Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Морион


Игры не для нас

Ответ на Плоскость и вертикаль Вальрасиан


Пожалуй, только ЧКА смогла проделать столь долгий путь от 10 класса школы до 4 курса университета вместе с мной. За это время я успел сменить много масок, соответствующих той или иной черте моего характера. Я посвящал свое время изучению умных книг, чтобы вдохновиться на час или на год идеями совершенно различных мыслителей. Увлечения были недолгими, потому что найдя в университете источник знания, я постоянно менял свои интересы. Скажем, что я искал свою Звезду на звездном небосклоне или свой цветок на цветочной поляне.

Так получалось, что любое мое открытие, новое знание об иной религии и культуре, неизменно начинало связываться в моей душе с ЧКА. Я словно бы примерял новые для меня знания и факты к уже известному мне черноардическому мифу. Зачем? Уже несколько лет, как ЧКА оказалась заброшенной, и текст ее уже очень давно не перечитывался мной. Почему же вновь и вновь я обращаюсь к старым персонажам из печальной сказки - к Мелькору, Элхэ, Ортхэннеру - ко всем тем, кто когда-то, уже и не вспомнишь когда, был столь важным для меня? Не потому ли, что их присутствие все еще реально для меня и не потому ли, что их имена наполняются не меньшим звучанием, чем имена знакомых мне и любимых мной людей? Должно быть, ответ заключается в созвучии жизни моей и их жизни, в понимании и переживании их судеб как своей собственной. Для чего же нужно это созвучие?

Я отвечаю на этот вопрос так - для преодоления одиночества, для обретения того, что окажется близким тебе и не сумеет предать. Эта вера есть попытка бегства от самого себя.

Наши фантазии не умеют предавать, в то время как нам предать их - проще простого. Порой, мы промениваем наши фантазии на другие фантазии, не замечая, что каждой из них отдавали частицу себя. Расставаясь же с очередным мифом, мы теряем эту частицу безвозвратно. Мы разрушаем построенную нами зыбкую систему ценностей и приоритетов, чтобы снова начать строить, уже на другом основании. Мы - люди, забывшие о Сказке, превратившие ее в слепую Догму.

Теперь, думая об одних из самых интимных моментах своего детства, я понимаю, что потерял, начав учиться думать. Галадриэль, сидящая на краешке моей постели, эльфы Лотлориена, недописанный роман-продолжение ВК - все это предано ради умных книг, новых интересов и знакомств. Прошлое не умеет возвращаться. Вместе с тем, мне видится, что те далекие моменты радости от ощущения разделенного одиночества, стоят многого в сравнении с одиночеством мысли, забывшей о вере.

Переживание событий ЧКА как действительно происшедших или, если угодно, вера в них, являются главным условием преодоления одиночества. Возможно, что тот же эффект достигается через переживание Евангельского текста. Но в действительности, это одиночество, наполненное одиночеством, это сон во сне. Человек не одинок потому, что конструирует себе миф, так или иначе не похожий на мифы, конструируемые другими людьми. Между людьми не возникает полного понимания, потому что мифы их не совпадают таким же образом, как не может быть двух совершенно одинаковых людей. Так снова рождается одиночество - безудержное стремление услышать и быть услышанным, поделиться тем, что является для тебя святым. Так рождается желание любить и быть любимым. Невозможность полного единения опять толкает человека в бездну одиночества, которое в свою очередь опять зовет этого человека искать любви.

Одиночество и любовь - так я определяю две основные темы ЧКА. Можно сказать, что это книга об одиночестве в любви, как ни парадоксально это звучит. Или, говоря другими, пожалуй, не столь точными словами, это книга неразделенной любви. Или, любви, разделенной смертью. Это о ней сказано: "Крепка, как смерть, любовь". Перефразируя, мы получаем, что и смерть крепка также, как любовь. Это два возможных крайних полюса человеческого существования - любить, чтобы собирать вокруг себя людей, помогать им и приобщаться к ним. И быть эгоистом, рвать все связи с миром и другими людьми, обращая все внимание на самого себя. Полный же разрыв всех связей, полная самодостаточность есть изоляция эгоиста от мира, смерть для мира. Но есть еще одиночество, которое неминуемо сопутствует и любви, и смерти...

Мне кажется, что в ЧКА есть Великая Идея, о которой пишет Гарет в своей последней статье. Это идея золотого века, прекрасных времен, когда мир был светлее и чище, чем он есть теперь. Этот золотой век человек всеми силами пытается возвратить, понимая обреченность подобных попыток повернуть время вспять. Попытка жить в идеальном мире приводит лишь к крушению очередной иллюзии. ЧКА - книга крушения иллюзий?

ЧКА - книга крушения единственно возможной реальности для героев разделяющих ее. Это книга крушения реальности и попыток ее восстановить для самого автора книги. ЧКА, как и любая книга, есть произведение авторское, раскрывающее перед нами душу автора.

