Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Предуведомление публикатора: данный текст являет собой часть более обширной дискуссии, поэтому в первой части статьи содержится формулировка некоторых положений аксиоматики, в форме полемики с тезисами Хатуля.


Ольга Брилева

О Евклиде и Лобачевском

Я не математик. Папуля мой, окончивший в свое время МФТИ, дрючил меня достаточно усердно, чтобы я прониклась уважением к этой науке и более-менее пристойно, на твердое 4, сдавала математику в последних классах школы и ВУЗе, но настоящего математика он из меня так и не сделал. Тем не менее, я придерживаюсь твердого убеждения, что всем гумантиариям математику нужно преподавать в обязательном порядке - чтобы мозги приучились к дисциплине. Знание математики и владение азами математической логики исцеляет от ментального волюнтаризма.

Так вот, о Евклиде и Лобачевском. Это оказалось веской аналогией, но совершенно некорректной. И мне жаль, что авторитет математической науки и уважаемого Маглора Феанорыча поверг всех участников дискуссии в некий ступор. Я соображаю медленно, но кое-что из пройденного в школе и на экономфаке помню, а именно: евклидова геометрия не есть оппозицией к геометрии Лобачевского или Римана, она есть ее частным случаем, поскольку является геометрией плоскости, а плоскость - частный случай сложного, многомерного пространства. Все. Уже поэтому математическая аналогия с ЧКА и Толкиеном неверна глубоко - ибо метафизика Ниэнны не есть частный случай, подвид (надвид) метафизики Толкиена, она входит с ней в резкое противоречие. Аксиома о параллельных прямых совершенно справедлива, если взять конечный кусок плоскости, и решать задачи на паралленьность прямых в его рамках. Например, выкраивая платье и следя за тем, чтобы центральная линия была параллельна долевой нити, я могу сказать: в бесконечности эти прямые пересекутся, но здесь у меня кусок ткани, который имеет начало и конец, а потому - они должны быть строго параллельны. Я не исключаю посылок Лобачевского, я беру тот частный случай, который очертил Евклид: геометрию ограниченного куска плоскости.

Вот, где зарыта собака с Толкиеном и Ниэнной: решая ту или иную этическую задачку, я не могу взять частный случай, мне нужно прибегать к системе целиком, а эти системы В ОТЛИЧИЕ ОТ геометрий Римана-Лобачевского-Евклида друг друга не дополняют, а исключают.

Это раз.

Два - хочу Вас, Хатуль, упрекнуть в том, что Вы, хоть и не назвав этого прямо, подали такую мысль: аксиоматику обсуждать нельзя и смысла не имеет. Опять же, Ваш авторитет заставил народ как-то шутко эту мысль принять, в результате чего разговор сдох. ВЫ просто прикончили любое движение мысли в этом направлении: раз аксиомы разные, то не имеет смысла говорить о том, какая из систем этих аксиом и теорем, из них вытекающих, лучше, а какая хуже. А почему, собственно? Что это за священный трепет перед аксиоматикой? На каком основании любой аксиоме оказывать такое почтение?

Пардон за резкость, наболело.

Итак, об аксиоматике Толкиена-Ниэнны. С первым все ясно: его метафизическая аксиоматика в точности совпадает с той, которой мы с Вами придерживаемся. Разве что пророчество-догадку из "Атрабет" Вы можете рассматривать просто как христианский "глюк", а в остальном - все один к одному: Бог есть, Он - источник всего бытия, Он - один, другого нет, Он трансцендентен нашему миру, Зла в нем нет и Он его не создавал, зло проистекает из неправильного употребления свободной воли твари. В общих чертах - так.

