Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Ирина Озеркова, она же Иаран

Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел...
или
Еще раз об опоре и подпорке.

Эстера, как может, старается рассуждать объективно. Однако на самом деле многое в ее последней статье выглядит, как изложение эмоций, а отнюдь не фактов, и фактически сводится к позиции: я права, а остальные не правы. Вряд ли она планировала достичь подобного эффекта, поэтому возникает необходимость расставить некоторые акценты и внести соответствующие уточнения.

Прежде всего, христианство - опора, а ниеннизм - подпорка. В принципе согласна. А, скажем, традиционный диамат (я еще застала время, когда его вдалбливали в головы упорно и основательно)? Или (о ужас!) вообще Средиземье как таковое? Следует поставить вопрос, чем опора отличается от подпорки. Только ли глубиной и отсутствием неких дыр? А что такое эти дыры? Математика, которую в меня в свое время вдалбливали не менее основательно, чем диамат, позволяет, как мне кажется, ответить на эти вопросы.

Прежде всего, любая система подразумевает наличие неких основных положений - аксиом. Почему - это вопрос я уже затрагивала в других статьях и повторяться не буду. Следует отметить также, что совокупность этих аксиом обязана обладать тремя свойствами - непротиворечивостью, независимостью и полнотой.

Непротиворечивость означает, что не только сами аксиомы не должны противоречить друг другу, но и любые высказывания, которые могут быть из них выведены тоже. Ясно, что наличие хотя бы одного противоречия выводит систему из ранга опор, давая ей в лучшем случае статус подпорки. Замечу, что при этом я рассматриваю противоречивость и непротиворечивость внутри системы, а ни в коем случае не между системами. Так, ясно, что геометрия Евклида, геометрия Лобачевского и геометрия Римана, рассматриваемые одновременно, противоречат друг другу. Однако на самом деле все три имеют совершенно равные права на существование, и выбор любой из них - просто дело вкуса выбирающего (а, как правило, он выбирает то, с чем лучше знаком, как та же Эстера с христианством).

Независимость означает тот факт, что начальные положения - действительно начальные, и ни одно из них не выводится из одного или нескольких других. Вообще говоря, зависимость аксиом является куда менее тяжким дефектом системы, который просто затеняет ее суть, но на самом деле, ухудшая ее качество, вовсе не разваливает ее совсем.

Сложнее вопрос с полнотой. Хотя на первый взгляд, казалось бы чего проще: вот мир, а вот его описание, опирающееся на N основных положений (на два, на три, на десять…). Будем считать, что они уже непротиворечивы и независимы. Однако сколько их на самом деле должно быть? Любой мир (или пространство - в терминах математики) имеет некоторую размерность. Соответствующим образом должна быть ограничена и размерность системы, этот мир описывающей, то есть задано количество аксиом. Однако это означает, что для описания пространств разной размерности потребуются системы с разным количеством аксиом. Сравните, например, ту же геометрию на плоскости (два измерения) и в пространстве (три измерения). Все изучали и ту, и ту в школе по Евклиду, хотя могли бы и по Риману, и по Лобачевскому. Вопрос в том, что система для подпространства не должна противоречить системе для пространства, содержащего это подпространство. А в остальном, опять-таки, это дело выбора. Так что вопрос полноты можно рассматривать только для фиксированного пространства. Ну а если уж в одной из систем, описывающей его, чего-то не хватает - проблемы, действительно, этой системы, но не самого пространства. Что в таком случае может являться опорой, что не может, думаю, каждый решит для себя сам.

Таким образом, опорой следует считать полноценную систему, обладающую указанными выше признаками, а подпоркой - любой умственный костыль, таковыми не обладающий.

Перейдем теперь к менее существенным замечаниям.

Апология христианства несколько раздражает. На мой взгляд, с тем же успехом можно было бы дать апологию и буддизма, и ислама, и даосизма и других систем, вполне подходящих под понятие опоры. Видимо, христианство выбрано просто как система, наиболее близкая автору статьи, да и самому Толкиену.

