Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Оксана Панчук

О Курумо и о любви

Не случайно в заголовке упомянуто это чистое и светлое чувство рядом с именем самой неоднозначной фигуры всех эпох Арды. Попытаемся продолжить логическую реконструкцию истинных мыслей, чувств и намерений этого персонажа, начатую в предыдущем письме. Может ли Курумо любить? Как это у него происходит? Вот, что нас теперь интересует. Кроме того, придется слегка "обелить" Гортхауэра, так как мы, наконец-то, вступаем в ту самую область, где старший брат был заведомо и намного сильнее младшего. А почему так? По определению, как любят выражаться математики. Мы же согласились на том, что Гортхауэру в наследство от Мелькора досталось горячее сердце, тогда как младший заполучил холодную голову. (Кто скажет хоть слово про "чистые руки" - вон из класса!!!)

Курумо был умнее Мелькора. Это тоже по определению. Даже если интеллекты у них были абсолютно одинаковы, Курумо был умнее в совокупности. Чистый разум, без лишних эмоций, мешавших иногда Мелькору увидеть решение и твердо последовать ему. Чувства отвлекают от размышлений. Итак, что же получается? Мелькор превосходит остальных Валар практически во всем. Умнее их, в том числе. А Курумо умнее Мелькора. То есть, с необходимостью следует вывод: Курумо - самое умное существо в Арде. Умнее Валар, умнее остальных майяр, заведомо умнее эльфов, людей и прочих братьев наших меньших. Ужас! Как ему, наверное, было тоскливо. Кругом - одни идиоты... Руки опускаются, а стоит ли вообще что-то делать, рыпаться... Ради кого? Ради этих придурков?... Именно такие чувства обуревают умников в компании нормальных людей, средних способностей. Меня лично не удивляет, что Курумо испытывал закономерное чувство превосходства, общаясь с другими. И на глупые вопросы обиженных его высокомерием, которое не могло не проскакивать сквозь вежливое обращение: "Ты что здесь, самый умный, что ли?" Курумо с чистой совестью мог ответить: "Да, я здесь самый умный. И это - факт, не требующий обсуждения". И не удивляет, что он иногда позволял себе поиздеваться над чьей-то глупостью, теша тем самым свое самолюбие. Чувства вообще, как таковые, у Курумо, конечно были. Но средненькие, нетренированные. Не сравнить с его могучим интеллектом. Который медленно, но верно загонял его в ловушку для умников. Какую? Об этом - чуть позже.

Гортхауэр умел любить лучше Мелькора. По все тому же определению. Ишь, как ловко Мелькор отделался от влюбленной в него девчонки. Она ему нравилась, даже очень. Но он ее все равно спровадил. Не время, мол, теперь. Девчонка ради него смерть превзошла, а он... Судьба мира оказалась для Мелькора сильнее любви. Вмешался разум, не в тему... Давайте, только не будем впихивать в слово "любовь" дополнительные значения, вроде "любви партии к своему народу", "любви к Арде"... Любовь у нас пусть и будет любовь. Которая между двумя любящими. Вот, Гортхауэр, окажись он в такой ситуации, послал бы к чертям собачьим все миры ради любви. Но он не мог оказаться в такой ситуации. Дурное влияние Мелькора. Отчего, думаете, все как один майяр, беглецы в Средиземье, запросто вспоминали Артано, стоило только упомянуть его старое имя? Как же не вспомнить валинорский секс-символ? Красивый, еще не озлобленный, а наоборот, открытый и радостный, с огромным, на весь мир, сердцем, любящий всех и вся. Не могли оставить без внимания майярши такое сокровище. Были там и опытные, и смелые девоньки, захапали моментально пацана. Как это часто у нас происходит, с чересчур симпатичными одноклассниками. Категорически не соглашусь считать, что Гортхауэр днями и ночами сидел в кузнице и самозабвенно постигал ремесло. Может, так бы оно и было, если бы Ауле давал парню больше самостоятельности. Но вспомните, как он отреагировал на пресловутый кинжал с рубинами. Слушая очередные нотации и суховатое изложение основ кузнечного дела, Гортхауэр, подобно всем мальчишкам, начинал пускать пузыри из чуин-гама и посматривать в окно. А, вот, Курумо такие лекции наверняка слушал с удовольствием. Наконец-то, пошли концепции, систематическое изложение и классификация!... То есть, старший рад был иной раз слинять из кузницы, прогулять уроки. Уж не оттого ли Гортхауэру вспоминалась некая цепь, на которую его мог посадить Ауле, вернись он в Валинор? Частенько, видать, сиживал, прикованный кузнецом, за то, что ветры в голове дуют, как на вершине Таникветил, и в штанах слишком тесно.

