Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Сталь (Нелли Стефани д'Асьер)

Искупление

Адир не могла заснуть. Третью ночь подряд она выходила из шалаша и беспомощно глядела на четыре луны, гоняющиеся по беззвездному густо-лиловому небу. Кто она? Где она? Странная планета с синими растениями и зеленой водой была, казалось, совершенно пуста. Адир не знала, как оказалась здесь. Никаких следов космического корабля, который мог ее сюда доставить. Никого вокруг. И ничего - в памяти. Пусто.

Лица... Имена, ничего не значащие имена... Райтэ. Это имя впивалось в мозг, но за ним ничего не стояло. Еще имена, много, но за ними та же пустота...Атейна... Ринно... Интересно, кто это был? Были? Есть? Будут?

Вода на неизвестной планете была достаточно вкусной, съедобными оказались корни некоторых трав. Ни животных, ни птиц не было видно - как будто и нет их вовсе...

Когда гонка лун подошла к концу, Адир решила пройти от шалаша как можно дальше вдоль озера. Возможно, удастся найти хоть какую-нибудь подсказку... В голове среди незнакомых лиц вспыхивали четыре имени. Райтэ. Ринно. Атейна. Адир.

Кусты зашевелились совершенно внезапно, и хриплый женский голос негромко скомандовал:

- Стой. Назовись. Принадлежность.

Чужой язык. Непонятные слова. Эта мысль мелькнула и исчезла, когда девушка, удивляясь сама себе, ответила:

- Адир. Принадлежности нет.

- Нет, так будет, - послышался другой голос. Из кустов ей навстречу шагнул рослый парень. Адир, пожалуй, даже нашла бы его симпатичным, если бы не глаза: она была готова поклясться, что в них светился красный огонек. Хищный, колючий взгляд заставил девушку поежиться.

- Командующий армией кетисов Эннер, - коротко представился он и кивнул в сторону бесшумно появившейся из кустов высокой светловолосой девушки: - Адъютант Нэйта.

- Как ты сюда попала? - холодно спросила та.

- Не помню... не знаю, - неуверенно ответила Адир. Эннер взглянул ей в глаза. Девушке показалось, что все вокруг провалилось в туман на несколько мгновений.

- Не врет, - заметил командующий, отводя глаза. Нэйта кивнула.

- Значит, ты ничего не знаешь ни о себе, ни о нас? - задумчиво произнес Эннер.

- Пойдешь с нами, подытожила Нэйта.


По дороге к базе - подземному городу, куда вела внушительных размеров пещера - Адир выяснила, где она и что происходит вокруг. Население планеты Чэнс с незапамятных времен находилось в состоянии войны между гордыми кетисами, прирожденными воинами, и подлыми тавебами. Тавебы никогда не нападали на кетисов - но хитростью, интригами и коварством время от времени добивались мира, и уже через несколько лет получали господство над планетой.

- Мы, кетисы,- говорил Эннер,- рождены, чтобы объединить сильнейших в этом мире под своею рукой. У нас есть одно доказательство, и оно неопровержимо. Это наше Право Силы. Из века в век мы доказываем свою способность захватить мир, но стоит кончиться войне - и низменные происки тавебов сводят на нет все наши достижения.

Адир молчала. На вопросы она отвечала лишь коротким кивком. Эннер ей не нравился, но она запретила себе об этом думать. На базе ей выдали униформу и боекомплект, после чего проинструктировали относительно боевых действий.

- Твоим командиром будет Нэйта. Заодно не даст тебе наделать глупостей. Ясно?

Адир снова кивнула. Нэйта коротко бросила: "Пойдем!" и отвела девушку в казарму. Никто из кетисов (тут были и мужчины, и женщины) не обратил внимания на вновь прибывшую, и никто не заговорил с ней. Адир тоже предпочитала молчать.


В ту ночь ее мучили кошмары. Несколько раз она просыпалась, не в силах даже закричать, пару минут ловила ртом воздух, потом снова проваливалась во мрак. И снова повторялось видение: огонь, обступивший ее. Огонь, подбирающийся все ближе к ней. Она чувствовала, что должна пересилить себя и броситься за пламенную стену, она знала, что от этого зависит не только ее жизнь... И она стояла, скованная страхом, не в силах пошевелиться, и между языками пламени появлялись незнакомые (или знакомые?) лица. Юноша смотрел ей прямо в глаза, и взгляд его умолял: "Вперед! Решайся! Один только шаг!" Мужчина рядом с ним усмехался: "Она не сделает этого". Высокая брюнетка безучастно наблюдала за этой сценой. Вдруг стена огня вздымалась ярче, звучали несколько выстрелов, Задир пыталась рвануться вперед, а брюнетка с удовлетворением произносила голосом Нэйты: "Поздно!", а мужчина хохотал. И девушку охватывал мрак и боль...


