Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Тинувиэль, Хольгер

Фэндом и архетипы,
или
Комментарии по поводу текста Альвдис

Ответ на Толкиенистская субкультура глазами мифолога А.Л. Баркова


В данном тексте мы предлагаем комментарий к работе Альвдис (А.Л.Барковой) "Толкиенисты. Архаическая субкультура в современном городе" и попытку соотнесения этой работы с положениями аналитической психологии.

Прежде всего стоит отметить, что погружение в фэндом является одним из наиболее естественных (и удачных) способов установления связи с бессознательным. Это связано с двумя причинами - во-первых, фэндом представляет сообщество, не основанное на жестких формальных нормах, и потому со стилем межличностных отношений, требующим скрывать свои чувства в много меньшей степени, чем требуют стандартные нормы приличия, во-вторых, фэндом основывается на литературе, имеющей непосредственные мифологические корни, и ее изучение усиливает связь с бессознательным, обеспечивая интеграцию образов бессознательного в структуру сознания. Отсутствие же такой связи приводит к неконтролируемым прорывам бессознательного, а в результате - к психологическим срывам (примерами которых, наверно, являются исключительно жестокие нравы, царящие в закрытых организациях, основаных на жесткой норме, например, закрытых учебных заведениях и тюрьмах - именно жесткая регламентированность вызывает наибольшее стремление к скрытию своих качеств в Тени, и эти качества потом вырываются в виде патологий поведения).

Основным способом погружения в фэндом является идентификация (или, как говорится у Альвдис, установление эмоционального сопричастия) - отождествление себя с каким-либо героем литературы фэнтэзи (или просто с представителем какого-либо из фэнтэзийных народов). В результате такой идентификации образуется естественная возможность для совершенствования тех сторон личности, которые не получают развития (а то и просто невостребованы) в "обычном" обществе, подчас требующем полностью подчинить себя архетипу Персоны. Отметим, что в силу такого совершенствования (развития воображения, дающего возможность "проигрывать" необычные ситуации) идет также и проработка Тени. Идентификация имеет прежде всего эмоциональный характер и определяется созвучностью образа душе того, кто избирает роль (не будем забывать, что "обычное" общество - логично в силу того, что оно регулируется прежде всего формальными нормами, и именно логичность мироустройства ведет к вытеснению эмоций в тень, что приводит к их последующему бесконтрольному прорыву, например, в форме беспричинной агрессии). Естественным следствием такой идентификации является образование фэндома -- сообщества "идентифицировавшихся" личностей, которое, как правило, уже не регулируется формально-логическими отношениями (поэтому попытки насадить формальную иерархию в фэндоме всегда встречают сопротивление его участников; собственно, неприязнью к логичности обусловлена и упомянутая у Альвдис неприязнь к "счетности"), и это приводит к эмоциональной открытости друг другу и, соответственно, постепенной проработке Тени. Процесс идентификации осуществляется через принятие соответствующих символов - прежде всего имени. Имя определяет "этническую принадлежность" и соответствующие манеры поведения и черты внешности, например, символическая одежда и внешняя атрибутика (упомянутые Альвдис браслеты - символы принадлежности к сообществу, кроме того, замкнутый круг браслета как бы напоминает о целостности, единстве натуры). Есть также тонкости, обусловленные тем, происходит идентификация с известным фэнтэзийным героем или "просто" с представителем какого-нибудь народа - очевидно, что в первом случае "требования" к создаваемому образу, а значит, и к развитию личности, оказываются более жесткими в силу большей точности при его описании, поэтому в последние годы этот вариант встречается существенно реже. Следствием идентификации могут быть благотворные влияния на психику - избавление от комплексов по поводу внешности и способностей, от страхов и агрессивности... Конечно, это связано и с определенным риском, например, наблюдающийся у фэнов "уход из мира" часто оказывается довольно негативным явлением (один из его примеров - иногда наблюдающееся стремление бросить учебу или профессиональную реализацию), и его можно интерпретировать как чрезмерное растворение в бессознательном, как стремление избавиться от сковывающих душу стереотипов поведения (порожденных, например, Персоной). Стоит отметить, что согласно К.Г. Юнгу архетип Персоны в снах, притчах и обрядах часто символизируется одеждой, и именно борьба с чрезмерным влиянием Персоны приводит к встречающейся у части фэндома склонности подобно хиппи носить подчеркнуто обшарпанную одежду, ходить босиком и т.д. Однако такое поведение в основном характерно именно для тех, кто пришел в фэндом "от недостатка", а не "от избытка", т.е. для тех, кто обратился к фэндому главным образом из-за того, что не смог "прижиться" в "обычном" мире и, в частности, имеет непроработанную Персону. Смена идентификации связана со стремлением обратить внимание на новые стороны собственной души, не слишком затрагиваемые повседневной жизнью (мы не имеем в виду, конечно, нередко встречающихся фэнов, меняющих квэнты как перчатки, у таких людей идентификация практически отсутствует, а называние себя определенным именем носит почти случайный характер и на поведение не влияет). Бесконтрольное (без хорошо развитого сознания) погружение в бессознательное чревато возникновением одержимости каким-либо архетипом (архетипическим образом), например, ярким примером одержимости архетипом Колдуна/Старца является ощущение себя великим магом, спиритом и т.д. Вероятно, что таким образом нередко компенсируется неуспешность в социальной жизни, неуверенность в своих силах (низкая самооценка).