Небольшое, но необходимое отступление. Меня можно упрекнуть в том, что чересчур очеловечиваю образы духовных существ. Но, позвольте! Духи-то они духи, но воплощенные. С телами, то есть. А если есть тело, то у него, извините, есть потребности. Их, конечно, можно игнорировать. Но мне кажется, что воплощенным сущностям, даже Валар, а не только майяр, пришлось столкнуться нос к носу с непреложной истиной: назвался груздем - полезай в кузов. Вместе с телом получайте, ребятки и девоньки, все, что к нему прилагается. Весь клубок проблем. Дух, конечно, сильнее тела, как бедному человечеству много столетий втолковывает религия, но тело тоже иногда может взять верх. А что у майяр бывают дети, то факт, самим профессором указанный. Лютиэн Тинголовна наполовину майя, по матери.

Зачем, ах, зачем он слушал Мелькора! Зачем загружался проблемами, суть которых даже не мог осознать, башка не та. Он верил безоговорочно, слепо своему Учителю. Если Тано сказал - надо для Арды - значит, так и поступал. Не по своему сердцу, молчало оно на такие запредельные темы, а как Учитель велит. А Учителя он любил. Так любил, что даже себе во вред. Слово лишнее сказать боялся, чтобы не расстроить. Особенно под конец. Загрузил парня Мелькор, научил сублимировать, для Арды... Гортхауэр умел любить лучше. Странно звучит, для Жестокого? Но об этом чуть позже.

Разум практически всесилен. Нет ничего, что было бы неподвластно осмыслению или на худой конец, описанию. Разум - мощнейший инструмент. Да, конечно, в Арде есть магия. Арду и создали, собственно говоря, ради магии, чтобы сбежать из рациональной, можно сказать даже - курумовской - современности. Да, да, возвращаюсь снова к Курумо. К нашему великолепному умнику. Разум не уступает магии. Даже если предположить у Курумо полное отсутствие всяких магических способностей, вроде творения живности или зажигания огня знаком "ллах"... Уточняю: я не говорю ни того, что у Курумо есть магические способности, ни того, что их нет. Для меня это несущественно. Так вот, если предположить, что Курумо - не колдун, то, обладая таким разумом, он бы не чувствовал себя ущемленным. А заклинаний и их составляющих знал бы больше, чем любой тамошний маг. У Курумо отличная память и энциклопедический подход к материалу. Разум не уступает магии. Даже предвидение можно смоделировать, имея хороший ум. Что такое "будущее"? Будущие следствия коренятся в причинах из настоящего. У Курумо с логикой все в порядке, с законом причин-следствий. Он мог "предвидеть", по-своему. Как, например, если пилишь ветку, на которой сидишь, то обязательно грохнешься. Если есть враждующие партии, крайне непримиримые, то они будут воевать до полной победы одной из сторон. Разум всесилен. И именно в этом кроется ловушка для умников. Перейти от "практически всесилен" к "всесилен"... Вознести себя на недосягаемую высоту, сделать себя и свой разум критерием, мерилом истины для остальных. Законодателем...

