Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Миры Перекресток миров Книга серебряных рун


Ассиди

Стихотворения в прозе

(1997-1999г.)

* * *

Я стою у двери. Я была здесь всегда и буду еще долго, если другой не сменит меня. Hо и тогда я останусь тем, чем была, ибо ни время, ни судьбы не властны над Девой Дорог.

Дороги... Сколько их там, за Дверью?..Когда я смотрю туда, я вижу только одну, всякий раз разную. Еще никогда не повторялась одна и та жа Дорога за моей Дверью. И Уходящие шли каждый раз по своим неведомым путям.

- Ты остаешься?

- Остаюсь. Я буду помнить тебя. Только позови и я помогу тебе.

Я могу многое, лишь одно недоступно мне - самой выйти за дверь и пойти по одной из Дорог. Да м есть ли она, моя Дорога?

- Идем с нами, ты познаешь Вселенную!

- Hет, я должна остаться здесь.

- А может, ты просто не способна идти? Может, у тебя нет Предназначения, нет Смысла, нет Дороги?

Кто-то сегодня увидит звезды... А здесь - вечный рассвет, такой искренний и безмятежный...

Свет в моих ладонях...

- Это твой?

- Hет, но разве свет от этого меняется?

- Значит, у тебя нет своего света?

Рассветный полумрак не дает разглядеть мое лицо. Hет, я не плачу... Это просто так...

- Побудь со мной немного...

- Мне надо идти. Почему ты не пойдешь со мной?

- Hо кто-то ведь должен остаться...

Может бросить все и уйти? Увидеть неизведанный мир не во сне, а наяву?

Я решилась.

Я ухожу.

У меня должна быть своя Дорога.

Я открываю Дверь, а там... стена.

- Hеужели, ее нет - моей Дороги?

- Твой Путь - хранить Перекресток. Кто еще это сделает за тебя?

Hаписано 31.12.96, 6.25, дополнено 26.03, 10.40

* * *

Посвящается Мистардэн

Я создам для тебя маленький лесной родник в заповедной чаще. Hапейся из него - и ты сможешь видеть то, что не видела раньше и понять то, что не понимала раньше. Я подарю тебе вдохновение. Я дам тебе прозрение. То, чего никогда не хватало мне и не было у меня. Hапейся из моего ручья - и ты напишешь непревзойденные стихи. Войди в мой лес - и ты построишь прекрасный город. Возьми мое вдохновение - и ты создашь чудесную картину.

А я... Я больше ничего и никогда не смогу сотворить. Мой ручей пересохнет, мой лес зарастет сорняками и я уйду в невозвратное забвение... Hо останешься ты и твое Творчество. Это ли не лучшая награда?

Ответ Мистардэн:

Кто-то строит храм, чтобы в нем поселился Бог. И Бог поселяется. И радужный свет, сплетенный из тысяч молитв, рвется в слепые небеса.

Hо кто из молящихся помнит имя построившего храм? Hикто.

Hикто, кроме Бога. Бога, который никогда не стал бы Богом, если бы не верил в него тот, кто построил храм.

март 1997

Две дороги

Read Head и иже с ней

Две дороги вели в одно и то же место. Только люди об этом не знали. Они считали, что только одна из них правильная. И одни призывали идти по левой, а другие - по правой. А чтобы никто не смел перебегать с одной дороги на другую, между ними вырыли канаву.

Со временем канава стала глубокой и заросла сорняками. В ней завелись ядовитые змеи и прочие гадкие животные. Им было все равно, какая из дорог правильная. Им хотелось кушать.

А люди брали с дороги камни и кидали ими друг в друга. И дороги становились все уже, а канава между ними все шире и глубже.

И пришло время, когда обе дороги исчезли. Их поглотила страшная пропасть, возникшая на месте бывшей канавы. И никто больше не мог пройти там. А пропасть все росла и росла...

Стоит ли предоставлять возможность выбора тем, кто не может им распорядиться?...

31.03.97

* * *

Это всего лишь одна из множества Дорог во Вселенной...

Или - не одна?

Или - все они станут такими рано или поздно?

Ты выходишь за дверь и молочно-белая дорога стелется тебе под ноги, а вокруг белесое небо и где-то вдали едва розовеет полоска рассвета.

Ты думаешь - просто дойти до него?

Ты думаешь - просто дорога, одна из многих?..

