Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Тэлпе

Игра

(устаревшие мысли)

1.Предисловие. Об "Игре".

Разговор о том, что я обозначаю термином "Игра" хочется начать с уже когда-то использованных мною в другой статье слов одной хорошей знакомой, которые, верно, хотя и довольно сухо, выражают суть того, о чем я буду говорить.

"Толкинистическое движение в свое время стало для нас (как и для многих других) своеобразной отдушиной. Больше всего мы ценили открытость каждого каждому, ни с чем не сравнимое чувство общности (приходишь на Эгладор и можешь подойти к любому, пообщаться, и никто не посмотрит косо и подозрительно, как это было бы на улице). Не последнее место занимала и возможность, взяв "квенту", "перевоплотиться", пожить некоторое время "жизнью дивных героев Толкиена"…

Как не крути, люди действительно нуждаются в некоей "отдушине", в приятном и демократически построенном общении. Это не слабость, не "чувство стадности" - это нормальные потребности человека, которые сильны всю жизнь. В юном возрасте, они, конечно, выражены наиболее ярко - мне ли говорить об этом давно уже известном психологам факте. А уж если к этой жажде, чья высшая форма - мечта о Дружбе, примешивается, далеко не всем свойственное, желание чего-то иного, большего и прекрасного, то…

Но прежде, чем начать разговор, давайте договоримся о терминах.

Итак, согласно моей терминологии, толкинист - это человек любящий книги Толкиена.

Термин "Игра" относится к толкинистам, общающимся друг с другом в игровой форме. Причем как к выбравшим себе имена из книг Толкиена, так и наоборот; хотя, в основном, я подразумеваю именно толкиновскую квенту, неважно описан ли был их персонаж Профессором, или это - просто существо из мира Арды.

Я думаю мне, как и многим другим, повезло, что мы причастились света книг Толкиена (не побоюсь такого пафосного оборота) в самом прекрасном возрасте. Избегну лирических отступлений на тему: эти книги подарили нам величайшую радость и светлейшую печаль, чтобы искренние слова от частого употребления не стали похожими на банальность. Короче говоря, все случилось так, как случилось, и, возможно, основная форма толкинизма, которая была в ту пору свойственна именно Московским обществам1, была изначально неправильной. По крайней мере, теперь, видя, во что она превратилась, а вернее как извратилась, я склоняюсь именно к этому выводу. "Игра" в персонажей Профессора не самое хорошее дело. Как бы заманчиво и чисто не казалось это вначале.

2. Виды "Игры"

Да, если бы у меня была возможность прочитать слова Толкиена, выражающие его мнение относительно того, что я называю "Игрой", несколько лет назад, все бы сложилось иначе.2 Я уверена, я бы не только устояла перед искушением "Игрой", думаю, никакого искушения даже бы не возникло - потому что только он, человек, придумавший Арду, может говорить о ней, понимая, что к чему. Мы можем любить ее превыше всех сил, но понять ее, так как понимал он, нам, я думаю, не дано3. И, как мне кажется, именно поэтому Толкиен к любым попыткам додумать его мир, будь то продолжение "Властелина Колец" или игра в персонажей его книг относился без одобрения. Но в то время, когда я пришла на Эгладор, подобную информацию было практически невозможно достать, и все действительно сложилось иначе. Иначе для меня, как и для многих других. Иначе, но по-разному для каждого. Потому что, давая волю своей страсти все сортировать и раскладывать по полочкам, я бы выделила среди толкинистов тех, кто играл, Играл и "жил" - три вида "Игры". Моя система несколько не совпадает с "общепринятой" (деление на играющих и истинных), разделение по ней основано на разнице внутренней, но не внешней. Ведь, если руководствоваться только внешними признаками, "истинный" может быть не верящим в Арду обманщиком, а поверхностно играющих и тех, для кого-то мир книг Толкиена значит очень много, с первого взгляда различить становиться вообще невозможно.

Если дать грубые характеристики трем этим "видам", то можно сказать так: к первому принадлежат разнообразные и безобидно-приятные, и агрессивно-туповатые (не суть) ребята, весело проводящие время на толкинистических сборищах и называющие себя именем какого-либо персонажа, только потому, что "тут так принято". Пример первых милые эльфы, зачастую имеющие совсем не эльфийские имена или, вторых - матерящиеся Галадриэли, ищущие себе двадцатого "мужа" и размахивающие дрыном.

Третий вид - о его представителях в различных материалах было сказано немало. Среди них есть самые разные люди. Очень немногие вызывают у меня уважение, еще меньшие - восхищение, единицы - желание поверить им, но эти единицы - есть. Большинство же - гимн гордыне, щедро сдобренный массой чисто цивильных комплексов, не желая разбираться с которыми, их маскируют под тяжкие последствия предыдущей жизни, полной геройства и страдания.

