Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Оксана Панчук

Открытое письмо в защиту Курумо

Хочу сказать несколько слов в защиту Курумо. Личности весьма и весьма неоднозначной. Хоть о нем уже много писали, но звучит все это не очень убедительно. Кто он, Курумо? Хитрая и амбициозная бездарность или запутавшийся в себе ипохондрик? Девушки-авторы Черной Хроники так и не внесли определенность в вопрос, только все окончательно запутали. У меня сложилось впечатление, что Наташки слишком загляделись в Гортхауэровы "ясны глазыньки" и не заметили, что рядом с ним находится персонаж не менее интересный и достойный внимания.

Черные Хроники в их первоначальном варианте, "Крыльях Черного Ветра", предлагают нам следующее толкование мотивов и поступков Курумо. Он - прожженный интриган, страстно желающий власти и добивающийся ее любыми способами. Готов даже поднести голову Учителя на золоченом блюде его недоброжелателям, лишь бы продвинуться на ступеньку выше в иерархии. Что ж, очень цельное и правдоподобное объяснение. Только, вот, одно меня смущает. Как такое мерзкое и отвратительное создание может приходиться братом Гортхауэру, кристальной души парню? И духовным сыном Мелькору? Такой расклад возможен в том случае, если бы Мелькор был ему и Гортхауэру родным отцом. Подчеркиваю - родным. Ибо в человеческих семьях подобное отнюдь не редкость: старший сын и сяк, и так, младший - полный был... башмак. Но тогда получается, что Мелькор творил их не осознанно? Извините меня, как говаривал Станиславский: не верю! Нет, он должен был вполне хорошо представлять себе, что делал. И зачем.

В этом контексте поздняя переработка Хроник - "Черная Книга Арды" - выглядит более приемлемой. Хотя менее правдоподобной. Во втором варианте мы видим Курумо изначально положительным. Но, вот, понимаешь, незадача! Не способен он к творчеству. Не может найти себя. Мается, копирует изделия своего брата, но в чем изюминка - никак не сообразит. Подходит к Учителю с вопросами: почему? А Мелькор отвечает: Гортхауэр - сердце, ты, мол, - разум. А миру сейчас, вроде как, ближе сердце. Вот ты, что называется, и попал, бедолажка, со своим разумом. Звучит заманчиво. Но, простите, где же тогда логика? Где тот хваленый разум, что приписывается младшему? Неужели авторы Хроник не знают, как ведут себя и что чувствуют умники? Подчеркиваю - умники. У которых холодная голова, аналитические способности и рациональное восприятие действительности. У которых голова работает как компьютер, сама по себе, независимо от обстоятельств и от воли хозяина. Бесстрастно регистрирует входящие факты и немедленно выдает выводы... Настоящий Курумо, умник, не страдал бы так долго оттого, что не может достичь вершин мастерства в художествах. Он бы попросту занялся чем-нибудь более интересным для себя и многообещающим. Например, доказывал бы теорему Ферма или вычислял бы число пи с точностью до десятитысячного знака. Благо, способности у майяр, посильнее человеческих. Или баловался бы с теорией относительности и спрашивал бы у Мелькора: мол, Учитель, вы там снаружи, когда во Тьме летали, не встречали, случайно, таких забавных объектов, что даже свет притягивают и наружу не выпускают? Мелькор с ужасом: Черные Дыры! Это очень опасные места! А Курумо ему, с подковыркой: конечно, опасные. Только полный кретин может туда сунуться, затянет. А вам, Учитель, как глубоко удалось забраться?... Что-то в этом роде. Мелькор, обидевшись, в запале начинал сыпать проклятиями и швыряться разными предметами. Вспыльчивый он был, хуже Гортхауэра. Про то и в Хрониках неоднократно говорится...