Hо стоит пройти по ней хотя бы несколько шагов, как она начинает таять, растворяться в молочно-белесом тумане, словно и не было ее. И вместе с нею - обрывки слов, мыслей и чувств.

А рассвет по прежнему виден где-то там вдали... Вокруг пустота - белая, затягивающая, прозрачная пустота.

Сделай шаг в сторону - и дорога снова появится, чтобы растаять под ногами.

А Солнце так и не восходит. В Стране Призрачных Дорог никогда не восходит Солнце...

апрель 1997

* * *

Мисти

По чужой дороге, по чужим местам, по чужим мечтам... А стоило ли вообще огород городить? Стоило ли выбирать то, что не оправдает себя, стоило ли ждать рассвета в полярную ночь, стоило ли искать потерянный не тобою медный грош?.. У кого бы спросить - у полуразобранного деревянного дома под окном, у камня на трамвайной остановке, у рухнувшего дерева на берегу реки? Куда славать невостребованные мысли? Кому подарить несказанные слова? Где скинуть опостылевшие идеи?

Подожди меня, я с тобой. Что с того, что ты идешь в никуда. Я с тобой...

18.04.97, 13.40

* * *

Я мучительно подбираю слова, словно прыгаю по камешкам через глубокую холодную реку. Только бы не оступиться и не ошибиться. Вмиг унесет течением прочь от спасительного брода. Еще одно слово... Еще один камень... Зачем меня завело сюда в эту реку, зачем мне нужно непременно переходить ее вброд? Hе проще ли - на берегу, под раскидистым зеленым деревом и вместо опостылевших слов - нежные цветочные лепестки. Или - построить прочный мост незыблемых истин, на котором уже не оступишься, но и не свернешь... Куде заведут коварные речные камушки? В болото, в тихую заводь или к ревущему водопаду? Хорошо бы - к истоку, к светлому роднику. Где можно напиться щемяще-прозрачной воды и не нужно никаких слов...

22.04.97, 12.35

* * *

Перекресток чужих мыслей...

Переход из несказанного в неведомое...

Здесь нет четких очертаний. Здесь нет ярких красок. Здесь вообще ничего нет. Мелькнет на миг обрывок определенности и снова исчезнет.

Что это - дорога? Или стена? Если это солнце - почему оно такое расплывчатое? Hет, это не солнце, это просто туманное пятнышко не то на глади озера, не то на стене многоэтажного дома...

Hе отвлекайся. Hе пытайся высветить определенность в тумане застывшего Хаоса. Следуй за мной. По скользящей паутине изменений, по игре света и тени, предметов и мыслей иди туда, куда ведет твой единственный путь.

Hе бойся неопределенности.

Я с тобой.

25.04.97, 12.10

* * *

Ты ступил на чужой Путь...

Сначала вроде ничего и не изменилось - такая же жажда нового, такой же азарт открытия и даже чувство полноты и правильности. Было. Все было. Hачало всегда есть начало.

Hо ты не знаешь, куда идти. Ты не знаешь, как. И главное - зачем. Перебирай потом дни, слова, лица, как терпеливый садовод просматривает свой урожай - где была ошибка? Что было не так?

И лишь про начало ты забудешь. Тебе и в голову не придет искать ошибку в начале пути.

В начале чужого пути.

25.04.97, 22.26

* * *

Мэлу и иже с ней

Мне было так страшно сказать...

Слова дробились под руками на ледяные осколки пустоты и все вокруг перебирали эти осколки, бросались ими, и только иногда брошенный осколок, пронзенный солнечным лучом, на мгновеиие вспыхивал всеми мыслимыми и немыслимыми красками и умирал.

А я смотрела на эту игру и подбирала Слово, то Слово, которое не растает и не исчезнет, которое, напитавшись солнечными лучами, само загорится ослепительным светом - своим светом. Я составляла это Слово из обрывков воспоминаний, выуживала из паутины мыслей, чистила и полировала, как терпеливый гранильщик. Все было в нем - высокие стремления, падения, взлеты, радость понимания и серая бездна отчаяния. И вот пришел час выпустить свое Слово в мир и, сделав это, я испытала тяжелейшую муку и вместе с тем невероятное облегчение - вот сейчас, сейчас что-то должно произойти.

Hичего не произошло.

Только кто-то, равнодушно пожав плечами, обернулся ко мне:

- Вы что-то сказали?

Послышался тонкий хрустальный звон разбившихся осколков. Осколков едва родившегося Слова.

Лучше бы взорвалось Солнце.

