Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Миримэ

Lawful Good vs. Lawful Evil

(Притча об относительности)

"Боги бесцветны, как хрусталь, потому что в их жилах нет крови. Они бесполы. Их глаза холодны, как и их страна, где все заиндевело от мороза."
("Владыка иллюзий", Танит Ли)

* * *

- Твой ход, родич. Должен признать, она пока неплохо держится.

- Да, это так. Я ей доволен. Но и твои фигуры очень впечатляют.

- У меня в запасе есть еще несколько... интересных вещей.

- Уверен, они окажутся не хуже прежних. Итак, моя очередь. Смотри.

* * *

Усталая девушка в промозглой пещере. Еще свежи воспоминания о погоне, о свисте стрел возле уха. Саднят расцарапанные колени и ладони.

"Все равно я его найду. Я буду первой. Я убью его". Фанатичным огнем горят упрямые глаза, полные губы сжаты в ниточку, рука - на черной рукояти кривого кинжала.

Воздух в пещере сгущается, сворачивается в грозовое облако с кипящими краями, внутри - высокая фигура с рассыпанными по плечам иссиня-черными волосами. Девушка мгновенно падает ниц, прижимается лбом к камням:

- Мой Властелин...

- Слушай, что тебе предстоит сделать.


На прощанье фигура протягивает руку, и вспышка черного света обволакивает распростертую жрицу. Девушка вздрагивает, дрожит, теряет сознание.

Когда она приходит в себя, ее раны по-прежнему болят: исцеления не было. Не изменилось ничего. Но она отползает в угол, съеживается на присыпанных песком камнях, запахнувшись в рваные черные одежды.

"Я буду первой. Я - Избранная".


Наутро ее находят. Отряд мрачных людей входит в пещеру и падает ниц пред девушкой.

- Великая честь для нас, о жрица. Давным-давно нам было пророчество, что мы найдем тебя здесь. Не угодно ли тебе пойти с нами?

С королевским достоинством жрица поднимается и идет с ними.

* * *

- Хороший ход, родич. Опекать эту группку людей многие сотни лет, чтобы они передавали пророчество из поколения в поколение, и только потому, что их помощь может когда-нибудь понадобиться! Ты весьма предусмотрителен. Много ли у тебя таких... подготовленных?

- Нет, родич. Должен признаться, это было нелегко, хотя и забавно. Особенно много проблем доставляли подростки, так и стремились уйти во внешний мир. Приходилось устраивать им явления... И наше ограничение на прямое воздействие в этой игре зачастую мешало.

- Но ты хорошо научился использовать "пророчества" и "откровения".

- Спасибо, родич. И все же, иногда небольшое исцеление или испепеление приносит больше пользы... Твой ход.

* * *

Комната в дешевом постоялом дворе. Посреди комнаты - молодой человек на коленях. Молитвенно сложены руки, глаза закрыты, губы шепчут молитву.

"Я буду первым. Во имя Света. Порождение зла будет уничтожено".

Вспышка света настолько сильна, что юноша выходит из транса и со стоном-вздохом прижимается лбом к деревянному настилу пола.

- Госпожа моя...

- Подними лицо свое, мой верный рыцарь, и выслушай меня...

Он робко поднимает голову и смотрит на сияющее существо неземной красоты. Слушает. Кланяется в знак послушания. На прощание богиня касается его головы, и он падает, охваченный судорогой блаженства.


Внизу во дворе раздается звонкий молодой голос:

- У вас недавно остановился юноша. Где он? Я должен его видеть.

* * *

- "Заговоренное" оружие? - в безжизненном стеклянном голосе впервые прорезается нечто похожее на усмешку.

- Родич, самовнушение - великая сила. Ты знаешь, что я не нарушу правил: "никакого вмешательства того рода, что они называют магическим".

- Все верно. Но не захочет ли кузнец стать спутником твоего рыцаря? Ты же помнишь: "человек против человека, фанатик против фанатика, один на один".

- Я уже позаботился об этом. Твой ход.

* * *

Залечены раны. Восстановлены силы.

Девушка вновь отправляется на поиски, изменяя внешность, прибегая к различным уловкам, разыскивая поклонников Темного - они имеют право оказать ей помощь, но не могут идти с ней. Всегда одна, всегда одинока, она упорно идет вперед. Черные ритуалы, жертвы божеству - пусть поможет, укажет, приведет.

"Я буду первой, о Господин мой. Я убью его".

Цель все ближе.


Юноша ищет черную жрицу. Если находит поклонников Темного - допрашивает их и уничтожает. "Во имя Света! Тьма не сможет завладеть миром. Я найду жрицу. Я уничтожу ее."

* * *

- Фигуры на позиции.

