Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Брат Костоправ

Обычный рыцарь
или
Не служившим и невинным девушкам - не читать.

Это был самый обычный рыцарь. И ехал он, как обычные рыцари, и конь у него был, как у обычного рыцаря: черный красавец, играющий мускулами под бархатной кожей. Но, поскольку в Уленберге новостью является даже понос бургомистра, почти все способное ходить население высыпало на улицу Часовщиков поглядеть на мужественного гостя. Кто-то изумленно таращил глаза, впервые увидев столько железа на одном человеке, кто-то бросал рыцарю (совсем не старому, кстати) томные взоры, кто-то от души про себя веселился, глядя на все это.

Всадник, ни у кого не спрашивая дороги, добрался до площади Марка, переговорил в полголоса с кузнецом Вивеном, поморщился, увидев висящий уже вторую десятницу на дереве Правосудия труп городского вора Йохансена, и поехал дальше, к дому бургомистра.

У высокого крыльца рыцарь звонко спешился и кинул поводья богато одетому хрупкому пареньку, который воспринял это как самосабойчик и повел черного красавца в ворота.

Рыцаря уже ждали.

- О, благороднейший из племени благородных всадник Гесмольд, хорошо ли вы...- начал было бургомистр, кланяясь вошедшему рыцарю.

- Меньше слов, - отчеканил рыцарь, оглядывая комнату в поисках максимально-прочного сидения. - Я проехал сто семьдесят миль. Прикажите нагреть воды для омовения, приготовить еду и чистую постели. А затем начинайте рассказывать о вашей достопримечательности: Уленбергском монстре.

Дверь за бургомистром захлопнулась раньше, чем рыцарь договорил.

* * *

За ужином собралось пять человек: бургомистр, его жена, дочь, и зять бургомистра, занимавший должность капитана городской стражи. И рыцарь, разумеется.

- Наливайте еще, это бургундское, - усердствовал бургомистр. - Свежайшая оленятина, вымоченная в красном вине, обсыпанная сухарями, приправленная перцем, лавровым листом, кардамоном и базиликом...

- Благодарю, в другой раз, - невозмутимо ответствовал рыцарь и обратился к бургомистрову зятю:

- Так что там с монстром?

Зять был вряд ли старше рыцаря, но он провел полтора года наемником в армии короля, что крайне повысило его самомнение.

- У нас в армии, - начал он тоном ,по меньшей мере, фельдмаршала, - у нас в армии принято излагать коротко и ясно. Даю вводную: по данным разведки монстр эпидемически орудует в северо-северо-западном протяжении. Имеет демаскированную базу в районе высоты Грос-Цушлаг.

- Дорогой, ты заговоришь гостя совсем! - вмешалась миловидная дочка бургомистра, блестящими глазами поглядывая на рыцаря.

- Разговорчики! - рявкнул капитан стражи. Видно было, что его не часто баловали беседами на военную тему. Рыцарь было открыл рот в защиту дамы, но капитан продолжал:

- Численность - неизвестна: от одного до трех. Стратегическая эта... как ее, тактика , короче такая: ночью мочит всех без разбору, но тока окрест базы, значит. Днем же сторожит околь тракта на Ламбербах, особенно около моста через Хойелер-Хейде. Заметив богатых путников, ревом требует остановки, и не отпускает, пока не выложат на дорогу откуп.

- А вы не... -начал скептически улыбающийся рыцарь.

- Разбойники, хотите сказать? А когтистые следы в четыре ладони? А глоданные мослы по утрам на дорогах?

- Какие меры предпринимались? - поинтересовался больше не улыбающийся рыцарь.

- Ха! Меры! Облавы дважды, ушел, ясен хрен, берлогу даже нашли, да войти туда желаюсчих чагой-то не нашлось. Бродячие рыцари, ландскнехты, охотцы за наградой - никто не вернулся. Лес даже запалить пробовали - так башку поджигателя наутро нашли у Речных ворот, - закончил с злорадной ухмылкой бургомистров зять.

Рыцарь просто кивнул. Он казался довольным.

* * *

- Забудь об этом , парень, - отрезал рыцарь, отворачиваясь.