Теперь об аксиоматике Ниэнны. У нее в мире Эру, именующий себя Единым - божок локальный. На вопрос, что же является источником бытия, в том числе и бытия Эа, которую Ниэнна рассматривает как вершину своей космической иерархии, Ниэнна прямо (что вообще для нее нехарактерно) ответила: "Не знаю". В ее аксиоматике неизвестно, что является источником бытия, дырка на этом месте. Но "не знаю" - это не есть ответ для пытливого ума, это в лучшем случае повод задать вопрос. То есть, тут нет аксиомы как таковой. Нашей аксиоме "Бог есть" противопоставлен нуль без палочки, отсутствует даже попытка какой-либо гипотезы, отсутствует даже твердое "нет", которое ставят на это место атеисты. Поэтому нельзя сказать, что на вопрос "Есть ли Бог?" Ниэнна отвечает верно или неверно - она вообще никак на него не отвечает. Может быть, не имеет смысла спорить, какая из аксиом верна - но для меня очевидно одно: у нас аксиома есть, а у Ниэнны в этом месте - нет; ее аксиоматика неполна, в ней как минимум одна дырка. Можно ли было назвать Лобачевского новатором и создателем своей аксиоматики, если бы на вопрос - пересекаются ли параллельные прямые он ответил - "А я не знаю"?

Дальше. Пошло первое различие в аксиомах: в нашей системе аксиом Эру - Бог, и трансцендентен Своему творению, в аксиоматике Ниэнны Он - не Бог и не трансцендентен, и (это важно!) существует во времени, как и Валар, и люди, и эльфы. Имеет ли смысл спорить об этой аксиоме? Имеет. Потому что в нашей аксиоматике нормально и логично выглядит картина Замысла. ТО самое, о чем постоянно сморят толкиенисты-ортодоксы и ниэннисты, смыкающиеся в этом смысле с перумовцами: есть ли Замысел нечто статичное или он предусматривает изменения? Наша аксиоматика позволяет ответить на этот вопрос так: поскольку Творец находится вне времени, наши понятия о статике и динамике к Нему неприложимы. Ибо любое действие, которое мы воспринимаем как изменение Замысла, вполне может быть задумано изначально, причем то, что происходит здесь, во времени с разницей в тысячи лет, там, в вечности, видится так, что мы могли бы сказать - "одновременно". Расхожий упрек к Единому: почему Он уничтожил Нуменор, если Он всеведущий и знал за тысячи лет до Ар-Фаразона, что Нуменор скурвится? А ответ таков: да потому что в глазах Единого Нуменор, скорее всего, пал уже тогда, когда Валар подняли его из морских глубин и пригласили людей, для него все это произошло (точнее, происходит) в СЕЙЧАС. Любое действие любого из нас порождает и отбрасывает в будущее древо вероятностей, которое Единый видит целиком, от корня до макушки, и если уж Он во что-то вмешался и отсек на этом древе какую-то ветвь, так только потому что она задушила бы и прикончила все прочие. ОН не ЖДАЛ, когда утопить Нуменор - Он утопил его как только увидел, ОН топит его СЕЙЧАС. И Он же СЕЙЧАС предоставляет Нуменору все возможные шансы спастись. Это для нас прошлое; для Него - нет. То же самое - наше будущее: для Него оно то же самое СЕЙЧАС. Вопрос статичен Замысел или динамичен - из области апофатического богословия: мы можем гадать и теоретизировать вволю, но что такое статика и динамика в Вечности, а не во Времени, скорее всего, при жизни не поймем. Но! Относительно Времени и тварного мира Замысел - безусловно динамичен.

А вот у Ниэнны Единый существует во Времени. Поэтому когда она поднимает вопрос о том, статичен ли Замысел или предусматривает возможности для развития, этот вопрос звучит как нонсенс. Единый сам динамичен, коль скоро существует во времени - самое понятие времени определяется только через движение. И вдруг почему-то у нее Единый задается целью создать статичный, "гармоничный" мир. Причем этот мир выглядит так, как существо временнОе и несовершенное склонно представлять себе Вечность. Почему наш Бог/толкиеновский Эру создает мир динамичный и рискует, давая твари свободу воли - понятно: Вечности у Него и так до хрена, тупое клонирование - это просто не занятие для истинного Творца, поэтому Он создает Время: поехали! Время - организационно ниже Вечности, временнОе существо - Вечно Сущего, поэтому время у Вечного получится, а вот вечность у временнОго - фига. Тем не менее Эру Ниэнны пытается создать Вечность. Точнее, сорганизовать материю так, чтобы она действовала и развивалась по законам нетварной Вечности. Совсем дурак, что ли? Ладно, допустим, дурак. Но откуда у него есть хоть какие-то понятия о вневременной вечности? Он же существо насквозь временнОе, у него и сознание построено так, он просто не должен уметь вообразить себе Вечность, как не в силах измыслить ее мы! Откуда у него возьмется мечта, Замысел вечного и статичного мира, если ничто в окружающей и породившей его Вселенной намека на такой Замысел не содержит, а откуда взялась Вселенная, Ниэнна не знает и сказать не может, а значит, не может и гарантировать, что эти сведения как-то просочились к Эру из-за пределов Вселенной? Еще раз: откуда взялся Замысел, который никак не может взяться из опыта временнОго существа?