Выше я не зря взяла слово, определяющее третий вид, в кавычки, (чего не сделала с первым, и не буду делать со вторым). Этим я хочу подчеркнуть, что в отличие от двух первых видов, по моему мнению, представители третьего "не ведают, что творят", не важно, сознательно (в большинстве случаев, я думаю) или бессознательно, они идут на самообман. Слово "самообман" здесь является основополагающим, потому что если человек обманывает не себя, но других, то он представитель первого вида "Игры".

А вот второй… Я не зря оставила его напоследок, ибо, в отличие от двух других, его практически никто не выделял как самостоятельный вид, а, возможно, многие и не задумывались о его существовании. А ведь именно он, на мой взгляд, наиболее интересен. Ведь его представителей можно отнести к первому - по степени осознанности игровой деятельности, и ко второму - из-за полноты и искренности восприятия мира, подаренного нам Профессором Толкиеном. Я и почти все мои друзья, обретенные в толкинистической среде и оставшиеся со мной вне ее, принадлежим ко вторму виду4.

Итак, мы разные, но мы все во власти "Игры".

3. Почему люди хотят играть в эльфов.

В своих письмах Толкиен часто говорит о том, что многие люди испытывают эту странную и неизбывную жажду "иного", "страдают от полученной в наследство от предков тоски по мистической духовной пище"5. Теперь я поняла, что, то, о чем я раньше только догадывалась - истинно. Книги Толкиена нравятся многим, кому-то они безразличны, но для некоторых они становятся откровением и остаются с ними на всю жизнь. Потому что эти немногие всегда испытывали ту необъяснимую жажду, и, хотя в разрез с распространенным мнением, не произведения Толкиена вызвали ее, ими можно ее утолить.

Толкиен в своем творчестве поднимает многие значимые для человечества темы, одной из самых серьезных традиционно принято считать тему Власти. Но как сам создатель Арды признается в письме к своей читательнице Роне Бир: "Стремление к Власти - это лишь мотив …сила, приводящая в движение события… В книге речь главным образом идет о Смерти, и Бессмертии; и "путях к бегству" о циклическом долгожительстве и накоплении воспоминаний"6. А эти темы являют себя через Детей Господа, Эльфов и Людей.

И, не забывая о "величии малого", не единой внешней красотой прельщаясь, мне, как думаю многим и многим другим, более всего близок и интересен, стал именно Дивный Народ.

В чем притягательность эльфов Толкиена - об этом можно говорить очень долго и очень серьезно, что уже неоднократно и делалось многими. Я ограничусь краткой цитатой самого Профессора, которая, по-моему, разъясняет все: "Эльфы воплощают …художественный, эстетический и чисто научный аспекты человеческой натуры, возведенные на уровень более высокий, нежели обычно видишь в людях".

И, не смотря на то, что многие толкинисты, особенно Играющие, свободны от прямолинейной веры в реальность Арды, реальность каждого конкретного персонажа, описанного Толкиеном, мы не можем не думать о них, как о живых и важных для нас.

Вот уже почти десять лет, как я прочитала книги Профессора, но моя любовь к ним, их актуальность свежесть - все не ослабевает. Многое в моей жизни переменилось, разумеется, я повзрослела, и несколько утратила юношескую пылкость, но и сейчас, иногда, я ловлю себя на мысли, что я думаю об эльфах. Думаю о них не как о героях книг, а как о живых, хорошо известных мне личностях (как, например, о своих знакомых, соседях, коллегах)…

Они слишком реальны, не смотря ни на что. Они слишком хорошо воплощают эти самые "аспекты".

Поэтому многих толкинистов притягивает именно Дивный Народ. Поэтому мы хотим играть в него. Поэтому некоторые хотят здесь и сейчас быть его представителями…

4. Почему "Игра", а не "жизнь"?

Я, если говорить резко, - из противников тех, кто "живет" - согласно моей терминологии, и "истинных" согласно общепринятой. И я - против, именно потому, что когда-то была слишком близка к тому, что бы стать "за".

Вот что пишет на эту тему все та же моя знакомая: " …начав играть какого-либо персонажа, ты берешь на себя большую ответственность, особенно если это известный герой. Ты должен стараться вести себя сообразно с выбранным образом, хотя бы внешне (…) Мало помалу стала извращаться вся идея (…) Смыслом игры (а иногда и жизни) становилось доказать кто "велик и крут" более всех".