Итак, кто же он, Курумо? Очевидно, что ни одна из вышеупомянутых версий не выдерживает пристального и внимательного взгляда. Попробуем порассуждать логически, воспользоваться здравым смыслом и крохами информации, раскиданной по Властелину Колец и Черным Хроникам. Первое - Мелькор творил братьев вполне осознанно. У него был какой-то план, задумка на их счет. Например, такая. Гортхауэр и Курумо - взаимно дополняют друг друга. В каждом из них отчетливо выражено по одному из качеств, присущих самому Мелькору, их Творцу. То есть, пусть будут Сердце и Разум. Конечно, Мелькор не рассчитывал, что детишек у него тут же отнимут. Он думал, что братья всегда будут вместе. Сердце Гортхауэра будет творить, а Разум Курумо будет освещать путь и указывать цели. Они вдвоем были куда сильнее Мелькора. А, скорее всего, могли вообще завоевать весь мир, не вмешайся Эру. Весьма благоразумно со стороны Единого было поместить ребятишек в условия, благоприятные для одного и совершенно неподходящие для другого. Что, в конечном счете, привело к разрушению симбиоза. Братья расстались. Печальные последствия всем хорошо известны... Да! Уточняю о благоприятных условиях. Я имею в виду, что благоприятны они были для старшего. Он, ведь, творец по натуре, кузнец очевидно тоже хороший. Старшему доставлял наслаждение сам процесс творчества. А, вот, умнику младшему в кузнице было делать нечего. Ну, понял он технологию, изучил металлургию, и все. Дальше скучно. Да и руки по большому счету не из того места растут. Не для того его творили, чтобы самому что-то делать...

Какие они были, братья? Исходя из предположения о том, что Курумо есть дополнение к Гортхауэру, попробуем вычислить его истинный характер. Образ Гортхауэра очень хорошо и всесторонне описан в Хрониках. Ну, еще бы! Ясны глазыньки... Наверное, каждая малолетка из Гэлломэ грезила в снах о прекрасном принце. И принц этот был непременно черноволосым, ясноглазым, на белом... пардон!... на черном крылатом коне. Неудивительно, что и более взрослые особи женского пола, живущие в другом измерении, не остались равнодушными к чарам ясных глазынек... А, ведь, не такое он совершенство, этот ваш Гортхауэр. Не подарок. В чем и убеждались несостоявшиеся "принцессы", стоило им только немного подрасти. Женское сердце безошибочно определяет, кто настоящий мужчина, а кто, увы, нет. Вечный мальчишка. Про него сам Мелькор так неоднократно говорил. И в имени его звучит отголосок страшного будущего: "Пощады не ведающий". Не умеющий прощать. Умел бы, не ушел бы, очертя дурную голову, в неизвестность. Не бросил бы брата, который из кожи вон лез всю жизнь, прикрывая последствия опрометчивых поступков старшенького и неосторожных речей его. И не оставил бы брата один на один с его собственными проблемами, фактически "без рук"... Младший ничего, выжил, справился. Как-то приспособился обходиться собственными силами. Умному человеку все по плечу. Главное - найти правильный подход... А Гортхауэр в Средиземье встретил Мелькора. И так же, как до того во всем полагался на суждения младшего, так же безоговорочно принял над собой новую "голову". Своей-то пользоваться не привык. Не для того его творили, чтобы самому что-то думать...

Гортхауэр - огонь сердца, Курумо - лед разума. Вполне логично. Продолжим сравнение. Гортхауэр - к тому же еще и сильный, недаром он без труда становится Повелителем Воинов и Мечом Мелькора. Значит, Курумо - слаб физически. Его сила в другом. В твердости и последовательности выполнения собственных решений. Старший брат "заделал козу" своим уходом и в том, что оставил младшего наедине с многочисленными валинорскими недоброжелателями, которых тот успел нажить своим острым язычком и явным интеллектуальным превосходством. Мне представляется, что Курумо должен быть еще и с плохим зрением. Я знаю близорукую подругу, которая вела себя в точности, как он. Никогда не здоровалась первая, всегда ждала, когда с ней заговорят. На нее обижались, говорили: высокомерная, не хочет узнавать. А как, скажите, она узнает, если вместо лица видит расплывчатое пятно? Короче, один брат - воин, второй брат - ученый. Типичный книжный червь.