Утром была атака. Толчком, похожим на пинок, ее разбудили, и Адир, кое- как натянув форму, поплелась за остальными. Тавебы набега не ждали, и внезапно вылетевшие из леса кетисы в считанные минуты прорвались к базе. "Дурачьё", - презрительно хмыкнула Нэйта, собственноручно добивая охрану.

У Адир был автоматический пистолет неизвестной ей системы и небольшой, но достаточно мощный лазер. Девушка заметила, что остальные воины из отряда Нэйты (кстати, ни одного парня) уже выискивали себе цель и методично опустошали обоймы. И тут же поняла, что не может стрелять в тавебов.

Нэйта по-своему истолковала ее замешательство.

- Видишь того парня в алом и голубом? - указала она туда, где молодой человек пытался привести в боевое состояние застигнутую врасплох армию тавебов.

- Убей его! - рявкнула Нэйта.

Адир застыла на месте. Тысячи мыслей закружились в голове и унеслись. Опять застучали в висках чужие имена. Райтэ. Атейна. Ринно. Райтэ. Райтэ!...

- Ну?! - завопила Нэйта, сопроводив свой приказ увесистой оплеухой.- Слышала? Убей его!

Адир вскочила из-за укрытия и кинулась вперед, в самую гущу сражения. Чудом ни один выстрел ее не задел, и она, не отвлекаясь на перестрелку, почти пробралась к тому парню, которого зачем-то надо было убить...

Словно из-под земли перед ней возник рослый тавеб, и прежде, чем Адир могла что-либо сделать, выстрелил в упор из пистолета. Она стояла и смотрела на наведенное на нее оружие и думала, почему не умирает. Парень выругался: осечка. Еще одна. Похоже, кончились патроны. Адир стояла и смотрела, забыв, что уже несколько раз могла бы прикончить противника. Видя это, парень на миг растерялся, потом перехватил пистолет и просто ударил ее по голове рукоятью, а потом подхватил и потащил на базу...


Адир пришла в себя от резкого неприятного запаха. Она сидела на скамье у стены какого-то подвального помещения. "Вам лучше?" - осведомился стоящий напротив тавеб - тот самый, которого девушке следовало убить. Адир кивнула, и юноша убрал в аптечку флакончик, который он держал в руках. Девушка огляделась. Стол, скамья, вооруженные охранники, небольшое окно у самого потолка - так, наверное, и должна выглядеть обычная тюремная камера, подумала Адир. Она перевела взгляд на своего тюремщика. Он был весьма хорош собой, высок и строен, и к тому же вызывал у Адир какое-то странное чувство необъяснимой тоски и тревоги, ощущение чего-то родного, но давно забытого...

Пленница отвечала на вопросы кратко, глядя в сторону. Да, она воин кетисов. Нет, она новенькая. Да, в отряде любовницы главаря, Нэйты (ах, вот оно как?). Нет, не кетис от рождения... Тут Адир замялась и добавила:

- Я не помню своего прошлого...

Потихоньку допрос перетек в непринужденную беседу. Юноша по- простецки сидел на краю стола и смотрел в глаза пленнице, но в этом взгляде, решительном и твердом, не было ни ненависти, ни жестокости. ...Его зовут Эстар, он возглавляет силы обороны тавебов. Никакого владычества над планетой ему не надо, его мечта - просто мирная жизнь тавебов в свободной стране. Что поделать, кетисы жадны до территории и рвутся к мировому господству, ущемляя при этом интересы соседних народов...

Адир не заметила, как присутствовавшие на допросе тавебы-охранники потихоньку вышли, и Эстар остался с девушкой наедине. Они говорили допоздна, как старые добрые друзья, хотя память девушки оставалась скрыта черной пеленой. Адир предстояло провести в камере всю ночь - но никто не стал запирать дверь. Прощаясь до утра, Эстар сам предложил девушке покинуть лагерь тавебов. Адир отказалась: идти ей было некуда.

В ту ночь ей снился огромный космический корабль, рассекающий черно- звездные дали галактик. Она сидела там совершенно одна, глядя в иллюминатор, и мириады звезд постепенно вытесняли из ее памяти все, что с ней было до этого...


