Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Тилис

В поисках другого глобуса

(или снова о российском толкиенизме)

Вопрос о судьбе фэндома (хотя сейчас, наверное, уже надо говорить о фэн-движении) давно уже стал камнем преткновения для самого фэндома. И хорошо, что хоть не яблоком раздора, ибо все авторы, хоть сколько-нибудь способные к анализу (напр. [1]), единодушно признают: да, в фэндоме сейчас неблагополучно, но все-таки он должен жить, ибо в противном случае некому будет хранить те этические ценности, что воплощены в творчестве Профессора.

А вот дальше мнения расходятся. Кто-то предлагает просто ввериться и жить, кто-то уповает на будущие поколения (резон в этом есть: моя шестилетняя дочка уже твердо знает, как правильно: ФинголфИн или ФингОлфин), кто-то надеется на перерастание толкиенизма в новую религию (а вот это, если и возможно, потребует не одного поколения и, наверное, даже не одного столетия), кто-то еще на что-то…

Но вот, наконец, и в этом океане мнений появляется нечто оригинальное. Я имею в виду статью Тэль "Демократия: оборотная сторона медали".

Я даже не знаю, что можно сказать об этой статье, чтобы при этом соблюсти политкорректность и не скатиться в абсолютно неконструктивный флэйм. Наверное, надо в начале хоть в чем-то согласиться с автором. Что ж, извольте: все мы рождены в России, в ней (хорошо или не очень) живем и более или менее свыклись с ее образом.

Но, не говоря уже о том, что любым привычкам рано или поздно приходит конец, считаю своим долгом напомнить Тэль, что фэн-движение возникло в ответ на тотальное подавление человека в Советском Союзе, и потому с самого начала строилось не по образу и подобию "большого" общества, а наоборот от него, то есть, как говорят психологи, развивается не по сценарию, а по антисценарию. Уже по одному этому все ее рассуждения о связи судьбы фэндома с судьбой страны (а мы-то сами хотели бы себе такую судьбу?) чрезвычайно далеки от сути вопроса.

Отражают они разве что детское нежелание признать тот общеизвестный факт, что все люди, даже самые близкие и любимые, когда-нибудь умрут, и что эта участь не минует также и страны, и народы. Но, как от людей остаются дети, так и народы оставляют своих "потомков" - генетически преемственные сообщества, не всегда с тем же именем, но всегда со своей линией развития. И все рассуждения по поводу национальной идеи здесь ни при чем - именно потому, что отношение жизни фэндома к жизни российского общества не есть отношение части к целому, но отношение детей к отцам.

Аргументы? Извольте.

Вряд ли можно усомниться в том, что объединяющей идеей Советского Союза была идея коммунистическая. На рубеже 90-х годов эта идея, по крайней мере, в том ее виде, который опирался на хилиазм, приказала долго жить заодно с сим последним. Плохо ли это, хорошо ли и что мы получили взамен - это те вопросы, которые я здесь не хочу даже ставить. Я лишь хочу в этой связи отметить, что хилиазм - явление не случайное, но отражающее одну из фундаментальнейших потребностей человека: потребности если не в физическом бессмертии (его нет даже у эльфов), то хотя бы в той полноте бытия, что может быть соизмерима с этой идеей бессмертия.

Знаете, есть такой анекдот: приходит эмигрант в ОВИР и говорит: "Хочу куда-нибудь" - "Пожалуйста, вот есть Израиль" - "Ой, нет, там жара и террористы" - "Ну вот, можно еще в США" - "Ой, не надо, там безработица, расовая дискриминация и черт его знает что" - "Ну хорошо, - говорят ему, - вот вам глобус, выберите себе что-нибудь подходящее". Сел тот эмигрант за стол, начал этот глобус крутить. Час крутит, полтора, два… В конце концов у чиновника лопнуло терпение. "Ну, - спрашивает он, - так вы нашли себе хоть что-нибудь?" А эмигрант грустно так почесал затылок и спрашивает: "А нет ли у вас другого глобуса?"