Думаю, у Курумо не заняло много времени вычислить, кто может являться их истинным Создателем. Думаю, он не стал второпях делиться с братом своим открытием. Думаю, что, проводя научные исследования по всему Валинору, младший вполне мог обнаружить и наличие на небе светил, Солнца и звезд. Их, ведь, видел каждый, кто знал, что искать. Допустим, Курумо показал Солнце, а потом и звезды брату. Так что врут Хроники, говоря, что Гортхауэр так сильно удивлялся и ахал, когда Мелькор ему то же самое показывал. Если и удивлялся, то просто потому, что он сам по себе такой. Может два раза над одной и той же шуткой посмеяться. Смешно ведь!... Зря Курумо это сделал. Тот моментально вспомнил все, что не следовало, и лицо это, с глазами-звездами. Большого труда стоило Курумо уговорить братца пока ничего не предпринимать. Но видение брата дополнительно подтвердило то, что Курумо уже начал подозревать. Более того, он мог "влезть" в видение к Гортхауэру. Наши гипнотизеры часто это делают. Они знают, что мозг запоминает гораздо больше сведений, чем мы потом можем вспомнить. Например, можно заставить человека в подробностях описать комнату, где он жил в пять лет. Какие были занавески, в каком порядке стояли книги на полке. Вот, Курумо дает приказ брату в видении повернуть голову. Тот ее послушно поворачивает, и видит... самого Курумо, сладко дрыхнущего. Никаких сомнений. Мне очевидно, что если у Курумо и были кое-какие магические способности, то только в отношении чувств, экстрасенсорные. А иначе, как он мог обмануть Совет Валар, подсунув им в своей голове лажу? Лучший способ скрыть свои истинные мысли - создать видимость мыслей и дать их прочитать. Эх, быть бы ему у Ирмо в учениках! А, может, он и ходил в Лориэн вольнослушателем.

Далее. Гортхауэр - прям и честен до простодушия. Курумо - хитроумный политик и искусный дипломат. Оставшись в одиночестве, он сразу сообразил, где найти прибежище, и направил все усилия, чтобы закрепиться при дворе. Чтобы те, кто хочет сделать ему гадость, отныне сталкивались с интересами вышестоящих покровителей. Разумеется, это ему быстро удалось. При его-то выдающемся уме!

И, последнее. Гортхауэр - творец и поэт. Тогда Курумо - первый в Арде критик и ценитель. Настоящий критик, с развитым вкусом и чутьем к бездарности. Мне представляется, что все курумовские, так называемые, поделки, столь подробно описанные в Хрониках, есть не что иное, как утонченное издевательство над пошлостью и чрезмерным стремлением к пышности, господствовавшими в Валиноре. А Чаша, которую он принес Мелькору, вполне подходит для "проверки на вшивость"... Не прошел Мелькор проверку, не понял юмора... Забыл, что младший брат - не Гортхауэр, который ему в рот заглядывает и каждое слово ловит. Что Курумо обладает независимым от авторитетов мышлением, и не терпит над собой командиров. И рассуждает не простыми категориями добра и зла. Он выше всего этого. Добро и зло для Курумо - всего лишь понятия, которыми можно оперировать в расчетах. Он давно понял истину об их двойственной природе: что одному - добро, другому - зло. Все относительно. Наверное, Курумо тоже мог писать стихи. Только, выходили у него почему-то не баллады, как у старшего, а, скажем, лимерики:

Один человек вместо лавки
Уселся на кончик булавки.
Подпрыгнул от боли
И вновь, поневоле,
Уселся на кончик булавки.

Насчет внешности братьев тоже имеются разногласия. А, ведь, она, очевидно, есть продолжение их характеров. Насчет цвета глаз и волос все едины: оба черноволосые, Гортхауэр - ясноглазый сердцеед, рубаха-парень, прям и прост, как валенок, Курумо - темноглазый зануда, педант и пижон, заковыристый хитрец и путаник следов. Прямые и жесткие волосы, на мой взгляд, ближе по духу старшему, воину с прямым и жестким характером. А, вот, черты младшего, наоборот, сама мягкость и плавность. Локоны у младшего, как у Барби. И вообще, он сам по себе тихий и спокойный. Но в тихом омуте, как всем хорошо известно, черти водятся...

