Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Тинувиэль, Хольгер, Эльвинг

"Успех" или Свобода?

Мы приходим в фэндом, потому что через него мы можем дарить, вдохновлять и любить. Естественный вопрос - чем наше мировосприятие, которое нас вдохновляет, отличается от мировосприятия большинства (а то, что оно отличается - ясно многим) и что оно приносит в общую гармонию мира.

Для ответа на этот вопрос обратимся к введенной в наших предыдущих текстах [1,2] секторной классификации, в основе которой лежит классификация по двум шкалам, введенным Л.Н. Гумилевым [3] (эта классификация представлена в нижеследующей таблице 1). Первой из этих шкал является пассионарность, она может быть положительная или отрицательная - как указывалось в [1-3], пассионарность характеризует активность личности, причем за нулевой уровень принимается минимальный уровень активности, необходимый для обеспечения стабильности состояния в стабильных внешних условиях (т.е. - уровень активности человека, хорошо адаптированного к стабильной окружающей среде, но не стремящегося к переменам, своего рода "крепкого середняка" - именно это состояние является идеалом традиционных обществ), положительная пассионарность - активность свыше этого уровня, а отрицательная - ниже. А второй является шкала ценностей (двумя ее полюсами являются разумный эгоизм и аттрактивность - то есть, преобладают либо материальные, либо идеальные программные ценности). В результате возникают четыре сектора, представленных в таблице и характеризующих программные ценности личностей. В [1] также была также предпринята попытка установить корреляцию этих шкал с соционическими (отмечено, что, положительная пассионарность достаточно хорошо коррелирует с экстраверсией, а аттрактивность - с интуицией, соответственно - и наоборот. Хотя есть ряд тонкостей - например, сильная интуиция возможностей тоже располагает к положительной пассионарности, так как ориентирует на поиск решений, лучших, чем стандартные и общепринятые [2]).

Таблица 1. Разделение типов по пассионарности и ценностям.
  Положительная пассионарность Отрицательная пассионарность
Разумный эгоизм Деловые люди (1) Мещане (4)
Аттрактивность Романтики (3) Пилигримы (2)

При таком подходе получается, что распределение социальных ролей, обусловленных секторными ценностями должно быть устойчивым и в жизни - т.е. в обществе доли всех четырех секторов должны быть довольно стабильны (это распределение, конечно, меняется в зависимости от фазы этногенеза, но характерное время изменения, равное длительности фазы этногенеза, заметно превосходит среднюю длительность человеческой жизни).

В последующем тексте [4] мы попытались установить корреляцию секторных ценностей с возрастом (детство - сектор мещан, юность - сектор романтиков (проповедников), зрелость - сектор деловых людей, старость - сектор пилигримов), которая эту устойчивость нарушает.

В связи с этим, конечно же, возникает вопрос о возможности перехода между типами мировосприятия. И, как мы говорили [4], типичных переходов (точек бифуркации) есть три - в возрасте 14-16 лет многие люди приобретают черты "проповедников", ставя идеальные цели и стараясь их добиться, в возрасте 23-25 лет доминирующей начинает становиться позиция "деловых людей", обусловленная стремлением добиться осязаемого жизненного успеха (так проявляется комплекс власти, выражаемый обычно через статус), и где-то в возрасте 45-50 лет - позиция "пилигримов" - созерцателей, размышляющих о вечных ценностях, но не участвующих непосредственно в социальной активности (их участие проявляется опосредованно путём передачи опыта ученикам).

Однако более внимательное рассмотрение показывает, что возраст - отнюдь не единственный фактор, способствующий изменению социальной роли для каждой личности. Существенными моментами оказываются также следующие.