Гортхауэр, задрав высоко свой лупатый, веснушчатый от пребывания на открытом воздухе нос, мог бы так сказать умнику-брату: " Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая, или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так, что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто"... И был бы совершенно прав. Цитата из апостола Павла. Но такое же мог сказать любимый ученик Христа, Иоанн. Не правда ли, похожие отношения связывали Иоанна с Иисусом и Гортхауэра с Мелькором? Об Иуде Искариоте, давайте, попозже... Гортхауэр и Учитель говорили между собой на особом языке, на языке сердца. Они пользовались обычными словами, но смысл... Достаточно взять Черную Книгу и прочитать их задушевные диалоги. Не буду комментировать. Здесь логический анализ должен уступить место чувствам. Кто тоже владеет языком сердца и умеет слышать, тот поймет, что я имею в виду... Но что же слышал Курумо? Этот язык по определению нелогичен. Говорящие на нем выглядят, скорее всего, весьма глупо для разумного восприятия. Не понимал он ничего и чувствовал себя полным идиотом. А это не то чувство, которое любят испытывать умники. Обидно, ощущать себя выше и способнее любого, и быть в загоне у самого дорогого существа. Мелькор явно предпочитал умнику Морхэллену его недалекого, но сердечного брата. Почему? Миру сейчас ближе сердце...

Рано родился Морхэллен. Не в свою эпоху. Но об этом попозже. А пока продолжим разбор характеров Гортхауэра и Курумо. Кстати, об именах. Гортхауэр, ведь, напрочь отказался от своего валинорского имени Артано. А младшего часто в Хрониках называют то истинным именем, Морхэллен, то валинорским, Курумо. Думаю, что младший мог бы сказать Гортхауэру по этому поводу следующее: забывающий свое прошлое, обречен повторять собственные ошибки... Не умеющий прощать. Умевший любить, как никто, и не умеющий прощать. А, ведь, без прощения и любовь-то... Переходит в свою противоположность, в ненависть. Гортхауэру, устроенному просто и незатейливо, честному, порядочному, высоконравственному, было невдомек: как другие могут поступать иначе? Для него сложных нравственных выборов не существовало, все виделось ясно и просто: делай хорошо, по сердцу. Если кто-то, пользуясь другой системой ценностей, поступал, в понимании старшего, плохо, то есть не так, как он сам, то такой человек - предатель. И заслуживает самого глубокого презрения, смерти и хуже смерти - не знаю чего, но хуже... Если кто-то говорит, что любит Арду, а брата своего ненавидит, то нет в нем любви. Жестокость одна... Слова самого Иоанна.

