Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Религия дюны

Приложение II к роману "Дюна" Ф. Херберта


До прибытия Муаддиба на Арраки Свободные исповедовали религию, чьи корни настолько явно уходят в Магомет Сари, что это самоочевидно для всех. Имеются следы и других религий. Самым простым примером является Гимн воде, призывающий никогда не виденные на Арраки дождевые тучи. Это явная копия "Оранжевого Католического Литургического Устава". Но есть и более глубокие связи между Китаб ал-Ибар Свободных и учениями Библии, Илма и Фикха.

Любые сравнения религиозных течений, доминирующих в империи во времена Муаддиба, должны начаться с тех главных сил, которые формируют эти течения:

1. Последователи Четырнадцати Мудрых, чьей Книгой была Оранжевая Католическая Библия и чьи взгляды отражены в "Комментариях" и других документах, вышедших из Общества вселенских переводчиков.

2. Орден Бене Гессерит, отрицающий, что является религиозным течением, но стоящий за кулисами практически всеобъемлющего ритуального мистицизма, чья символика, организация и методы обучения не отличались от религиозных.

3. Антагонистический правящий класс (включая Союз), в руках которого церковь всегда была средством, призванным отвлекать людей от насущных нужд и удерживать их в послушании, переключая их интересы в духовную сферу; тот класс, который питает неистребимую веру в то, что всем явлениям, в том числе и религиозным, можно дать материалистическое объяснение.

4. Так называемые древние учения, включающие в себя то, что было сохранено Странниками Цензунни от первого, второго и третьего движений ислама и от нового Христианского Чузука, а также буддисламские течения, что преобладали на Ланкивиле и Сикуне. Книга Махайана Ланкаватара, Дзен Хекиганшу на Дельта Павонис III, Таврах и Талмуд Забар, уцелевшие на Салузе Второй, всепроникающий Обех Ритуал, Муадх Куран с их чистым Илмом и Фикхом, сохраняемым на рисовых фермах Каладана, религия Хинду, которых можно встретить в маленьких поселениях пеонов в любой части Вселенной, и, наконец, Бутлерианский джихад.

Имеется и пятая сила, порождающая религиозные мотивы, но действие ее такое общее и глубокое, что заслуживает отдельного рассмотрения.

Речь идет, конечно же, о космическом путешествии, и в любом религиозном трактате этот фактор следует выделять особо.

Передвижения человека в глубоком космосе накладывали отпечаток на религию в течение ста десяти столетий, предшествующих Бутлерианскому джихаду.

Раньше космические полеты, хотя и практиковались довольно часто, были весьма нерегулярными. До установления монополии Союза межпланетные корабли были разномастными, тихоходными и не вполне надежными.

Первые опыты дали обильную пищу для всевозможных мистических построений.

Но выход в пространство дал и другое направление умам, обратив их к познанию акта Творения. Подобная тенденция просматривается даже в самых распространенных религиях этого периода. Проходящий через все религии мотив Творца явно носит анархический характер, привнесенный из необъятного космоса.

Это можно сравнить с тем, как если бы Юпитер во всех его наследственных формах отступил в материнскую темноту, дабы подвергнуться женской имманентности, исполненной двусмысленности и несущей на себе отпечаток многих ужасов. Древние знания переплетались и срастались с новыми теориями и новыми символами. Это было время борьбы с великими Демонами, с одной стороны, и с старыми святыми и проповедниками, с другой.

Прямота решений была утрачена.

В течение этого периода было пересмотрено значение акта Творения.

В уста Создателя были вложены следующие слова о его целях: "Увеличение и умножение, наполнение Вселенной и подчинение ее, правление над всеми видами ползучих тварей и живых существ в бесконечных мирах и под ними".

Это было время чародеев, чья власть была реальностью. Об этом можно судить хотя бы на основании того наблюдения, что они никогда не хвастались своими делами.

Потом возник Бутлерианский джихад - два поколения хаоса. Бог машинной логики был повергнут в прах, и начался новый подъем под лозунгом:

Машина не может заменить человека!"

Это время, ознаменованное актами насилия, стало паузой в гонке религий. Люди смотрели на своих богов и талисманы и видели в них свой страх и свои амбиции.