Если не брать очевидного, лежащего на поверхности объяснения: Эру все-так вневременной Сущий, а представление о нем как о локальном божке - Морготова ложь - то ответом на этот вопрос опять же будет дырка. У Ниэнны нет и здесь никакой аксиомы. Аксиоматика Евклида зиждилась на очевидном, определение опиралось на факт: прямые, которые не пересекаются и не пересекутся, называются параллельными. Аксиоматика Лобачевского зиждется на допущении бесконечности пространства. Аксиоматика теистов - на том, что Бог - трансцендентен миру, организационно выше Времени, которое тоже есть тварь, не Творец, а потому его Замысел понятен только "оттуда", из Вечности. Аксиоматика Ниэнны ни на чем не зиждется: ее Единый - тварь и существо временнОе, но замысел его непонятен и неизвестно откуда взялся, и по всему выходит, что ниоткуда взяться не мог. Хатуль, это тоже не есть аксиома, это дырка на ее месте, и эта дырка органично вытекает из предыдущей, самой большой: неизвестно, есть ли Вечность, а в ней - исток всякого бытия. Наша аксиоматика недоказуема - но и не противоречива. Нечто противоречивое (поправьте меня, если я неправа) аксиомой именоваться не может.

Дальше. О зле и свободе воли.

Наша с Вами традиция не придает злу самостоятельного бытия. Зло происходит тогда, когда тварь, обладающая свободной волей, восстает на Творца, когда человек (эльф, гном, ангел) принимает то решение, которое Бог настоятельно рекомендует не принимать.

Тут либерально настроенные граждане, невинно лупая глазами, спрашивают: а разве решение, противоречащее Божьему, обязательно плохо? Да, отвечаем мы (с профессором Толкиеном и св. Августином до кучи), плохо, потому что все хорошие решения Бог знает. Он же не фраер. Он же правду видит. Причем заметьте: не ОДНО единственно верное решение, а ВСЕ верные решения он видел и не запрещал.

Вспомним хрестоматийный пример: яблоко в эдемском саду. Обычно запрет на поедание этого яблока называют ущемлением свободы человека. Как-то выпускается из внимания тот факт, что в саду росли тысячи деревьев и плодов на них было - ешь не хочу. А если Адам и Ева хотели узнать, что такое добро и зло, они могли запросто спросить об этом у Бога, а не тырить то, про что им было четко сказано: низ-зя. Как писал мой любимый Гилберт К. Честертон, "самая большая свобода в раю ограничивалась самым ничтожным запретом". Никогда в человеческой истории люди не были так свободны, как Адам и Ева до грехопадения. Запрет был наложен на одну-единственную вещь. Все остальное было можно. И что же? Офигенно свободнее стали люди от того, что попрали это единственное правило?

Ослушание Бога плохо не потому что Господь ревнив и зол, оно плохо потому что ущемляет нашу свободу. Мы здесь становимся сами себе врагами, поскольку отдавшись на Его волю, оказываемся в пространстве Его решений, а по сравнению с этим пространством любая наша свобода носит такой куцый характер, что над ней можно просто посмеяться. Можно провести аналогию: ребенок из вредности не хочет учиться читать, не понимая, что короткий период самоограничения и дисциплины принесет колоссальную награду, открыв перед ним целые миры, созданные человеческим воображением. Не говоря уже о том, что неграмотный социально неполноценен. Так выбирает ли он свободу, отказываясь подчиняться тем, кто учит его читать? Отож.