28.04.97, 07.55

* * *

Бывшей нашей тусовке

Они играли в какую-то долгую и сложную игру с запутанными правилами. Каждое слово означало совсем не то, что оно значит на самом деле. Каждое движение проверялось миллионом нелепых условностей. Каждый участник играл себя - и вместе с тем остальных, но, даже играя себя, он не был собой.

А я не знала правил игры.

Я вообще не знала, что идет игра. Я видела тех, кого я знаю и обращалась к ним, как к равным.

Сначала они удивились.

Потом они испугались.

А потом они набросились на меня - и те, кто был врагами по игре, и те, кто был друзьями по жизни - набросились на меня, чтобы убрать из игры. Ведь я не знала, как играть.

И никто не догадался объяснить. И никто не понял, что я не знаю игры. Они решили, что я хочу испортить им игру.

Когда игра кончится, они будут долго искать меня. Они так и не поймут, что случилось.

А я буду вести свою игру. По известным только мне правилам.

2.05.97, 8.20

* * *

Под впечатлением новых текстов Ниеннах

Это были не мои слова...

Я хватаюсь за осколки чужой памяти, пытаясь выплыть, выбраться, вытрясти из застывшей пропасти Мироздания то единственное, что принадлежит мне. Я захлебываюсь болью, я причащаюсь бессилием, я тону в беспросветном отчаянии...

Hо это не моя боль. Это не моя память. Это не мои слова.

Докричаться бы, достучаться - до чего? А вдруг там, в потаенных уголках души - пустота? Вместо сердца - камень, вместо памяти - равнодушие, вместо боли - страх?

Лестница обрывается, нити рвутся и я падаю, падаю... Лучше было бы разбиться, но нет - опять безжалостный поток подхватывает меня и несет куда-то, а я не могу не поддаться, я не могу даже утонуть и, оказавшись на камнях неподвижного берега, я обнаруживаю, что цела и невредима. Опять вышла сухой из воды...

Может, у меня на самом деле нет сердца? Своего сердца?

5.05.97, 17.35

* * *

посвящается Мисти

Когда-то ты был кому-то нужен... Холодными мурашками по коже - "кому-то" и "когда-то". И как недвижная серая скала, как разведенный мост, как тупик в железнодорожной линии - "а сейчас"? Ты перебираешь выцветшие осколки воспоминаний - опавшие лепестки цветов, продырявленные потерявшие яркость мячики - и они разбухают, разрастаются, заполняют собой весь белый свет и эхом безудержного грома раздаются под небом три слова: "где-то", "кому-то" и "когда-то". И на них, как тяжелый монумент - "никогда".

И ты уйдешь в свои воспоминания, задавленный величием страшных слов и не увидишь и не узнаешь, как чьи-то глаза с надеждой и ожиданием смотрят на тебя и чьи-то губы повторяют слово, одно только слово: "будет".

А ведь правда - будет.

6.05.97, 16:45

* * *

Это был самый прекрасный храм, который только можно себе представить. Каждая мельчайшая деталь сияла совершенством и все они были подогнаны друг к другу. Высокие стрельчатые окна были расположены так, чтобы в каждое мгновение дня солнечные лучи освещали мозаики внутреннего помещения, выделяя то одну, то другую из них. Все в этом храме поражало гармонией и безупречностью. Hевозможной безупречностью.

Hо храм был пуст. В нем не было Бога. Hи один Бог не посмел войти в столь безупречный храм.

28.05.97, 13.50

* * *

посвящается Эйдэн.

Эта далекая и непостижимая звезда... Она лишает меня покоя, она не дает мне отвлечься, забыть и я вновь и вновь смотрю на нее. Как я хочу, чтобы звезда была моей! Я понесу ее свет всем отчаявшимся сердцам, и ее не станет от этого меньше...

Я протягиваю руки и звезда ложится в мои ладони. Hо как невыносимо горячо держать ее в руках, кажется на свете не может быть такой нестерпимой боли... Я не выдерживаю, выпускаю звезду. У меня еще хватает сил не уронить ее в грязь под ногами, а позволить вернуться обратно на небо.

Hо я знаю, звезда не оставит меня. И придет время, когда я смогу преодолеть боль и взять ее свет в свои ладони. Я верю в это.

30.05.97, 15:45

* * *

Эйдэн и Co

В этом городе повсюду высокие и бездушные каменные стены. Повсюду - куда ни достанет глаз, только серое безмолвие. В них бесполезно стучать, за них бесполезно заглядывать, они никогда не откроются перед тобой...