В состоянии растерянности лидеры религий, чьи последователи пролили кровь миллионов, начали встречи по обмену мнениями. Это движение получило одобрение как со стороны Космического союза, который начал вводить свою монополию на межзвездные полеты, так и со стороны ордена Бене Гессерит, объединившего всех чародеев. На этих первых вселенских совещаниях выяснилось следующее:

1. Осознание того, что в основе всех религий лежит одно общее требование: "Не обезобразь дух своим "Я".

2. Комиссия вселенских переводчиков (КВП) устраивала свои заседания на одном из нейтральных островов Старого мира, исследуя основы материнских религий. Они сошлись на обычной вере в то, что "во Вселенной существует нечто божественное". Были представлены все вероисповедания, если число их последователей было не менее миллиона.

"Мы собрались здесь для того, чтобы лишить враждующие религии важнейшего оружия. Это оружие - признание права на существование за одним, и только одним, евангелием".

Ликование по поводу достигнутого согласия оказалось, однако, преждевременным. КВП критиковали за проволочки. Трубадуры сочиняли хлесткие и остроумные эпиграммы о ста и двадцати одном "старом придурке", как прозвали делегатов КВП. Одна из этих песен, "Коричневый покой", остается популярной еще и в наши дни:


Мысли ленивые,
Коричневый покой...
Как жаль придурковатых,
Ах, как жаль!
Лень и лень,
Каждый день.
Бутерброд,
Сам лезь в рот...


О заседаниях КВП ходили разные слухи. Говорили, что они сравнивают священные тексты, и весьма кощунственно. Это неизбежно влекло за собой народные выступления, что, естественно, приводило к новым обострениям. Прошло два года... прошел третий.

Члены комиссии, девять из которых умерли и были заменены новыми, прервали работу, чтобы подвести итог сделанному. Они объявили, что цель их трудов - создание книги, очищенной от всех "паталогических симптомов" религиозного прошлого.

"Мы создадим инструмент Любви, использование которого будет неограниченным", - говорили они.

Многим кажется странным тот факт, что именно это заявление породило самую мощную волну насилия против КВП. Двадцать делегатов были отозваны своими конгрегациями. Один покончил самоубийством, направив в сторону Солнца украденный им корабль.

Историки установили, что восстание унесло восемьдесят миллионов жизней. Это означает примерно шесть тысяч в расчете на каждый мир, входящий в лигу ландсраата.

Для трубадуров, естественно, было большое поле деятельности. В популярной музыкальной комедии того времени действовал персонаж, изображающий делегата КВП, лежащим на пляже и распевающим такую песенку:


Ради бога, ради женщин и красот любви
Мы, забот не зная, прохлаждаемся в тени.
Трубадур! Трубадур!
Пой нам песни свои
Ради бога, ради женщин и красот любви.


И восстания и комедия - лишь симптомы времени, глубоко для него характерные. Они свидетельствуют о настроениях, преобладающих в народе, о неуверенности людей и их страхе.

Главным оплотом в борьбе против анархии были молодой еще Союз, Бене Гессерит и ландсраат, существующий уже 2 000 лет, несмотря на препятствия. Роль Союза казалась ясной: он поставлял транспорт для ландсраата и КВП. Роль Бене Гессерит была гораздо менее ясна. Конечно, это было время, когда они сосредоточивали свои усилия вокруг чародейства, производили сложные наркотики, развивали искусство прана-бинду и разрабатывали планы миссионерии, этой черной руки суеверия. Но это также было время, которое стало свидетелем создания Молитвы против страха и составления Голубой книги, библиографического чуда, сохранившего великие тайны древних верований.

Ингсли считает, что наиболее верным является следующее определение:

"Это было время глубочайших перемен".

После этого КВП работала еще шесть лет. Когда приблизилась седьмая годовщина, она стала подготавливать Вселенную к моменту оглашения результатов своей деятельности. К седьмой годовщине была создана Оранжевая Католическая Библия.

"Этот труд полон достоинства и значения, - говорили они. - Это возможность для человека познать себя как венец Творения.

Члены КВП, вдохновленные Богом, в своем неустанном стремлении продолжать поиски напоминали археологов. Говорили, что он извлекли на поверхность "жизненность великих идеалов", потерявшихся в глубинах столетий, что они отточили духовные стимулы, вытекающие из религиозного сознания".