- Скорее всего, партия завершится через несколько ходов. Местами это даже было... занимательно.

- Хорошая подготовка - полдела.

- Итак, "каждый бьется как может и чем может".

- Ставлю на свою жрицу.

- Я - на своего паладина. Твоя ставка?

- Моя очередь на воплощение.

- Тогда и моя такая же. Смотрим...

* * *

Девушка дрожит от предвкушения. Завтра, завтра ночью... Пусть его охраняют - она войдет в его комнату через окно. Ей не впервой путешествовать по крышам, ее сильное гибкое тело привычно к подобным упражнениям.

Отравленное оружие, пара-тройка других "милых" неожиданностей... Металлом сверкнули ногти. В волосах - гибкая острая игла. Усыпляющий порошок.

"Хорошо бы убить его, как положено по ритуалу, вырвать его сердце и преподнести моему Господину..."

Скоро.


Завтра. Завтра он отправится в логово этого отродья Тьмы и уничтожит ее.

Юноша пытается успокоиться, глубоко вздыхает, но его сердце бьется в бешеном взволнованном ритме.

Меч. Кинжал. Магические ножи в рукавах, за отворотами сапог. Он готов к любой опасности. Льняные пряди падают на глаза, он отбрасывает волосы с лица. "Надо подвязать, чтобы не мешались."

Он пойдет по крышам, потом - по подземельям, он нападет на черную жрицу внезапно, и Свет восторжествует.

Скоро.


Они узнали друг друга мгновенно, хотя такой встречи не ожидал никто. Им хватило секунды, чтобы прийти в себя, и вот уже черная жрица встала в боевую стойку, изогнувшись, как дикая кошка, а светлый рыцарь выхватил меч и кинжал.

Жрица была босиком и, с одной стороны, это давало ей небольшое преимущество на залитом отбросами зловонном полу подземного хода, служившем городской канализацией, но, так и так, пол был скользким. И она могла поранить ноги, что не грозило обутому в сапоги паладину.

Легкое движение руки жрицы - и, среагировав раньше, чем он успел подумать, юноша отбил небольшую ядовитую звездочку. Он, в свою очередь, атаковал, но жрица ушла от двух смертоносных клинков с, казалось бы, небрежной грацией.

И вновь - осторожное, внимательное кружение друг против друга, или, вернее, враг против врага. В холодном молчании, в тишине, нарушаемой только всплесками воды от шагов и капель, они смотрели друг на друга - и видели свою смерть.

* * *

- Положение одинаково невыгодное. Против моей жрицы - враг с непривычным оружием. Против твоего паладина - тоже.

- Твоя жрица может поранить ногу, а мой паладин - поскользнуться.

- Похоже, скоро финал. Ты не меняешь ставку?

- Зачем? Это даже становится захватывающим.

* * *

Она уже была ранена, а на нем - все еще ни царапины. Стискивая зубы, она выжидала нужного момента, хотя раны на руке и плече уже давали о себе знать. Правда, страдала она не так сильно, как казалось юному паладину: в подготовку черной жрицы входило умение переносить боль, и приучали ее к этому намного более жесткими методами. "На нем все еще ни царапины!"

- Рыцарь... Зачем тебе моя смерть?

Голос черной жрицы прозвучал настолько неожиданно, и был настолько нежен и мягок, что юноша вздрогнул.

- Ты несешь зло. Ты должна умереть.

- Но я хочу жить! А разве убивать - не зло?

- Такую, как ты - нет.

- А ты знаешь, какая я?

Он перехватил кинжал поудобней, облизнул губы.

- Ты - жрица Темного. На твоей совести - смерти невинных, которых ты принесла ему в жертву. Ты - его Избранная, и этим все сказано.

Тихий горький смешок был ему ответом. Она остановилась, застыла, но не опустила оружия, только смотрела на него в упор огромными темными глазами. Кровь стекала по ее гладкой черной коже, крупные густые капли. Закушена нижняя губа.

"Неужели слабеет?"

- А ты не думал, светлый, что я тоже могу быть... жертвой? Я ведь тоже хочу жить, рыцарь, и не моя вина в том, что я была избрана Великим Темным еще до рождения. Так было предназначено, и выбор прост - будь или умри. Меня никто не спрашивал. Да и тебя, наверное, тоже...

- Не клевещи на мою Госпожу! - он сделал яростный выпад, но она только отскочила, гибкая черная пантера, и даже не попыталась защититься.

- Хорошо. Но ты думал о том, что я могла пытаться сопротивляться - и чего мне это стоило?

Дрожащие губы, увлажнившиеся глаза - огромные, ставшие еще больше от каких-то страшных воспоминаний.

