Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Вальрасиан

Плоскость и вертикаль
или
В меру перепутанные размышления об Ириалонне и Элхе, альтруизме и эгоцентризме, Арде и Арте, красных коммунарах и темных эльфах, а также о прочих высоких и не очень материях

Ответ на Элхэ и Любовь Морион

Disclaimer: Велеречивостью и запутанностью заголовка автор предупреждает об а) недостаточной фундаментальности, системности и последовательности нижеследующего текста; б) необходимости не относиться слишком серьезно к данному тексту; и в) извинениях за пп. а) и б)

1. Постановка задачи.

Реплика Мориона вкупе с прочими ответами на мое размышление об Ириалонне и эгоцентризме заставила меня задуматься. Действительно - неладно что-то в королевстве датском... Вроде бы ваш покорный слуга никогда не был совсем уж циником, скептиком и моральным уродом. Вроде бы Ириалонна и Элхе (NB: не желая оскорбить ничьих чувств и ввязываться в метафизико-глюколовские споры, подчеркиваю: здесь и далее говоря "Элхе", "Мелькор", "Эру" и т.д. я подразумеваю только и исключительно соответствующие литературные образы "ЧКА" и "Сильма", а не гипотетически существующие где-то одноименные личности или прототипы персонажей) действуют из самых высоких побуждений. И тем не менее... Их действия вызывают у меня неприятие. И если бы я один такой был - так нет же, лично знаю коллег по фэндому, дивных и романтичных, но ту же Ириалонну на дух не выносящих. Странно...

Перебираем решения простые и приходящие на ум с первого раза. Латентный антиниэннизм? Не получается, Хагинн с Дайоленном или Эле с Ланирэ любим, помним, а иногда и скорбим... Неприятие стиля конкретных повествований? Так он, вроде, довольно равномерен по всей книге... Наличие знакомых и резко нелюбимых фэндомских Ириалонн и Элхе? Не катит, по крайне мере, у меня лично отношения со всеми Ириалоннами и Элхе вполне ровные, местами позитивные...

Приходится копать глубже...

2. Сопоставления и рассуждения

Первый, грубый и пристрелочный анализ свидетельствует о существовании массы литературных, исторических и житейских ситуаций, так и или иначе схожих с историями Элхе и Ириалонны, но ни у кого (или почти ни у кого) не вызывающих неприятия. Древнерусские княжны, предпочитавшие смерть позорному ордынскому плену (романы Яна о татаро-монгольском нашествии на Русь); мученики, выбиравшие страшную гибель, единственный путь избежать отречения от своей веры; крапивинские барабанщики... Смерти столь же нелепые и столь же (да простится мне это сопоставление) красиво отраженные в художественном тексте. А реакция разная... Почему?

Хорошо, попробуем подойти с другой стороны. А есть ли столь же нелепые и столь же красиво отраженные в художественном тексте смерти, но вызывающие неприятие? Фанатики, предпочитающие гибель принятию помощи из рук того, кого считают врагом? Не совсем... Ощущение абсурдности, нелепости, неоправданности смерти, несоразмерности уплаченной цены спасенным принципам - то же, но добавляется оттенок брезгливости и отрицания. Может быть, жертвы нелепого патриотизма, необученные солдатики, со старенькой винтовкой пытавшиеся встать на пути танковых колонн (хотя мы-то, спокойно-разумные, стоящие над текстом книги, знаем, что куда как больший урон врагу можно было причинить, спрятавшись в лесу и подождав удобного случая)? Тоже не то, нелепо-бестолковый героизм поневоле вызывает уважение, смешанное с жалостью...

Или... Нашел! Арканарские прогрессоры первого поколения (знаю я, что тогда термина "прогрессор" не было. Но "сотрудники института экспериментальной истории" - звучит слишком громоздко), погибающие трагически и нелепо, из-за того, что в сером мире довольных скотов не могут перестать быть коммунарами... С горсткой воинов пытающиеся остановить публичную пытку эсторских ведьм и поднятые на копья дворцовой охраны под рев толпы "Огня! Еще огня!" или поднимающие обреченные на поражение мятежи. Конечно, коммунары и ученики Мелькора пришли из разных книг, конечно "ТББ" более цинична и жестока, понимая всю трагическую нелепость жертв идеала, но трудно уйти от ощущения о парадоксальной схожести Ириалонны, Элхе, Гэлторна и Карла Розенблюма или Стефана Орловского.

