Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Диэр


Идут ниенновские девочки...

(или "Диалоги о нашем о вечном")


"Идут ниенновские девочки, идут, с претензией на боль..." - и так далее, небезызвестная переделка г-жою Тайэрэ песни Ниэннах.

Идут. Ниенновские девочки. ДевОчки в черном, с большим количеством разномастных темных фенечек на руках, сами - одетые в неизменное черное, со вселенской скорбью в глазах. Скорбью и фанатизмом. Готовые костьми лечь "за Учителя". Всерьез. Немедленно. В глотку вцепиться. Лицо ногтями разодрать - любому критику.

... при этом - очень боящиеся физической боли, в большинстве своем. И можно не обращать внимания на то, что они неоднократно резали себе руки и вены, можно не смотреть на их шрамы, не аргумент оно - ибо бритвой это не больно почти, сама пробовала по дури девичьей.

Отвратительно? Скучно? Грустно?

Не фига ;)


Давайте попробуем подумать: что такое фэндом. Чем он привлекает людей. Зачем благополучные дети, прочитав "толкун-книгу", "облачаются в занавески, хватают клюшки, называя их благородными мечами и идут бегать друг за другом, вооружившись ими, словно бы всеьрез". Почему когда-то в конце восьмидесятых - начале девяностых толкиенисты не стали одним из "подразделений" различных обществ любителей фантастики, а стали самостоятельным течением.

Наверное, началось с РИ. Но этим явно не закончилось. И не в них, пожалуй, дело. Я знаю достаточно много толкиенистов, которые не любят бывать на РИ - не всем дано увидеть и ощутить, например, Нарготронд в трех палатках и шалашах, да и условия бытового дискомфорта далеко не всех вдохновляют.

Как это понимаю я: люди идут к толкиенистам в поисках сказки. В поисках, в частности, и того типа взаимоотношений, в котором им отказано "в реал тайм": открытости, доверия, рыцарства. Люди ищут мир, в котором все на своих местах. Где не предают друзей ради наживы. Где друг есть друг, а враг есть враг. Где дама - это Дама, ей служат, а не кладут в койку с первого же знакомства, посидев в дорогом ресторане перед тем около часа. В "большом мире" таких явлений уже почти не встретить. Мы живем в век предательства, в век паранойи, век отсутствия ценностей. Как-то раз, когда меня просили сформулировать, что такое "позднее поколение", я ответила, что это поколение тех, кто сформировался, как личность, в основном после 1991 года, в "эпоху реформ", эпоху кризиса и крушения этических ценностей. Это поколение тех, для кого слова "для вас ничего святого нет!" - будут не страшнейшим обвинением, а констатацией факта, в ответ на которую они равнодушно пожмут плечами. И "нам здесь жить". Армагеддон был вчера. Динозавры ничего не заметили. И вымирают. А стоило бы обратить внимание, например, на нашу реакцию в ответ на предложение помощи со стороны: первое, что идет из души, из глубины - "Чего ему/ей от меня надо?!"

От этого в толкиенистском фэндоме и ищут спасения.

Когда-то все очень славно начиналось с Арагорнов, Галадриэлей, Леголасов. Люди принимали "полярность" предложенного им мира, как данность, как должное. Свет = Добро, Тьма = Зло. Потом на свет появилась "Черная Книга Арды" и стала массовым явлением в фэндоме.


Отсюда и начинаем новую ветвь размышлений.

Можно спорить о "благости" или "вредоносности" ЧКА, можно этого не делать. Результат один и тот же. Эта книга существует, это данность. Свое влияние на умы она оказала, это тоже данность. И породила "ниенновских девочек" (и мальчиков).

Достаточно часто мне приходилось слышать слова: "Сильмариллион меня ничем не зацепил, прошло оно мимо, а вот с Черной Книги Арды я толкиенулась, меня просто внесло в этот мир, я почувствовала его..."

Соответственно, мы можем сразу дать ответ на вопрос - чем эта книга "берет". А) Пробивает на эмоции, благо, написана в достаточно сильном и надрывном эмоциональном ключе. Подростки - существа открытые, они еще не успели окончательно придти к выводам, что нельзя никому верить, книги надо читать между строк и нету в мире истины. Цепляет книга? Пробивает? Нафиг критическое мышление. Нафиг раздумья над образами, над смысловым содержанием. Если читал - рыдая, если написал после этого стихи или рассказ, ощутил горечь и сладость творения - какие, к чертям, могут быть критики и возражения? Люди слепы... и так далее.

Б) Общий эмоциональный фон книги усиливает искренность, с которой она написана. Было ли так, не было ли, но чувствуется, что авторессы это действительно пропустили через себя. Это не книга хроник. Это тоска по дому. То, что зацепит живую юную душу, не успевшую, кстати, в большинстве своем, испытать столь сильных эмоций по жизни. Восторг, боль, опьянение, сострадание, вызов всеобщей слепоте - вот ключевые точки этой книги. Они являются "инициацией в мир" для тех, кто впечатлился этой книгой.


