Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Мориэль

Иллахе

... Нельзя смотреть в глаза дракону. Взгляд дракона может поработить сознание и обрести контроль над душой. Сила дракона во много раз превосходит человеческую, поэтому, когда встречаешь дракона, нужно быть предельно осторожным. Нужно остерегаться заговаривать с драконом. И самое главное, никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя смотреть в глаза дракону. А я посмотрела. И утонула в переливающемся, словно лава, огне его узких, продолговатых глаз. Глаза были золотыми и сияли словно два солнца. Глаза были золотыми и в них зажигались и гасли искорки смеха. И мне тоже стало смешно. Я была на краю гибели, но все это показалось таким мелким и несущественным в тот момент, когда я посмотрела в глаза дракону. Глаза были золотыми... Говорят, что если посмотреть в глаза дракону, то потеряешь свою душу. Наверное, я потеряла ее....

... Пещера дракона была высоко в горах, и прямо под ней шумели и разбивались о камни волны. Наверх вела почти отвесная тропинка, вырубленная кем-то прямо в камне. Она так неестественно изгибалась, что я подумала, что это след от удара хвоста какого-то огромного древнего змея. Правда, теперь их совсем не осталось. Я видела шкуру одного такого змея во дворце императора – ее хватило, чтобы полностью устлать пол в главном зале. В пещере надо мной обитал последний дракон. И он должен был быть уничтожен. Не знаю, зачем я решила поговорить с ним прежде, чем привести воинов к его пещере. Может быть, потому что он был последним. Его жизнь исчислялась тысячелетиями, должно быть, он еще помнил рассвет нашего мира. Эта мудрость не должна была исчезнуть вместе с ним. Кто-то должен был перенять ее. И я решила, что у меня хватит силы и смелости, чтобы сделать это. И все же страх чуть не заставил меня повернуть обратно, в тот миг, когда я ступила на тропинку. Она была такой узкой, что по ней с трудом бы прошли двое. Но я была одна... Только я и дракон.

... Я обнаружила пещеру дракона случайно, когда пришла на берег океана, чтобы послушать его песни. Немногие слышат их. И почти никто не понимает. Иногда мне кажется, что я понимаю, но это ощущение проходит и остается только бесконечный гул волн, разбивающихся о камни. В тот день песни были тревожными, как будто что-то должно было произойти. И тень от скалы лежала не так, как всегда. Я была верховной жрицей и потому умела толковать знаки, но сегодня их смысл ускользал от меня... и это пугало.

... Было еще очень рано, и солнце пряталось в розовой дымке на горизонте, но по воде уже бежала сияющая солнечная дорожка. Я смотрела на нее, пытаясь представить, куда она ведет, когда огромная тень закрыла собой небо над моей головой, и ветер рванул мои распущенные волосы. Я подняла голову и увидела темный силуэт дракона в небе. Я никогда не видела ничего более страшного и прекрасного. Последний дракон был темно-золотым и таким огромным, что на мгновение заслонил собой все небо. Лучи нерожденного еще солнца просвечивали сквозь его перепончатые крылья, и они казались мне алыми, словно кровь. Я попыталась вспомнить слова молитвы, но они не приходили в голову. Не было ни одного слова. Только восхищение...

... Я не могла уйти, не увидев его снова. Я знала, что должна сообщить о нем воинам, но решила не торопиться с этим. В конце концов, один день ничего не изменит.