Прежде всего, ценности сектора "деловых людей" всегда являются доминирующими в "мирском" обществе (специфические сообщества типа общин первых поселенцев на вновь осваиваемых землях, а также неформальные творческие сообщества, направленные на достижение идеальной цели, сюда не относятся). В основе этих ценностей лежит "общественный стандарт успеха", критерием которого является общественный статус (в том числе пресловутые "квартиры, машины и дачи"), причем утверждается, что при достаточном трудолюбии - то есть положительной пассионарности - и следуя установленной норме поведения (хотя на этот момент при первом взгляде не обращают внимания, он чрезвычайно существен! Потому что отклонение от нормы в любую сторону такими ценностями резко осуждается - именно поэтому так трагична нередко бывает участь первооткрывателей - в то же время такие ценности и такая норма кажутся доступными и адекватными для большинства людей, и существование такой нормы обуславливает общественную стабильность), каждый может добиться высокого статуса (самые типичные примеры проявления таких ценностей - "американская мечта" о том, что каждый может стать богатым, или похожий на нее вопрос - "если ты умный, то почему не богатый?", или общеизвестное утверждение "плох тот солдат, который не мечтает стать генералом", сюда же, конечно, относится лежащее в основе всех современных политических систем утверждение "истина есть мнение большинства"). Естественно доминирование таких ценностей в сфере производства и управления - так как они по определению основаны на жестких экономико-правовых предписаниях (которые закрепляют формальные иерархические отношения, нелишне отметить, что без иерархии упомянутый "общественный стандарт успеха" обессмысливается - как справедливо отмечал С. Худиев [5], желание обладать последней моделью "Мерседеса" связано, как правило, не с тем, что нравится сам по себе автомобиль данной модели, а с осознанием факта, что он доступен очень и очень немногим), в основе этих ценностей обычно лежат понятия "нормы" и "пользы". Однако при их распространении на другие сферы возникает целый ряд проблем.

1. При внесении подобных "норм" в сферы науки и искусства сам смысл творчества в этих сферах подвергается сомнению - характерным примером системы подобных ценностей является философия постпозитивизма, согласно которой истиной является тот взгляд, который разделяется большинством научного сообщества (в чистом виде реализован принцип "истина - мнение большинства"). На практике это приводит к очень опасным последствиям, например, к господству устаревших взглядов в науке и препятствованию развития новых идей, а то и гонениям на их авторов (пример - история открытия суперсимметрии, как известно, участь Гольфанда - одного из первооткрывателей суперсимметрии - была трагична [6], и сама идея суперсимметрии у нас была признана позже, чем на Западе, а уж о трагической истории генетики и говорить не приходится), то же самое можно сказать и об искусстве (один из самых ярких примеров - пренебрежительное отношение "академического" литературоведения к фантастике). А то, к каким бедам может привести насаждение подобного подхода, видно и на примере истории христианства (достаточно вспомнить Первый Вселенский Собор, когда до известного момента большинство поддерживало Ария, победи который - и многие христианские идеалы были бы обесценены...).

2. Жизнь человека, полностью отдавшегося статусным, "мирским" ценностям, с течением времени становится скучной и однообразной в силу настороженного отношения к новому, и у такого человека очень быстро начинает наблюдаться душевное опустошение, глобальная скука (часто и биографии носителей таких взглядов чрезвычайно похожи друг на друга - настолько у них все однообразно), ощущение отсутствия глобальной цели и как следствие - бессмысленности жизни, и одновременно - агрессивное отношение к миру вокруг (именно представители этого сектора особенно сильно боятся смерти и особенно часто видят враждебность там, где ее подчас нет). Нелишне упомянуть и о том, что "нормативная" организация жизни приводит к бездушности отношений, ведущей также к психологическому опустошению.

Что касается сектора "мещан", то они практически полностью разделяют ценности "деловых людей", отличаясь от них лишь меньшей социальной активностью, и на практике их многочисленность придает обществу известную стабильность и инерцию (именно они наименее склонны к изменениям и необычным решениям). Однако следует отметить, что и мещане способны к переходу в другие сектора (переход в сектор "пилигримов", например, в форме обращения к религии - под действием сильного душевного потрясения).

Помимо сектора "деловых людей", особого внимания заслуживает сектор "пилигримов" (который в обиходе чаще всего и ассоциируется с андеграундом, и который действительно играет очень заметную роль в неформальных сообществах, и прежде всего в фэндоме).

На практике (в разнообразной публицистике, посвященной неформальным сообществам) нередко получается так, что неформальные сообщества безусловно отождествляются с "пилигримами" (которые, принадлежа к сектору диаметрально противоположному "деловым людям", не придают статусным ценностям почти никакого значения и явно или неявно проповедуют принцип изоляции от "большого мира", и взаимное неприятие "пилигримов" и "деловых людей" крайне велико). В результате в мировоззрении читателя формируется клише - если у человека нестандартный взгляд на мир, то это обусловлено его социальной неуспешностью (пример - печально известный текст "Альфийский синдром" [7], в котором идеал творчества был довольно искусственно склеен со стремлением "не работать, не взаимодействовать с властью...", а также ряд публикаций "большой" прессы, в которых смакуются факты неудач и прегрешений представителей андеграунда, последние нередко встречаются в "Подшивке Лэймара" [8]).