Следующее замечание касается невозможности самостоятельного выбора опоры. Согласиться с этим можно только до определенной степени. Дело в том, что человек проходит (или по крайней мере должен проходить для своего нормального развития) не один, а по моему мнению пять мировоззренческих кризисов, каждый в определенном возрасте. И то, что характерно для одного кризиса, вовсе не является таковым для другого, хотя внешние проявления и могут быть похожи. Поясню подробнее.

Первый кризис - дошкольный. Я бы назвала его кризисом источника. Человек впервые сталкивается с миром и начинает его узнавать. У меня растет дочь, ей пять лет и процесс этот в самом разгаре, так что я вполне могу его наблюдать. Второй кризис - подростковый, обычно в 11-17 лет. Это как раз и есть кризис опоры, осознание ее необходимости, поиск в себе и окружающем мире. И разрешается он, действительно, за редчайшими исключениями, извне. Однако в этом и состоит его смысл. Третий кризис - кризис зрелого возраста, чаще всего в 30-40 лет. Это кризис сущности. Человек уже знает, как искать то, что нужно, и ему надо только утвердиться в том, что это по сути. Поскольку именно в этот момент, а не раньше происходит осознанный выбор аксиом, сделать его может только сам человек, и никто иной. Подчеркиваю - только сам, и в случае внешнего разрешения по сути никакого кризиса не происходит, так что комментарии по этому поводу считаю излишними. Четвертый кризис - кризис пожилого возраста. Это кризис формы. У человека уже есть опора, причем не какая-то, а наиболее близкая его внутренней сути, и дело только за тем, как лучше этим воспользоваться (математик назвал бы это формулированием правил вывода). Внешнее воздействие на этот кризис может быть только минимальным. И, наконец, пятый кризис - кризис воплощения, проверка и подведение основных жизненных итогов. Внешнее воздействие исключено полностью. Мне он, конечно, предстоит еще очень нескоро, но, возможно, и доживу.

Наиболее наблюдаемый в тусовке кризис, как нетрудно догадаться, второй, проходящий у многих с опозданием (а у многих и вовремя, тусовка за десятилетие сильно помолодела, так что трудно судить). И все его признаки Эстера описала довольно точно. Однако третий кризис наблюдать приходится существенно реже, как ввиду того, что я назвала только средний возраст, но никак не крайние его границы, так и ввиду того, что поскольку он разрешается внутри, то окружающие часто не замечают его до тех пор, пока он не прошел. Я не говорю уже о том, что постороннее влияние может только усугубить его течение, и многие инстинктивно это чувствуют. Как правило, существо просто исчезает из тусовки, хотя вовсе не обязательно при этом "оцивиливается". Четвертый и пятый кризисы можно наблюдать только у старшего поколения, которое тусовку не посещает в принципе. В подробностях я о них не знаю: мне еще предстоит их пережить.

Замечание Эстеры об учителях тоже представляется не совсем корректным. Мне, существу, прошедшему третий кризис (он рухнул на меня несколько раньше положенного - примерно с 19 до 23 лет, впрочем и второй закончился лет в 14), пришлось пару раз выступать самой в этой роли для людей, попавших во второй кризис. Собственно, вся моя роль сводилась не к давлению извне, а к простому показу своей опоры, факта ее наличия и некоторых ее особенностей. Конечно, я бы лучше с этим справилась, пройдя четвертый и пятый кризисы, но пока не судьба, а звать их бесполезно - придут в свое время, не раньше и не позже. И конечно, я вполне понимаю возмущение Эстеры, когда такую роль берет на себя человек, сам застрявший в лучшем случае посередине третьего кризиса (а в худшем - едва прошедший второй, то есть могущий учить только чужим готовым рецептам).

И последнее. Вызывает некоторое недоумение наезд на "дивных". Это что, отрицание собственных взглядов, изложенных в более ранних статьях? Но это тема отдельного разговора…

Размещено: 20.02.01