Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Келли, декабрь 1995 - январь 1996

Слово в нападение

Статья предназначалась для ТАЛИСМАНа

Даже у лакеев есть нервы.
Г.Горин, "Дом, который построил Свифт"

Здравствуйте, зануды грешные, братья мои толкинутые! Вот, во вторый раз понесло меня взяться за перо и брызгать чернилами в бумагу, ибо... ибо задрали разборки проклятые. Ей-же-Эру, задрали!

Во-первых, скажу сразу. Защищать грудью я никого не собираюсь, тем более - произносить речей по поводу. Потому что речь идет о моих, гм... идеологических противниках, гнусных Темных Тварях, тогда как сама я являюсь мерзкой Светлой Сволочью. Мало того что светлая - мое alter ego, которое иногда прорезается то тут, то там - эльф!

НО нападать я тоже не собираюсь. А название статьи поставлено, как говорится, по приколу - бывает слово в защиту, а я уже сказала, что защищать грудью никого не собираюсь; стало быть - будет "Слово в нападение".

Итак, господа присяжные, суть разбираемого дела такова. Сего года сентября, если не ошибаюсь (а может, немножко ошибаюсь, но не в этом суть), появилась на прилавках книга. Черная Книга Арды (или Арты - непонятно, на титуле одно, на супере - другое; плюс куча опечаток в тексте, плюс "Melkor Ainu Superstar!" - я бы таких издателей... и таких художников!). Кто авторы - сами знаете, представлять не надо. Посмотревши на ето, я с грустью вспомнила, что сама чуть было когда-то не стала мелькорианкой. Потому что первое, что мне закричалось при виде Черной Книги, это: "Не трожьте нашего Врага! Он хороший!"

Прошло некоторое время. Я вспомнила еще один неплохой принцип, имевший хождение в качестве уставного правила в кайзеровской армии: солдат не должен подавать жалобу на сотворенное ему оскорбление сразу после происшествия. Надо, чтобы прошли как минимум сутки. Надо выспаться и успокоиться, привести себя в порядок, а только потом идти докладать начальству. Мудрый же был генерал Гинденбург, утверждавший сей пункт устава немецкой армии, подумала я, потому что пыл писать ругательную статью по поводу Черной Книги начисто пропал. Не по прошествии суток, конечно, а несколько позже, но все-таки пропал. Тем более, что авторов я по меньшей мере по-человечески уважаю, несмотря на расхождение в идеологии: живи мы там, мы оказались бы по разные стороны, что в мире, описанном в Черной Книге, что в мире профессора (только не надо убеждать меня в том, что это один и тот же мир; см. в качестве объяснения статью А.Хромовой "О невозможности плюрализма во вторичных мирах").

Правда, оказалось, это одна я такая счастливая. Многих других задело за живое до такой степени, что успокоиться они не смогли, и я с неменьшей грустью, чем при прочтении Черной Книги, наблюдала, как сыплются в "Талисман" статьи, полные едва ли не угроз в адрес авторов Черной Книги. В чем их только не обвиняли: и в том, что, мол, нехорошо себя самих так преподносить (речь шла, видимо, о разных инкарнациях Ниэннах, присутствующих в качестве героинь на страницах Черной Книги), и в отсутствии художественного вкуса, и в неумении писать по-русски, и в посягательстве на святыню - творения профессора, и в философских безграмотностях!

И захотелось написать. В ответ пылким критикам. Братья мои толкинутые, а давно ли вы перечитывали Булгакова? Помните, что орда литературных критиков сотворила с мастером? Конечно, авторы Черной Книги не очень-то похожи не булгаковского мастера, но ведь те, кто их так страстно (я бы даже сказала: сладострастно) поливает, уж больно напоминают Латунского, Лавровича и компанию. Выражения, в конце концов, надо выбирать: авторы все же живые люди, а с живыми людьми надо обращаться очень осторожно - это такие хрупкие существа, знаете ли.

Так вот, несколько слов конкретно о недостатках. Однажды довелось мне слышать такое высказывание - по-моему совершенно верное: в Черной Книге опрокинут навзничь жанр.

