Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


С.О.Рокдевятый

Земная судьба Черной Книги.

Воспомнинания лично причастного.

Скажу без ложной скромности: собственно говоря, ЧКА могло бы и не быть, если бы не я - по крайней мере в том виде, в котором она появилась в конце 1995-го года, потому что...

Однако, по порядку.

С творениями Ниенны и Иллет я был знаком достаточно давно - еще году в 93-ем я окзалася допущеным на зачтение Ниенной отрывков из ЧКА, и был немало... э-э-э... приведен в смятение внешним оформлением сего действа: полутьма, длинные мундштуки, сидячий кордабалет из "ниенновских девочек", замогильный голос, обязательная фраза после окончания отрывка - "А теперь говорите! Говорите что угодно, но только не молчите..." - словом, театральные данные м-дм Ниенны были для меня неоспоримы уже тогда.

Шло время, то тем, то этим путем до меня доходили слухи о том, что Ниенна "и еще какая-то девушка" (Иллет в памяти народной почему-то всегда оказывалась где-то на дальнем плане) пишут... пишут... дописали! И даже не прочь бы это все издать.

А с другой стороны еще со времен КЛФ "Три Парсека" у меня сохранились знакомства с людьми, которые к этому времени стали книготорговцами, издателями, и просто бизнесменами, сохранившими какой-то интерес к фантастике. Плюс к тому - три года работы на книжном рынке в Олимпийском, где тоже слово за слово я познакомился еще с несколькими персонажами на ту же тему.

И случилось так, что "нужное время в нужном месте" оказались Андрей Желваков, олицетворяющий фирму "Диас", желающий что-нибудь концептуальное издать, Василиий Делков, тоже желающий издать и к тому же управлющий книжным складом и Дима Степанов, согласный выдать на все это безобразие денег без желания на них "круто навариться". Ну и я с рассказом об "госпоже Ниенне".

Итак, я привел Ниенну к Делкову с Желваковым, и дело пошло! Правда, Желваков от него скоро отошел, и дальнейшую координацию работ вел в основном Василий. Тексты, правка текстов, иллюстрации, макет... Макет делал Олег Колесников из Международного Центра Фантастики, причем пленки выводили на не самом лучшем принтере и в результате глюка буфера в тексте появилась "заевшая пластинка" у Мелькора, когда он говорит одну и ту же фразу пять раз подряд. Иллюстрации делал Паша Воронцов, человек, который, ознакомившись с Ниенновскими текстами, прекратил работу над своей Мелькорквентой. Из этого можно сделать вывод о глубине впечатления, которое на него произвела ЧКА, и иллюстрации оказались под стать этому впечатлению.

А вот когда дело дошло до суперобложки... Первый вопрос (не помню, кто из господ издателей его задал) был таков: "А можно на обложку голую бабу с автоматом поставить? Без голой бабы с автоматом не купят!" Я долго и нудно объяснял, что не надо голой бабы с автоматом, и в результате появилась картина с бабой одетой и без автомата, горящим замком, черными маками на черном фоне, и почти голым мужиком в оковах на задней крышке. Этого мужика сразу же обозвали "Мелькор в плавках", но перерисовывать никто не стал. Так же на обложке не было никакой текстовой информации, кроме надписи "Черная книга Арды".

И вот в сентябре 1995-го года книга ушла в типографию, а в начале октября я с конторским ЗиЛом поехал ее вывозить.

Дело было в пятницу, 13-го октября. По дороге "туда" у нас сдох бензонасос, "там" мы чуть не перевернулись, потом сломался маслонасос, потом лопнуло колесо... На складе мистические приключения ЧКА продолжались: от нее начали дохнуть крысы. На полном серьезе - рядом с погрызенной пачкой мы нашли крысу, явно не вынесшую такой дозы чернушности. Но это нас не пугало, и начали мы ее продавать...

И вдруг оказалось, что по большому счету, ЧКА никому не нужна! На "Олимпийском" брать ее на комиссию народ просто не хотел, даже при очень выгодной дельте - в неделю там продавалось порядка 4-6 пачек, то есть около 40 штук. На эльфятнике я ее продавал, и таки продал в ужасающем душу количестве десяти пачек в общей сложности (80 штук) за месяц, при том что спрос неуклонно падал. Еще 40 штук я распродал на Зиланте-95, да и то последние две отал в счет долга по оргвзносу. А тиражик, между прочим, был 7.000, то есть этих самых пачек было около 800 с лифигом. Которые лежат на складе, занимая место, и за издание которых заплачено не так уж мало(себестоимость книги вышла порядка полутора долларов по тогдашнему курсу). И хотя на счетчик никто никого не ставил, но тем не менее возвращать деньги было надо!

И началась новая эпопея по имени "реализация через магазины". ЧКА предлагали, что называется "христа ради" - ну уж возьмите, ну уж пожалуйста, денег прямо сейчас не надо - но товароведы и директора держались стойко. "Что это?" - была первая реакция при взгляде на обложку, и вторая - "Кто это?" при взгляде на имена авторов. А действительно, кто это - Ниэннах и Иллет, в переводе Н.Васильевой и Н.Некрасовой, поди объясни. И с какого языка, кстати, тоже - вопрос тот еще. Лучше всего сориентировалась в ситуции некая тетка из книжного магазина где-то на Севастопольской. Посмотрев на имена, пролистав книгу, она изрекла: "Так это что, та самая узбекская секта выпустила свое учение?". Иногда еще Ниэннах и Иллет называли "казахами", откуда, наверное, и пошли слухи про "казахское издание".

Так, или иначе, но тысячи три распихать удалось - но тут грянула новая беда. Хозяева склада, где был управляющим Делков, решили, что "скрипач не нужен" (в сложные взаимоотношения я вникать не буду, но вели себя господа хозяева на редкость посвински), и Василий был внужден склад освободить от присутствия как своего личного, так и своего имущества, в смысле штабелей пачек ЧКА. Но тут сработали опять все те же старые знакомства - и всю оставшуюся ЧКА взяла на реализацию фирма ТП, (название которой, собственно и расшифровывается как Три Парсека).

Парсеки посмотрели на книжку, почесали затылки... И сделали то, что надо было сделать с самого начала: напечатали другой супер. До ужаса попсовый - скелет с мечом на первом плане и все такое, но: теперь на обложке стояли нормальные имена авторов, и лейбак "Новый взгляд на Толкиена". И случилось чудо: за полгода в новом супере книжка разошлась вся. Более того, Парсеки думали сделать допечатку и вели с Ниенной переговоры о второй части, которые закончились ничем.

Финал истории известен: за ЧКА на Олимпийском сейчас просят 200-400 рублей (и находятся те, кто отдают), а экземпляры зачитывают друг у друга. В сетях раздаются недоуменные реплики - мол, что же вы, издатели, тормозите, можете себе денег нажить, а народу счастья принести.

А я это читаю, и думаю про себя: эх, ребята, как для вас все просто! Попробуйте-ка сами - и может быть кто-нибудь из вас когда-нибудь напишет более веселые воспоминания....