А вот мои слова: "Вы хоть раз видели кого-нибудь, кто "вспомнил", что он был безродным крестьянином и окончил дни свои мирно в кругу семьи? НЕТ! Джентльменский набор настоящего "истинного эльфа" включает: королевское происхождение, или принадлежность к доверенным лицам царственных эльфов, немереный героизм, пытки, плен и прочие превратности судьбы. "Истинные эльфы" зацикливаются на чисто внешних, наиболее соблазнительных особенностях квэнди: красоте, бессмертии, мастерстве и чарах. При этом, зачастую, игнорируя не только эльфийские добродетели "повышенного качества", но, что не только нелогично, но и очень страшно, и обычные человеческие".

Большинство толкиниствов, слава Богу, все же не испытывали на себе ни слишком больших тягот этой жизни, ни глобальных бед: войны, голода, и т.д. Московским толкинистам, повезло, пожалуй, больше других, именно потому, что они живут в столице России - меньше проблем с получением образования, работой, проведением досуга.

Но, не смотря на такое благополучие, а может и из-за него, многие из нас погрязли в мелком бытовом зле. Мы не убиваем и не крадем - мы срываем свою злость (неважно природная она, или от усталости) на друзьях и родителях, завидуем, толкаем людей в транспорте, швыряем мусор мимо урны, безразлично проходим мимо чужой беды…

Такие вещи были свойственны людям всегда, но в наше беспокойное, полное стрессов и соблазнов время, процент этого зла, гораздо выше.

И тщетность таких вот людей не только равняться (я уж не говорю стать или быть) с эльфами Толкиена очевидна.

Здесь совершенно справедливо можно заметить, что никто не знает, кто лучше, человек с мелкими грешками, или подвергшийся искажению эльф. Разумеется. Но суть не в этом, я вовсе не призываю мерить все исключительно категориями "лучше", хуже", хотя иногда и это не лишено смысла. Я просто говорю, что мы разные, хотя бы потому, что мы способны одновременно соединять в себе "мелкое зло" и самые чистые, светлые истины.

А эльфийская природа, как мне кажется, к такому не предрасположена. Хотя, что мы знаем о ней? Ведь сам Толкиен замечает в одном из своих писем: "Мы не можем писать историй про эльфов, которых мы не знаем изнутри, а если попробовать, то мы просто-напросто превращаем эльфов в людей".

Именно этими превращениями и занимаются многие и многие "живущие". Так почему бы просто не признаться себе в том, что мы - люди, и не научиться ценить это?

Не честнее ли и полезней будет, тратить силы на старание быть достойными людьми, а не на обман самих себя и окружающих, будучи "истинными эльфами". Как я уже говорила в другой статье: "Желание "быть другим" рождается из острейшей нехватки современного человека в институте инициации. Только, по моему мнению, гораздо лучший (если вообще уместный. См. первую часть) путь - восполнить эту нехватку, "развивающей и облагораживающей игрой в эльфов", а не падением в "истинность""7.

5. Проблемы "Игры"8.

Чтобы ни было сказано в предыдущих частях, одно неизменно верно: все мы и играющие (они, правда в меньшей степени, поскольку относятся ко многим вещам не настолько серьезно) и "истинные"-" живущие" и Играющие все мы во власти "Игры". А у "Игры" как это ни банально, есть свои правила. И чаще всего, они, а вернее то, во что они превратились, противоречат смыслу самой "Игры", тем "светлым идеалам", для выражения которых она была начата. Разумеется, проблемы существуют в любом обществе и толкинистическое - не исключение. Прискорбно только то, что зло, из-за которого возникают эти проблемы неоднократно описывается в своем мерзком обличьи в книгах Толкиена - и мы должны были бы узнавать его и бороться с ним…

Горько, что именно от этого "мелкого, бытового" зла мы хотели освободить свои сердца, становясь толкинистами, начиная "Игру"…

Проблема № 1. Душа и тело.

Напомню, что, так как меня лично интересует "эльфийское" направление "Игры", я буду говорить о выше поставленной проблеме на примере именно играющих в эльфов, и, хотя с этой проблемой сталкиваются люди, предпочитающие и игру в других существ, именно выбравшим эльфов приходится тяжелее всего.

Всю нетерпимость, неразвитость и жестокость, которые меня каждый раз убивали и убивают, когда я сталкиваюсь с их проявлениями в толкинистической среде, можно выразить фразой "Ты на эльфа не тянешь". Свидетелем различных вариантов подобных слов, произносимых и на пошлых Эгладорских крещениях, и на отборах на игры и на пресловутой "Защите имени" я бывала не однажды. И каждый раз поражалась их циничности и неуместности в нашем обществе, в котором вроде бы гораздо важнее внутренний мир человека…

Внешность дана нам с рождения, и ее иногда практически невозможно изменить, даже если это объективно необходимо. Подчас самые тяжелые комплексы, глубокие переживания происходят из-за неудовлетворенности своей внешностью. Особенно страдают юные люди, а из них больше девушки - а это львиная доля толкинистического сообщества. То, что некоторые толкинисты, зачастую так называемые "авторитеты", позволяют себе делать выводы о людях, унижать их достоинство, лишать их права на что-либо, только на основании своего суждения об их лице или фигуре, кажется мне чудовищным. Смысл "Игры" именно в равноправии и… в игре. Мы приходим играть, а хотим чего-то до вещественного, до невозможного, настоящего. Мы играем в эльфов. И чтобы разглядеть в другом представителя Дивного Народа, нужна не исключительная внешность, или роскошный костюм последнего, но определенная доля фантазии и доброжелательности с нашей стороны, иначе - иначе "Игра" теряет свой смысл.