Вот и начинает сплетаться ниточка - тонкая, ненадежная, но позволяющая добраться до причины - отчего же те, кто восхищается мучениками и исповедниками нашего мира, зачастую неспособны оценить самопожертвование последователей Мелькора...

3. Этическая вертикаль

С давних пор человечество без особой симпатии относится к самоубийству. Оно рассматривается, как признак слабости, несовершенства, да и в конце концов - самовольного распоряжения даром жизни (не столь уж важно - полученным свыше или дарованным родителями, в любом случае - не сам человек его создал...). И в то же время - "блажен, кто положит душу за други своя". Воин, грудью ложащийся на амбразуру или бросающийся под танк со связкой гранат, чтобы выиграть соратникам лишние мгновения жизни, мученик, бесстрашием перед лицом смерти подтверждающий силу своей веры (в широком смысле этого слова. Скажем, советская трактовка образа Дж. Бруно относится сюда же), врач, испытывающий на себе вакцину, идут на верную гибель (или почти на верную) - но в глазах общества они являются героями, а не самоубийцами...

Где грань?

В цене.

В той цене, которую люди устанавливают за свою жизнь. Жизнь - высокая ценность, но отнюдь не высшая. И тот, кто отдает свою жизнь за нечто, стоящее больше - становится героем. А тот, кто превращает жизнь в разменную монету, в цену бегства от ответственности, в цену мимолетного увлечения - встречает непонимание, неприятие, отрицание.

В нашем мире легко быть героем. В нем много идеалов, много целей, за которые действительно стоит отдать жизнь. (Что самое печальное, порой эти последователи этих идеалов оказываются по разные стороны баррикад... Как Телегин и Рощин в "Восемнадцатом году"). И когда избирали смерть киевские или владимирские княжны - не позора татарского плена боялись они, боялись не сохранить себя для Небесного Жениха, сломаться и превратиться в ничтожество... Когда вжимались в мерзлую землю Перекопа последние защитники белого Крыма - не ради охотничьего азарта или выгоды (будь то имения (какие уж имения у поручиков и унтеров...) или ничтожные субсидии иностранных правительств, которых не хватало даже на продовольствие или боеприпасы) - но мечта о потерянной России, чистой и прекрасной... Когда в 41-42-м голодные, оборванные мужики сбивались в первые партизанские отряды, не имея даже призрачной надежды на победу... В общем, ряд можете продолжить сами.

Не так обстоит дело в иных литературных мирах. Классическая гангстерская сага или шпионский детектив почти плоски, этическая вертикаль урезана сверху и потому в мироздании криминального романа неуместны и бессмысленны многие формы служения идеалу. Вздумай Джеймс Бонд при общении с очередной красоткой ограничиться целомудренным поцелуем в щечку и раствориться в ночи (уподобившись Румате), а семья Корлеоне отказаться от мести (уподобившись, скажем, Алеше Карамазову) - это было бы даже не смешно. Это было бы попросту нелепо - как медведь, напяливший очки, фрак или галстук...

Арта сложнее и неоднозначнее, разноцветнее и многограннее, но и она лишена света Небесной Сальватэрры (да простят меня поклонники Д. Андреева за столь вольное использование его образов). В ней есть место добру и злу - но это "коммунальные" добро и зло (спасибо Гунтеру за термин), посюсторонние и понятные, отличающиеся от добра и зла соседей по лестничной клетке количественно - но отнюдь не качественно. Перед внутренним взором персонажей "Черной Книги" не стоит (и не может встать - неоткуда взяться ему в Арте) образ Небесного Иерусалима, Высшего Служения, у них нет светлой мечты о высокой цели, заслуживающей самой высокой цены, - Арды Исцеленной или светлого коммунистического будущего... Им не дано даже очищающих души огненных ненависти и гнева по отношению к Тому, чего не должно быть (сытое равнодушие арканарского мещанства, Искажение Моргота, фашистская нечисть...).