Удивительно ли в свете вышесказанного, что фэн-движение фактически возникло именно на рубеже 90-х годов? Удивительно ли, что мы принимали имена толкиеновских героев и мучительно пытались им соответствовать? Смешно, но факт: то, что мы делаем - это, по сути, поиски другого глобуса ради полноты бытия. Пусть даже на выходные. Пусть это глобус Средиземья. Потому что "Был некогда Эру, Единый, что в Арде зовется Илуватар…", и именно он лично сотворил все, что в мире есть и происходит. Немного подумав, следовало бы добавить: сотворил и творит сейчас. Поэтому воспринимать себя кем-то можно только в составе Творения. Либо вне Творения, но тогда не совсем понятно, что ты здесь делаешь. Это раз. А во-вторых, достаточно очевидно, что попытка решить вопрос о полноте бытия через пресловутую идеологию потребления - это выход в тупик. В конце концов, Земля никогда не была меньше и никогда не станет больше, то есть ее ресурсы ограничены. Поэтому цивилизация, видящая смысл своего бытия в потреблении и действующая исключительно в этом направлении, может прийти только к одному: к тотальной катастрофе.

И потому движение, написавшее (выражаясь фигурально) на своих знаменах: "Мы хотим гармонии с миром, в котором живем, а не его изнасилования ради удовлетворения своих извращенных потребностей", обязано выжить. Ибо эта гармония и означает то самое взыскуемое Царство Божие на Земле, а по-эльфийски - Арда Энвиньянта, то есть "Мир Обновленный". Другой глобус, иными словами. С новым небом и новой землей.

Обо всем этом можно говорить еще долго. Но, наверное, это нецелесообразно. Потому что вывод и так напрашивается сам собой: никакой консолидирующей идеи у нынешней России нет, и в ближайшие несколько десятилетий ее возникновение не предвидится. А у нас она есть. Нет лишь нации, которая могла бы сделать эту идею своей.

Как же может разрешиться эта достаточно парадоксальная ситуация?

Известно, что фэн-движение состоит по преимуществу из людей пассионарного склада. Л.Н. Гумилев в свое время указал основную отличительную черту таких людей - они стремятся быть в первую очередь самими собой и не хотят быть, "как все". То есть стремятся к обособлению. Процесс этого обособления рассматривался Гумилевым подробно: от консорции (т.е. "сообщества по интересам") к конвиксии (когда уже возникают свои традиции), затем к образованию субэтноса и, наконец, этноса. Об этнических аспектах применительно к толкиенизму можно прочесть, например, в статье Ородрета Усатого [2].

Разумеется, пройти все стадии этого процесса за время, меньшее чем 150-200 лет, нам не удастся и удаться заведомо не может никому. Но уже сейчас мы находимся на грани распада консорции и зарождения конвиксии. По крайней мере, многие ее характерные признаки видны отчетливо. Я уже писал об этом в статье "Три источника и три составные части российского толкиенизма" [3] и интересующихся подробностями отсылаю к ней.

Здесь я хочу лишь отметить вот что. Те процессы, о которых шла речь в "Трех источниках…", за прошедшие два года никуда не делись и даже продолжают развиваться. Ну мог ли я тогда подумать, что буду держать в руках "Книгу утраченных преданий" в русском переводе, да еще изданную не коммерческим издательством, а инициативной неформальной группой? А вот она, книга, рядом лежит. Или что появится "Su.Tolkien.Collection" на CD? А ведь появилась. И тоже издана неформалами. А диски Скади и других, не менее талантливых авторов?

Короче, процесс культурного самостроительства идет. Но, во-первых, на самостоятельное духовно-культурное бытие мы пока еще не способны, нас, выражаясь фигурально, надо еще кормить и с нами надо гулять (играть, правда, мы можем уже сами). А страна, в которой мы живем, совершенно явно загнивает, и, если такое положение продлится достаточно долго, то оно навсегда разрушит Россию вместе с нами. Позиция "чем хуже, тем лучше" здесь по меньшей мере не годится: к самостоятельной жизни в ближайшие сто лет мы, повторяю, готовы не будем.

