Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Алексей Кияйкин (Посадник)

О самодостаточности подросткового творчества

Ответ на Портрет лирического героя в подростковой поэзии фэнтези Митрилиан

Н-да.

Помолодела ролевая тусовка, равно как и толкинистская, и КСПшная, и т.п. Раньше не было такого влияния аниме-сюжетов, ориентированных четко на подростковую аудиторию. Не было таких подростковых мотивов. Это объективный процесс, ничего не могу сказать. Двадцатилетние начала 90-х, вовремя не доигравшие, таки доиграли и сошли со сцены в большинстве своем. Теперешние двадцатилетки ушли либо в бизнес, либо в более престижное мечемашество и реконструкцию - и девочки более замечают победителей, и телячьи нежности всех этих дивных им не по нутру. А пришли 16-летки, которых за молодостью лет в большие игры с железками не берут, и начали писать свои правила.

А правила эти таковы, и найдете вы их в люббом учебнике педпсихологии. Подросток и эмоционален, и раним, и стаден. И не до конца покинул мир детства, а любой учитель скажет, что дети не только невинны и чисты, но и лживы, эгоистичны и жестоки (см. известное высказывание Честертона о детях, взрослых и милосердии). Поэтому подросток жаждет "взрослых" эмоций, одновременно бунтует против любых "телячьих нежностей", его корежит ощущение, что он один в этом мире, и он хочет найти друга/себе подобных, но отторгает любые попытки войти в его личное пространство. Он одновременно хочет выделиться из всех других (в детстве такого не дадут), и боится неодобрения сверстников, поэтому копирует их во всем.

Пока я не сказал ничего нового.

Итак, творчество подростков - школьники и им подобные, пишущие в жанре, который принимается ролевой и толкинистической тусовкой.

Что за стиль? Да конечно, романтический, иного и быть не может. Подросток пробует себя в мире взрослых чувств. Примеривает их на себя. А романтика - это всегда отрывание образа реальной вещи от нее самой, и легкое возвышение оного образа. Так, кстати, бывает легче его увидеть по-новому - может быть, поэтому история мировой литературы - это всегда путь от одного романтизма к другому.

Что за жанр? да конечно, что рука возьмет. Если получается - то стихи, если чувство мелодии есть - то песня. Если усидчивость и чувство языка - то проза. Если руки заточены под рисование - то рисование в стиле, близком к японскому или французскому комиксу.

У каждого жанра в подростковом исполнении нет оснований считать его отдельным и самоценным, но законы ЭТОГО творчества настолько жестки, что впору считать их не до конца сформировавшимися штампами.

Они таковы.

Автор действительно отождествляется с положительным героем, причем все ожидания автора переносятся на него.

Автор имет проблемы с признанием миром взрослых - и герой оказывается сиротой, который с нуля строит отношения с этим миром.

Автор считает, что он несправедливо страдает в этом мире - и идет в дело вышеназванный сюжетный ход, вдобавок используется любое другое ослабление героя - болезнь, поражение, слабые физические данные, проявленная к нему несправедливость. Иногда это удается сделать ненавязчиво, чаще это торчит инородным телом, явно показывая, что "мне понравилось себя жалеть".

Одновременно, герой должен быть в центре внимания, поэтому он всегда Герой - с мечом в руке, в центре битвы, часто павший в неравном бою. Что характерно, никто из серьезных авторов никогда не педалирует мотив смерти в неравном бою, он всегда на периферии - толкиновские Боромир, Теоден, Торин, саймаковский монах из "Братства Талисмана", и т.п. - не принадлежат к главным героям. Акцент на смерти не является целью литературы, она всегда о живых. Акцент, скорее, присущ старому как мир подростковому искушению суицидом. Тогда истолкование мотива смерти не "смертию смерть поправ", а "теперь можно только сожалеть об этом человеке".

Иначе говоря, целью и центром внимания в главном герое является то, что мир к нему несправедлив. И тогда он либьо показательно умирает, чтобы потом о нем вспоминали и тосковали, либо "загоняет всех в мусорный бак". Либо, в самом слабом варианте, уходит туда, где к нему относятся как к равному (составной части этого мира).