- Легко ли терпеть страшную боль - не смерть! - боль бесконечную? Легко ли девочке учиться убивать, только чтобы не чувствовать, как с тебя сдирают кожу? И ведь это все есть тут, в голове, а следов - никаких... Легко ли...

"Неужели верит?"

- Перестань! Что ты хочешь сказать?

Нервный смешок.

- Я боюсь. Защитит ли меня твоя Госпожа, если я отвергну Темного?

- Моя Госпожа сильней его. Но вдруг все это ложь?

- Клятва крови, - кинжалом она делает длинный надрез от локтя до кисти. - Видишь, теперь я вряд ли смогу биться этой рукой, и ты легко справишься с однорукой девушкой. Смотри.

Она бросает кинжал. У нее остается еще один, в другой рука.

- Не гони... - как стон. - Помоги прийти к Свету и жить... - кинжал дрожит, все тело обмякло, и глаза молят, молят...

Глухо звякнул о камни меч.

- Второй кинжал, жрица.

Разжались пальцы, выпуская рукоять.

- Как знак моего доверия... - извлекла из густых волос несколько игл, отбросила подальше. Содрала с пальцев перстни - чмокнула грязь, принимая черненое серебро. Легкая усмешка.

- Вот и вся я.

Мгновение он смотрел на нее, затем вложил в ножны кинжал, демонстративно отстегнул их и отложил в сторону. Туда же последовали ножи из-за голенищ сапог.


Он сделал шаг вперед. Девушка вся подобралась, потом с заметным усилием расслабилась. Он сделал еще шаг, и еще, и оказался рядом с ней. Протянул ей руку. Ее ладонь коснулась его ладони. Неожиданно ее рука напряглась, а в следующую секунду девушка уже падала с раной в груди. Прохрипела:

- За что?

Растерянный, он нагнулся над ней:

- Разве ты не хотела меня ударить, темная?

Она попыталась что-то выговорить, на губах пузырилась кровь, не было слышно ни звука, и юноша наклонился поближе. Ее рука взлетела и легко коснулась его щеки - он вскрикнул, отпрянув. На щеке горели четыре царапины.

- Я... - шелест-шепот, - я не пыталась. Я - ударила. Ты мертв.

- Яд! - зачерпнув зловонной воды с пола, он плеснул на щеку, начал оттирать - все поплыло перед глазами. Крупные холодные капли поты выступили на лбу юноши. Он пошатнулся, упал на колени.

- Госпожа моя, помоги мне!

Эхом прозвучал голос черной жрицы:

- Господин мой, умоляю...

Тишина.

Из последних сил паладин подполз к жрице, нашарил оброненный кинжал. Девушка еще дышала, ее губы шевелились, повторяя имя Темного божества, но в глазах, уже подернувшихся дымкой приближающейся смерти, застывало отчаянье.

Цветные круги мельтешили перед взором юноши, головная боль и жжение во всем теле мешали сосредоточиться, побелевшие губы возносили моления свету, а в глазах - изумление и невозможность поверить в происходящее.

Тишина.

Уже нет сил занести кинжал и добить. Нет сил провести еще одну царапину, чтобы ускорить действие яда.


Молчит Темный Властелин.

Молчит Госпожа Света.


С едва слышным стоном юноша качнулся и упал, не сгибаясь, рядом с девушкой - в тот самый момент, когда она рассталась с жизнью с последним жалобным вздохом.

Светлые золотистые пряди смешались с черными локонами; и те, и другие одинаково мокли в зловонной жиже, теряя цвет. Белая рука вцепилась в черную в предсмертной судороге, да так и застыла.

Тишина.

Только капает вода.

* * *

- Что скажешь, родич?

- На такой исход я не рассчитывал. Ничья?

- Да, скорее всего.

- Игра была хороша. Меня несколько увлек сам процесс выведения своей жрицы. Отбор сильного, красивого молодняка нужного цвета, поддержание строгого культа Черного Властелина, сохранение традиций и легенд.

- Жесткая схема. Я придерживался более гибкого пути, хотя сохранение цвета было проблематично. Светлые волосы, синие глаза, бледная кожа, почти идеальные пропорции...

- Смотри, родич, как красиво они смотрятся вместе.

- Это уже тема для другой игры.

- Тогда очистим поле, - стеклянно-прозрачная бесполая фигура повела рукой в сверкающем разреженном воздухе, словно смахивая фигуры с доски.

Внизу, на Земле, океаны вышли из берегов и покрыли вершины гор, а с неба в бушующие воды хлынул огненный дождь.

- Ты абсолютно прав, родич. Сейчас моя очередь на воплощение, и мне будет намного интересней в чистом новом мире.


* Понятия из ролевой системы AD&D (alignment) : Lawful Good - следующий принципам добра, Lawful Evil - следующий принципам зла.