Дракон вернулся, когда солнце уже заходило, и тогда я решила подняться к нему в пещеру по тропинке, которую нашла еще днем, пока его не было. Я знала, что одного удара его хвоста достаточно, чтобы убить меня, но в душе не было страха. Мне хотелось коснуться тайны, а о плате я не думала. Боги, которым я служила, должны были защитить меня. Подниматься оказалось тяжело, камни крошились под моими ногами – видимо, тропинкой уже много лет никто не пользовался. Да и кому бы пришло в голову лезть прямо в пасть к дракону? Больше всего я боялась, что мне придется идти в его логово. Перед глазами представал темный, каменный мешок, куда не проникает солнечный свет, заваленный награбленным золотом и побелевшими костями его жертв. Мне даже показалось, что я чувствую сладковатый и тошнотворный запах разложения. Но мне не пришлось идти в пещеру. Когда я оказалась на широком карнизе, выступающем над водой , дракон уже ждал меня там, растянувшись на камнях и положив свою огромную морду на передние лапы. Казалось, он смотрит куда-то вдаль, но я чувствовала, что краем глаза он следит за мной. Я осторожно приблизилась, оказавшись совсем рядом с его изогнувшейся лапой, покрытой темными, почти коричневыми чешуйками, четыре когтя на которой напоминали кинжалы. Молчание длилось бесконечно. Я посмотрела туда же, куда смотрел и он – на темную линию горизонта вдали. Там уже наступила ночь. Где-то внизу шумели волны, но не видела их. Наконец я решилась обернуться. И встретилась взглядом с глазами дракона, слабо мерцающими в подступающей темноте. Они были золотыми... Я знала, что нельзя смотреть в его глаза, что нужно отвести взгляд. Но я не сделала этого. Где-то в глубине души еще звучал тихий голос, приказывающий мне отвести глаза, но драконьи чары уже закружили меня в каком-то диком, разноцветном танце и мне показалось, что я тону в бездонном огне его глаз. В них было столько мудрости и столько смеха... что я не удержалась и тоже засмеялась. В тот миг я почувствовала, что часть его огня теперь есть и в моих глазах... В тот миг я поняла, что потеряла душу.

– Логово дракона – неподходящее место для верховной жрицы. Зачем ты пришла?

– Чтобы взглянуть в твои глаза, повелитель огня.

– Неужели ты не знаешь, что нельзя смотреть в глаза дракону, жрица? Я заберу твою душу и сожгу ее в огне своего взгляда. Я вдохну в твою плоть новую душу и ты станешь частью тьмы, как и я. Так ведь учат ваши книги?

– Если это плата за возможность хоть на мгновение коснуться мудрости, то я согласна платить. Я пришла, чтобы поговорить с тобой.

– Ты лжешь мне. Твоя душа – открытая книга. Ты отчаянно прячешь свои мысли, но тебе не удастся скрыть их от меня. Как только ты уйдешь отсюда, то прикажешь воинам убить меня. Вы, посвященные, учите ваш народ, что драконы – зло, что они созданы Врагом и несут лишь разрушение и боль. Но разве убить беззащитного, только родившегося дракона – добро? Вы учите убивать драконов, когда они менее всего защищены – в полете, а потом находить их гнезда и разрушать их. Ты думаешь, мой дом завален драгоценными камнями и дорогими безделушками? Зачем они мне? В ненужных вещах нет смысла, но люди почему-то так ценят их. Если бы ценили жизнь хотя бы на четверть так же, как и золото! Придя сюда, ты избрала смерть, жрица. Ты ведь знала, что я не могу отпустить тебя живой. Но пока рассвет не наступил, я дам тебе то, к чему ты так стремишься. Тебе ведь нужно знание, мудрость. Только вот сможешь ли ты понять?

– Да, да, смогу, - я безбоязненно смотрела в его глаза.

Он чуть отвернул морду, продолжая краем глаза удерживать мой взгляд, и засмеялся. Из его пасти вырвались сгустки пламени, и я поняла, почему он отвернулся – он боялся сжечь меня.

– Ты так уверена в этом, жрица? Ты думаешь, что многое знаешь, ты гордишься, что дракон разговаривает с тобой, хотя мог бы сжечь в то же мгновение, как ты поднялась сюда. Но я лишь играю с тобой. Я всегда играю со своими жертвами, перед тем, как убить их. Ты так глупа. Я вечность, а ты мгновение. Так почему бы мне не потратить мгновение на тебя, которая все равно обречена умереть.

Его слова испугали меня. Я впервые поняла, что от смерти меня отделяет всего лишь один шаг, одно движение лапы дракона. Здесь я больше не была жрицей, перед которой преклоняется толпа, чьи приказов слушаются воины, и к чьим советам прислушивается даже сам император. Под взглядом дракона я почувствовала себя просто глупой, маленькой девочкой. Но мне почему-то было все равно, умру я или останусь жива. Должно быть, таково было действие чар дракона.

– Что ты хочешь знать?

... Сегодня мне приснился странный сон. Как будто огромная волна накрывает наш мир, и он уходит на дно. И ничего не остается. Но за мгновение до смерти, у меня вырастают огромные крылья, поднимающие меня над землей, и я взлетаю в воздух. Меня швыряет ветром, словно перышко, и я тысячи раз готовлюсь умереть, но ветер успокаивается и его мягкие теплые потоки несут меня над бескрайним океаном. Там, где раньше была земля. Там, где был мой дом. Я расправляю крылья и чувствую какой-то непонятный, почти божественный покой...