Это книга понимания сложности реальной жизни в столкновении с ней и именно поэтому она находит столь много внимательных 16-18 летних читателей. Невозможность вернуться к идеалу, невозможность шагнуть за грань рождает чувство одиночества, невозможности до конца разделить с кем-либо то, чем ты живешь.

И все же, ЧКА - это не только книга отчаяния, но и книга надежды. Надежда эта в том, что смерть не является окончанием нашего пути, что за ее границей человек встретит уже утраченный на земле идеал, достигнет полноты любви.

Стремление к этому идеалу и составляет, по моему мнению, ключевое обоснование действий некоторых героев ЧКА. Одним из наиболее значительных образов книги стал для меня образ черного менестреля. Черный менестрель есть пророк золотого века и мистик, жаждущий его возвращения. В своих песнях он воскрешает прошлое, переживая снова и снова моменты полноты, потому что именно в прошлом видится ему его идеал. Момент единения и полноты, достигаемый через Песнь, есть попытка возвращения в сказку. Песнь есть метод, путь, ведущий к прошлому, к обретению созвучия с Песнью Творения.

Попытка вернуть прошлое, повернуть время вспять, обречена на провал. Поэтому менестрель возвращается в своих песнях к невозможности преодолеть границы времени и поет о самом наболевшем, о крушении его реальности. Поэтому его песни столь трагичны.

"Все мы немножко Элхэ" - это выражение Эарнура из одноименной статьи стало для меня одним из ключей к пониманию того, почему именно эта книга может нравиться. Я предлагаю дать образу Элхэ в ЧКА аллегорическое толкование. Элхэ - есть душа, которая стремится к Богу, но не может быть с Ним, по причине субстанциального различия между Творцом и Тварью.

Образ Элхэ также можно понимать и как аллегорию одиночества и неразделенной любви. С одиночеством же, как мне кажется, знаком, если не каждый первый на фэндоме, то уж точно каждый второй.

ЧКА есть книга о невозможности жить сказкой, жить в идеальном мире. ЧКА - это крик осознавшего свое одиночество человека, крик из безликой толпы, не признающей его интересов.

В ЧКА весьма слабо выражены причинно-следственные связи, так как книга, на мой взгляд, предназначена не для того, чтобы доказывать что-либо читателю, но чтобы показать ему это. Она более воздействует на чувства, чем на разум. В ней есть запоминающиеся проявления эмоций, но нет логического обоснования этим проявлениям. Если подвергнуть те или иные поступки героев анализу, приходится признать, вслед за Вальрасианом, эти поступки необоснованными и, в какой-то мере, напрасными. Но стоит ли забывать об особой системе координат, в которой живут некоторые герои ЧКА?

Герой помещается в систему координат любви и одиночества и окружается обстоятельствами, которые он не в силах изменить. Элхэ, предчувствующая конец их мира в Лаан Гэлломе, является характерным примером подобного типа героя. Узнав о тайне причинно-следственной связи событий, то есть раскрыв будущее, она всеми силами стремится его изменить. Но попытки эти напрасны, так как и они уже есть часть причинно-следственной связи, сотканной давным-давно. Именно из этой паутины пытается выбраться Элхэ, рождаясь снова и снова, и стремясь обрести веру и любовь, как единственные залоги ее спасения.

Попытка спасти Мелькора на поле сражения - попытка быть с любимым хотя бы в момент смерти, обрести единство с тем, кто по Закону Рока не может быть с тобой. Конечно, разумно было бы ничего не делать и смириться с тем, что тебе начертала судьба на своих свитках. Но поступок Элхэ свидетельствует о ее нежелании мириться с предначертанным, о ее любви, которая сильнее смерти.

Если людей спасает иллюзия выбора или простое незнание причин некоторых событий, то Мелькор не имеет даже такой иллюзии. Мелькор знает о том, что произойдет в мире, потому что и он участвовал в плетении паутины причинно-следственных связей. Эти связи он не в силах изменить. Только так, по-видимому, можно ответить на вопросы Ринеды Дальской, почему так часто бездействовал Мелькор. Он остается заложником собственного знания и мучается от собственного бессилия.

Гибель Элхэ предрешена причинно-следственной связью, также как предрешена гибель Лаан Гэлломе. Более того, согласно причинно-следственной связи, Мелькор и Элхэ не могут встретиться снова. Их встреча становится возможной только через любовь и веру.

Также единственно через любовь и веру возможно подлинное общение людей в рамках фэндома. Я говорю о людях, которые не утратили веры в свой мир и не сделали из фэндома своего рода хобби, предназначенное для отдыха после серого будничного дня. Я говорю и о тех, кто не сделал из своего мира - кумирню. Такие люди способны быть искренними и не прятаться за научной терминологией, сдобренной изрядным количеством известных и не очень фамилий. Такие люди понимают, что эмпирического подтверждения реальности, в которую они верят, быть не может. И потому они не спорят, не опровергают, но просто рассказывают о том, что видят. Они готовы слушать и думать. Джон Толкиен рассказал нам о "своем", Наталья Васильева - о "своем" - осталось рассказать о "своем" и нам, творя свои собственные миры.