...В лагере тавебов все казалось совсем иначе, нежели у их противников. Новенькую приняли радушно, и, хотя некоторых слегка смущал тот факт, что Адир совсем недавно была на стороне врага, никто не упрекал ее вслух. Ее дружески расспрашивали о прошлом; девушка сконфуженно отмалчивалась, и ее оставили в покое. Ей рассказывали о своих родных местах, объясняли традиции и обычаи тавебов, показывали окрестности лагеря. Никто не пытался выяснить военные секреты кетисов: возможно, не хотели ставить девушку в двусмысленную ситуацию или ждали, когда она сама все расскажет.

Но, пожалуй, наибольшей неожиданностью для девушки оказалась привычка Эстара заходить по вечерам в общий зал и по-дружески говорить с подчиненными на равных, разделяя их радости и заботы. Это совершенно не вязалось с образом Командующего армией кетисов Эннера, с которым Адир невольно сравнивала Эстара. Обоим было не больше тридцати, тот и другой обладали целеустремленностью и волевым характером. Но если надменный и грубоватый Эннер скорее вызывал страх и отвращение, то Эстар восхищал девушку своим душевным светом и теплом. Она старалась быть как можно дольше рядом с ним, выполняла его поручения с трепетом и особой тщательностью, и вскоре заметила, что командир отвечает ей взаимностью. Как ни странно, ни зависти, ни кривотолков этот факт не вызвал. Поначалу Адир боялась, что тавебы не позволят ей даже приблизиться к человеку, который столько сделал и продолжает делать для народа. Однако многие даже обрадовались, когда поняли, что происходит между Эстаром и девушкой. Линн, ставшая близкой подругой Адир, объяснила это просто: "Он слишком долго был один".


...Это случилось, как всегда, внезапно. Как обычно, атака кетисов была тщательно спланирована, и тавебы оказались застигнуты врасплох. Как обычно, Эстар был впереди, и, как полагается, Адир была рядом с ним, плечом к плечу. На этот раз тавебам не только удалось отбить атаку, но и оттеснить неприятеля глубоко в лес.

Обычно Эстар не увлекался преследованием противника, но на этот раз было решено преподать агрессорам хороший урок. Адир и Эстар оторвались от остальных, прорвавшись почти к самому Эннеру. И тут произошло нечто непредвиденное: Нэйта совершенно спокойно достала зажигалку и высекла искру. Сухой сине-серый подлесок мгновенно вспыхнул белым пламенем. Путь назад оказался отрезан.

Первым опомнился Эстар. Он выхватил пистолет и расстрелял смеющееся лицо Эннера, а когда патроны кончились, разрядил в него лазер. Но, видимо, прозрачный дым сильно искажал изображение: Эстар, будучи отличным стрелком, так и не сумел поразить цель. Ему еще ни разу не приходилось сталкиваться с подобным явлением.

Адир видела все происходящее словно в замедленной съемке. Как подошел ухмыляющийся Эннер. Как безучастно смотрела на происходящее Нэйта. Как отчаянно Эстар пытался прицелиться в коварной дымке. Как Эннер спокойно достал свой пистолет и спокойно прицелился - как будто и не в Эстара вовсе... И поняла, что он-то не промахнется.

Остальное было делом секунд. Адир прыгнула прямо в стену пламени, заслонив Эстара в тот момент, когда Эннер нажал на спуск. Почти не ощущая, точнее, не осознавая боли, она кинулась на предводителя кетисов и выхватила у него пистолет. Ни он, ни Нэйта не успели понять, что случилось: перед тем, как потерять сознание, девушка сделала два смертельных выстрела в упор...


Она очнулась все в том же лесу, на руках у Эстара. Теперь она знала, кто она и почему здесь. Волна боли смела пелену в памяти, и все встало на свои места.

...А ведь было совсем как тогда... Когда она допустила роковую ошибку, поверив негодяю Ринно и его помощнице Атейне, а затем - в лесной схватке - ничего не сделала, чтобы спасти комиссара Райтэ, попавшего в засаду. Райтэ, ее мужа, ее любимого... Не спасла, потому что не смогла пересилить свой страх . Негодяй Ринно убил и ее - свидетели ему были не нужны. Она не знала, что двадцать пять лет спустя благодаря деньгам, связям и угрозам Ринно пришел к власти в стране и развязал мировую войну...

Теперь Адир получила шанс искупить ошибки прежней жизни. И она сумела им воспользоваться. Ее душа была отныне чиста, и ничто ее не держало. А Эстар на спасенной планете Чэнс все еще бережно обнимал мертвое тело.

июль 1996, Синявино