Вместе с О. К. Библией КВП представила Литургический Сборник и Комментарии - работу, замечательную во многих отношениях, и не только благодаря ее краткости (она была в два раза меньше О.К. Библии), но также благодаря присущей ей интонации сочувствия к человечеству и беспощадного самобичевания.

Начало Комментариев адресуется к антогонистическим правителям:

"Люди, не находящие ответа в суннах (десять тысяч религиозных историй из Шари-а), теперь обращаются к собственному разуму. Люди жаждут света. Религия есть нечто иное, как самый древний и благородный путь, следуя которому люди стараются увидеть смысл во Вселенной Господа Бога. Ученые ищут законы, которым подчиняются события. Задача религии - посвятить людей в эти законы".

Заключение Комментариев было выдержано в более суровом тоне, что, вероятно, предопределило их судьбу.

"Многое из того, что называется религией, несет на себе бессознательный отпечаток враждебности к жизни. Истинная религия должна учить тому, что жизнь наполнена радостью, угодной Богу, что знание без действия - лишь пустота. Все люди должны понимать, что сведение религии лишь к канонам и обрядам - это чаще всего обман. Истинное учение распознается очень легко. Его узнаешь безошибочно, ибо оно пробуждает в тебе чувство, которое говорит тебе: истину эту я знал всегда".

По мере того как покрывались письменами листы шигавира и О.К. Библия распространялась по всей Вселенной, росло странное ощущение спокойствия. Некоторые сочли это знаком свыше, предзнаменованием единства.

Но судьба делегатов КВП показала обманчивость этого спокойствия. Через два месяца после того, как они вернулись в свои конгрегации, восемнадцать из них линчевали. Пятьдесят три отреклись в течение года. Было объявлено, что О.К.Б. - опус, обязанный своим появлением на свет лишь игре мысли. Было сказано, что ее положения грешат нездоровым интересом к логике. Началась волна пересмотров, склонных к проявлениям фанатизма. Эти пересмотры опирались на символизм ("Крест", "Полумесяц", "Трепет пера", "Двенадцать Святых" и тому подобное), и вскоре стало очевидно, что древние верования и суеверия не считаются абсурдными у новых экуменистов. Ниже мы приводим мнение по поводу семилетних усилий КВП. "Галактофизический детерменизм" КВП был воспринят восемью биллионами лишь чисто внешне. Используя первые буквы аббревиатуры, они переделали это название в "Комиссию Вселенских Проклятых (богом)".

Председатель КВП, Тур Бомоко, улема цензуни, один из четырнадцати неотрекшихся (они вошли в историю как "Четырнадцать Мудрых"), признал в конце концов, что КВП допустила ошибку.

"Нам не следовало пытаться создать новые символы, - сказал он. - Нам следовало помнить, что нельзя подвергать сомнению общепринятые верования, нельзя возбуждать любопытство, касающееся существования Бога. Мы выступили против ужасающей нестабильности человеческого разума и в то же время сделали свою собственную религию еще более твердой и деспотичной. Что означает эта тень, отразившая торный путь Божественного Предначертания? Она предупреждает о том, что символы озарены тогда, когда их первоначальное значение утрачено, и что сумма всех достижимых значений не существует".

Двойственность смысла этого "признания" не осталась непонятой критиками Бомоко, и вскоре он был вынужден отправиться в изгнание, где его жизнь зависела от милостей Союза. Умер он в Тьюпиле, уважаемый и любимый всеми, и последние его слова были: Религия должна стать отдушиной для людей, которые говорят себе: "Я не таков, каким хотел бы быть". Религия никогда не должна служить самоуспокоению".

Хочется думать, что Бомоко понимал пророческий смысл своих слов. Девяносто поколений спустя О.К. Библия и Комментарии пронизали всю Вселенную.

Стоя на каменной гробнице, в которой покоились останки его отца, Пол Муаддиб процитировал слова из "Наследия Бомоко":

"Ты, победивший нас, говоришь себе, что Вавилон пал и труды его обращены в прах. Я же скажу тебе, что каждый человек остается подсудным, у каждого есть своя скамья. Каждый человек - маленькая война".