Меня очень насмешили наивные попытки авторов Черной Хроники объяснить "Волшебный Голос Сарумана" наличием у Курумо какого-то особого голоса. Все на самом деле гораздо проще! Конечно, голос у Курумо был. Может, даже, действительно, приятный. И владел он им превосходно, умея передавать тончайшие оттенки чувств. Мне кажется, он был вообще неплохим актером. Ему жизненно необходимо было уметь притворяться, чтобы никто даже не заподозрил!... А байку про Голос Сарумана придумали, очевидно, крестьяне Рохана, которые вели с Изенгардом активную торговлю. Надо же было Курумо чем-то кормить экспериментальных орков! У торговцев, ведь как принято: если ты не обманул, значит, обманули тебя. А попробуй, обмани хитрюгу Курумо! Он их неуклюжие увертки за сто метров чуял. Естественно, не нажившись на Сарумане, колхозники стали искать оправдания в некоем чудесном голосе. Наверное, Саруман был сильно удивлен, услышав о себе столь нелепые слухи. Но не стал развеивать заблуждение. Наоборот! Он, скорее всего, очень потешался, запуская в ответ другие слухи о том, как честный человек может противостоять чародейству. Например, что наличие дохлой мыши, привязанной за хвост к поясу гражданина, рассеивает колдовство. Ну, мы, люди то есть, его и прикололи, когда однажды в Ортханк заявилась делегация купцов, все как один с дохлыми мышами. Вонь, наверно, стояла невыносимая. Но "честные граждане" стоически терпели неудобства. А Саруман, наверно, еще усугубил эффект. Прокашлялся и сказал: ой, что-то у меня голос пропал... И чуть не лопнул от смеха, когда увидел, как доверчивые лопухи надулись от гордости за свою предусмотрительность. Но сильно навариться купцам и в этот раз не удалось. Тогда Саруман запустил еще слух. Мол, мыши - это хорошо. Но лучше всего помогает защититься от Голоса держать во время разговора палец в заднице... В тот день, когда нашлись последователи у этой версии, в Ортханке, наверно, вообще отменили торговлю...

А что касается экспериментальных орков... Курумо единственный, кто орков воспринимал серьезно, как они есть. Как особый, весьма воинственный народец. Вспомним нашу собственную историю! Викингов, которые не мыслили для настоящего мужчины иного занятия, кроме войны. Курумо их не переделывал, он их изучал. И орки платили Курумо той же монетой, вели доверительные беседы, рассказывали ему о себе такие вещи, каких не доверяли никому, соблюдая тайну племени. Гортхауэра, как командира, они попросту боялись. Больно свирепый. А Курумо любили. Как любят иногда племена островных каннибалов какого-нибудь тщедушного студента-этнографа, не едят его, а позволяют всюду ходить, смотреть, записывать, на вопросы его глупые охотно отвечают. Курумо и был этнографом, первым в Арде.

Никаких чудовищных скрещиваний наш чистоплотный умник, естественно, не производил. В орочьих племенах было очень мало женщин. Так объясняют Черные Хроники наличие столь высокого числа пассионарных особей мужского пола. Вот, как-то Курумо на доверительной беседе вскользь обмолвился: если у вас мало своих женщин, почему бы их не взять где-нибудь еще? Может, матриархам племен, мысль приискать женщин на стороне, не очень понравилась - потеря власти. Но мужская, обделенная и самая многочисленная, часть наверняка встретила совет на ура. Если бы они знали, к чему ведет в конце концов эта идея! К мечте Мелькора и всех Светлых Валар - к исчезновению орков. Новые орки, очевидно, становились людьми. Смертными. Никакого отношения к искаженным эльфам не имеющими... Да, ход неоднозначный, можно спорить об этике, пожалеть несчастных девушек, страдавших в плену у грязных орков. Может, даже кинулась одна-другая в море с высокой скалы. Но далеко не все. Некоторые даже могли остаться весьма довольными своими новоявленными мужьями. Сильные воины, сильные мужчины! Если их еще отмыть, да приодеть и причесать... Вот так мирным путем орков приучили умываться и чистить зубы по утрам. Так получилось еще одно людское племя в многообразии человечества.

В Черных Хрониках последней редакции об орках сказано следующее. Мол, было много племен, а одно из них Мелькор окультурил, изменил к лучшему. Научились они ограничивать численность и жить в гармонии с суровой северной природой. Ерунда! Изначально племя орков было только одно. То самое, что Мелькор встретил и окультурил. Как ограничивалась численность? Мелькор тут вовсю проявился как мастер неоднозначных ходов. (Эту его способность в чистом виде унаследовал Курумо.) Нежеланных мальчиков отдавали диким зверям. Напомню слова одной орочьей матриархини, когда она так спокойно рассуждает, что, мол, какая-то младшая дамочка разродилась тремя. И все мальчики. Двоих зверю отдать надо... Что сделает эта несчастная мать? Если не забитая дуреха, то схватит в охапку пацанов, отца ихнего, друзей и драпанет подальше, новое племя основывать. Сама-то старшая, небось, когда рожает, всех себе оставляет, кто бы ни родился. Матриархиня подумала, подумала, да и не стала большого начальника, Мелькора то есть, в подробности посвящать, как его ценные советы выполняются. На то она и поставлена головой племени, что думать хорошо умеет на разные темы.