И еще нужно желание видеть именно духовную красоту, потому что Толкиновские эльфы олицетворяют собой, главным образом, именно этот аспект человека…

И еще, как тут не удержаться от вечного: "А судьи кто?". Профессионалы в области эстетики? Святые провидцы?

Первые сказали бы, что однозначного понимания красоты не существует, а вторые бы заметили кое-что, опять же, о красоте души…

Я неоднократно слышала, что так-то оно так, и в условиях обычного толкинистического общения можно быть терпимее, но вот, на игры, дескать, все-таки нужно устанавливать суровый внешний ценз, иначе не будет достигнута соответствующая атмосфера для других игроков.

Но ведь почему-то никого не волнует, что часто вместо замковой стены - веревочка натянута, вместо самого замка палатки стоят, очень и очень не "антуражные" (а ведь это исправить гораздо легче), а на внешности игроков свет клином сошелся! Если вы хотите "атмосферы" - то вперед, в профессиональный театр и кино - там все для зрителя (хотя и там внешность актеров бывает неадекватна роли). Но там, простите, и актеры деньги за роль получают, да и знают эти актеры, начиная свой путь, на что идут. Там жестокая и порой, ой какая несправедливая жизнь, стараясь, если не убежать от которой, так облегчить, отдохнуть от нее, мы создавали наш мирок, мир "Игры". А теперь, оказывается, в нем законы реального падшего мира… Где логика?

Неужели так сложно понимать, что красивая внешность без подходящей души ничего не стоит, а уродливость последней спрятать до конца никогда не удается. Вспомните Аннатара.

Проблема №2. Материальные ценности как цена "Игры"

С проявлениями этой проблемы я сама практически не сталкивалось, возможно, потому что я ушла из движения до ее появления.

Но, судя по некоторой информации на толкинистических сайтах и по рассказам многих моих знакомых, проблема есть и довольно-таки серьезная.

Я всегда думала, что разнообразные наряды, украшения, оружие в толкинистическом мире (другое дело различные реконструкторы!) - только средство для улучшения, но никак не самоцель "Игры". Теперь же для участия в некоторых играх, балах, для вступления в клубы порой требуются немалые деньги. Кроме абсурдности и пошлости этого факта нужно заметить и то, что большая часть толкинистического общества: школьники и студенты, молодые специалисты, люди творческих профессий, которым весьма затруднительно, а иногда и попросту невозможно потратить на платье иди доспехи несколько тысяч (а я слышала и о десятках тысяч) рублей. И притом эти же самые люди могут быть замечательными талантливыми личностями, актерами, певцами, поэтами, просто достойными людьми, которые и без антуражного платья могут хорошо сыграть роль на игре или исполнить танец на балу… Почему же их "Игра" должна быть более тусклой от того, что и в нашем маленьком мирке постепенно начинают поклонятся "золотому тельцу"?

Проблема №3. Талантом можешь ты не быть, но петь и фехтовать обязан.

Часто замечала раньше, а сейчас это практически стало нормой, что в толкинистическом мире какой-то нездоровый (именно из-за формы выражения) интерес ко всяким "изящным искусствам" и иже с ними. Пение, игра на гитаре (а иногда и на арфе), стихосложение, танцы, рубка на мечах и стрельба из лука, реже рисование и конный спорт - "минимальный набор толкиниста". Причем раньше, для уважения сотоварищей и приобретения различной степени "известности в узких кругах" хватало освоения пары пунктов из списка. Теперь, кажется, этого мало.

Конечно, среди толкинистов есть люди, которые могут раскрыть свой талант именно в выше упомянутых областях, и, чаще всего их творчество не ограничивается узкими рамками толкинистической специфики. Но я сейчас не о них. Сейчас речь идет о повальной моде, практически "обязаловке" для среднестатистического толкиниста.

Я не буду говорить об очевидном, о том, что для некоторых занятий из данного списка (тот же конный спорт, например) требуются известные материальные средства и время. И что, либо одного, либо другого, а то и сразу всего может не быть. Мне хочется сделать акцент на том, что подобная " изящная мода" заставляет множество людей, заниматься не своим делом и, как следствие, рождает бездарных поэтов, безголосых певцов и неуровновешенных рубак (что вообще чревато) и т.д.