Свободные говорили о Муаддибе, что он подобен Абу Зайду, чей корабль совершил путь Туда и обратно. В данном контексте Туда означает в прямом переводе с мифологического языка Свободных в землю Ра-спирит, Алам ал-митал, где не существует физических ограничений.

Легко провести параллель между Абу Зайдом и Квизатцем Хедерахом, поискам которого была подчинена вся программа братства сестер Бене Гессерит, нацеленная на выведение новой расы, и который назывался Указующим путь, или Тем, кто может быть в двух местах одновременно.

Оба этих названия восходят непосредственно к Комментариям "Когда закон и религиозный долг сливаются в единое целое, вся Вселенная становится твоим домом".

Сам Муаддиб говорил о себе так: "Я - сеть в море времени, способная вобрать в себя и будущее и прошлое. Я - движущаяся мембрана, от которой нельзя уйти".

Эти же мысли можно найти и в 22 Калиме О. К. Библии, где говорится: "Высказана ли мысль или не высказана, она реальна и имеет власть над реальностью".

И когда мы читаем собственные комментарии Муаддиба в "Столпе Вселенной", переведенные его святыми людьми, квизара Тафвидами, мы понимаем, сколь многим он обязан КВП и Свободным-цензунни.

Муаддиб: "Закон и долг едины, так и должно быть. Но вспомните следующее ограничение - вы не можете познать себя полностью, вы всегда нечто меньшее, чем индивид".

О. К. Библия: аналогичное замечание (61 Откровение).

Муаддиб: "Религия часто содержит в себе примесь мифа, защищая нас от ужасов неуверенности в своем будущем".

Комментарии: аналогичное замечание. Составители Голубой книги находят подобные высказывания и у Несху, религиозного писателя первого столетия. Муаддиб: "Ответственность за непредсказуемые и общественно опасные действия мимолетного, психически неполноценного либо невежественного индивида должна быть возложена на лицо, облеченное доверием".

О.К. Библия: "Любой грех может быть объяснен, по крайней мере отчасти, естественной порочной склонностью. Такая терпимость суть проявления слабости, угодной Богу. Голубая книга прослеживает это в древней "Семитик Тавра".

Муаддиб: "Протяни руку свою и съешь то, что Бог вложит в нее. И когда насытишься, возблагодари Господа".

О.К. Библия: идентичное замечание (Голубая книга находит следы этого замечания в Первом Исламе).

Муаддиб: "Доброта - начало жестокости".

Китаб ал-Ибар Свободных: "Разве не дал Бог нам палящего солнца Ал-Лат? Разве не дал Бог нам Матери-Воды, Преподобной матери? Разве не дал нам Бог Иблиса - Сатану? И разве не от Шайтана узнали мы пагубность семени?

Коневелл называет пришествие Муаддиба своевременным с точки зрения религии, однако время имеет к нему лишь косвенное отношение. Как сказал сам Муаддиб: "Я здесь, значит, я существую".

Тем не менее, чтобы прояснить природу религиозного воздействия Муаддиба, нельзя упускать из виду, что Свободные - это дикие племена, чьи предки занимались освоением пустыни. Мистицизм вполне понятен, когда каждую секунду борешься за выживание, преодолевая враждебность естественной среды обитания. Ты здесь, значит, ты существуешь...

В подобной традиции страдание подсознательно воспринимается как наказание. Интересно отметить, что ритуалы Свободных почти полностью освобождают от чувства вины. В нем просто нет необходимости, ибо закон и религия для них одно и то же и одинаково считающие неповиновение грехом.

Причину этого можно, вероятно, видеть в том, что их каждодневное существование требует жестокости суждений, часто смертельной, что в менее трудных условиях породило бы в людях непереносимое чувство вины.

Это - один из главных источников повышенного суеверия Свободных, если не принимать во внимание роль Защитной миссионерии. Почему поющий песок служит указующим знаком? Почему нужно сложить определенным образом руки, увидев молодую луну? Плоть человека принадлежит ему, а вода его тела племени, и не вечные проблемы жизни надо решать, а проблемы реального существования. Мифы и поверья помогают помнить об этом. И раз вы здесь, раз у вас есть религия, в итоге вас непременно ждет победа.

"Когда религия и политика впряжены в одну упряжку и когда повозкой управляет живой святой барак, ничто не может ему помешать", - так столетиями учила школа Бене Гессерит.