А во-вторых, общеизвестно, что не только любое животное, но и любой социальный, политический или иной организм, оказавшись в критической ситуации, сопротивляется наиболее отчаянно. И в этом свете было бы по меньшей мере недальновидным закрывать глаза вот на такой факт: с середины шестнадцатого века Россия все время управлялась волей и властью одного-единственного человека. Другой формы правления, кроме авторитарной, у нас попросту не знают. Нынешняя ситуация парадоксальна еще и тем, что власть в этой форме изжила себя и исторически, и морально, но именно предчувствие полного краха и заставляет ее действовать с откровенным цинизмом. И всякий не то что инакомыслящий, но и инаковыглядящий рискует в этой обстановке оказаться прямым кандидатом во враги. Особенно если он не желает быть "как все". А для нас это значит перестать быть самими собой и стать никем.

Вот что означают милые призывы Тэль к трогательному единению в переводе на язык родимых маллорнов. По сравнению с этим бледнеет все остальное - даже упорное нежелание Тэль признать существование разницы между свободой и вседозволенностью. Оно и неудивительно: там, где не знают иной власти, кроме тирании, не знают и иной свободы, кроме вседозволенности, и иной демократии, кроме анархии (вот она откуда, "оборотная сторона медали"!).

Но это - только часть правды. Правда заключается еще и в том, что злобный демон тоталитарной государственности абсолютно враждебен такому понятию, как творчество. Ведь творчество - не просто от Бога, это то самое, что позволяет говорить о человеке как об образе и подобии Божием (ну нет Бога не-Творца!). А государственность - это то, что от кесаря. И, когда кесарь при молчаливом согласии своих подданных думает, что он - Бог, культура очень быстро вырождается в дешевый агитпроп и официоз. Не могу припомнить ни одного исключения.

Именно поэтому, по крайней мере на первых играх, едва ли не каждая вещь из игрового реквизита была уникальным произведением искусства (пусть даже прикладного). Пусть мы не всегда осознавали это, но мы тем самым противопоставляли культуру культу. И каждый делал себе такой прикид, какой хотел. Это, напоминаю, называется свободой творчества.

Мы не строим баррикад (разве что по игре), но мы тоже утверждаем свободу - своим творчеством. И если власти вынудят нас поставить выше свободы творчества свободу гражданина - это будет лишь закономерный переход от частного к более общему.

От всей души надеюсь, что этого все-таки не произойдет. Но утверждать себя нам рано или поздно все равно придется. Когда-нибудь нам надо будет решаться на прорыв в самостоятельное бытие. Другое дело, что общности, способной на такой прорыв, сейчас пока нет. Это надо признать. А признав - заняться ее собиранием, выращиванием или строительством. Кому как больше нравится. Возможно, мы при этом что-то потеряем, но пути назад нет. Мы обречены на взросление. И только от нас зависит, сможем ли мы в этой новой жизни сохранить себя собой или оцивилимся и станем, "как все".

Я понимаю, что высказал в этой статье ряд мыслей, которые не всем ласкают слух. Но бывают ситуации, когда надо бить в рельсу на площади. Россия накануне конца. Нам предстоит выбирать: или создавать свою, новую, самодовлеющую культуру, либо уйти вместе со страной в небытие.

На первый путь уже встали не только отдельные люди, но и некоторые клубы. Надеюсь, что их число со временем будет только расти.

А остальные пусть решают сами для себя. Бог им судья.

Литература

1. Хольгер, Эльвинг. Зачем мы приходим в фэндом? (на этой странице)

2. Ородрет Усатый ака Ирмыч. Феномен толкиенизма: этнический аспект - http://kulichki-win.rambler.ru/tolkien/arhiv/fandom2/orodret1.shtml

3. Тилис. Три источника и три составные части российского толкиенизма (на этой странице)

Размещено: 15.03.02