Попробуем проанализировать этот вывод, его основы и правомерность. С одной стороны, ограниченность данного вывода видна хотя бы из того факта, что андеграундное движение начинается с людей с положительной пассионарностью и поэтому социально активных (фактически - "романтиков") - сам по себе сектор "пилигримов" неспособен к организации в устойчивое сообщество. Во многих неформальных сообществах ведущую роль играют вполне социально активные люди (движение КСП начиналось именно с них - достаточно вспомнить Никитиных и Городницкого - как и движение любителей фантастики, многие участники которого впоследствии стали авторами наиболее известных переводов зарубежной фантастики на русский язык, а то и профессиональными писателями), более того, именно активные люди создают значимые произведения - тогда как говорить о творчестве хиппи можно с большой натяжкой (и поэтому стремление отождествлять неформальные сообщества с хиппи и хиппиподобными тусовками "вечных студентов", самодеятельных спиритов и т.д. не более обосновано, чем отождествлять церковь с бабками на скамейках). Но с другой стороны, следует обратить внимание и на такие моменты.

В основе любых неформальных сообществ лежит стремление найти систему ценностей, отличающуюся от упоминавшегося выше общественного образца успеха и иногда противоположную ему (именно поэтому в неформальных сообществах много "пилигримов" - их сектор диаметрально противоположен сектору "деловых людей"). И прежде всего - альтернативную статусно-иерархическим ценностям, нередко сковывающим свободу самовыражения и порождающим бездушные межличностные отношения в силу того, что в их основе - жесткая формализованная норма. И на этой почве обьединяются "идеалисты" с положительной и отрицательной пассионарностью (начинают тянуться в такие сообщества в основном примерно с 14-15 лет (позитивный подростковый период, когда подростков начинают интересовать ценности взрослых и на этом фоне у них происходит всплеск литературной активности), известный пример описания эволюции таких сообществ - "Повесть о каменном хлебе" Миримэ [9]). Отличие в уровне пассионарности и приводит к проблеме, которая впоследствии разрушает многие из таких сообществ. А именно, в силу того, что значительная часть сообщества имеет отрицательную пассионарность (наиболее типичный пример - "вечные студенты"), оказывается, что такие сообщества имеют верхний предел развития, и этот предел - как раз уровень активности, при котором начинается "отдача" от творчества во внешний мир, не принадлежащий к сообществу, а не просто расширение сообщества. Именно эта "отдача" собственно и является предназначением сектора "романтиков" [1,2]. Действительно, для активности во внешнем мире нужна как минимум неотрицательная пассионарность, позволяющая добиться и адекватной для такой активности квалификации, и умения строить отношения.с людьми вне неформального сообщества, и просто - умения не сдаваться при трудностях. Интересно отметить, что несмотря на то, что в истории хорошо известно явление "пассионарной индукции" [3], при котором одна пассионарная личность "заражает" своей энергией окружающих, в неформальных сообществах она встречается относительно редко и неустойчива. Почему? (просьба присылать свои мнения - возможно, что это зависит от качеств личности лидера, возможно, от чего-то еще).

А коль скоро есть предел развития, жизнь в таких сообществах - если они не становятся ориентированными на отдачу во внешний мир - начинает ходить по кругу (что можно наблюдать на примере многих интернет-тусовок, в которых со временем одни и те же вопросы начинают обсуждаться по десятому-двадцатому разу). И как следствие - они наскучивают, и прежде всего - наскучивают социально активным личностям... Поэтому наилучшим сценарием для развития неформального сообщества было бы повышение активности и последующая "институционализация" в мире, дающие возможность к почти безграничному развитию (пример - крапивинский отряд "Каравелла", известны также и неформальные сообщества студентов и ученых - знаменитая математическая школа Н. Н. Лузина начиналась с вполне неформального студенческого сообщества, называвшегося "Лузитания"), но при "институционализации", конечно же, потеряется часть участников - а именно, тех, у кого сохранилась отрицательная пассионарность. Конечно, при этом существует и риск, связанный с тем, что общение с формальными структурами "обычного" общества приведет к частичному копированию их моделей поведения и ценностей и вследствие этого - ухудшению климата творческого сообщества (чаще всего в форме "заорганизовывания"), но он на самом деле не так велик в силу того, что ценности у большинства участников сообщества уже сформированы.

И проблема роста для неформальных сообществ является решающей - и даже более значимой, чем упоминавшиеся ранее [4] проблемы социальной адаптации - то есть интеграции в трудовые коллективы и обеспечения себя и близких средствами существования (действительно, проблемы социальной адаптации "бьют" примерно равномерно по более активным и менее активным участникам неформальных сообществ, причем более активные обычно более устойчивы к таким проблемам в силу того, что у них часто достаточно высока профессиональная квалификация, а вот отсутствие роста изгоняет из сообщества именно более активных, которым становится просто скучно). По сути дела, проблема роста есть проблема границы между понятиями "любитель" и "креативный профессионал", а проблемы социальной адаптации - проблемы границы между понятиями "земля" и "небо".