Характерная для многих в фэндоме идентификация себя с эльфами (очень многие участники фэндома идентифицировали себя с эльфами хоть на краткое время) имеет вполне определенную причину. Дело в том, что стандартная система образования - левополушарная, формально-логическая, а подчас откровенно основанная и на простом механическом запоминании и воспроизведении готовых решений (школьная "зубрежка"). У эльфов же, согласно, например, "Речам Финрода и Андрет" и "Законам и обычаям эльдар" превыше всего ставилась креативность, творчество (воспроизводимость решений, напротив, ценилась существенно реже - для них все ценно как единственное и неповторимое, более того, "исследование" для них - почти синонимично "любви", а радость - критерий истинности). Их ведущее полушарие, таким образом - правое (о том же говорит и их склонность к постижению глубинной сути явлений в противовес частой смене впечатлений, к которой стремятся люди - см. текст Раэнел "В защиту зачарованного мира", а также представленное у Е.С. Филатовой (см. напр. книгу "Соционика для вас") сравнение восприятий мира, характерных для правого и левого полушарий). Поэтому эльфийский образ - ключевой для тех, кто идентифицирует свой идеал с творчестом и поиском нестандартных, "нелогичных" решений, и прежде всего - для интуитивных личностей. Как отмечалось в наших предыдущих текстах, это обусловлено тем, что если фундамент человеческой психики лежит в сознании, то эльфийской - в бессознательном. В результате усиленное обращение к бессознательному, к иррациональному началу приводит к тому, что манеры поведения и ценности идентифицирующих себя с эльфами отличаются от "обычных".

В отношении отличия эльфийского мировосприятия от человеческого (и их "моделирования" через ценности различных участиков фэндома) стоит обратить внимание на следующее. Степень знаковости или символизации, на наш взгляд, это другое название для границы между "технологичностью" и "интуитивностью" (то есть между конкретно-логическим и образным типами мышления). Дело в том, что для "технологического" (конкретно-логического) мировосприятия характерно отсутствие эмоционально окрашенных категорий (для иллюстрации этого вывода достаточно взять технические чертежи), а значит, и отсутствие символических образов. Наоборот, для интуитивного (образного) мышления характерно восприятие не через формальную правильность, а через красоту, то есть фактически - через сопричастие (такое восприятие, как ни странно, приводит к замечательным результатам не только в искусстве, но и в точных науках - достаточно вспомнить слова П. Дирака о том, что правильная физическая теория должна быть красивой - и даже в инженерии - приходилось читать о некоем блестящем инженере-мостостроителе, который, едва взглянув на предложенный ему проект моста, быстро сказал, что этот мост не устоит, и оказался прав - построенный таким образом мост обрушился. На вопрос о том, как он догадался, он ответил: "Я представил себе, что я лежу на опорах в качестве этого моста..."). Все это невозможно без умения развивать и использовать нестандартные решения, полученные скорее догадкой, чем "лобовым" расчетом. Мировосприятие избравших для себя "человеческую" квенту все же, как правило, ближе к классическим манерам поведения. Для него характерны: известная "нормативность" мышления, большая "логичность" (чем у избравших эльфийскую квэнту), а значит, и меньшая символизация. Показательным, пусть очень одиозным, примером является реплика некоего фэна Б., позиционирующего себя как человека, на форуме Арды-на-Куличках: "Если ты не считаешь себя человеком - значит, ты животное". Однако, стоит отметить, что в данной реплике осуществлена очень грубая подмена - смешаны понятия "человек как биологический вид" -- а у Толкиена говорится, что эльфы, люди, гномы, хоббиты относятся к одному и тому же биологическому виду - и "человек с точки зрения мистического предназначения", (человек как психологический тип), а в мире Толкиена люди в этом смысле не тождественны эльфам. Мировосприятие, порожденное избранием "человеческой" квэнты не слишком отличается от мировосприятия тех, кто позиционировал себя как гномы, хоббиты (за исключением копирования манер поведения, описанных у Толкиена - например, склонности к рукоделию)... А вот позиционирование себя, например, орком есть явный способ проработки Тени, особенно преодоления комплекса агрессии (и чаще всего оно встречается лишь на относительно краткое время).

Можно отметить и другие архетипические мотивы в фэндоме, например, образ смерти - ключевой символ изменения или выхода на новый уровень (перерождение). Это согласуется с юнговской теорией архетипов (см., например, книгу "Человек и его символы").

Мы рассмотрели соответствие между фэндомской практикой и архетипами Юнга. Всё вышеизложенное позволяет сделать интересный вывод: основным достоинством игр, основанных на идентификации себя с фэнтезийными мирами, является то, что проживание в роли, порожденной тем или иным архетипом, развивает гибкость, креативность, помогает развитию и сохранению личности в непростых условиях нашей реальности. Через идентификацию происходит проникновение архетипического в сознание, его более полная интеграция с сознанием, в результате чего происходит высвобождение психической энергии, которая раньше тратилась на вытеснение образов бессознательного.


Обновлено: 09.05.04