Я прохожу по замершим улицам в свой дом - теплый уютный маленький домик, окруженный чарующим садом. Здесь круглый год цветут солнечные цветы, здесь деревья нашептывают мне стихи, здесь прозрачная родниковая вода играет бликами от солнечных лучей... Мой сад бесконечен, в нем каждый раз встречаешь что-то новое - то невиданный цветок, то вкуснейший плод, то красивую бабочку... И ничто не проникает в мой сад из равнодушного города - он обнесен стеной, высокой непроницаемой серой стеной, за которую не проникает ни запах цветов, ни птичье пение, ни вездесущие насекомые.

И лишь одно не дает мне покоя в последнее время - а что скрывается за другими серыми стенами?

28.05.97, 16.25

Эйдэн

Ты опять держишься в стороне...

Ведь ты построил этот храм. Ведь ты открыл эту дорогу. Ведь ты показал эту веру.

Тебе нравилась она, пока ты был один. Ведь она была совершенной. Завершенной для тебя. Hо ты отдал это другим и они стали продолжать твою дорогу, достраивать твой храм, развивать твою веру. Чтобы вера не превратилась в догму, чтобы храм не обветшал от старости, чтобы дорога не завела в болото.

А ты стоишь в стороне и недовольно смотришь на все. Ты думаешь, что не стоило отдавать завершенное совершенство на потеху толпе. Ты расстроен. Ты угнетен. Ты клянешься больше ничего не строить, не открывать, не показывать. Ты хочешь иметь совершенство для себя. Только для себя. И ни для кого больше.

Ты так и не узнаешь, насколько нужны людям твой храм, твоя дорога, твоя вера. Тебе не хочется этого знать.

Ты всегда держишься в стороне...

8.06.97, 21.59

* * *

Посвящается Валинору

Шел дождь. Или это были чьи-то слезы? Сухая растрескавшаяся земля, которую уже, кажется, ничто не спасет, постепенно напиталась влагой и оживала. Вот уже показались робкие ростки травинок... А за ними, словно бы разузнав дорогу, медленно вылезла из земли зеленая стрелка. И собрав всю потаенную влагу их ожившей почвы темно-зеленый бутон на толстом стебле раскрылся и выпустил на свободу чудесный цветок - громадный ярко-алый бутон с желтоватыми прожилками на листьях и нежным ароматом. Будь благословен этот дождь! Или все-таки это были слезы? Hет, терпкая горечь слез убила бы аромат цветка. Будь благословен!

11.06.13:25

Эйдэн

Мы вот уже который раз проходим мимо, не замечая друг друга. Я, кажется, знаю о тебе все и ты обо мне, наверное, тоже. Мы два берега одной реки, мы две обочины дороги, ведущей в неведомый мир, мы две стороны одной планеты, жемчужной капельки среди застывших звезд. Hо ты не замечаешь меня и проходишь стороной туда, где, как тебе кажется тебя ждут. А я останавливаюсь и долго смотрю тебе вслед, повторяя только одно слово: "Вернись..."

4.07.97, 07.59

Очередное посвящение Эйдэн

Я играю разноцветными мерцающими камушками. Каждый камень - слово, искрой вспыхнувшее на сером небосводе. Для кого-то - обида, боль, разочарование... Для меня - еще один неповторимый блик на блистающей грани, еще одно неведомое доныне сочетание цветов. Я беру эти камушки из чужих мыслей, чьих-то слов, обрывков разговором, принесенных равнодушным ветром... Как интересно... Как необычно... Как забавно... Для кого-то они имели смысл, а для меня - лишь интересная игра.

Только ли игра? Только ли забава? Переставляя вырванные из живой ткани бытия фрагменты, проникаешься неодолимой властью над ним. И маленькие блестящие камушки становятся то непобедимым оружием, то кирпичами в основание крепости - самой прочной из всего, что когда-либо существовало на свете. Взойдя на ворота крепости, я горделиво оглядываю непокоренный еще мир, сжавшийся, словно под прицелом под лучами моей блистающей цитадели.

Когда-то слова для меня еще что-то значили...

Когда-то и мир для меня что-то значил...

13.09.97 0:03

Ириалонне

Мой дом стоит в уютной лощине между двумя холмами. Мой сад каждую весну радует веселым цветением и запахом трав, и каждую осень - изобилием плодов. К моему маленькому озеру склоняются деревья, и тропинка уходит в глубь леса, в тенистые заросли, где можно забыть обо всем...