Не сразу, отнюдь не с первого прочтения видно - идеология Мелькора и его учеников плоска и предельно вторична по отношению к идеологии Эрэ и Валар (уточнение: Валар "ЧКА", а не "Сильма"). "Мы не враги, мы не зло, тьма - необходимая часть мироздания" - развернутое и довольно изящное отрицание идеологии оппонентов имеет место, но позитивной программы, вертикали, Великой Цели нет... И потому, когда Мелькор жертвует своими учениками ради того, чтобы не причинить боли Арте, когда гибнут Ириалонна или Элхе - их смерти выглядят столь же нелепыми и неуместными, как гибель арканарских прогрессоров.

Именно это ощущение нелепости, неправильности гибели Ириалонны и Элхе (с которых и начинался наш разговор) и вызывает сопротивление, заставляет придумывать, притягивать за уши, подгонять аргументы, объясняющие это неприятие.

4. Трагедия несоответствий

Цель, безусловно, не оправдывает средства. Но определяет их...

Несоответствие средств и цели способно погубить цель - утопив ее в грязи или оставив беспомощной. И именно это страшное несоответствие - источник трагедии Мелькора и всех тех, кто вовлечен в его орбиту. По сути своей Мелькор - всего лишь харизматический вождь одного из государств, отличающийся от Ленве, Тингола или Халет лишь количественно. Он не несет своим подданным нового учения, качественно новой политической программы, даже мечты - фактически он приносит лишь себя, обаятельного, мудрого, харизматичного, способного из рыхлой общности северных племен выковать единое целое, но не более того...

Несмотря на это Мелькор действует даже не как сакральный вождь, благоверный князь, святой король - вершина этической вертикали своей культуры, но как представитель иной культуры, на порядок более высокой, злыми ветрами занесенный в Арту (кстати, не случайно же и у Ассиди в "Сердце вселенной" и у Джельтис в "Повести о людях" Мелькор оказывается не творением Эрэ, а гостем из Эа, обманом лишенным памяти... Честное слово - такую модель понять и принять гораздо легче), как... Естественно - как прогрессор первого поколения. И лучшие из его учеников и последователей перенимают modus operandi Мелькора, но не наполненный светом идеала, мечты, цели он лишь множит трагедии...

Отвлекаясь в сторону - трагедия Арты в том, что ей достался не тот Мелькор. Миру больного власто- и честолюбца Эре нужен был прогрессор времен Саракша и Гиганды: Сикорски, Абалкин, Тойво Глумов - чуждый грязи и крови, но способный выбирать их - если единственной альтернативой будет большая грязь и кровь... Аст Ахе, обреченной и запертой в кольце врагов нужен был политик, стратег, организатор... Но увы - Арте достался даже не дон Румата, а дон Капада.

Впрочем, будь Мелькор другим - это была бы совсем иная история.


Если вы дочитали этот сумбурный поток сознания до конца - благодарю вас за внимание.


С уважением,
Вальрасиан.

P.S. Наверное, в качестве ответа на реплику Мориона было бы достаточно 3-го параграфа (главы? части?), но слишком уж сухо, академично и недоходчиво это было бы...

P.P.S. В том случае, если кто-то пожелает продолжить дискуссию - два важный hint-а:
а) все сказанное - суть поток сознания. Т.е. "мне так кажется". На Абсолютной Истинности Всего Вышесказанного, Очевидной Любому Нормальному Человеку, (слово "нормальному" язвительно выделяется интонацией) я настаивать не собираюсь.
б) все приведенные рассуждения базируются на не сформулированном явно предположении, о том, что ценность, высшая чем жизнь может существовать лишь в рамках Высокой Идеи (включая в это понятие и житейский альтруизм из серии "Сам сдохну, но мои дети (родители/жена/Учитель/ученики) переживут эту войну (землетрясение, голод, эпидемию)" и коммунизм в трактовке "Гравилета "Цесаревич"). Если вы не разделяете данный тезис - дискуссия получится забавной, но абсолютно неконструктивной, как впрочем и любой другой спор об аксиомах.


Размещено: 07.08.03