Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Sabrina

Потерянное поколение?

Я отношусь как раз к поколению, к которому принадлежат и авторы ЧКА. В сообщении НН, на которое я отвечаю, речь идет о том, что одной из причин популярности идей ЧКА называется ломка мировоззрения, происшедшая с теми, кому сейчас 17-25 лет.

На мой взгляд это не совсем так. Ни в коей мере не хотела бы проводить обобщений и тем более говорить от имени своего поколения – поэтому все нижеизложенное прошу воспринимать как сугубое ИМХО.-)


Потому что по моему предположению, основная ломка коснулась как раз моих ровесников – это примерно те, кому сейчас от 28 до 35 лет. И своего рода «печать поколения» на мой взгляд отличает практически всех, попавших в эти возрастные рамки (плюс-минус, естественно) - даже внешне успешных, даже имеющих благополучные семьи, даже делающих хорошую карьеру… Это на наших глазах рушились столь презираемые сейчас идеалы. Это мы поступали в институты с уверенностью в социалистическом будущем и твердом распределении, а заканчивали – в обществе псевдодемократической анархии и полного отсутствия морали. Это во времена нашей юности рухнул великий и могучий Советский Союз. Это на наши головы обрушился поток разоблачений и чернухи, а Бухарин, например, прошел на протяжении одного или двух лет эволюцию от врага народа к мученику и борцу за ленинские идеалы, а затем столь же стремительно – к одному из той же бандитской шайки революционеров, приведший Россию на грань гибели. Все это было слишком быстро, все это было слишком тяжко – а нам было по 17-20 лет, - мне кажется, что во многом психика именно этого поколения оказалась «с надломом». Старшим было чуть проще: они успели встретить новые веяния с уже сформировавшимся мировоззрением, у них уже было что-то (семьи, работа), что позволило им лучше устоять в этой чудовищной круговерти. А у нас фактически еще не было ничего, кроме буйной жажды нового, которая и оказалась до определенной степени губительной. А потом многим из нас пришлось переучиваться, менять специальность ради заработка – и далеко не всем этот процесс дался успешно. Опять же личное наблюдение: работая в бизнесе, я неоднократно замечала, сколь мало тридцатилетних на высших и средних менеджерских должностях, или имеющих собственное процветающее дело (секретарши, младшие бухгалтера и водители – не в счет). Сорокалетних – сколько угодно. А нас, и без того немногочисленных, теснят молодые – те, кто приходит после института, имея профилированное высшее образование и бездну самоуверенности, воспитанной в американских стандартах. Сияющие белозубой голливудской улыбкой («зубная паста Пепсодент – достояние всей семьи») и демонстративно засовывающие принципы… известно, куда.

Литература, которую мы читали в те годы, тоже способствовала этой ломке сознания.


Я здесь хотела бы в этой связи несколько в оффтопик привести опубликованную здесь в архивах АнК заметку Анны Хромовой «О книгах Светлых и Темных»:


«Книги - я имею в виду, хорошие книги, а не ...ня всякая, - бывают светлые и темные. Они подобны живой и мертвой воде, ибо темные книги очищают душу от грязи, светлые же пробуждают ее к жизни. Полезны, пожалуй, и те, и другие, но темные книги употреблять следует с осторожностью, ибо будучи прочитаны в неурочное время (например, в определенном возрасте) или в избыточном количестве, они могут очистить душу до того, что и от души-то ничего не останется. Правда, и светлые книги могут быть опасны - наверное, я над этим просто не думал, - но опасность их куда меньше. Если отказаться от метафор, темные книги - это те, которые показывают, в каком дерьме ты живешь, а светлые - те, что указывают путь или дают силы с этим дерьмом что-то сделать. В светлых книгах всегда есть эстель, для темных же она не обязательна. Более того, автор, пишущий последние, может быть и сам лишен эстель - по крайней мере, как автор, а не как человек.»


Так вот, проблема в том, что в свое время мы переели так называемой разоблачительной литературы – нынешние юные и восторженные почитательницы ЧКА вряд ли застали этот поток грязи и чернухи. Это было в первые годы начала перестройки, - тогда начали печатать литературу сначала о Сталине, о лагерях, правду о второй мировой войне, потом уже пошли лагеря не политические а просто бытовые, лагеря для малолетних, женские лагеря, чернуха, чернуха и еще раз чернуха... Полнейшая беспросветность. Причем среди этой литературы попадались как бездарные образчики, так и весьма и весьма удачные с литературной точки зрения - но от этого становилось только еще более тошно и гадко.-) Мои ровесники наверняка вспомнят «О’длян или воздух свободы» Л. Габышева – а я так до сих пор не могу вспоминать без внутреннего содрогания. Знаменитую, нашумевшую, нежно любимую определенными кругами интеллигенции «Москва-Петушки» Венички Ерофеева отношу к той же опере. Можно, наверное, записать меня в идеалисты - или наоборот в презренные обыватели, - но я всегда искренне полагала, что искусство (и литература в том числе) должны не просто тупо отражать нашу довольно неприглядную на первый взгляд действительность, но и как бы приподнимать над ней. Указывать какой-то выход - не в примитивно-назидательной форме, а как-бы исподволь. Давать надежду. В общем, помнится, как раз когда меня окончательно начало тошнить от описания пьяных драк и поножовщины как исключительный образец достижений перестройки и гласности, в это время и был первый раз издан Толкиен - "Властелин Колец" в муравьевском переводе. Не буду скрывать, что это была своего рода альтернатива - бегство от действительности в светлый и чистый, как казалось поначалу, мир. Интересно, что когда потом через несколько лет появился Сапковский, то я поначалу отнеслась к нему крайне негативно - у меня было ощущение, что меня насильно заталкивают обратно в реализм самого худшего свойства (потом я изменила это свое мнение).


