Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Любелия

Поэзия фэнтези: взгляд не то со стороны, не то изнутри...


Стучи по дереву и плюй через плечо
Твой юный пыл - еще не повод для искусства.
Увы, отсутствие сомнительного вкуса
На этом поприще - чуть больше, чем ничто.
Куда как весело просеивать слова
Через родное решето своих раздумий
Считать минуты до грядущих полнолуний
Корпя над рифмой с трудолюбием вола
И перекраивать на собственный манер
Высокий бред, что вдохновил тебя однажды,
Но речь безумца, пересказанная дважды
Едва ли ляжет на заученный размер.
А. Щербина.
У А. Свиридова в свое время был чудный рассказ(или трактат?) "Малый типовой набор для создания произведений в стиле фэнтези". Большинство наших фантастов, похоже, им успешно пользуются. Там опушена только одна деталь - произведение в жанре фэнтези как правило приправляется изрядной долей поэзии. Не знаю, как в "малый", а уж в "большой типовой набор" точно входят: героические эпосы, народные песни, стихотворные заклинания... Моделью послужил , конечно, Профессор, у него стихов много и вполне талантливо. Вот и сейчас - "Волкодав" Семеновой - так непременно стихотворные интермедии, героическая фэнтези Олдей без стихов Ладыженского и многочисленных цитат ( из Галича-Бродского-Гумилева-Хайама, да кого угодно) вообще невозможна, сонеты Калугина лепят эпиграфами к чему угодно (песни у него, надо сказать, лучше , чем сонеты получаются), а о толкинистских произведениях уж не говорю. Нет, есть прозаические куски, которые не разбавлены стихоплетством, та же "Лейхоквента" или какойнибудь "Эльфийский синдром". Зато "Сказка" эта пресловутая - стихи (точнее песни) на 70%. К ЧКА существует множество соответствующих стихотворных текстов - как самой Ниэнны (вошедших и не вошедших в печатное издание), так и ее последователей и не совсем последователей... Больше всего, конечно, стихов, написанных по мотивам собственно Толкина или абстрактно-фэнтезийных, сочетающих в себе разные мотивы.

Стихи или на худой\дорый конец песни пишут все. В тусовке именуемой условно "туристско-щербаковсткой" - не писать своего как-то даже неловко. В тусовке, именуемой условно же "толкинистской" - ничего в стихах не изображать - почти позор. Среди обитателей и посещателей многочисленных фензинов - каждый второй кропает что-то на темы любимых авторов. Среди самих авторов коммерческой литературы чуть ли не хорошим тоном стало украсить произведение одной-двумя рифмами собственного изобретения (ботинки-полуботинки - ну чем мы, ежи, не лошади? )

Феномен поэзии-фентези в нашей стране возник не так давно. Собственно, с возникновением самой литературы. Если говорить о корнях этого явления, то конечно надо вспомнить господина Профессора, а точнее - "Хранителей". Первое издание, со стихами в переводе Кистяковского. Для тех, кто прочитал их в 10-15 лет они навсегда остались образцами поэзии подобного рода. На всю жизнь в подсознание запало - вот так и надо писать сказочные стихи, так и никак иначе. Это сейчас мы все, знающие английский и имеющие под рукой оригинальный текст, бросились переводить сами - лучше и точнее, красивей и поэтичней. Но подсознательно во всех сидит именно это:

Гил-Гелад , светлый государь
Последний всеэльфийский царь
Хотел навеки превозмочь
Нависшую над миром ночь...

Вдумайтесь, большинство из нас это километрами с детства цитировать могут! Это как "Буря мглою..." - навеки. Нет-нет, я не имею ничего против, эти переводы мне до сих пор по старой памяти кажутся лучшими. Но когда размеры и лексика (о, все эти "предвечные окаемы"!) начинают бесконечно тиражироваться, становится несколько скучновато.

Потом, конечно же авторская песня… Романтика костров, походов и изгиба гитары. Кто хоть раз вживую это ощутил - как здорово, что все мы здесь, уже никогда не будет вслушиваться в слова, искать смысла и правильной рифмы. Авторская песня существует только в двух контекстах - в круге друзей у походного костра или на прокуренной кухне после многочасового разговора "за жизнь". Главное - не слова, а два-три простеньких аккорда , приправленных дымом и звездами (водкой и закуской :)). Вслушаетесь в слова, а еще того хуже - увидите печатный текст - ужаснетесь.

Впрочем, и из авторской песни есть несколько имен особо повлиявших.(не вся же она исчерпывается этим пресловутым "изгибом гитары", хорошая, кстати, песня, а в определенном настроении вообще, пожалуй, единственно уместная) Прежде всего, конечно, Юлий Ким. Весь Свиридов(я имею ввиду песни, а не прозу) - одна большая вариация на кимовские темы. Весь ранний Щербаков - вариация туда же, он и сам этого не скрывает("я все песни разлюбил, кроме Кима") ( а позднего Щербакова, кажется не любят, слишком уж стал серьезен и сложен, а зря, надо сказать, не любят). Впрочем ранний Щербаков известней, чем Ким, есть даже отдельная популяция "щербакнутых".