...Сегодня странный день. Мне приснился сон, но ни одна из книг не дала мне ответа, что он означает. Я вижу знаки, но их значение скрыто от меня. Почему тень от скалы сегодня похожа на песочные часы, а крики чаек так горьки, как будто они оплакивают чью-то смерть? О чем поет океан?

...О том же, о чем поет и огонь. О конце всего. И о новом начале.

... Дракон рассказал мне... Моему миру суждено погибнуть. Как странно это сознавать. Он кажется мне таким непоколебимым. Как горы. Но горы рушатся, если их подтачивает вода. Вода уже близко...

– Когда наш мир погибнет, ты умрешь?

– Нет. Я вечен. И ты тоже. Правда, пока ты этого не понимаешь.

– Все умирают. Все уходят. Мы не можем возрождаться.

– Вы возвращаетесь. У всего один источник. Только во тьме загорается звезда. Когда-нибудь ты поймешь это.

Я не понимала его слов. Они были так же таинственны, как и крики чаек или тень от скалы. Но мне хотелось узнать больше. Может быть потом, когда у меня будет время, я смогу понять их.

– Почему нашему миру суждено погибнуть?

– В нем слишком много зла. Оно перевесило чашу.

– Зла? Но ведь зло – это тьма. А мы идем путем света.

– Света! – Дракон рассмеялся и вместе со смехом из его пасти вырвались языки пламени. – Зло давно живет в ваших сердцах. Ваш мир прогнил до основания. Настолько, что только вода может очистить его. Вода или огонь.

– Я не верю. Ты лжешь мне. Все твои слова – ложь.

– Зачем мне лгать? Я выше лжи. И выше правды. Я говорю и мои слова есть. Они зависят от того, как ты на них посмотришь, поверишь ты им или нет. Мне это безразлично. Если ты умеешь слышать, то услышишь. Я дарю их тебе, а с моим даром ты можешь распоряжаться как душе твоей угодно. Но я сделаю больше, я подарю тебе еще кое что. Мои дары уничтожат тебя, если ты примешь их, но ты получишь именно то, чего так желаешь – понимания. Запомни, мы намного ближе, чем ты думаешь.

Как понять дракона? Его слова казались мне бессмысленными, но в них определенно был смысл. Иначе бы он не стал произносить их. Что он хотел этим сказать? Это так похоже на мой сон. Огромные крылья вырастают у меня за спиной... Я должна понять... Я приму дар дракона... пусть даже этот дар – смерть.

– Прости. Я не хотела оскорбить тебя, - мой голос звучал мягко и потому фальшиво, но я не чувствовала стыда за эту ложь.

– Мне это безразлично.

... Что делают с даром драконов? Что вообще делают с дарами? Прячут в шкатулку и запирают на ключ. А если подарок – знание. Знание опасное, непонятное. То что же, спрятать его в шкатулку своего мозга и запереть, чтобы никто не узнал. И только редко-редко, ночами, заглядывать краешком глаза, прикасаться к тайне, которая жжет руки...

– Спрашивай, жрица, время не бесконечно.

– Зато бесконечны мои вопросы. Что такое смерть, дракон?

– Это свобода. Свобода улететь куда-нибудь. Свобода не вспоминать. Свобода самому выбирать себе новое имя и придумывать свою Вселенную.

– Ты уже умирал?

– Тот, кто бессмертен, умирает каждое мгновение.

– И какую Вселенную ты создал?

– Вселенную, в которой есть ты... Чтобы когда-нибудь уничтожить.

Он встал и потянулся совсем по-кошачьи. Я отступила на несколько шагов, и очень вовремя – его хвост резко опустился на то место, где я только что стояла. Он играл со мной, и это была игра со смертью. В его Вселенной он может делать все, что угодно. Мне почему-то хотелось узнать его имя, но он вряд ли сказал бы мне его. Вместо этого, я спросила:

– Расскажи мне о Враге. Наши предания говорят, что он создал драконов. Или они тоже лгут?

