращая внимания на ошеломленных тоголлийских горцев, тролли опустились на четвереньки, закинув мечи, щиты и дубины за спины, и неуклюжим на первый взгляд галопом побежали к Тесному Перевалу, за которым вскорости скрылись.

Серая крыса подбежала к Орохо, вожаку кулака орков, и запищала. Вожак выслушал - орки умеют говорить только с тремя породами зверей - волками, лосями и крысами, - и кивнул.

- Изменение в приказах. - сказал он. - Нужно на выходе из Стрёмного Города вырезать одного гладкокожего с магическим дрыном.

- А потом что? - лениво отозвался шаман, отрываясь от обгладывания кости.

- А потом что? - спросил Орохо у крысы. Та на секунду прикрыла глазки-бусинки, посылая запрос Господину Крыс, одному из магов Дэльхана, потом снова запищала.

- Говорит, потом хоть в преисподнюю, хоть на небо, хоть в задницу.

- А-а, тогда ладно. - согласился шаман.

- Ну, пошли, что ли.

И девять орков во главе с Орохо неспешной рысцой затрусили к воротам Тусклого Города.

3

Рослый, с честным округлым лицом молодой полуэльф пробирался через заваленные мусором улицы города Древних. Меч Древних сиял в его руке; длинное, мерцающее лезвие с необычной для меча чашкой вместо гарды переходило в массивную рукоять, на которой красовался хрустальный шар с выходящим из него шипом. Он принял его из рук статуи мертвого короля в гробнице. Сила Древних была в этом Мече, сила Древних, которая спасет мир от окончательного торжества Тени. Воодушевленный этой мыслью, юноша побежал - ворота уже виднелись впереди. Его длинные, черные волосы развевались позади него.

Легкие, обутые в эльфийские мокасины ноги быстро несли героя к воротам города. Но как только он выбежал за ворота, как остановился и оглянулся вокруг. Какое-то неясное чувство, словно исходящее от Меча, заставило его насторожиться.

Солнце только что село за край долины и на землю опустился первый полумрак вечера. То был час, излюбленный всеми племенами орочьей расы - от огров до хобгоблинов. Излюбленный час для охоты и убийства.

Выныривая из тумана, темные фигуры начали приближаться к вышедшему из ворот герою. Подняв перед собой Меч, полуэльф побежал навстречу центральной фигуре. Не дать окружить себя. Он отобьется - ведь с ним Меч. Пусть свитки говорили, что Меч нужно носить достаточно долго, чтобы черпать его силу, но ведь точного срока они не указывали. Против орков - он узнал орков по их сутулым, длинноруким силуэтам - хватит и этого.

Первый из орков, шагнувший ему навстречу, упал с распоротым животом и скрючился на земле. Юноша не стал его добивать, просто не было времени. Неожиданно быстро к нему подскочило аж три орка и ятаган в руке у каждого мелькал, точно веер.

Льюр, лекарь кулака Орохо, встал на колени у раненого, пытаясь вправить на место вывалившиеся внутренности. Над ним вырос Аран, шаман кулака.

- Он уже жмурик, костоправ. Займись лучше делом.

С этими словами шаман взмахнул своим ятаганом, добивая лежащего на земле товарища. Перепрыгнув через труп, он побежал туда, где полуэльф отбивался от четверых орков. Один из них был сам Орохо.

Еще трое орков пали под Мечом. Гладкокожий уничтожал кулак Орохо с поразительноий скоростью. Оставшиеся пятеро - Льюр, Орохо, Аран, Менгли и Пненк - стали осторожней. Теперь они кружили вокруг одинокого полуэльфа, заставляя его то и дело оборачиваться, чтобы отбиться от нападения сзади. Но таково было искусство юного воина, а может быть, сила Меча, что ему не составляло чересчур большого труда драться с пятерыми одновременно. Один за одним орки сшибались с полуэльфом и отскакивали, уступая место следующему, в то время как остальные четверо пытались зацепить врага сзади. Вот уже шаман Аран отступил, зажимая неглубоикий порез на боку, вот и Орохо, ругаясь и брызжа слюной, отскочил, а на его месте появился Пненк.