Был ли Курумо Иудой? Авторы Хроник выразили свое мнение однозначно, вложив в уста Мелькора фразу Христа, обращенную к Искариоту после тайной вечери, предваряющую предательство: то, что делаешь, делай скорее. То, что должен, делай скорее... Не знаю. У меня нет информации по Иуде, она так же противоречива, неполна и недостаточна, как и о Курумо. Но есть кое-какая разница. Нет тридцати серебряников. Мне так кажется. Тот Курумо, умник, интеллигентный, чистоплотный до занудства, с тонким вкусом до пижонства, не опустился бы до такого дешевого хода, как предательство ради выгоды. Или из мести. Или, чтобы доказать, из голого принципа... Надвигалась война. А в Долине все жили, словно не замечали ни сильных государств других эльфов, устроенных по типу Валинора, с жесткой иерархией сильной королевской власти. Ни захватнических настроений в самом Валиноре. Об орках и об их истинной кровожадной природе я вообще молчу. Словно Счастливая Долина была отделена от Средиземья Пустотой... На что похоже? Может, Единый тоже хотел на что-то закрыть глаза, от чего-то уберечь свой мир... Война назревала, она висела в воздухе, ею, буквально, воняло... Валинорцам не было дела до Гэлломэ? Манве было дело до Мелькора. Этого достаточно. Не стал бы он впоследствии так издеваться над побежденным, если бы Светлому Королю не было никакого дела до Владыки Тьмы. Ну, прождали бы еще тысячу лет. И вляпались бы в точно такую же ситуацию. Полнейшая беззащитность перед вторжением. Наивно полагать, что детей в войне не трогают. Прикрываться детьми, как живым щитом, еще хуже. Мало ли, что они сами. Раньше надо было думать. Вот, в чем можно нимало не сомневаться, так это в том, что орков вооружил... Гортхауэр. И сражаться их научил он же. Началось все с искусства обработки металла. У орков не было таких знаний. Не мог Мелькор не видеть, что первое, что сделают орки, будь у них собственные кузнецы - оружие. Много всякого оружия, разного. У них уже были каменные ножи, стрелы, арбалеты, копья. Теперь все это они делают из железа. Психология у этого народца такая, наступательно агрессивная. Идеальная армия. И, разумеется, Гортхауэр не догадывался, почему Учитель не сделал этого сам. Об этом догадался Морхэллен. Он указал на "упущение" брату. И попросил так, на всякий случай, начать заниматься с эльфами военными упражнениями. Не верил Гортхауэр в войну. Учитель в нее не верит. А что Морхэллен красно говорит, так он на это мастер - языком трепать. Но тот уж очень просил, ради братской любви. Ладно, раз просит, сделаем... А Морхэллен подумал: "Хоть не как бараны погибнут"... Жалко ему было эльфов Мелькора. Но он видел приговор Истории: если не пересилят себя, хоть чуть-чуть, не научатся защищаться, не отрастят "зубы и когти" - нежизнеспособны... С чего бы Гортхауэру так переживать после того, как Курумо выгнали? За то, что тот сделал из орков армию. Он, Гортхауэр, конечно, натура чувствительная, но не до такой же степени. Когда он понял, что совершил нечто, из-за чего его Учитель прогнал брата, нечто страшное и непоправимое, и услышал в свой адрес от Мелькора слова: ты такой же, как он... Учитель догадался?... Меня тоже прогоняют?... Мелькор был умным. Может, он и догадался, кто на самом деле "впустил" реалии внешнего мира в его замкнутую Долину Счастья, чьими руками. Но предпочел закрыть на это глаза. Так что Гортхауэр зря боялся. Никогда бы его Мелькор не выгнал. И брата он не начал ненавидеть сразу после ухода. А только после войны. На пепелище Гэлломэ, на долгие века ставшей Ниэн. Когда понял, чего на самом деле хотел от него Морхэллен. Что он заставил его в этом участвовать. И вечно казниться... Было ли предательство? Не знаю. Был план. Это точно. Когда Морхэллен ушел, Мелькор был вынужден начать готовиться к войне. Времени было, хоть и в обрез, но при должной настойчивости, вполне хватило бы для подготовки, чтобы отбиться с минимумом потерь. Но не было этой настойчивости. Все еще не верил...

Курумо, в принципе, мог говорить на языке сердца. Каждый может. Но его брат и Учитель в этом деле были профессионалами, а он - начинающим. Для того, чтобы свободно говорить на этом странном, нелогичном языке, необходимое условие - полная открытость. Для младшего - вещь почти невозможная. Он слишком долго жил один на один со змеями. Каждый день - битва, никому не доверяй, а сам выпытывай, скрывай свои мысли, прячь чувства, маскировка, конспирация... Он не привык к открытости. Ему нужно было этому долго и терпеливо учиться. И Курумо не собирался так вот, сразу, снимать доспехи с души. Нет уж, броня столько времени ему верно служила, пусть пока побудет. Там увидим. На него, может, обиделись. Расслабились у себя тут, в тепле и довольстве, в любви купаясь. Не понимали, что бывает по-другому. А там, в Валиноре, прогресс шел быстро. Быстро научились убивать, хитрить, бояться, завидовать и прочим удовольствиям современности. Не затянулся в Валиноре период детства Арды, наивной невинности. А в Гэлломэ детство слишком затянулось. Морхэллен был способен на любовь. Он обожал брата, обожал Мелькора. Того еще и уважал, потому что иногда им удавалось побеседовать, как двум умным. Но скрывал чувства, не говорил с ними на их языке. По привычке. Как умный, Курумо понимал, что, кроме разумного способа постижения действительности, должен быть еще другой - через чувства. Иное мышление. Курумо знал, что оно существует, но, как умник, недооценивал.