Наверное, у Курумо была целая коллекция ругательств на всех языках Арды. На эльфийских наречиях, орочьих и даже на ах-энн, почему нет? И, конечно же, наше человечество должно было его прикалывать в высшей степени. Ведь мы такие же, как он. Все, что можем противопоставить миру - голова. Эльфы искуснее, гномы трудолюбивее, орки агрессивнее. Зато мы, люди, всех умнее. И сколько у нас ругательств! Всех за пояс заткнем, какие мы крутые!... Да, Курумо любил Человечество. Но именно ему можно приписать следующее изречение: людей - люблю, людишек - ненавижу. Умникам чужая глупость, особенно когда она небезобидна для окружающих, до глубины души противна. Случались, наверное, у Курумо приступы тоски и хандры. Депрессия - бич умников. Из Библии известно: во многая мудрости многая печали. И тогда он принимал личину старичка Храудуна и шел делать гадости. Но гадости он делал наподобие Господа Бога, исключительно в тех деревнях, где не находилось хотя бы десятка нормальных людей. Не людишек, а людей. Если деревенские окажутся настолько глупы, что перережут друг другу глотки из-за какой-то фигни, так им и надо! Двумя деревнями придурков на белом свете меньше.

Жаль, Ортханк разрушили. Там, наверное, было много интересного. И вообще - памятник архитектуры. Долго ждал Курумо самостоятельности, чтобы сбежать от всех и построить себе, наконец-то, домик в хорошем и тихом месте. Каждую деталь продумал и снаружи, и внутри. Сам не умел актом творения воздвигать стены, как его брат и отец делали. Зато мог, например, потрясти перед гномьими старейшинами увесистым мешочком с золотыми монетами и заполучить целую ораву мастеров на все руки. Золота у Курумо было много. Он давно осознал ценность этого металла как будущего средства обмена... Очень умно было со стороны Курумо затеять всю эту возню с Белым Советом. Ведь, будучи его Главой, он мог с чистой совестью искать Саурона повсюду. Но только не там, где тот в действительности скрывался. Сильна братская любовь! Вот, только, без взаимности. Гортхауэр, вероятно, терпел предателя по той причине, что патологически боялся одиночества. Учителя нет. А этот гад - единственное, что связывает безрадостное настоящее со счастливым прошлым... Сидит Саруман в Ортханке. И думает: что-то тени удлинились, как сказал бы старина Гэндальф. Наверное, братишка в гости пришел...

Иногда жизнь предлагает выбор между плохим и... очень плохим. И кому, как не Курумо, было дано видеть этот подлый выбор со всей беспощадной очевидностью. Я полностью поддерживаю тех участников дискуссии, которые считают, что Курумо должен был устроить Мелькору грандиозную выволочку, когда того, наконец, выпустили из Мандоса освежиться. Упрекая в малодушии, что Учитель заставил своих учеников долго мучиться на скале, под орлиными когтями, вместо того, чтобы тихо, по быстрому их умертвить. Мелькор оправдывался тем, что нельзя убить ребенка, который только что жил и смеялся. А ты бы мог это сделать? Спросил он у Курумо. А тот с гордостью ответил: да! Я - мог бы! Только у Курумо сердце было тверже алмаза, когда выбор ясен, решение принято и надо срочно действовать.