Оказавшись на мгновение за спиной героя, шаман не стал пытаться ударить его ятаганом, а вытащил из мешочка на поясе щепоть какого-то порошка и развеял по ветру, пробормотав какое-то заклинание.

Пненк, невысокий, кривоногий орк, орудовал длинной палицей с железным набалдашником, размахивая ею так, будто хотел снести врагу с плеч голову. Отдавая ему справедливость, надо признать, что такое порой случалось.

Молодой воин шагнул вперед, перенося свой вес на одну ногу. Плавным движением меча снизу вверх он разрубил палицу Пненка, быстрым, как молния, ударом прочертил черную от крови полосу поперек груди орка, и сразу же, уйдя в круговую защиту, занял то место, где стоял Пненк, вынудив орков перегруппироваться.

Наклоняясь к Льюру, толстый шаман сказал тихо:

- Гладкокожий не колдует. Он не умеет обращаться со своим дрыном. Он вырезал половину кулака просто потому, что мы верили, что он сможет - и он сам тоже верил.

Маленький лекарь оскалил свои снабженные железными наконечниками зубы и, размахивая ятаганом в одной руке и кинжалом, который он использовал вместо скальпеля, в другой, вышел против избранника Света.

Свирепый оскал, щерящийся сквозь серую щетину, покрывавшую лицо орка, чуть напугал юношу. Ростом едва по грудь высокому, стройному полуэльфу, Льюр бесстрашно наступал на противника. Молодой воин поднял Меч и погрозил им орку.

- Во имя и властью народа, вручившего мне сей Меч... - начал он, не прекращая фехтовать.

- Нет у тебя больше никакого народа! - злорадно завизжал Льюр, падая на колено и взмахивая перед собой кинжалом. Штанина полуэльфа моментально намокла от крови из раненого бедра. Он вскрикнул от боли и неожиданности.

- Толстощекий дурак! - прорычал Менгли, долговязый, жилистый орк, и острие его прямого меча чиркнуло юношу по ребрам. В тот же миг сзади полуэльфа охватили волосатые лапищи Арана, а спереди уже стоял Орохо, занося свой длинный, черный ятаган.

Вырвавшись из объятий шамана, воин поднял перед собой Меч в отчаянной попытке защититься.

В глазах Орохо сверкала жажда убийства. Когда-то он жил среди драу, и учился у них искусству сражений, как с оружием, так и без оружия. Искусство и знания темного эльфа сочетались в нем с силой орка. Он словно бы весь завернулся штопором, как гигантская пружина и ударил ятаганом: страшный удар, которым он мог разрубить рыцаря в полном доспехе. Лезвие черного клинка соприкоснулось с Мечом Древних в том месте, где лезвие переходило в рукоять. Брызнул сноп искр и в руках юноши-полуэльфа остался просто Меч, без чашки, шара и шипа; Меч Древних, каким ему и долженствовало быть.

Но воспользоваться им он уже не успел. Меч Менгли скользнул между его ребер. Кинжал Льюра распорол ему живот. Ятаган Арана обрушился сзади на его голову. И, наконец, Орохо, командир кулака, вторым ударом рассек его от плеча до пояса.

4

Четверо сидели у костра, заканчивая трапезу. Льюр отер бороду и выплюнул обгладываемое ребро.

- Куда теперь, командир? - спросил он.

- Сказали ведь, - вместо Орохо отозвался Менгли. - в преисподнюю, на небо, или в задницу.

- В задницу? - печально спросил шаман, вертя в руках шар с рукояти Меча Древних. - а может, лучше куда-нибудь в другое место?

Шар сверкнул бездной звезд и четверо исчезли из Тусклой долины. Их ждала Звездная Дорога.