Знаете, чего больше всего боятся умники? Как напугать умника до состояния, когда уверенная в себе, даже самоуверенная, личность превращается в самое несчастное создание на свете, за которым нужно ходить по пятам, прятать острые предметы и веревки во избежание... На глазах умника можно изнасиловать и четвертовать любимую девушку. Но это все еще не доведет его до предела. Он, конечно, может впасть в истерику, но в глубине души разум философски отнесется к событию или начнет прорабатывать план изощренной мести, но не остановится ни на секунду! А вот эта одна мысль, коей я сейчас любезно поделюсь, способна парализовать любую мыслительную деятельность умника, превратить его в существо растительное. Это самая большая тайна умников. И я ее выдам. Может, это поможет представителям "лириков" почувствовать себя в шкуре "физика". Внимание. Вот она - эта мысль. Напишу ее большими буквами и на целый абзац.

А ЧТО, ЕСЛИ Я ОШИБАЮСЬ?

Одна мысль - а что, если я ошибаюсь? Что, если исходные посылки неверны, если расчеты велись с неэквивалентными преобразованиями, если принятое решение не есть правильное? Значит, я действительно тот, как обо мне все думают?... Одна возможность ошибки свергает разум с высокого его пьедестала. И превращает в ничто. Вся кажущаяся сила и неограниченное могущество становятся мыльным пузырем, способным лопнуть от малейшего прикосновения... Наверное, не раз Морхэллен впадал в черное отчаяние от осознания бессилия перед ошибкой. Тысячи раз проверял и перепроверял, ибо от правильности решения зависело все, на что он надеялся, на что поставил. Наверное, осознавал страшную ответственность и пытался избежать ее, уйти от выбора, который видел разумом. Наверное, не раз просил Мелькора убить его. Лучше сейчас, пока он еще не сделал то, что должен. Что заставляет его сделать разумное видение ситуации. Он боялся "включать" свое иное мышление. Потому что эмоции загрязняют логику. И решение, подсказанное этим иным мышлением, может быть совсем другим. И он, однажды прибегнув к иному мышлению, уже не сможет потом логически оценить, взвесить эти два решения от разных путей. Потому что тогда он неминуемо уже совершит выбор, и оценка будет пристрастной.

Сделал ли Курумо ошибку? Тот ли он сделал выбор? Не знаю. И не соглашусь с теми, кто говорит, что знает. Потому что мы тоже делаем выбор, читая Хроники. Кто головой, кто сердцем. Кто чем привык. И наше суждение о поступках Курумо становится пристрастным. Как и мое. А мне он нравится, этот умник! Каким он представляется мне. Умники - неплохие ребята. На самом деле, добиться от умника уважения совсем несложно. Достаточно просто быть самими собой. И если вы - интересная, своеобразная личность, умник обязательно это оценит по достоинству, лучше, чем кто бы то ни было. И не пытайтесь быть умнее его. У вас просто не получится. Иметь в друзьях умника - это не иметь проблем. Умник о них позаботится раньше, чем они возникнут. С умниками случается, их начинает немного "заносить", когда они на миг отдадутся иллюзии всемогущества разума. Напомните умнику, тихонько, что есть иное мышление. И он будет горячо благодарен, что вы одернули его раньше, чем он сам обжегся.