То, что человек любит книги Толкиена и хочет быть в "Игре" вовсе не говорит о том, что у него обязаны быть природные склонности именно к вышеперечисленным "искусствам". Есть таланты в естественных, точных науках, в спорте и других более экзотических занятиях, и они ничуть не уступают изящным и гуманитарным направлениям. Люди разные. Склонности разные. Кто-то, занимаясь непопулярным в толкинистической среде, но своим делом, может достичь вдохновения, сравнимого с эльфийским. А другие, неудачно и поверхностно подражая занятиям изящными искусствами, столь любимыми эльфами, могут только, в лучшем случае - стяжать минуты пустой славы, среди таких же "ценителей", а в худшем - получить довольно серьезный комплекс неполноценности, неудовлетворенности собой.

Проблема № 4

Я не однажды слышала, как толкинисты говорят о внешнем мире, как осуждают непонимание, нетерпимость, злобу цивильных людей… Злые начальники и придирчивые учителя, тупые одноклассники и завистливые сокурсники, им "незаконно" повезло в жизни, и они издеваются, как могут над теми, кто слабее них…

Как насчет "соринки" и "полена"?

Ведь именно ту же мерзость мы тащим за нами в наш маленький мир. В нашу "Игру".

Моя подруга пишет:

"Смыслом игры (а иногда и жизни) становилось доказать кто "велик и крут" более всех. Какой-нибудь "государь" и "лорд" пытались утвердить свою уже совсем не "игровую" волю только на основании, того, что они "вспомнили" и т. д. Шла война авторитетов, поддерживаемых лишь собственным самолюбием и желанием возвыситься за счет унижения окружающих. Народ сбивался в обособленные группки, создавались "элитарные" клубы, где зачастую мерилом ценностей были не положительные качества личности, а хронологическое превосходство - уважали лишь "пришедших первыми".

Действительно, вы замечали, что в движении среди заметных людей, были и есть те, что заслужили всеобщее признание талантами и/или поступками, но встречались и встречаются весьма сомнительные личности. Распространенное слово "авторитеты" я отношу именно к последним, так как оно давно уже приобрело стойкий негативный оттенок, однако я бы предпочла употреблять его в кавычках, подчеркивая пропасть разделяющую первоначальный смысл этого слова от приобретенного.

"Авторитеты", не смотря на широкую рекламу, ничем не превосходят, а зачастую и уступают среднестатистическим толкинистам по ряду пунктов: талантливости, образованности и пр., но, пользуясь доверчивостью и инертностью масс, они быстро овладевают ситуацией и наслаждаются совсем уже неигровой властью и славой. Отличительное свойство "авторитетов" - любовь к перечислению своих жизненных достижений, львиной доли которых просто не было, а реальные могут быть поданы в такой эпической манере, что полностью изменяет их суть. Реклама - она на то и реклама, чтоб зачастую представлять несуществующее великолепным и необходимым.

Кто-то из "авторитетов" изначально был таким, а кто-то просто не удержался от искушения воспользоваться ситуацией, есть и сверхприскорбные случаи, когда "широкая известность в очень узких кругах" сделала "авторитета" из интересного творческого человека.

Когда я сталкивалась с такими людьми, я всегда испытывала смешанное чувство жалости и негодования. Жалости к этим, зачастую закомплексованным и несостоявшимся в реальной жизни людям. И негодования, видя, как такие "авторитеты" могут подавлять и уродовать психику незащищенных людей, которых особенно много среди молодежи.

Люди же самодостаточные практически никогда не сталкиваются с давлением "авторитетов", по крайней мере, наиболее умных их представителей. Но как же неприятно видеть унижения более слабых и как же тяжело быть всегда готовым противопоставить силе силу (даже если ты это можешь сделать) - в том обществе, куда ты шел безоружным и с обнаженной душей…

Эта проблема настолько широка и многогранна и требует немалого количества конкретных примеров из жизни для ее полноценного описания, что мне придется оборвать себя на полуслове - дабы не перегружать и так уже громоздкую статью.

Проблема № 5. Мы выбираем, нас выбирают или "Мой самый большой талант - скромность!"

Было бы странно, если бы в "Игре" мы не примеряли на себя разнообразные роли, не придумывали себе своих или не брали чужих имен. У толкинистов эти роли и имена, часто, разумеется, взяты из книг Толкиена. Так как к книгам Профессора и их героям в нашем "движении" относятся серьезно, выбор имени и "легенды" (квенты) становиться делом не таким уж простым и может, в зависимости от итога, многое сказать о человеке.