Итак, корни у поэзии-фентези прежде всего песенные. Отсюда и многие ее достоинства (свобода и разнообразие размеров, дольников, прежде всего, напевность и наивность, простота и т.д.) и недостатков ( почти общее неумение рифмовать, отсутствие твердых жанров, расплывчатость, невнятность и погоня за красивостями). В настоящей статье будет рассматриваться в основном поэзия "толкинисткого" или "околотолкинистского" направления.

Первый и основной признак - закрытость этих стихов. Не прочитав внимательнейшим образом всего Толкина (ладно бы просто "Властелина...", это большинство "нормальных" уже читали - именно всего) не поймешь вообще из-за чего сыр-бор. Экзотические имена, отсылки к уже известным событиям, вариации на уже известные образцы (те же переводы Кистяковского)... Только для своих. (К Ниэнне это относится в еще большей степени, там еще ЧКА читать надобно, чтоб хоть что-то понять, а в некоторых случаях знать сюжеты, которые еще не написаны, во всяком случае не напечатаны и не вывешены в Инет). Стихи намертво повязаны с исходным текстом и написаны исключительно для "внутреннего пользования". В Нескучнике поймут, что к чему - и хорошо. На Арде повесят - замечательно.(отдельный раздел - поэзия на темы кельтские. Хорошо еще, если артуровский цикл поминают, но ведь самый шик - какой-нибудь совершенно неизвестный сюжет. Ох, а есть ведь еще некоторое количество чисто игровых песен, на играх и возникших, и понятных только участникам той, конкретной игрушки такого-то года)

То же самое со стихами Ладыженского, каковые составляют изрядную долю обаяния олдевских книг.

Сразу оговорюсь - все, что делает этот писатель ( пусть так и будет - в единственном числе) лично мне симпатично. Он украшает свой текст эпиграфами, как виньетками, даже весьма посредственное варево ( как в "Дайте им умереть") укрепленное цитатами и сдобренное эпиграфами выглядит вполне пристойно. Раннюю "Бездну голодных глаз" хорошо было читать с карандашикам, отмечая - что из Бродского, что из Галича, что из Гумилева. Некоторые из цитат я до сих пор не могу опознать, это делает перечитывание интересным.

Добрая половина цитируемых стихов - Ладыженский. Великолепная версификация. Способность написать нечто в какой угодно стихотворной форме, хочешь - танку, хочешь - сонет, хочешь - эпос. Классные стилизации, ходишь потом и думаешь, то ли перевел, то ли сам сочинил - не разобрать. Звонкие и красивые стихи, не случайно такая любовь к раннему Гумелеву. Красивые стихи. Меч - так уж один против неба, бездна - так уж голодных глаз, рифма - так сквозная, размер - так чет-кий…Эпиграфы - шикарны, но вырвете эти стихи из контекста и они потеряют добрую половину обаяния…Вне прозы - скука одолевает на третьемчетвертом бейте.

Говоря о Ладыженском я готова признать возможность существования и такой формы поэзии - воспринимаемой только в качестве украшения и опоры для прозы. У него - получается, проза Олди не была бы прозой Олди, не будь там такого количества стихов. ( Кстати, его уж если не любят - так именно за холодность, отстраненность и некоторую иронию по отношению к читателю, по мне так все это скорее достоинства…)

Но вот толкистская поэзия в массе не обладает и этими достоинствами. Попросту говоря, большинство не умеет писать стихи, в смысле не рифмовать палку с селедкой и отличать ямб от хорея. Под гитару у костра сойдет что угодно, там, у костра - главное - создать "дивное" настроение. На бумаге это выглядит более чем беспомощно. При этом большинство "серьезных" стихов откровенно слабее шуточных и прикольных. Это понятно. Чтобы написать хороший прикол надо просто обладать чувством юмора, чтобы написать что-то действительно серьезное и талантливое, надо обладать еще рядом качеств ( и о юморе тоже не забывать, на мой взгляд главный недостаток Ниенны - отсутствие иронии, хотя бы "само", если уж не получается посмотреть другими глазами на любимых персонажей)

Образность почти исчерпывается рядом традиционных мотивов. Дорога. Звездное небо (кровавый закат). Лютня в руках у менестреля. Король и шут. Принц и принцесса. Все крутится вокруг того, о чем уже неоднократно написали Щербаков, ранее - Ким, еще ранее - ранний Гумилев.(это звукопись или тавтология?) Последний в некотором смысле - образец поэзии фэнтези. Идеально звонкая форма. Рыцари и маги (чуть не написала "рыцари и купцы"), короли и шуты... Полная внутренняя пустота. Форма без содержания. Почему-то "Огненый столп" не пользуется такой популярностью. Нет же, читают и цитируют почти детское - "Романтические цветы", максимум - "Жемчуга".Забавно искать текстуальные параллели: "Мрачный всадник примчался на черном коне/ он закутан был в бархатный плащ" - явный назгул. "И рыдают бессильные гномы" - про изгнание гномов из Мории. "Мы прекрасны и могучи/молодые короли" - про Валар. "Его глаза - подземные озера" - про Мелькора из ЧКА.). Но у Гумилева с детства были способности к версификации. У него и с ритмом и с рифмами все в порядке, в отличие от основной массы современных подражателей.

