Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Диэр

"Человек по имени друг"
или
Слово вдогонку

Своей статьей Тайэрэ подняла достаточно скользкую тему. Аргументы ее были достаточно невыверены и естественно, ответ не замедлил сказаться - появилась статья Вальрасиана.

Я в данный момент не пытаюсь никому оппонировать. Я просто высказываю свою точку зрения на данную тему.

ЧКА - действительно достаточно жестокая в эмоциональном плане книга.

Нет, поэзия и поэтика эмоций - на высоком уровне. Вопреки многим "реалистам", скажу - это жизненно. Это бывает. В это можно поверить. Но именно поэтому это даже в чем-то страшно. Потому что слишком безжалостно. Здесь можно говорить именно об ужасе красоты. Рассмотрим.

Взять хотя бы отношения Мелькора и Гортхауэра. Красиво? Красиво. Идеальная привязанность Учителя к Ученику и взаимно, соответственно, красивые (без тени издевки говорю) переживания, все на высоком духовном уровне. Если читать, это будет казаться высшей поэтикой бытия. А теперь послушайте слово человека, который аналогичные переезды испытал по цивилу: это все очень красиво, более того, это естественно при сильной привязанности подобного типа (и подобных душ), но это - страшно. Иной раз злейший враг не сломает так ударом в душу - целенаправленным, подготовленным, - как резкой фразой, не со зла брошенной, причем, сказанной в лучших целях - дорогой человек. Да, нет спора, в этом-то вся и красота подобных отношений, что в них нет лжи, даже во спасение - ибо малейшая стена, пусть даже из хрусталя, возведенная не то, что ложью - недоговоркой, просто раз и навсегда образует трещину в этой привязанности, которую уже не залатать. В этой правдивости - красота и поэзия, более того, просто жизнь, жизнеспособность таких отношений. Но это - жестоко. Не промолчать, не пересилить мертвые принципы, зная, сколько боли будет в глазах - и в душе - другого... Жестоко и страшно невозможностью - пресилить. Ибо здесь пожалеть близкого человека -убить саму такую близость; что предпочтете?.. Что Мелькор, что Саурон - может, для 15-тилетних девочек это и незаметно, но пережившему многое из подобных ситуаций такое не заметить сложно - они нанесли друг-другу именно этой идеальной привязанностью гораздо больше душевных ран, чем все вместе взятые их враги - им обоим. Положим, они сами себя не жалеют - им не до этого, но объективная ситуация от данного фактора не меняется...

Вальрасиан, говоря об Элхэ, упоминает только то, что своей гибелью и сохранением себя (о чем в ЧКА, кстати, пишется прямым текстом: вспомните тот разговор, где Элхэ говорит Аллуа, что уйти с ними - "убить бьющуюся в груди птицу", без которой жизнь - не в жизнь) разрушает круг Девяти Хранителей. А давайте возьмем аспект менее глобальный, быть может, с точки зрения влияния на судьбы мира, но, думаю, для самой Элхэ он был бы более важным: своей гибелью она не принесла никакой пользы (как и все оставшиеся "защищать" Хэлгор Эллери Ахэ - какие из них защитники, когда их только-только обучили, с какой стороны за меч берутся?). Да, она заслонила Мелькора собой, приняла два удара. Да, остальные Эллери имели возможность почувствовать себя героями: они защищали от воинства врагов Учителя и замок. При этом им абсолютно не пришло в голову подумать, что Учитель, которого они все равно не смогли бы защитить, потом будет чуть ли не на стенку каждый раз лезть от страшного чувства вины (погибли-то из-за него, как он вполне справедливо считает, хоть он и не был тут виноват), боли и воспоминаний, какие они были дивные и как им необходимо было жить, какой был идеал Человека - цель его борьбы. Чего ему стоило вспоминать одну Элхэ... Я думаю, ему легче было бы перенести две лишних раны на теле, которые со временем затянулись бы, чем такую - именно что незаживающую - рану в душе. Это ли вам не эгоим в чистом виде? Не пожалела себя - ладно, ее право. Разорвала Круг Девяти - на ее совести. Но о своем любимом - мэльдо - которого она кинулась собой заслонять и ради которого разрушила Круг - могла бы подумать?..

Беда в том, что в этой книге почти все "переезды" во имя собственного самосохранения - за счет других. Элхэ погибает - Мелькор платит за это душевной болью; а каково, например, смотреть на это - Ученику, который видит страдания самого дорогого для него в мире существа - и не может ничем помочь? Как переносить вот такое собственное бессилие, в таком контексте? Естественно, винить будешь здесь только себя.

В этом самый горький и страшный аспект ЧКА. Есть жалость к врагу. Вызывает уважение, когда в борьбе не забывают о гуманности, когда борьба не заставляет забыть все в порывах ненависти. Пусть даже потом враг и нанесет удар - все равно, прекрасный принцип.

Нет жалости к себе. В чем-то прекрасно даже - такое неосознанное самоотречение. Оно говорит о высоте и красоте духа.

Но нет жалости - к человеку по имени Друг. И ее быть - не может. Ибо где есть Великое и Чистое - нет и не может быть того, что может замутить это. Это неосознанное, но неоспоримое проявляется даже в повседневке постпков и отношений.

Да, ЧКА надо отдать должное. В определенных моментах эта книга - просто "рыцаря честное зерцало", моральный кодекс строителя ... ахэизма, так сказать. Это - великое откровение красоты мира и неутойчивости и незначимости перед этой красотой и свободой человека всех постулатов и догм. Это учение - "возлюби врага своего". Достойно. Но зачастую, возлюбив врага, забывают о друге. И если говорить о ЧКА, как о жестокой книге (а здесь имеет смысл так говорить, все-таки), то здесь будет жестокость - не к себе, не к миру. К самым дорогим и близким...

Впрочем, а можно ли без нее обойтись? Часто ли без нее обходятся в повседневной жизни, которую теперь иногда даже воспевают в фэндоме? По аналогичным же поводам? Может, стоит сделать вывод, что пока мир будет стоять, такое положение вещей будет так же устойчиво? ..