С этой точки зрения сцена с ослеплением Мелькора предстает как логическое продолжение предыдущей ситуации. Я это себе так представляю. Король отдал недвусмысленный приказ и ждет исполнения. Ну, захотелось ему во что бы то ни стало лишить строптивого родственника его чудесных звездных глазынек. (Ага! Понятно, в кого Гортхауэр уродился!) А всех предполагаемых исполнителей одного за другим пробивает на совесть. Стоит Манве, глядя на такое, и тихо свирепеет. Вот-вот сам возьмется за молоток и долото, или, чем там ослепляют, и начнет самолично полосовать! А рука у правителя Валинора, ой, какая тяжелая! Все, надеюсь, помнят, как он разделался с Илталиндо... Этого Курумо не мог допустить. Поэтому он без лишнего шума взял ситуацию под контроль и хладнокровно сделал для Учителя последнее одолжение, которое тот не сделал для своих учеников. А чем наш Штирлиц объяснял свое поведение валинорскому Мюллеру, то его дело. Курумо Мелькора не больно порезал. Чик! И все. Я думаю, даже наоборот. Но сколько боли может забрать на себя простой майя, даже не из Высших? Чем он мог серьезно помочь представителю Валар, который все предыдущие тысячелетия только и делал, что копил и копил в себе боль, как аккумулятор? Даже если бы Курумо не пытался облегчить страдания Мелькора, тому, думается мне, было бы все равно. Он и без того был уже искалечен. И еще одно последнее одолжение сделал ученик для Учителя. Откуда у Мелькора взялись силы гордо дойти до выхода и хлопнуть дверью? Он на ногах едва держался, волокли на себе. Скрытые резервы валарского организма? А вдруг, что-то откажет на середине? Курумо не стал рисковать в таком архиважном деле, как сохранение лица Учителя, а действовал наверняка. И тихо сполз по стене. А Мелькор поднялся... Так и в Хрониках, между прочим, написано. Вот, только, понял ли сам Учитель, что произошло? Мне кажется, что понял. А иначе он совсем тупой, хуже Гортхауэра... И если капли крови Учителя, попавшие Курумо на руки и на лицо, оставили там незаживающие отметины, думается мне, ученик носил их с внутренней гордостью. Он был последним, кто прикасался к Учителю. Никому не дал в обиду.

Мое твердое убеждение, что Курумо нарочно напустил туману в свою биографию. Ему на руку, чтобы о нем существовали противоречивые мнения. Чтобы одни считали его властолюбивым идиотом, а другие - несчастным нытиком. А сам он потихоньку, поддерживая и тех, и других в их заблуждениях, следует Плану. Чтобы отдать Арду Человечеству. Курумо сделал ставку на людей, как на истинных Хозяев Арды. С нашими эльфийским универсализмом и гибкостью в обучении и орочьей жаждой жизни. Наша любвеобильная нация мигом ассимилирует в себя все остальные расы. Кто не согласен - уходит на Запад или погибает. Все оставшиеся будут людьми. Магические артефакты должны быть уничтожены. Хоббиты должны донести Кольцо Всевластья (ну, браток и выпендрился!) к Ородруину без препятствий. Людям колдовство ни к чему, только затягивает переход в эпоху их господства. А вместе с магией Арду покинут и магические Стихии, Валар. И майяр, разумеется, тоже. Тогда Эру будет посрамлен. Его Предопределению придет конец. Попробуй-ка, предскажи человеческие поступки! К тому же люди не связаны с Ардой, благодаря Мелькору. Кроме Арды существует много миров, как доказал тот же Мелькор. И что между мирами возможно путешествовать. Найдется в огромной Вселенной место, где еще нужна умная голова... А, может, взять за шкирку рукастого братца, и заняться всерьез изучением еще одного феномена - Времени? Говорят, оно неподвластно познанию. Вот и проверим. Если построить одну такую установку, брат строит, и измерить кое-какие параметры, мы измеряем...

Кто знает? Может, ему и удалось... И все, кого мы считаем погибшими, на самом деле живы и здоровы, где-то в континууме. И сами мы - часть континуума, порождающая ноосферу, может, тоже есть чье-то порождение. Земля, век двадцатый от рождества Христова, канун третьего тысячелетия... Чем не тема, господа Волшебники?

Вашему вниманию предлагается рассказ, который иллюстрирует все вышесказанное в отношении Курумо. Один краткий эпизод. Один разговор. Может, и это неправда. Основная идея подсказана вторым значением имени персонажа. Курумо, значит, искуснейший. Все, как один, считают, что его искусность относилась к кузнечному ремеслу, официальному занятию Курумо. А я считаю, что он был искуснейшим вообще. И именно в таком понимании употребляется имя в рассказе.

С уважением, Оксана Панчук.
Любительница парадоксов и умников.

Размещено: 20.02.01