- Но сударь рыцарь, вы же даже не... - начал спорить хрупкий, миловидный, как бард, юноша. Рыцарь резко повернулся к нему.

- Слово "нет" я не повторяю дважды, - рявкнул он , неуловимым кошачьим движением зажимая запястье юноши в своей натруженной лапе. Лицо юноши побледнело и он чуть не упал, но затем гордо сжал губы и попытался выпрямиться. Через минуту рыцарь удовлетворенно кивнул и убрал руку. На запястье юноши выступили синие полосы.

- В другое время я бы взял тебя, - чуть более мягко бросил воин. - Сейчас я ухожу туда, откуда многие не вернулись. Ты туда не пойдешь, - докончил он с коня, кивком поблагодарил за поданное копье и тронулся в сторону Речных ворот. На парня жалко было смотреть. Серьезная решимость на столь миловидном лице, внезапно возникшая после жалобного выражения горя и обиды, насмешила бы кого угодно. Но улица была пуста. Никто не видел, как паренек понесся по узким переулкам Нового города. В сторону Речных ворот.

* * *

Рыцарь был настороже. Узенькая дорога, прорубленная, вероятно, еще во времена Верцингеторикса, была как тоннель в густом ивняке и его совершенно не устраивала. Вот он замер, прислушиваясь, а затем резко свернул прямо в чащу. Терпеливо продрался сквозь многометровый бурелом, выбрался на более-менее чистое место и снова прислушался. Обычная лесная тишь. Рыцарь соскочил с коня:

- Наконец-то! - сказал облегченно и... начал разоблачаться. Снял шлем, оплечье, кирасу, наручи с налокотниками, в общем , все рыцарское железо, которое было на нем надето. Отмахиваясь от бешенных каких-то комаров, он тщательно упаковал доспехи в тюк, а затем с удовольствием натянул штаны и куртку пятнистого зелено-коричневого окраса, высокие черные сапоги на шнуровке. Длинный стилет за сапог. Зеленая заплечная сумка на спину. Следующим номером программы был... правильно, самые умные уже догадались- предмет , сильно напоминающий АКМ с подствольником. Потому что это и был Автомат Калашникова Модернизированный с подствольным гранатометом ПГ-25. Меч - красивая железка, особенно на турнире. Но лучше остаться в живых.

Стоп! А где конь? Ведь... Ах, вот он , паразит, пока хозяин переодевается, замаскировался кустарником и наслаждается молодым чертополохом на другом конце поляны.

- Летчик, скотина мотокопытная! - рявкнул воин. Конь со странной кличкой как в землю врос. Но и воин спохватился и прислушался. Было тихо. Слишком тихо. По привычке произнеся про себя заклинание, почти все состоящее из русских слов, воин колобком кувыркнулся в ближайшие заросли крапивы., одновременно натягивая на голову пятнистый капюшон с прорезями для глаз. Тихонько вытащил гранату для подствольника, но раздумал. Но гранатомет все равно зарядил. Но с предохранителя не снял. Зато снял с предохранителя автомат. И стал ждать. Солнце прошло седьмую часть своего дневного пути, когда трава в противоположном краю поляны зашевелилась. Воин отжал свободный ход на курке. Патронов мало, надо беречь. Один выстрел, максимум два. Но это максимум. Увидев вошедшего, рыцарь с досады чуть не спустил курок. Ну, вы поняли. Хрупкий миловидный юноша, осторожно оглядываясь, выбрался на солнечное пятно. Вот он повернулся спиной. Определенно зря. Молниеносный бросок из крапивы, подсечка по ногам, железный захват на шею. Так его учили. Безразмерный берет на голове юноши вдруг сбился и из-под него высвободилось облако золотисто-медовых кудрей ... Рыцарь тут же сменил тактику. Бросок через бедро - и преследователь прижат к теплой траве.

- Для кого шпионишь? - спросил воин больше по привычке, доставая веревку.

Девушка... Не буду я вам описывать девушку. Все они так выглядят лет в семнадцать-девятнадцать. Да, добрая , мягкая улыбка (не смотря ни на что). Да, большие, доверчивые глаза (красивые, короче). В общем, женственная до мозга костей. Воин уловил глубокий забор воздуха в легкие и ловко припечатал ей рот широкой ладонью.