Из умников с возрастом получаются мудрецы. Когда они учатся правильно расставлять приоритеты и не переоценивать силу разума. А Гортхауэр с возрастом вовсе не умнел, как можно подумать. Глаза взрослого на лице ребенка. Нет. Это были глаза ребенка из концлагеря. Злого ребенка. Наверное, его назгулы вскоре взяли над своим патроном что-то вроде шефства. Люди, они мудрее... А в подтверждение моей точки зрения целая куча примеров. Как Саурона надул Ар-Паразон. Мальчишка Исилдур шутя справился. Лютиэн напоминать не надо? Гортхауэр часто делал глупости. Сначала он замочил у Берена всю семью. А потом с упрямым идиотизмом по одному передушил отряд Финрода. Вместе с тем эльфом, который гостил у Мелькора, и вроде, проникся идеями Тьмы. "Он похож на нас, а ты - оборотень!" - бросил ему бедняга эльф перед смертью. Что бы братцу сказал на это умник Курумо: "Ах, ты вопросы им задавал, а они не отвечали! Представляю, как ты спрашивал. Я бы тоже тебе ничего не ответил. - А что мне надо было, за стол их сажать и пиво с ними пить, с врагами? - Да! Надо было! И за стол, и пиво. И за жизнь расспросить. Как Учитель твой делал". И сами бы они все Гортхауэру выложили. И обнимались бы Берен с Сауроном, как лучшие друзья. И говорил бы Саурон: "Погорячился я с твоим отцом!" И Берен бы ему: "Я думал, что ты зверь совсем, а ты хороший. Глупый, только..." А Саурон ему: "Знаешь, а я иногда превращаюсь в зверя, по приколу". Берен: "Да ну? Покажи!" И мигом бы протрезвел, увидев вдруг перед собой оскаленную волчью пасть. Волк: "Ну, как?" Берен сообразил бы, что это - Сау, и что он, вроде, сам его просил. Успокоился бы и сказал: "Дык! Экий ты здоровый! Да на тебе ездить можно, как на лошади!" Выпили бы еще, и поездил бы. А что? Пьяному море по колена... И была бы тогда не сказка "Берен и Лютиэнь в Черном Замке" а "Берен-Царевич на черном волке"... Гортхауэру с возрастом надо было учиться прощать. Это другой путь к мудрости.

Нет, я не считаю Гортхауэра безмозглым. Наоборот, у парня была светлая голова и золотые руки. Достаточно припомнить его палантиры. Весьма остроумное решение проблемы дальней связи, на стыке инженерии и магии. Почему Гортхауэр не создал палантиры в Аст-Ахэ? Им, ведь, они не помешали бы, для координации. Мое мнение - некому было озадачить. Если озадачить старшего вечным двигателем, но не посвящать его при этом в закон возрастания энтропии, то можно смело основывать корпорацию "Endless Motion Corp." и стричь купоны с дивидендов, которые пойдут за промышленное внедрение промежуточных решений Гортхауэра. Мне интересно, когда бы старший в такой ситуации начал подозревать неладное? Что вечного движения не существует? Гортхауэр умел думать очень хорошо, когда это было нужно для дела и в критических ситуациях... Так же Курумо был, очевидно, способен на любовь и на сильные чувства. Поскольку творец его, Мелькор, создал обоих братьев цельными личностями. Но предпочитал в жизни руководствоваться головой.

Не знаю... Ошибался ли Курумо? Может, стоило ему начхать на свой разум и присоединиться к идиллии?... Вопрос остается открытым. Но позволю себе сделать последнее замечание. Самое последнее. Одно только соображение. Зачем Мелькору понадобилось творить двоих учеников? Если он всю жизнь провел с Гортхауэром, сотворил бы его одного. Зачем он творил Курумо? Такого разумного в этом сумасшедшем магическом мире? Он, Мелькор, что - компрачикоса? Создатель уродцев? Может, Курумо ему был нужен, и именно такой. Чтобы принимал решения, пользуясь холодной логикой. Чтобы рука не дрожала...

Об именах. Мне слышится в истинном имени "Морхэллен" нечто иное. Мелькор назвал старшего Таирэн Ортхэннэр. Крылья пламени. Ортхэннэра превратили в Гортхауэра, и слышится там "пощады не ведающий". Второй брат получил при сотворении такое же составное имя, Сэйор Морхэллен. Темный лед ночи. Противоположность старшему. Но мне слышится там "мрачный хранитель тайн". Он сам - одна сплошная тайна. Черт бы его побрал, умника...

С уважением, Оксана Панчук.
Любительница парадоксов и умников.

Размещено: 20.02.01