Создав фэндом для того, чтобы найти людей с родственными нам душами, чтобы преодолеть одиночество, мы сами же превращаем его в тупую систему, обладающую своими законами и отсеивающую неугодных. Мы забываем, что создание фэндома есть попытка не быть одиноким среди многих и многих людей, с которыми мы сталкиваемся в будничной жизни. Фэндом - это попытка быть самим собой в окружении разделяющих твои взгляды людей. Мы же сами душим вновь приходящих, навязывая им некую систему развития, о которой они, со своими фантазиями, и знать не знали. Тем самым мы готовим новых отступников, которые для самореализации будут уходить из фэндома, чтобы организовать себе мир "под себя". Может быть, таков закон рода человеческого, кто знает? Но процесс этот, как, впрочем, и само мироустройство, вообще, - процесс порочный и неправильный.

Через любовь и веру и возможно Братство, смысл которого раскрывается через точную формулировку Августина: в основном - единство, в мелочах - свобода, во всем - любовь. Братство ЧКА - это тоска по единству с другими людьми, попытка преодолеть одиночество. Как мы видим, эта попытка оборачивается в мире ЧКА неудачей. Впрочем, разве в мире есть свидетельства обратного?

В ЧКА есть внутреннее противоречие, которое нельзя обойти и которое можно выразить в четырех словах: невозможность стать, обязанность - становиться. Ключевым для понимания этого факта стала для меня следующая фраза: "Если бы не было тьмы, разве увидели бы мы звезды". Пользуясь тем же оборотом, мы придем к выводу: "Если бы не было сгоревшего Лаан Гэлломе, мы не смогли бы оценить и полюбить его". На этом противоречии построена ЧКА, чередующая в себе моменты радости и скорби, любви и ненависти.

С одной стороны, в книге достаточно ярко выражена концепция благости изменения, как непременного спутника развития. С другой стороны мы видим, какие последствия несет это изменение - сгоревший Лаан Гэлломе, например. Складывается впечатление, что затея с Аст-Ахэ является попыткой создать своего рода идеальный мир, где все будут любить друг друга. Там нельзя будет увидеть ненависти, зависти, гордыни и других чувств, которые в христианской традиции называются смертными грехами. Как мы видим на примерах Дейрела и Гэлленара и эта попытка оканчивается провалом.

Аст-Ахэ - это замок, построенный на песке, потому что он живет вместе с изменяющимся миром. Рано или поздно он должен был рухнуть, потому что, "под луной ничто не вечно". Вместе с тем, сама попытка постройки чего-то упорядоченного свидетельствует о внутренней потребности в том, чтобы удержать неумолимо идущий процесс времени. Другими словами, это потребность в вечности, в Доме, в котором можно обрести покой и счастье. Это стремление к идеалу и признание невозможности его реализации.

Идея "Золотого века", Эдемского Сада до грехопадения является, на мой взгляд, основополагающей идеей для всей ЧКА. Если же рассматривать это произведение не как визионерское, но как авторское, то перед нами предстанет образ автора одинокого, ищущего любви, но обреченного на одиночество и непонимание в этом мире. ЧКА вдохновлена грехопадением, вдохновлена попытками подняться из собственного греха к небесному Иерусалиму. ЧКА - это пропасть между Творцом и Тварью, которую невозможно преодолеть.

Искать Бога и найти его можно, следуя различным, порой, противоположенным, дорогам. Но, наверное, трагичнее всего искать Бога в любимом тобой человеке. Назвать человека Богом, значит, обречь себя на краткие минуты надежды и счастья и годы слез и одиночества. "Ты падаешь, чтобы снова подниматься" - так я мог бы описать человека, ищущего Бога, так я мог бы описать святого. "Ты поднимаешься, чтобы снова упасть" - так я мог описать человека, ищущего Бога в другом человеке.

В замечательном фильме "31 июня" есть песня "Ищу тебя", которая, на мой взгляд, хорошо передает чувства человека, не знающего, что ждет его и его возлюбленного после смерти. Чудесный момент встречи любящих омрачен вопросом - "Зачем мы друг друга любим?", ведь любовь в смерти "должна сгореть без следа". Ответ на него дан - нужно искать своего любимого даже среди "чужих пространств и веков". Подобный ответ дан и в ЧКА, говорящей о Вечном пути, на котором, конечно, возможна новая встреча между тобой и твоим любимым, между Элхэ и Мелькором. Так, появляется новая цель в жизни - поиск любимого человека, ушедшего за Грань. Так загорается огонек надежды на обретение обители, свободной от грешного мира.

Почему же эти игры не для нас?

Потому что у меня есть свой мир, который живет по своим законам.

Потому что я не нашел в фэндоме того, чего искал.


Размещено: 12.12.03