- Ты что? Монстра накличешь, - шепнул ей на ушко и перевернул на спину (до этого она все же лежала на животе). Короткий миг неузнавания, а затем - и высоко поднятые брови, и широко раскрытые глаза, и все, что хочешь.

- Сэр рыцарь??!

- Слушаю тебя, детка.

- Ваше одеяние...

- Это всего лишь рабочая спецодежда. А вот почему ты...

- Пожалуйста, не будем о том , почему я переоделась парнем!

- Добро. Значит, с первым недоумением справились, лишних вопросов друг дружке задавать не будем. А как тебя...

- А может...

- Извини, я вообще-то человек доверчивый, но развяжу, только если поклянешься своей душой, что не попытаешься бежать либо причинить мне зло.

- Клянусь душой!

- Хм. Ладно, давай руки. Не дергайся, я этим ножом бреюсь, между прочим. Вот так. Ну так как тебя?

- Белла...

- Я польщен. Белла - а дальше?

- Белла фон Римсло.

- Ни...черта себе! Герцогиня ко мне в оруженосцы! А я кто тогда получаюсь?

* * *

- Пошел я, - шепнул воин герцогине, как бы не слыша повторный рев, хороший такой рев, низкий, голодный, да треск веток, ломаемых мощной лапой. - Сиди тихо, огонь не зажигай, парфюмерией не пользуйся - никто не учует.

Сделал три кошачьих шага на носок - и растворился в сочной зелени опушки. Предохранитель на гранатомете так и не снял - рано.

До моста осталось еще мили полторы, начали попадаться следы. Скорее всего тролль. Или тролли, что более вероятно. "Кинг-Конг жив!" - хмыкнул про себя охотник. Он уже положил стаю троллей под Хиц-Йестингом и немного разбирался в повадках этих трехсаженных прямоходящих горилл с коричнево-зеленоватым мехом, обожавших все блестящее.

Чем ближе к мосту, тем осмотрительнее он двигался. У моста дорога образовывала сорокасаженную площадку, пока что пустую. Воин чуял тролля с противоположной стороны дороги, чуял его нетерпение, его животную вонь. Неторопливо прижался щекой к прикладу и уставился на здоровенный развесистый дуб. Тролли любят большие ветвистые деревья. Тролль его тоже учуял и замер. Ничто его не выдавало - ни треск сучка, ни шевеление листвы. Послышались задорные девичьи голоса. мимо прошла компания из дюжины деревенских парней и девушек. Тролль не шевельнулся. Нет, он не боялся. Ему нечего было бояться в собственном лесу. Но ощущение холодной угрозы не оставляло его. Солнце прошло еще шестую часть дневного пути, ноги у война начали затекать, а муравьи забрались за шиворот. Издалека послышалось неторопливое "цок-цок-цок". С пригорка спускался конь в богатой сбруе, навьюченный парой солидных позвякивающих мешков. На нем сидел человек средних лет в непрактично-богатой одежде и близоруко щурился на солнечную рябь на реке.

Тролль не вытерпел, и выдал коронное "уРРауРР" на весь лес. Одна из веток многозначительно качнулась. Воин задержал дыхание и пуля калибра 7.62 мм сорвалась туда, где должен был располагаться живот тролля. Грохот падения с дерева и громовой полурев-полувизг подтвердили догадку война. Другой, высокий, испуганный рев раздался со стороны обрывистого холма. На что и расчет. Близорукого путника уже и след простыл. Отлично. Через минуту второй тролль, помоложе, уже был здесь. Он не маскировался, но постоянно суетливо метался вокруг раненого сородича. Пока воин ловил его на мушку, он успел вспомнить все русские заклинания, какие знал, а знал он их не мало. Вот он на долю секунды замер и автомат плюнул пулей прямо в голову. Все было кончено, рыцарь уже собрался закинуть автомат на плечо и сходить посмотреть.

Но прислушался. Вновь странная, нелесная тишина.

- Это либо Белла, либо...

Огромное тело мелькнуло в прыжке. Инстинктивно вскинутый ствол и спущенный курок. Последнее, что он запомнил - огромная вонючая тяжесть. И тьма.