Раньше я сталкивалась только с одной стороной этой проблемы - беззастенчивой переоценкой себя и таким же самолюбованием. По крайней мере, все мне знакомые люди, взявшие себе "квэнту" Валар - соответствовали этому описанию. Я никогда не слышала, чтоб даже "цивильные" дети играли в ангелов, а ведь многие из них имеют представления о них, на уровне "дядя с белыми крыльями" и… - все-таки есть какой-то подсознательный трепет, что ли. А, прочтя "Сильмариллион", каждый здравомыслящий человек (уже не ребенок!) настолько подробно узнает о Стихиях Мира и проникается их величием, что даже если он играющий или Играющий (о "живущих" говорить даже смысла нет) ему просто в голову не придет такая идея.

Однако, оказывается, у этой проблемы есть и другая сторона. Относительно недавно я узнала, что существует такая, своего рода, теория, даже практически, философия, в которой осуждается взятие толкинистом любого имени, встречающегося в книгах Толкиена, особенно это касается эльфийских имен. Если бы данная теория вообще отрицала взятие имени и квэнты, то есть саму "Игру", то я бы отнеслась к людям, придерживающимся этой теории очень и очень уважительно, и признала их взгляды не лишенными логики…

Однако, все не так просто: можно брать эльфийские "легенды", но никак не из описанных у Толкиена, и не дай бог, напрямую связанных родством с его персонажами. Потому как это "запачкает светлые имена". То есть нельзя не только называть себя по игре Маэдросом, но и близким его родичем. Особенно данный запрет распространяется на "квэнты" эльфов нолдор, видимо как на наиболее "престижные".

Тут надо заметить, что почти все известные мне приверженцы данной теории относятся к "живущим" согласно моей терминологии. То есть эти люди "вспомнили свое прошлое в Арде" и верят таким же вспомнившим. В свете этого становиться совсем непонятно, как же так можно пачкать светлые имена, ведь кто-то "действительно мог вспомнить", что он, например, Феанор? И какая тут может быть скромность?!. Как-то нелогично, что память возвращается только к "не титулованным, неизвестным" особам.

Однако, я вижу объяснение этой "логики" в том, что на самом деле данные "живущие" и себе-то не очень верят, а уж другим и подавно, и, будучи против взятия "высоких имен" они, на самом деле руководствуются (может и подсознательно) вполне себе бытовым опасением, что человек, выбравший известное имя начнет "понтоваться" и будет неадекватно воспринимать "Игру", будет портить ее другим.

Итак, приверженцы-"живущие" данной теории объясняют эти "табу" тем, что недостойные люди испачкают светлые имена, я же говорю, что они бояться тех, кто захочет построить свой имижд реального толкиниста за счет присвоения достижений известного Толкиновского персонажа. Дальше как в старом анекдоте - два варианта. В первом, нужно вспомнить, что грязь к чистоте не липнет, а во втором - удивиться наивности людей, считающих, что кто-то может методом рекламы достижений выбранного персонажа добиться реального уважения к себе, по крайней мере, в глазах умных людей, а с дураков - что спросу…

Так же мне кажется, что такое осуждение играющих в Толкиеновских героев, часто проистекает из ложной скромности - не будем замахиваться на святое, нам и простых эльфов хватит - выдумывай сколько угодно! Но ведь и не "титулованные" эльфы могут вести себя непотребно, а "эльфы королевской крови" быть достойными своей роли. Не стоит забывать, что в отличие от существ высшего порядка, Эльфы и Люди - дети одного Отца во вторичном мире Арды, и эльфы - воплощение творческих аспектов людей в мире первичном. Так что человек вполне себе может играть любого эльфа (хоть Феанора, если, игрок его в состоянии понять), и составлять мнение о толкинисте надо не по имени взятого персонажа, а по тому, как он его играет.

Конечно, кто-то попытается опошлить выбранное имя - оскорбив этим только самого себя, но кто-то ведь "вырастет", пытаясь справиться со столь высокой планкой. Да, кстати, не надо забывать, что не только многие конкретные персонажи книг Толкиена, но и выдуманные нами представители многих его народов - для нас планка одинаково высокая. "Финрод" ты или "пятый эльф в десятом ряду" - ответственность - она и в нашем мире ответственность…

Заканчивая данный раздел, мне бы хотелось особо отметить, что, даже по сей день, я нахожу в "Игре" довольно много положительных моментов, и не упоминаю о них здесь исключительно потому, что они требуют совершенно отдельного разговора.

6. Своя "Игра".

До этого момента я подразумевала под "Игрой" только деятельность, существующую в рамках толкинистического движения, деятельность, осуществляемую действенным, если можно так выразиться "практикующим" толкинистом…

Вы, должно быть неоднократно слышали от своих друзей и знакомых, ушедших из движения, что они "перестали быть толкинистами". По моему мнению, перестать быть толкинистом можно, только если ты толкинистом никогда и не был. Потому что разлюбить можно только то, что вдруг изменилось и приобрело другое неприятное тебе качество, а книги таким переменам не подвластны. Если же идти от обратного, я не знаю, как должен измениться человек, чтобы испытать неприязнь к ранее любимым неизменным субстанциям.