Дракон снова лег, прикрыв глаза. На насмешку в моих словах он не обратил никакого внимания. Казалось, что огонь его глаз потухает, но, когда он вновь открыл их, пламя разгорелось с новой силой. Оно освятило небольшое пространство карниза и темный провал пещеры слева от меня. Только тогда я поняла, что давно наступила ночь.

– Это было так давно. Давно даже для тех, кто не умеет забывать. Тогда солнца еще не было, горели лишь звезды. Я помню Создавшего нас. Он не был похож ни на человека, ни на дракона, но за его спиной были крылья и он дал нам их часть – часть своего огня и ветра, чтобы мы могли летать. Ты не знаешь этого ощущения. Жаль. Ты нравишься мне. Я бы хотел показать тебе небо. Жаль, что придется убить тебя, - он помолчал, погрузившись в воспоминания. - Он часто приходил к нам, называя каждого по имени. Теперь имена забываются. Но я все еще могу видеть их. Я вижу даже твое имя, жрица, хоть ты и сама вряд ли помнишь его. Ты потеряла его, когда перестала видеть тьму. Ты позабыла, кто создал тебя.

Я хотела спросить, но не нашла в себе сил произнести не слова. Дракон продолжал:

– Я помню свой первый полет. Эта было ночью. Земля больше не удерживала нас. Мы темными тенями скользили над миром, невидимые и неслышимые в темноте. Да и кто разглядит тьму во тьме? Но там, в воздухе можно услышать намного больше, чем на земле. Там даже тишина обретает смысл. Я слышал, как растет трава, как распускаются на воде кувшинки, как плачут деревья, как рождается в тишине новая жизнь. Когда я закрываю глаза, я снова могу услышать это. Закрой глаза.

Что-то в его голосе, мягком и одновременно властном, заставило меня подчиниться... И наступила тьма. Мне казалось, дракон говорил что-то. Но совсем другие слова звучали в моей душе. И я могла видеть...

... Я вижу пламя, которое рождает жизнь. Я вижу, как из огня распускаются цветы мака, ощущаю мягкие, пушистые листья мать-и-мачехи под своими пальцами, я вижу, как тянется вверх тонкий стебелек клена. Он еще совсем слаб и кажется, легкого порыва ветра достаточно, чтобы сломать его, но вот это уже стройное, высокое дерево, которому не страшны даже сильные бури. Я вижу рождение и смерть, но это не пугает меня. Это вечная тайна появления жизни. Я вижу, как рождаются вулканы и лава вырывается из сердца гор, сжигая все, к чему она прикасается. Я вижу, как суша рождается из воды и вода вновь поглощает ее, поглощает высокие, тонкие башни, так похожие на ростки клена, храмы, дворцы, города моего мира. Вода смыкается над ним, а над ее бескрайней поверхностью парят драконы. Словно тени в тени, словно тьма во тьме. И вновь темнота. Мне кажется, что все кончено, что дракон обманул меня, и вечности не существует. Но, прислушавшись, я чувствую пульсацию, биение чьего-то сердца. Это бьется сердце темноты. Темноты, из которой берет свое начало свет. Я вижу сейчас источник всего, то, откуда появился наш мир. Внезапно я сознаю, что я не одна здесь. Он рядом со мной. Это почему-то не пугает меня. Мне кажется, ему грустно. Мне хотелось бы назвать его по имени, но я не знаю как его зовут. В голову приходят только глупые, ничего не значащие слова, которым меня обучили: Враг, Отступник, Темный Повелитель. Но это не то. Я не знаю его имени и мне хочется плакать, потому что он не услышит меня. Наверное, я действительно плачу. Глаза застилают слезы и сквозь них – размытое пятно – я вижу его. Черные крылья за его спиной. Где-то внутри звучит мелодия, холодная и величественная. Ледяная мелодия смерти. Мне хочется, чтобы он заговорил со мной, сказал хоть слово. Но он молчит. Он никогда не заговорит со мной. Я слишком поздно поняла. Я слишком поздно вспомнила. Слишком поздно... Тьма расступается и я вновь, еще смутно вижу океан и очертания сидящего рядом со мной дракона. Я оборачиваюсь, чтобы в последний раз увидеть Того, Кто Создал нас. Но не вижу. Лишь его голос звучит сквозь волны музыки:

– Иллахэ.