Очень часто в изобразительном ряде образов этому всему соответствует статичная, но исполненная внутреннего напряжения. Это либо поза а ля Сэйлормун "дай мне силу, Луна!" (оно же - поза Мелькора в самом начале ЧКА, когда он все переломал и встал на скале с обсидиановым мечом), либо изломанные, перекрученные позы (визуализированное страдание), либо их противоположность - почти балетное вышагивание(Единственным действительно шедевральным, кстати, исполнением подростковой психологии в изобразительном жанре можно считать линию отношений Мари и Щелкунчика в советском мультфильме на музыку Чайковского. Принц так балетно делает первые шаги, покинув скорлупу Щелкунчика...), а читатели старого "Уральского следопыта" наверняка вспомнят рисунки Евгении Стерлиговой к повестям Крапивина.

Любовная, точнее, эмоциональная, сфера, имеет в этом творчестве не менее четкие проявления. Любви, как таковой, нет - есть называние любви, и демонстрация внешнего слоя. Не столько эмпатия близкого человека, сколько постоянный позыв к действию, что может объясняться либо неумением проявлять чувства менее внешним образом, либо неврозом, рвущимся наружу через резкие движения и поступки.

Крапивин, "Голубятня на желтой поляне":

"А вам не кажется, (***) что земляне разучились любить? Это я не о вас, (***) это я о такой любви, когда тревога и боль друг за друга?"

Другими словами, "И вечный бой, покой нам только снится" - и в любви тоже. Что означает постоянное скатывание из любви в ее демонстрацию при малейшем переборе эмоций, а за этим у подростка не ржавеет. Позволю напомнить Маяковского "О сущности любви": " Любить - это с простынь, бессоницей рваных, // срываться, ревнуя к Копернику, // Его, а не мужа Марьи Степановны // считая своим соперником." Истинные проявления чувств - в чувствах, и чем менее вопить "люблю", тем более эта любовь будет впечатываться во все, тобой сделанное и подуманное. Но это - дело двадцати- и более -летних, подросток ищет боле простых проявлений чувств.

К тому же, аудитория у подростка - те же подростки, а у них реакция на любовь проявляется не встретив ее, а всего лишь восприняв образ.

Грубо говоря, подросток выделяет слюну уже на слово "халва", чего более взрослый уже не делает. Поэтому аудитория легко может восторженно принимать произведение, в котором чувства названы, но не развернуты. Желдающий да войдет, например, на стихотворный форумы сайта www.tolkien.ru, и подсчитает количество восторженного "это обо мне", "Это легло мне на Душу", "это так знакомо и близко" в ответ на публикации достаточно стихотворных подростковых излияний.

Любимый образ - любовь неравная, любовь безответная, потому что это разворачивает восприятие к автору-герою, который, страдая, оказывается выше и лучше такого несовершенного мира. Кроме того, подросток, как правило, боится чувств, поэтому он просто не справится с взаимностью. До настоящего чувства нужно еще дорасти, поэтому в 15-17 лет так часто любят безответно, видя образ, а не человека за ним, и так мало действительно любящих пар, которые сохраняют свое чувство на годы.

Кроме того, вся прелесть подросткового возраста и все его проклятие - это чистота эмоций. Любить - так демонстративно. Не любить - так сцены закатывать. Дискомфорт от неумения найти себе друга - так депрессия и сплошное "горе от ума". С возрастом начинаешь видеть все полутона, и от ярких красок комикса переходишь к акварелям. Но, увы, к этому времени подрастают другие подростки, которые сами себе гуру, и вообще - что эти взрослые в нас понимают. Ведь мы такие особенные, никому нас не понять...

Но знаете, что самое интересное? То, что все вышеизложенное никому не нужно. Критики 14 лет тут же начнут ор "да я в этом возрасте, только не чувствую я в себе ни суицида, ни демонстративности, клянусь мечом Следопыта Глухоманья" - и будут достаточно правы. Все это - ВНУТРЕННИЙ язык их головы, а они воспринимают внешний,- мысли, чувства и ощущения. За понимание внутреннего языка психоаналитики и гребут деньги лопатой. И бьют их как раз за то, что собственный внутренний язык ПРИНЯТЬ мало кто хочет - уж очень непохоже на то, чем привык(ла) себя считать... Проще уж попенять на зеркало. Так что, аве инфантил, моритури критики те салютат.


Размещено: 29.05.03