А там, за холмами - высокий черный замок с неприступными стенами. Ты проезжаешь мимо моего гостеприимного дома, лишь небрежным кивком ответив на мое искреннее приветствие, и отчаянно стучишься в наглухо закрытые ворота замка. Тебе не открывают, тебе кричат оскорбительные слова из верхних окон башни, на тебя опрокидывают ведро помоев, но ты отступаешь лишь ненадолго и снова принимаешься стучаться в неприступный замок. День проходит за днем, а ты продолжаешь свой бессмысленный штурм, все еще на что-то надеясь. Я зову тебя в свой маленький дом, угощаю сочными фруктами и овощами с огорода, с интересом внимая твоим рассказам о неведомых землях... Но ты, чуть передохнув и оборвав рассказ посередине, снова отправляешься к черному замку. Ты снова стремишься туда, где тебя не ждут, где тебя не выслушают, где ты не нужен. А я не закрываю дверей. Я каждый вечер жду тебя...

Май, 1998

Ириалонне

Если бы я знала....

Если бы я могла понять тебя...

Если бы я могла дать то, что нужно для тебя...

Словно наваждение - лестница, длинная, как сама вечность, и я иду по ней просто для того, чтобы было куда идти, а потом - бесконечный простор серого тумана, и как игрушечная внизу земля... Теперь бы вниз самым кратким путем - мгновение полета, а там... Лучше не думать. Зачем думать, что будет потом?

Одно, мгновенное решение, как полет в бездну, чарующе прекрасный - на один миг. Ты же видишь - серый туман ждет тебя. Разве ты хочешь, чтобы он был всегда? Разве ты не знаешь, что будет потом...

Мы встречаемся, чтобы расстаться. Когда-то был день, яркий и неожиданный, как сама вселенная... Когда-то была ночь, открытая и светлая, как звезда. Ты увидела свет - и отвернулась.

Остается только одно - шагнуть за тобой в этот туман, вопреки всему найти дорогу там, где нет и не будет ничего... Ничего? Но как я найду там тебя? Как я найду тем себя?

Я не могу сказать тебе "остановись" - ты не остановишься.

Я не могу удержать тебя - мне хватит сил.

Я не могу пойти за тобой - да и ты сама не позволишь мне этого.

Если бы я могла дать то, что нужно для тебя...

Если бы я могла понять тебя...

Если бы я знала....

14-06-98 20:55:43

Лорду Вейдеру

Это не любовь, я знаю. А что?

Я могу не думать о тебе, я могу даже забыть о тебе... пока тебя нет рядом. Но ты открываешь дверь - и я готова идти, даже если за дверью пропасть. Я ловлю твой взгляд и не могу больше отвернуться, я иду за тобой, иду даже тогда, когда ты не зовешь меня. Черный коридор бесконечных зеркал... разве зеркала могут быть черными? Разве может быть черным свет или небо, или озеро, или деревья? Этот страшный и неправильный мир таится в глубине твоих глаз и я бы ни за что не пошла туда, если бы не видела тебя...

Не останавливай меня. Я знаю, я случайно попалась в твои сети, я не нужна тебе... Я не должна уходить за тобой... Это не любовь, я знаю. А что же тогда?

15.06.98 8.45

М.Р.

- Ты звал меня? Я пришла...

Серебряный туман над озером становится чуть гуще, краски на мгновение делаются нестерпимо яркими, предутренняя тишина врывается многоголосым птичьим щебетом. Как это непривычно каждый раз обретать себя заново, рождаться из пустоты, из солнечного света, из дыханья ветра, из плеска морской волны...

- Ты звал меня?

- Кто ты? - испуганный шепот. Он боится меня? Да нет, это не он, это темнота, это безвездная слепая ночь не желает уходить из моей заветной долины, из его сердца...

- Ты не узнал? Разве не об мне думал ты, глядя на торжественно яркий закат на морском берегу? Разве не мое дыхание слышал ты в голосе ветра, стоя на обрыве? Разве не мой образ видел ты во сне, когда летел на крыльях своих мечтаний?

- Но кто ты? Тебя не было здесь...

- Я была всегда. Я была везде. А сейчас я - здесь, перед тобой, потому что ты звал меня. Пойдем, ты покажешь мне свой мир, а мой ты давно уже знаешь...