Побочные эффекты неизбежны. Чем моложе человек, чем горячее, тем больше их будет. Если он начинает жить этим миром, этой реальностью - он оденет пророческие одеяния черного менестреля, он пойдет "в народ" на тусовке, будет петь про черные маки и боль, потому что "так надо". Если дева отождествила себя с Элхэ или еще какой Эллери (а в каждой из женщин, наверное, есть частица Элхэ - в стремлении закрыть, защитить, сохранить любимого, невзирая на всю его "крутость"; сердце - его можно подчинить разуму и заставить себя думать о том, что делаешь, но тем острее потом будет порыв, когда плотина рассудочности рухнет) - она оденет все те же черные одежды, она будет резать вены в тоске по Учителю (или не будет, если боится боли, но будет терзаться чувством внутренней вины еще и за это), может быть, покрасит волосы в серебряный цвет... найдет таких же, как она, будет плести им фенечки, посвящать стихи, закатывать истерики, и все там будет хорошо. Полный мир, гармония и взаимопонимание. Пусть это будет и единением в иллюзорном страдании. Но это будет единением.

И так далее, так далее. Столь ли важны эти побочные эффекты? За ними стоит суть: это люди, способные к сказке. Способные в искренности по отношению к ней. Люди, способные встать под удар в своей душевной чистоте, способные повиноваться порыву сердца.


Может быть, было бы лучше, если бы их зацепило что-либо другое. И были бы они светлыми Арагорнами, Галадриэлями, Элрондами... в общем, "что было бы, если бы". Но их зацепило это. Это стало их сказкой, их домом. И они будут пытаться судорожно найти свое место в нем, это - естественное человеческое. Они будут писать квенты, пусть и ерундовые совершенно - порою. Будут вам и "сыновья Саурона", и "дочери назгулов" и прочее "нужное вставить". Будет буря справедливого возмущения со стороны "монстров", которым эти дети принесут (если принесут/донесут) такие квенты. Будет множество издевок со стороны тех, кто уже ощутил это свое "место в Арде", укрепился на нем, пророс корнями, повзрослел физически и душевно, и может позволить себе критически смотреть на вещи, тех, кого восторг нового юного мира уже отпустил, и теперь они строят свою модель реальности. Как же, идут девОчки, плачут девОчки, и как они могут в упор не замечать нелогичностей там-то, там-то и там-то...

О, господа. Эти девОчки еще успеют повзрослеть. Успеют найти свое место в Арде, окрепнуть в нем. Перечитать Профессора - от "канонов" до черновиков. Они еще вам потом укажут, где вы "налажали". Они станут жестче и сильнее. Они не простят обид. Дети вообще плохо их прощают.

А пока что они - дети. И их пьянит восторг нового мира, в который они прорвались "сквозь дырочки от снов, пробоины от звезд" (С). Они чувствуют его, этот мир. И пусть он полон внутренних противоречий. Не суть, не так ли? Если для вас Арда - это текст, это сказочный мир, то дайте им войти в сказку, дайте пройти период "неофита", со всеми его взлетами и падениями. Если для вас Арда - это память, это реальный мир, и эти дети ищут места в нем со всеми своими "квентописаниями", в которые глаза бы ваши не смотрели, настолько все плохо - вспомните, как вы писали свои квенты, как все казалось возможным.

Надевают юные "эльфики" зановесочные плащи (а что делать, если это первое, что подворачивается под руку, а так хочется - скорее, скорее, так боишься не успеть и опоздать, от твоего явления или не-явления на тусовку в назначенный час в 14 лет кажется, что зависит вся твоя жизнь); "идут ниенновские девочки" в черно-серебряных хайратничках. И мне порою кажется, что это до боли похоже на то чувство, которое испытали многие Валар и Майар, сойдя в новосотворенную Арду, или эльфы, только что вышедшие из вод Пробуждения: вот он, мир, в который мы пришли, мир юный, только что открытый, прекрасный и волшебный, мир, в котором будет часть и нашей души. И все будет хорошо...


... А все так неплохо начиналось, думают они после, наверное. После - когда какой-нибудь "столп", чьи тексты они прочитали и успели проникнуться к нему великим уважением - надменно посмотрит на них, возможно, еще и пьяным взглядом (смотря где они с ним встретятся, если на Зиланте том же - так скорее всего), "по диагонали" прочтет то, что они написали, разнесет немедленно в пух и прах, а то и заговорит о плагиате - "я книгу написал(а), я создал(а) свое, а эти только кальку снимать могут, o tempora, o mores!" Им будет больно, этим детям. Очень больно. Дома родители говорят, что "эльфов не бывает", и тут, в последнем прибежище - по сказке ударили, почти в спину, под дых. А ничего не возразят они в большинстве случаев, как же, как возразишь тем, кто так прекрасно поет, кто столько всего создал!.. (За что, частности, люблю ролевую среду - так это за способность идти за теми, кто создает, кто творит, способность отдать им последнюю рубашку, последний бутерброд, поделиться последними каплями души и тепла; сама такая же.) Они промолчат, они затаят свою боль, они перепишут квенту... и шарахнутся в сторону. Уйдут в себя. Будут уже с неохотой открываться, будут бояться еще одного удара. Или встанут в позу "печального Демона", отвергающего все и вся, "только моя правда права", т.п.