ЧКА – альтернативный Толкиен. Внешний романтизм ЧКА предполагает тот самый катарсис – очищение души. За что совершенно необходимо быть благодарным авторам - за их пронзительную, беспредельную искренность. И в этом смысле ЧКА была нужна – независимо от того, что об этом думают «правильные светлые толкинисты». Она нужна как зеркало. Как повод, чтобы задуматься, осознать себя – и начать искать выход уже на ином уровне.

И мой личный и основной упрек в адрес ЧКА – не ее антихристианство (поскольку я не являюсь христианкой, то меня эта проблема в принципе мало волнует), тем более не сатанизм – а отсутствие Эстель. Под Эстель я здесь подразумеваю не узкое понятие в смысле надежды на спасение в Арде Исцеленной (хотя и это несомненно тоже), а в более широком смысле – выход, надежду на что-то лучшее, невидимое в данный момент. И в моем понимании эта Эстель не всегда жестко привязана к христианству или нехристианству: в «Идиоте», написанной христианином Достоевским, эстель днем с огнем не сыщешь, в то время как «Маленький принц» коммуниста Сент-Экзюпери исполнен высочайшей Эстель.-)


Кстати, справедливости ради отмечу – в первой редакции ЧКА была Эстель – она звучала в конце, в последней главе («Дети звезд» - Эле и Ланирэ) – и именно эту главу убрали из второй редакции – к моему глубокому сожалению, надо сказать.


Здесь вынуждена сделать еще один длинный оффтопик, чтобы лучше пояснить свою мысль. В свое время я училась в Высшей школе бизнеса и там нам читали в числе прочего курс психологии управления или что-то в этом стиле. Там задавалась некая психологическая задача: "Представьте себе, что начальник разговаривает с подчиненным. Существует четыре возможных варианта подобных взаимоотношений:
я хороший - ты плохой
я плохой - ты хороший
ты плохой - я плохой
ты хороший - я хороший

Нужно выбрать правильный вариант. С управленческо-психологической точки зрения наиболее адекватный вариант: ты хороший- я хороший. Принцип этот мне показался интересным - поскольку (хотя и в упрощенной форме) применим к достаточно большому количеству конфликтных ситуаций в различных областях жизни и сферах деятельности. Итак, можно ли свести любой конфликт к вариации "ты хороший - я хороший"? Я попробовала рассмотреть, как работает этот принцип применительно к Толкиену и известным толкинистким апокрифам. Имеем:

собственно Толкиен - ты плохой - я хороший
ЧКА-1 - я хороший - ты плохой (то есть как бы простая смена полюсов)
Отражение Х - ты плохой - я плохой: позиция демонстративная и вызывающая (в данном случае говорю об общем впечатлении от всего цикла в целом, потому что восприятие отдельных повестей там достаточно сильно разнится)
ЧКА-2... вот тут предпринята казалось бы совершенно благая попытка - свести конфликт в рамки "Ты хороший - я хороший". Позиция сама по себе достойная, но... Крайне тягостное впечатление: все правы, все хорошие, белые и пушистые - а кровь отчего-то течет рекой... Все правы - и не прав никто... Нет Зла - отсутствует Добро. Нет виноватых - есть жертвы. Или виновный есть - тот самый Единый, Эру, Творец - играющий со своими сотворенными, дергающий за ниточки, как кукловод за ширмой? Он виновен? Или нет, он тоже не виновен - как не виновен Закон всемирного тяготения? Горькая и страшная позиция.


Нет, я не хочу сказать, что в реальной жизни не бывает таких ситуаций, когда действительно нет правых и виноватых. Бывают. И в войне, которая длится пятьсот с лишним лет, - действительно трудно найти одного виновника. Проблема, как мне кажется, в другом: в ЧКА-2 я не вижу выхода. А я - вот так уж примитивно устроена - хочу этот самый выход увидеть. Как надежду. Как залог. Залог примирения, исцеления, обновления... Я хочу увидеть траву подо льдом. "Я к вам травою прорасту..."Ожесточение - не путь к исцелению. Ожесточение не ведет никуда. Обе стороны сейчас ожесточены. Агрессивность - не лучший путь для взаимопонимания. Между тем я верю в то, что выход из замкнутого круга есть. И залогом такого выхода всего две простейшие нравственные категории. Первое – милосердие. Второе – надежда.


Я рискну сказать сейчас то, за что несомненно услышу упреки от обеих сторон – как ортодоксально «светлой», так и традиционно «темной» – потому что мое представление является, несомненно, крамолой для тех и для других. Тем не менее… Лично я верю и надеюсь на возвращение Мелькора. Я надеюсь на то, что и для него, для его души возможно спасение и искупление. Я верю в то, что в Арде Исцеленной найдется место и для исцеленного Мелькора. «И ты, Мелькор, увидишь, что нет такой темы, которая не брала бы свое начало во мне…»

В это верую, и да будет так.-)


С уважением,
Р.Д..

Размещено: 27.01.01