* * *

Сознание возвращалось во всей своей зубодробительной реальности. Лучше б не возвращалось. Вот многострадальное тело война тряхнуло еще раз . Так и есть, едем на телеге, на солидной копне сена. К сожалению, рес... черт! - рессоры еще не изобрели. Глаза лучше не открывать, а то поймут, что очнулся.

- Повезло вам с руженосцем, господарь рыцарь.

Поняли.

- Кабы не он, руженосец-то ваш, так и лежать бы вам с той монстровиной, - прошамкал, чуть напевая, старушечий голос. - Потому как боимся. Но таки умолил оно нас.

Воин открыл глаза, ожидая самого страшного. Но оказалось все не так страшно. Одето на нем было лишь нижнее белье. Автомата видно не было. Рядом с телегой , в паре шагов на Летчике восседала Белла, снова спрятавшая кудри под беретом и нарочито равнодушно посматривала по сторонам, насвистывая мотив баллады "Сегодня в кузнице разгром..."

- Умаял...ся я, улаживая все дела, сэр рыцарь, - сообщила Белла.

- Привыкай.

- Что? Я хотел... сказать: в каком смысле?

- В том смысле, сэр оруженосец, что если хочешь... если действительно хочешь им быть, привыкай к разнокалиберным неприятностям. Еще вопросы есть?

- Сэр рыцарь! - послышался с передка телеги певучий девичий голосок. Воин заметил, что лицо Беллы чуть потемнело, а рука потянулась к кинжалу за поясок. К его кинжалу, между прочим. - А вам не было страшно, когда вы сражались с этими чудовищами??!

- Да как тебе сказать, детка, - осторожно начал рыцарь, поворачиваясь вперед. Детка оказалась беззастенчивым голубоглазым чудом в пушистых рыжих волосах. - Все зависит от тебя и твоего владением оружием.

Крепкая баба-яга, правившая кобылой, громко захихикала.

- Мне помниться, мы уже встречались с троллями под Хиц-Йестингом, - набрежно бросил оруженосец.

Беззастенчивое чудо переключило свое внимание на оруженосца, оценило его гибкое телосложение, тонкие черты лица. Затем девушка просто потянулась, заставив рыцаря сглотнуть комок в горле, призывно улыбнулась и скромно потупила взор. Не смотря на отвратительное самочувствие, рыцарь не смог сдержать "издевательской ухмылки №1". Лицо оруженосца с заметным усилием оставалось бесстрастным, но правая рука удобно покоилась на рукояти десантного кинжала работы Ал Мара.

-Там троллей было меньше, всего двое, - миролюбиво заметил рыцарь, откинувшись на сено и глядя на облака.

Старая карга снова противно захихикала.

* * *

Первое, что услышал рыцарь, проехав Речные ворота, был голос капитана стражи:

- Говорил же я вам, сэр рыцарь, не про вас эта работенка. Хорошо, хоть живым вернулись.

Сколь положено за сбавление от монстра? - поинтересовался оруженосец, игнорируя знаки внимания служанок, спешащих на очередное зрелище.

- Четыреста талеров зо... А почто ты спрашиваешь?

- Готовьте деньги. Три мертвых монстра лежат у моста через Хойелер-Хейде.

- Не больно-то вериться, - с сомнением заметил бургомистров зять. - Мейер - на коня, дуй на мост, проверь, не врут ли. Да посматривай, если...

- А это по-вашему, откуда? - громко спросил оруженосец и вытряхнул что-то из кожаного мешка. Что это было, рыцарь не разглядел, но по костяному стуку предметов, катящихся по мостовой, по испуганным визгам зевак, по расширенным глазам стражников он понял, что это было. Понял, и удивленно покосился на своего многогранного оруженосца. А тот и ухом не моргнул.

- Коли... это... значит, если так, к дому бургомистра везите сэра рыцаря! Мейер - отставить. Прибери тут , грязно что-то. Это приказ, понял?

Телега двинулась и затряслась по нетесаной мостовой. Вначале рыцаря пробил как бы кашель, но лишь они завернули за угол, он перестал сдерживать смех. Оруженосец было нахмурился, услышав кашель, но затем успокоился и очень обаятельно улыбнулся рыжеволосому чуду.

-Тоже мне, Давид нашелся! - заметил, отсмеявшись, рыцарь. - Голиафа то не ты замочил.