Но если толкинист всегда остается толкинистом, играющий, Играющий и даже "живущий" может отказаться от "Игры". С играющими, я думаю, это происходит, как только они покидают "движение", как бывает с "живущими" я не знаю, потому что они обычно "движение" не оставляют. А вот Играющие…

Они могут после ухода остаться просто толкинистами, а могут продолжить "Игру", или, говоря по иному, начать свою "Игру". И всю ту грязь, которая была свойственна общей "Игре" можно будет не допустить в свою личную, однако за это придется платить некоторой изолированностью от общества, иногда даже одиночеством…

Я не езжу на игры, не посещаю балы, Эгладора давно уже нет, тех клубов, в которых я была - то же … Все мои друзья, обретенные в "движении", остались со мною и после моего выхода из него, да и раньше или ненамного позже вышли из него сами. Среди них нет теперь Играющих, в полном смысле этого слова, хотя мы по привычке называем друг друга прежними именами. Единственные же мои немногочисленные знакомые Играющие - остались в движении. Я же, хотя, в какой-то момент вышла из общей "Игры", в некоторой мере осталась Играющей и по сей день…

Я не буду описывать, почему это произошло - о том, каким путем и во что превратилось "движение" писали слишком много. И "уход", на мой взгляд, был естественной реакцией на перемены, единственным выходом; хотя, конечно, в нем есть определенная доля печали и обреченности.

Куда как проще было бы суметь оставить "толкинизм" в прошлом и списать на увлечения молодости, но для меня, как и для многих других, это просто невозможно…

Что такое своя "Игра" описать довольно сложно, даже мне, ее так сказать "практикующей".

Может быть, сначала надо несколько подробнее пояснить, что я имею в виду, говоря о "степени осознанности игровой деятельности" и "полноте и искренности восприятия мира, подаренного нам Профессором Толкиеном", описывая Играющих.

Итак, играющий входит в роль выбранного персонажа только при соответствующей обстановке на сборах, балах и т.д., да и то довольно поверхностно (если вообще это делает), в этом он подобен плохому актеру. "Живущий" находится в роли постоянно, то есть мыслит себя выбранным персонажем как среди толкинистов, так и в обычной жизни - он напоминает заигравшегося актера, которому недалеко до нервного расстройства.

Играющий прекрасно осознает, что он - дитя этого мира и т.д., но при этом временами, в зависимости от внешней обстановки и, особенно, от внутреннего состояния, может довольно сильно отождествлять себя со своим персонажем. То есть он похож на актера, хорошо вошедшего в роль, которому свойственно думать о ней не только непосредственно во время спектакля - именно это настоящее здоровое творчество.

Я думаю, что в психологии есть соответствующее название для такого "стиля поведения" Играющих. И, если не впадать в крайности, мне кажется, эта игра только помогает человеку, внутренне обогащает его, способствует его духовному росту (конечно, если его персонаж к этому предрасполагает, но я, слава Богу, ни разу не видела, ни Играющих, ни "живущих" орков и пр.). Я не вижу в поведении Играющих никакого раздвоения личности или постоянного ношения чужой маски - это просто творческий процесс, своеобразное развитие личности. И называя себя эльфийским именем, и иногда входя в роль моего персонажа, я не на минуту не перестаю быть самой собой. А ведь наше внутреннее "Я" - это гораздо больше, чем имя, данное нам при рождении и чем имя, выбранное нами в "Игре" вместе взятые…

Конечно, когда уходишь из "движения", моменты "отождествления" происходят гораздо реже. Например, при переживании каких-то неприятных моментов, я могу подумать о себе как о эльдиэ, и сразу начинаю видеть ситуацию совершенно иначе - но это так сказать, прикладной эффект. Иногда, думаю о героях Толкиена не как о персонажах книг, но как о реальных личностях, некоторые из которых были моими родственниками - это игровое творчество…

Предаваясь своей "Игре" действительно можно избегнуть проблем общей, так изолированный человек не испытывает на себе гнета социума. Но, как мало таких отшельников, которые в состоянии вечно довольствоваться только общением с самим собой, при этом, не сходя с ума и не тупея! Человек - существо социальное. И мне, при том, что с людьми я общаюсь с удовольствием и много - на работе (я журналист) и в творческих клубах (по основному образованию я художник), очень не хватает специфического общения, не хватает непосредственного участия в общей "Игре". Но, увы, того, что я бы хотела от этого общения я бы не смогла получить даже вернувшись…

"Игра" - все-таки только внешнее проявление всех тех странных и дивных настроений и качеств, живущих в нас, того, что всегда с нами, того, что никто не может отнять и для проявления чего не нужно никакой атрибутики…

Но, как же трудно набраться достаточно ума, что бы даже только теоретически понять все это, что уж говорить о мудрости, необходимой для осознания (и получения радости от него) того, что ты всегда в "Игре" и она в тебе…

7. Заключение.