Впрочем, пока про образность. Все крутится вокруг дорог и менестрелей. Менестрель - культовая фигура. Всегда положителен. Если человек что-то поет и сочиняет - автоматически стоит на светлом (в литературе Светлых) или темном (в литературе Темных) пути. Лютня. которая "плачет и смеется", в крайнем случае - всхлипывает ( wale my guitar \ gently weeps) .

* * *

К основной массе толкинистской поэзии в общем-то и не стоит предъявлять особенные формальные требования. Дело в том, что поэзия , как правило, песенная, а в песне музыка, вокальные данные и личное обаяние исполнителя компенсируют любые словесные промахи.(Впрочем, если вспомнить настоящих, а не сказочных бардов (шотландских), менестрелей (из Прованса), скальдов(скандинавских) - они-то уделяли формальным вопросам огромное внимание.)

Просто не надо называть кустарные поделки высокой поэзией и разыгрывать из себя Поэтов. Писать стихи на некотором уровне в принципе способен любой достаточно образованный человек гуманитарной направленности. Писать Стихи - один из тысячи. Те же скандинавские поэты были просто хорошими версификаторами. Поэзия была ремеслом и им зарабатывали на жизнь. Сейчас поэзия стала игрой, легкой завитушкой на ограде Нескучного сада. С одной стороны - это положительное явление. Человек, хоть раз в жизни написавший что-то рифмованное уже приобщен к языковой культуре. Воспринимает немного по-другому человеческую речь и язык в целом. По-другому читает Настоящие стихи, способен заглянуть чуть-чуть глубже обычного...

Все мы, пишущие стихи графоманские, полуграфоманские, неплохие, "милые" и т.д. делаем одно хорошее дело - создаем некую среду. И когда родится в нашей среде гений, ему будет с чем бороться. Будут штампы, которые он будет рушить и преобразовывать, будут приемы, опошленные нами до такой степени, что у него - покажутся новыми и оригинальными. Но - только если он родится. Если рождения гения вообще возможно в рамках поэзии-фентези ожидать. Потому что те таланты (надеюсь таланты согласятся с тем, что они все-таки еще не гении) стремятся избавиться от ее оков. Тот же Щербаков, поздний и непонятный, переросший свои многочисленные королевства... Писать стихи о менестрелях под звездами - просто. Писать прикольные орочьи песенки - чуть сложнее ( еще чувство юмора должно быть) но тоже в общем-то несложно. Написав прозаический текст украсить его парой рифмованных строчек- элементарно до маразма. Для того, чтобы потрясти слушателей у дивного ночного костра нужно обладать не столько поэтическими пособностями, сколько личным обаянием...

И вообще, зачем я все это пишу? Доказывать графоманам, что они графоманы - бесполезно , умные - и так знают, глупые не поймут. Я написала статью и понимаю, что она абсолютно никому не нужна и главное - ничего не изменит. Руки будут все также стремится к перу\клавиатуре, ноги - в редакцию... Но, как истинный графоман, я считаю, что раз возникший текст имеет право на существование. Дискеты, содержащие рукописи не горят и не форматируются.(уже хорошо - дискета, содержащая рукопись, о великолепная условность великого и могучего!) Если вы, слушая у ночного костра\под деревом в Нескучном\за бутылкой водки\чашкой чая\чайником вина услышали несколько плохо срифмованных строк - и мурашки пробежали у вас по спине - остановись мгновение! - вас коснулась Поэзия. Если эти три простых аккорда действительно так просты, что у вас ком в горле стоит - вас коснулась Музыка ...

Если вы прочитали эту реплику - и у вас появилось желание побить автора или сочинить что-нибудь эдакое, чтоб все опровергнуть- вас коснулось искусство Критики...

Не обомилась нам словесная руда,
Ну не случилось отыскать свою Лауру.
Глядишь, кто в детство впал, а кто - в литературу
И лишь немногие добрались до суда...
Я обвожу усталым взглядом стеллажи,
Где на таких как я уже не хватит места.
Здесь даже гениям и то бывает тесно,
А всяким прочим - и двух строчек не сложить.
Я говорю себе - очнись, Господь с тобой
купи веревку, обмотай себе запястья,
Но руки тянутся к перу, перо к несчастью,
К несчастью - тянется за новою строкой...