Поясню. Есть такая философская аксиома или банальность (проставьте, что больше нравится): всякой форме соответствует свое содержание. Жанр в данном случае явился формой, в которую было облечено некое содержание, в данном случае конфликт с огромными последствиями, в центре которого проблема: кому можно и кому нельзя творить. У Толкиена этот конфликт показан одним образом, в Черной Книге - другим. Но если Толкиен избрал благодарную форму, удобный жанр, позволяющий показать высокий трагизм такого конфликта, то выбор авторов Черной Книги, по-видимому, нельзя назвать удачным.

Отступление. Представьте себе киноплощадку, где молодой многообещающий режиссер собирается снимать "Гамлета". Причем, в соответствии с современными зрительскими требованиями, хочет сделать из Шекспира сериал длиной с "Санта-Барбару". И сильно удивляется, когда в результате получается вовсе не "Гамлет", а именно "Санта-Барбара". В чем дело? А разгадка очень проста: жанр подвел. Потому что нельзя из трагедии сделать мелодраму, поэтому "Гамлет" - это "Гамлет", "Вишневый сад" - это "Вишневый сад", а "Санта-Барбара" - это "Санта-Барбара".

Вот так же нельзя из полной высокого трагизма истории Сильмариллов (или Сильмарилей - как будет угодно) сделать мелодраму. Трагизм пропадет, сюжет поскучнеет и расползется слезами, которые многим из читавших Черную Книгу как раз и не нравятся. И Мелькор, Великий Черный Вала, одно имя которого наводило ужас на его противников, измельчает (аллитерация получилась не нарочно) до страдальца, в свободное от страданий время гоняющего в снежки с эльфийскими (людскими?) ребятишками.

А что до формальной логики, то скажу откровенно: философские ляпы в тексте действительно есть, их не так много, но они есть и иногда затрудняют восприятие философской концепции авторов, которая - подчеркиваю для особо невнимательных - в Черной Книге, несомненно, присутствует. А ежели кто-то ждал не художественного произведения, а философского трактата в чистом виде, то мне остается только перефразировать известное высказывание Коровьева: "Поздравляю, господа, перепутамши!" Опять - вопрос жанра. Книга-то художественная, как-никак. И философию оттуда надо вытягивать, она в тексте такого рода на поверхности лежать не будет, ясен пень. Так что не обессудьте, ежели мозгами самим пошевелить лень - посколько авторы вовсе не были обязаны растолковывать сверх того, что у них уже написано. (См. У.Эко: "О чем нельзя теоретизировать, о том следует повествовать".)

Другое дело, что этической системе, представленной в Черной Книге, не хватает цемента: как начнешь ее препарировать, так она буквально на куски разваливается. Авторы ищут правых и виноватых, а находят... глюки, страдания, вытравленную и опять вернувшуюся память. Но ведь добро и зло - штука относительная. И расплата того же Маэдроса за то, что осмелился выступить против Мелькора - непомерна все с тех же этических позиций, поскольку Маэдрос пришел защищать святое для него - память погибшего отца; разве бывают более правые притязания? Отцов, как известно, не выбирают. Да, собственно, и у Феанора мотив выступления во многом обусловлен тем же (кстати, насчет того, что Феанор - вор, гм... не верю. Простите, неубедительно это вышло). И так далее. Впрочем, чего говорить о странной, с миром Толкиена не вяжущейся этике, когда уже есть статья А.Хромовой "О невозможности плюрализма во вторичных мирах". Наши славные Черные друзья вторглись в чужой мир, не ими придуманный. И попытались сыграть игру со стороны других ворот. Не очень-то у них вышло, ибо образ Эру оказался с самого начала искаженным. Но негодовать за то, что вы ожидали одного - а вам преподносят другое? Не лучше ли написать самим? Вот будет интересно - еще какие-нибудь "Черные Хроники", а также пара-тройка "Светлых Хроник" (тоже наверняка появятся ведь).

Словом - "не стреляйте в пианиста"...

Текст скопирован с Арды-на-Куличках