Второе - выглядит грустно и некрасиво, но оно более искренне, кстати. В век лжи и использования брата - братом, искренность надо бы ценить, даже если она неприглядна, даже если она бьет. Особенно если искренность детская. Искалечить их мы всегда успеем.


Чем в свое время ниеннисты неплохо помогли лично мне. Когда учишься играть на гитаре (первое мое музыкальное образование - ф-но, по гитаре я самоучка), да и вообще учишься что-либо делать, восторг сотворения, совершения, воплощения, восторг ученика (особенно когда учителя нет) - вот, у меня только что не получалось, а тут получилось, урррра, посмотрите! - он имеет место быть. А многие Светлые и пр. встали во вполне логичную для их мировоззренческой системы позицию: не лезь "на публику", пока не достигнешь мастерства! Черно-дивная же братия, как раз, как и велит им их "учение" - была вполне себе терпима, они это слушали, они радовались за меня, они делились со мною примерно тем же, в той же области или в других. Это многого стоило, поверьте.


... Как должны "ветеранов ниеннистского движения", в особенности, личных друзей г-жи Ниэннах, раздражать разные такие "дивности", которые, как им кажется, не понимая, в чем смысл и суть, пишут о "полынных веточках", носят черное с серебром, любят аметисты, морионы и пр, потому что "правоверному темному это положено любить" и так далее!

А все проще. Это не "снятая калька". Это не следование законам и традициям. Это просто красиво.

Есть у ЧКА один капитально положительный момент: она учит понимать красоту. Понимать, любить и ценить. И можно, прочитав книгу и получив внутренний "пропуск/"пинок" в мир", посидеть над черно-серебряным узором, всмотреться в него и почувствовать нечто, что было с тобою всегда, только сам ты этого не замечал, не искал именно здесь, по крайней мере. Можно взять в руки аметист, "камень печали" (хоть у меня он ассоциируется и с множеством других вещей), "помедитировать" на него, вслушаться в Песнь - и ощутить эту самую печаль, и не только ее, это уж кому что дано. Бывшая "цивильной", закрытой внутренне от мира, живущей в системе "ложных ценностей" до какого-то момента, девочка (много их таких) - прочитав ЧКА, возьмет в руки стебелек придорожной полыни, замрет, всмотрится, закружит голову чуть горчащий запах, а если его и прикусить чуть... поведет. "Трава странников, трава Дороги..." - зазвучат в голове прочитанные слова, порыв ветра сюда же, тоска по миру, тоска по сказке, по дороге, по неизведанному, но такому прекрасному... эхо души.

Скажете, я романитизирую прозу, которая значительно грубее и обыденнее? Вижу что-то там, где оно и не ночевало? Сильно вряд ли. Очень много таких моментов вокруг нас, главное - абстрагироваться от внешних проявлений и оказаться способным это замечать. Тогда сквозь все внешние неурядицы и накладки проступит внутренняя Честь и Красота. Зов Жизни.


Можно разбирать "по Профессору". "по Фрейду", т.п. разные квенты. Можно знать Толкиена до последнего черновика, не ошибиться ни в чем. Можно скептически смотреть на тех, кто с верой в свои слова говорит "Я помню!" Можно построить свою жизнь здесь и усмехаться насчет "эскапистов, не желающих ничего делать, живущих по флэтам". Все можно, все разрешено, что не запрещено законом. Можно ничего не замечать, кроме того, что является самым необходимым.

... но до чего же, воистину, прекрасны в своей юной искренности и открытости, даже когда это истерика по поводу "Я не могу здесь жить в мире без Учителя!" - эти самые "битые валеты, слишком хрупкие сердца"! (С). Многие ли из нас посмеют то, что смеют они (пускай еще по молодости, неопытности и глупости) - открыто встать под удар с песней на устах? Открыться миру, не скрывать свою суть, быть собой?

А хочется... разве нет?


Идут ниенновские девочки, идут. И хорошо, что идут. Это "отщепенцы" нового поколения - поколения отрицания ценностей, искателей наживы. Это те, кто сознательно захлопнул эту дверь за собой. Это те, кто верит в сказку. Верит в порыв. Верит в бой за мечту ("не с мечом, но с мечтой" (с) Мартиэль). Это наша надежда. На то, что мы еще будем быть, а не утратим свой порыв и свою искренность в сетевых и не только - разборках.

Пусть истерика, пусть иллюзия боли, не больше; со временем оно уйдет. Повзрослеют. Пусть рвут на себе волосы и рубашки; успеют еще перегореть. Пусть горят, пока горится.

Не нравится? Спорьте с ними, идите - идеей на идею. Бейте по принципам, не бейте по людям.

Идут ниенновские девочки. И я смотрю на них - с восхищением их искренностью и белой завистью: я такой быть уже не смогу. Уходит юность, уходит, ушла... а жаль, знаете ли.


суббота, 9 августа 2003 г.

Размещено: 12.12.03