- Победу могут и украсть, - философски заметил оруженосец, - а так - никаких недоразумений. Сразу все ясно.

- Молодец, - похвалил рыцарь (оруженосец чуть заметно порозовел),- но в следующий раз оставь это дело мне. Оно не для... оруженосцев, ясно?

- Ясно, - с вызовом ответил оруженосец и собрался продолжить, но тут они подъехали к дому бургомистра.

С телеги рыцарь слез сам, попутно отметив, что его предусмотрительный оруженосец снял и ботинки тоже, но не надел ничего взамен. Повреждения, в общем-то, несерьезные: ушиблены левое бедро и живот, сломано ребро слева. Жить можно. Пару дней- и на коня. По дороге все срастется. А вот как быть с ...

* * *

А потом был ужин у бургомистра с бесконечными охами и ахами, повторением рассказа о избавлении от чудовищ на бис и с тостами. Воин помог дотащить упившегося бургомистрова зятя до телеги и пошел (точнее, похромал) в свою спальню. Заходя в дверь, он заметил гибкую тень, скользнувшую мимо него по темному коридору.

- Сэр оруженосец, зайдите ко мне на пару слов, - тихо, но жестко произнес рыцарь.

- Я слушаю вас, сэр рыцарь, - с вызовом произнесла Белла.

- Закрой дверь. Вот так. Белла, нам нужно кое-что с тобой решить.

Белла скривила губы и сморщила носик, но рыцарь не обратил на это никакого внимания.

- Не знаю, о чем ты там подумала... Я вообще-то говорю о том , как ты реагировала на мою беседу с красивой молодой особой. Ты вцепилась в кинжал и глядела так, как будто кинешься и зарежешь. Отдай кинжал, кстати, я как-то привык к нему. Вот так.

- Между прочим, я спасла тебе жизнь! - надменно заявила девушка, но кинжал отдала.

- Я благодарен тебе за помощь. Но если ты собралась следить за моей нравственностью, тебе лучше подыскать другого рыцаря, оруженосец, - не дрогнув ни одним мускулом на лице , процедил воин.

- А разве я ... я тебе не нравлюсь? - игриво поинтересовалась Белла, доведенным до автоматизма движением поправляя прическу.

Рыцарь прикинул, что, если отшлепать ее прямо сейчас, то на крики сбегутся все домочадцы бургомистра и половина соседей.

- Нравишься. Но, видишь ли, у меня правило - я никогда не ... не сплю со своими оруженосцами, - отрезал он.

- Ах так! - Вспыхнула девушка. -Рыцарь не удостаивает девчонку вниманием! Подумаешь, сокровище какое! Сейчас вот пойду на улицу и подцеплю первого попавшегося парня, а потом...

- Давай-давай, беги, только на утреннюю поверку не опоздай, - заботливым тоном подкольнул ее рыцарь. - Послушай Белла, сейчас мне не до секса. Я устал, меня серьезно помяла при падении зверюга в полтонны весом. И что еще важнее- я собираюсь учить тебя очень серьезным вещам. А я всегда считал, что при обучении боевому делу постельные отношения между наставником и учеником очень плохо сказываются на конечном результате. Ты поняла это?

Белла внезапно отвернулась и спрятала лицо. Ее плечи часто подрагивали, но слышно ничего не было. Рыцарь подошел к ней и мягко обнял, поморщившись от боли в левом боку.

- Ладно ты, успокойся. Может быть... может быть, мы потом вернемся к этому вопросу... Если будешь себя хорошо вести!

* * *

Рыцарь выезжал из Уленберга. Это был самый обычный рыцарь. И конь у него был самый обычный. И оруженосец - тоже самый обычный. На каурой, здорово навьюченной кобыле, повесив на спину щит с черным медведем на зеленом фоне, он ехал бок-о-бок с рыцарем и непринужденно перекидывался с ним шутками. Утренние прохожие кидали на эту парочку не более двух взглядов и спешили по своим делам.

- Думаю, мы сюда еще вернемся, - заметил рыцарь.

Прогремев копытами по доскам откидного моста, они выехали из города и затерялись в утреннем тумане по дороге, ведущей в Геренорт.