Любопытна и такая аналогия. В христианской литературе (например, у митрополита Антония Сурожского) встречается описание трех типов активности - "путь раба", "путь наемника", "путь сына". И эти три пути можно соответственно сопоставить с секторами - мещан (которые, имея нулевую или отрицательную пассионарность, управляются в основном силой), "деловых людей" (которые очень успешны, но их успешность проявляется в получении выгоды) и романтиков, активность которых осуществляется во имя любви к избранному делу или к людям вокруг. При этом "пилигримы" оказываются вне данной системы, что подчеркивает неустойчивость их позиции, наихудшую интегрированность в общество, и как следствие - вечную гонимость, участь "перекати-поля".

Что же касается сектора романтиков ("проповедников"), то его основная трудность уже отмечалась [1] - она состоит в чрезвычайной энергетической напряженности, вызванной их стремлением проявлять активность именно в нестандартной форме, бросая вызов укоренившимся стереотипам (фактически, именно они реализуют принцип "не любите мира, ни того, что в мире" (1 Ин, 2, 15), устремляясь к отнюдь не "мирским" идеалам) - и тем самым провоцируя нападки со стороны поборников "нормы", в том числе и ложные обвинения (или вступают в игру другие факторы "гомеостатического мироздания"). А если такие нападки и не следуют, то часто вполне достаточные трудности создаются сложностью самой сферы деятельности, состоящей в создании и познании нового, в достижении того, чего еще не достигал никто (романтики не были бы романтиками, если бы не осваивали новых сфер и не сталкивались с проблемами, не решавшимися прежде никем, и соответственно иногда таящими неведомые прежде опасности - для примера достаточно взять биографию Марии Кюри [10]). Как результат - романтики в юности часто стоят перед соблазном либо уйти в сектор "деловых людей", став "как все" (например, сочиняя однообразные художественные произведения или однообразные научные статьи - "проходные" не только в смысле, что их легко опубликовать, но и в смысле, что они быстро забываются), либо уйти в андеграунд, погрузившись в себя ("писание в стол"). Ни то, ни другое решение обычно не отвечает их душе - и на самом деле лучше от такого решения состояние души не становится, только хуже, а счастья они достигают через творчество, верность себе и необычные решения - нелишне упомянуть, что Ландау, помимо фундаментальных работ о теоретической физике, создал также теорию человеческого счастья и учил людей быть счастливыми, потому что считал это самым важным в жизни [11].

Мы рассмотрели проблемы, связанные с соотношением секторов в обществе, а также с их общественными ролями и переходами из сектора в сектор. Особое внимание мы уделили проблеме андеграунда, потому что наиболее вероятен переход в состояние с положительной пассионарностью именно из андеграунда. Вопрос лишь в том, как закрепить этот переход, сделав это состояние устойчивым.

Библиография.

[1] Тинувиэль, Хольгер и соавторы. Еще об уровнях развития. Соционика, психология и межличностные отношения, 5, 27, 2002.

[2] Тинувиэль, Хольгер. О двух подходах к развитию. Соционика, психология и межличностные отношения, 5, 33, 2002.

[3] Л.Н. Гумилев. Этногенез и биосфера Земли. Л., Гидрометеоиздат, 1990.

[4] Хольгер, Эльвинг. О взаимоотношениях между секторами (Почему циники

инфантильнее романтиков) (Соционическая газета, вып. 12, http://socioniko.narod.ru/ru/gazeta/2003-10/holger.html ; Соционика, психология и межличностные отношения, 5, 39, 2002).

[5] О.Брилева, М. Логачев, С. Худиев. Христианство - трудные вопросы.

[6] Supersymmetric World, World Scientific, 2001.

[7] Д. Бухвалов. Альфийский синдром (Соционическая газета, вып. 16, http://socioniko.narod.ru/ru/gazeta/2003-16/elfsynd.html).

[8] http://www.kulichki.com/tolkien/podshivka.html .

[9] Миримэ. Повесть о каменном хлебе. http://eressea.ru/library/library/stonbrea.shtml .

[10] Е. Кюри. Пьер и Мария Кюри. М, Молодая гвардия, 1966 (Жизнь замечательных людей).

[11] К. Ландау-Дробанцева. Академик Ландау: как мы жили. М., Захаров, 2000.

Обновлено: 03.07.05