Он отступает на шаг.

- Твоя сила слишком велика, она убьет меня.

- Нет. Я не причиню тебе вреда. Моя сила разлита повсюду, моя власть мне не принадлежит, мое могущество - в моей слабости. Я слишком долго была всем, мне хочется побыть собою. Ты позвал меня - и я пришла. Пойдем, нам надо многое успеть.

Опять этот страх, я чувствую его, страх мечется в его глазах, не находя выхода, сейчас он подхватит и меня и закружит в водовороте безумия, именно сейчас, когда я отказалась от большей части своей силы. Мои руки протянуты ему навстречу, но он не прикоснется к ним.

- Уходи! Уходи, не смущай меня! Я не знаю, откуда ты пришла и куда вернешься, но мне не нужны порождения ветра и тумана! Ты слишком многое носишь в своем сердце и я никогда не смогу этого открыть. Мне нужны четкие очертания, мне нужны точные границы, мне нужно знание, а не вера, мне нужен мир, а не сон. Прощай!

Он ушел твердым шагом, не оглядываясь. А я... вдохнула еще раз свежий утренний воздух и медленно побрела к озеру. Чтобы родиться заново, надо умереть. Но почему умирать больнее, чем рождаться?

На верхушках деревьев заиграли первые лучи солнца.

9-06-99 00:22:50

* * *

Он построил себе дом - красивый, двухэтажный, с белыми мраморными колоннами. Это было легко. Там, где можно было только представить себе вещь и она сразу появится - творить было легко. Он восхищался своим домом, он ходил вокруг него, любуясь на стройные стены, он заходил в комнаты и небрежно поправлял какую-нибудь завитушку под потолком, не переставая любоваться внутренней отделкой. Он был доволен своим домом.

Hо потом появились другие. И тоже стали строить себе дома. Кто-то лепил себе приземистую хижину, некрасивую, но крепко сделанную, кто-то придумывал одноэтажный тесный, но уютный домик, с крышей, покрытой черепицей, и с печной трубой, а кто-то пытался воздвигать огромные пышные дворцы, которые рушились через несколько минут после их появления. Он был доволен - никто пока еще не смог построить дом лучше него.

Hо время шло, люди ходили к друг другу в гости, разговаривали о своих домах и постепенно учились строить все лучше и лучше. А он никуда не ходил и ни с кем не говорил - ведь у него и так самый хороший дом. Ведь он прибыл сюда первым и никто не посмеет оспаривать у него это право.

Однажды он оправился в путь. Он подходил к владельцу какой- нибудь кривобокой щелястой хижины и говорил ему только одно слово "Плохо". И хижина обваливалась, а человек был вынужден начинать все заново.

Он был горд собой - ведь благодаря его усилиям некрасивых, непрочных домов становится все меньше. Hо чем дальше он шел, тем крепче становились хижины, а он все повторял и повторял "плохо", потому что ни один дом не нравился ему так, как свой собственный.

И однажды он увидел удивительный дом, похожий на его, но куда более легкий и изящный. Высокие окна, эркеры, ступени - все было к месту и ничего не резало глаз.

- Плохо! - произнес он.

- Почему плохо? - удивился хозяин дома. - Я придумывал его несколько лет, чтобы было приятно и смотреть на него и жить в нем.

- Плохо! - повторил он. - Я прибыл сюда первым и знаю, как строить дома!

И тогда хозяин дома заплакал и собственными руками сломал его.

Он пошел дальше, и теперь, чтобы он не увидел, неизменно говорил "плохо". И даже дворцы обваливались от его тяжелых слов, а люди избегали встречи с ним и никто больше не спешил принять его в своем доме.

Минуло несколько лет и он вернулся к собственному дому. Hо за годы странствий он не узнал этот дом. Вместо кривобоких хижин вокруг стояли дворцы и особняки, а его дом смотрелся нелепым и смешным, слишком кричащей расцветки и слишком тяжеловесной архитектуры.

- Плохо! - привычно сказал он и дом тут же рухнул.

- Как ты мог? Это же твой собственный дом! - сказали ему собравшиеся вокруг люди.

И тогда он вспомнил и узнал свой дом и попытался создать другой, гораздо лучше. Hо ничего у него не получилось. За долгие годы странствий он разучился творить.


Текст размещен с разрешения автора.



Звуковые поздравления с днем рождения персональные звуковые поздравления atkrytko.ru.