Что сказать теперь…

Выше я, как всегда, говорила, так как я привыкла, многим мои слова могут показаться довольно резкими, а многими - пустым философствованием, и, в большинстве своем, на избитые темы - да это, в чем-то и так. Многие, возможно, поспешать задать мне вопрос: "Кто ты такая, чтобы говорить о таких вещах? А другие вздохнут: "Что изменят твои слова?".

Иногда и я задаю себе эти вопросы, поэтому не буду долго думать над ответом.

Я не считаю, что нужно быть кем-то, что бы иметь право на личное мнение. А так как в большинстве своем этот вопрос задается не в общефилософском смысле, а вполне в конкретном, бытовом, и подразумевающем ответ, начинающийся словами "Да я - …" и продолжающийся списком почетных званий и достижений - я промолчу. Всем людям есть что перечислять, особенно если это еще облечь в выгодную, цветистую форму, однако, как я уже говорила в одной из частей этой статьи, это может не значить ровным счетом ничего.

Слова же мои ничего не изменят, просто мне принесет некоторое удовлетворение то, что сейчас я могу бросить их, по сути своей, в никуда. Тщетность этого поступка я понимаю, однако отказать себе в этой маленькой слабости не могу. Потому что, когда я была в "движении" у меня такой возможности не было, а, вернее сказать, желание говорить об "Игре" появилось у меня много позже после моего ухода. Некоторые же вещи я вообще осмыслила сравнительно недавно, не говоря уж о том, что постаралась облечь их в более-менее удобоворимую форму только сейчас.

И еще - мне приятно думать, что некоторые случайные читатели найдут в моем сочинении созвучные им мысли. По крайней мере, со мною такое иногда случается, и, когда я читаю редкие интересные мне, и умные, по моему мнению, материалы поклонников творчества Толкиена, я улыбаюсь.


1 В пору моего пребывания в толкинистическом движении тех, кто не играл, и был толкинистом, практичекски не встречалось, а исключения к толкинистам ошибочно не относили и называли "друзьями толкинистов". Я не специалист в этом вопросе, но до меня неоднократно доходила информация, о том, что в некоторых других городах России толкинисты никогда не брали себе имена персонажей Толкиена, и их общение в рамках местного движениеия происходило вне "Игры".

2 А ведь он не одобрял всего лишь желание американских подростков иногда изобажать хоббитов. Что бы сталось с Профессором, узнай он о "Феаноре", "Галадриэли", о… "Варде"?

3 Я вовсе не стремлюсь возвести Профессора в ранг святых, особенно учитывая его слова насчет того, что свет его книг исходит "не от него", но "через него" от силы Высшей, он же при этом так же грешен, как и остальные люди.

4 Я осознаю, что с этого момента некоторые последующие выводы, могут показаться глубоко субъективными, и, возможно, в какой-то степени я буду хвалить "свое болото". Но мне кажется, что за то время, которое, я уже не нахожусь в "движении", я сумела "подняться над ситуацией" и проститься с самолюбованием, если оно и имело место раньше. Поэтому, думаю, вернее будет воспринимать места моего сочинения, касающиеся Играющих как "взгляд изнутри", а не как хвалебный гимн.

5 Замечательная цитата из довольно-таки сомнительного произведения Дугласа Монро "Утерянные книги Мерлина"

6 Тут и далее цитаты я привожу по переводу "Писем" Светланы Лихачевой.

7 Человек, отрицающий свою природу, подобен безумцу, увидавшему птицу, восхитившись которой, он бросается с обрыва с криком "Я лечу!" Человек, старающийся улучшить свою природу, подобен тому, кто, увидав птицу задумывается над строительством летательного аппарата… К сожалению, не знаю чьи это слова, но по-моему они очень наглядно иллюстрируют изложенное выше.

8 Проблем "игры", конечно же, гораздо больше, однако если говорить о них подробнее, получиться настоящий трактат, поэтому я ограничилась обозначением только некоторых из них, кажущихся мне самими отвратительными. Так же следует заметить, что, говоря об этих проблемах, я исхожу только из своего личного опыта (возможно устаревшего за сроком давности) опыта моих друзей, и информации полученной от знакомых (некоторые из которых до сих пор в "движении"), поэтому какие-то моменты могут оказаться не вполне соответствующими действительности. Буду признательна за дополнения и опровержения, которые можно послать по адресу Telpe@list.ru.

Обновлено: 03.07.05