То есть: отказываясь подчиняться Богу, восставая против Него, мы творим зло - в первую очередь самим себе. А уж производная от этого зла может быть самой разной величины. Маленькие предметы отбрасывают маленькие тени, большие предметы - большие. Точно так же падение Васи Пупкина не есть то же самое, что падение Адама или Мелькора. То есть, субъективно, для Васи Пупкина - то же самое, а вот объективно, для мира - нет. Когда Мелькор и другие валар принимали свои решения, они решали не просто какими быть им - они решали, каким быть миру, который они создают. Мелькор внес в творение свои пять копеек, противясь Творцу, поэтому мир в какой-то своей части все время противится Творцу. От личного бунта Васи Пупкина против Творца мало что изменится в мире, от личного бунта Мелькора/Сатаны изменилось все (примечание: здесь у нас могут быть разногласия, ибо, насколько я понимаю, в иудейском взгляде на проблему зла и свободы воли Сатана не есть бунтарь, а есть этакий Господень вертухай. Я этой точки зрения принять не могу).

Итак, зло в нашей традиции - активное сопротивление воле Творца. Отсюда исходит все остальное зло: ложь (ибо Бог правдив), убийства (ибо Он - податель всякой жизни), покушения на собственность (ибо Он дает каждому столько, сколько тому нужно), зависть (по той же причине) и тэ дэ.

Может ли Бог пресечь всякое зло на корню, просто изъяв его из нашего пространства решений? Физически - да, ибо всемогущ. На самом деле - не будет Он этого делать, ибо это есть покушение на свободу воли, то есть, Он таким способом перехерит собственный замысел: мир, населенный свободными существами, по доброй воле возносящими Ему хвалу. Будет мир, населенный автоматами. И невинность соблюсти, и ребенка завести - не получится: это как раз такой случай, когда свобода воли или есть, или ее нет, а третьего не дано.

Итак: Бог - всеблаг, а зло произошло от того, что творения Его злоупотребляли свободной волей, от Него же полученной. В Нем же самом зла нет, и Он его не создавал. Такова наша аксиоматика.

Теперь посмотрим на Ниэннину. В одном из своих интервью Ниэнна сказала, что Эру - не Абсолют, поелику Абсолют должен вмещать в себя все, и зло в том числе. В ее аксиоматике зло есть нечто имманентно присущее бытию. Еще она любит писать о Двойственности, то ли блавотинки нахватавшись, то ли с зороастризмом познакомившись. Откуда взялось зло и как с ним бороться - она не говорит. Тем не менее Мелькор борется. И это делает его положение невыносимо дурацким: как можно бороться с тем, что имманентно присуще бытию? С пониманием свободы воли у Ниэнны тоже дикая напряженка: с одной строны, она полагает, что Единый видит в Сотворенных не более чем "мастерки" для реализации своего Замысла, с другой - не может объяснить, откуда у этих "мастерков" взялась свобода воли. А она есть - как минимум, пятеро из "мастерков" более-менее активно возражают Творцу. Версия Ниэнны - свобода воли получилась "нечаянно"; но каждый, кто пытался писать, отлично знает, что даже если твой персонаж проявляет нечто, схожее со свободой воли, то это никоим образом не "нечаянно", а ровно в той степени, в какой ты ему позволяешь. Татьяна Ларина преподнесла Пушкину сюрприз - взяла да и вышла замуж; но если бы Александр Сергеич активно не хотел ее замужества - будьте покойны, не вышла бы. То же самое и здесь. Я не верю, что Демиург (на минутку примем, что это так) не в силах отследить и подавить у Сотворенного зачатки свободы воли: даже я, человек, это могу сделать со своим персонажем. Пушкин НЕ ХОТЕЛ препятствовать решению Лариной - так и Бог не хочет препятствовать реализации нашей свободной воли. Но в этом случае нельзя обвинять Его в том, что Он видит в нас "мастерки". Иитак: если Эру не хотел, чтобы его Сотворенные были свободны - то почему Он дал им такую возможность? А если хотел - почему он у Ниэнны постоянно подавляет и вмешивается, как склочный старикан? Ниэнна не может решить этого противоречия. В ее "аксиоматике" и тут дырка. В нашей - дырки нет: свобода воли для Бога есть даже большая ценность, чем жизнь Сотворенного. Ради нее Он допускает и зло. У Ниэнны и зло, и свобода взялись неизвестно откуда.

Резюмэ: говоря о Толкиене и ЧКА, просто трудно говорить о "разной" аксиоматике - скорее можно говорить об аксиоматике и ее отсутствии.

Спасибо за внимание (докладчик пьет апельсиновый сок).

Ольга

Размещено: 15.01.01