... Иллахэ. Звезда во тьме. Иллахэ. Душа дракона. Я чувствую крылья за спиной, огненные крылья, просвечивающие на солнце. Я забыла, что я дракон. Я ушла из тьмы и научилась бояться ее. Я забыла полет, дарящий свободу. Как я могла забыть свое имя? Иллахэ. Иллахэ. Ведь это он дал мне это имя. И он вновь вернул его мне. Иллахэ. Эле мэ ахэ. Аэ мэ ахэ. Миннаэрэ...

... Я не сразу поняла, что лежу на камнях с широко открытыми глазами, глядя на небо, кристально чистое, без единого облачка. Небо, отливающее темным золотом. Дракон рядом со мной застыл неподвижным изваянием. Время как будто остановилось. Постепенно вернулись чувства – я почувствовала холод, какой обычно бывает перед рассветом. Попыталась встать, но тело не повиновалось мне. Дракон медленно повернул ко мне свою голову, теперь казавшуюся словно вырубленной из камня. Живыми были только глаза. Он молча смотрел, как я, пошатываясь, поднимаюсь с земли. Его чары больше не сковывали моей воли. Я ждала, что сейчас он нанесет удар, но его все не было. Неужели он решил отпустить меня? Я молча задала свой вопрос. В глазах дракона появилась усталая улыбка.

– Ты говорила с ним, ты вспомнила. Теперь ты такая же, как я, отверженная. Зло коснулось тебя.

Его слова больше не пугали. Во мне горел огонь, тот же, что был в глазах дракона. Я знала, я помнила...

– Ты узнала то, что хотела?

– Я всегда знала это. Просто теперь я вспомнила. Спасибо тебе. Я бы хотела поговорить с тобой снова.

– Мы больше никогда не увидимся. Теперь уходи...

– Но почему? Не бойся, я никому не скажу. Они не найдут тебя... Позволь мне прийти снова.

– Мы больше не увидимся, Иллахэ, - снова повторил он, - в конце концов, когда мы смотрим на кого-то, то всегда видим лишь самих себя.

Он снова говорил загадками. Одно я поняла точно, мне больше никогда не увидеть его. От боли мне хотелось кричать, но вместо этого я повернулась и ступила на тропинку. Потом обернулась, чтобы сказать ему “прощай”, но никого не увидела. Лишь в небе над океаном, на фоне больного желтого неба то появлялась, то пропадала темная крылатая тень. Мне больше не суждено было увидеть его.

... Твоя кровь на мне. Но я не предавала тебя. Они следили за мной. Я привела их к тебе, сама не зная этого. Прости. Если бы я могла, я бы жизнь отдала, лишь бы этого не случилось. Лучше бы я никогда не видела тебя, не говорила, не помнила. Тогда ты был бы жив. Теперь уже поздно. Твоя кровь на камнях, на руках моих... Я проклята, я отвержена. Неужели это и есть твой последний дар? Они убили тебя, но это моя вина. Никогда больше ты не увидишь неба. Прости. Тебе надо было убить меня. Я должна была умереть. Тогда ты был бы жив. Теперь я знаю, что наш мир скоро погибнет. Из него ушла магия. Прости.

... Огромный дракон парил над океаном. Крылья несли его над бескрайней водной поверхностью, и лучи солнца отражались в золотых чешуйках, покрывающих его тело. Он поднял голову и взглянул прямо на солнце, не прикрывая глаз, как будто не чувствуя боли. Но ведь его глаза и сами были похожи на два солнца. Хотя все погибло, в них не было грусти. Вода поглотила сушу и с ней исчезло все зло. Остался только он. Так было всегда, так будет продолжаться вечно. Он был последним, кто помнил о земле, что когда-то была здесь. Когда-нибудь он найдет, кому рассказать об этом. Но не сейчас, потом, когда он отдохнет немного. Вечность ничего не значит для того, кто вечен. Когда время иссушит его плоть и крылья не поднимут его больше, он найдет того, кому он сможет передать свою мудрость. Чтобы снова жить в нем. А старые тела он никогда не жалел. Только люди хранят верность ненужным вещам...

... В воздухе стояла тишина, но это была та тишина, что обычно наступает перед изменениями. Что-то умерло. Что-то должно родиться. Он парил над водой, слушая, как океан поет свою песнь, песнь о вечном рождение и смерти, о конце и начале. И ему казалось, что он шепчет ее имя... его имя... Иллахэ... Первая звезда рождается во тьме. Слово рождается из шума волн. Жизнь рождается из смерти. Огонь рождается в душе...