Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Манул

И снова серые мысли

(Об инфантильном милитаризме и Третьей силе)

Итак, сказано слово ругательное (и много) и сказано слово хвалительное (поменьше, но есть). И все про эпопею Н.Перумова. Мое слово будет не ругательное и не хвалительное. Мое слово будет тоскливое. Как удачно сказали М.Ганжа и Т.Каковиди - "в склизких оттенках серого".

Поехали. Насчет качества текста говорить не будем. Сказано уже было и про стрелы в рост хоббита, и про все остальные ляпы. Идея? Ну почему бы и не сотворить продолжение любимой книги? "Ведь право, каждый имеет право"" (с) "Машина Времени". И написал. Но. Как мне кажется основной идеей книги, помимо даже воли автора, стало не смотрение на мир Толкиена с другой стороны. Не его переосмысление. Основной идеей стал - инфантильный милитаризм. Лучше чем описали его Стругацкие я не смогу. В кино советских времен сей стиль был любим и почитаем. В литературе же нашей, он не был широко распространен, пока не явился нашему литератору мир фэнтеззи. И пошло и поехало.

Собственно, хорошо написанный боевик-фэнтези читается легко и с удовольствием. Но. К примеру, нигде у Говарда вы не встретите подробного и нудного описания оружия или доспеха. Нет его там. Говард милосердно оставляет сие на фантазию читателя - и правильно делает. Но наш автор - он не таков. Ему надо все расписать, разжевать, в рот положить и проглотить заставить.

Длительные, утомляющие описания схваток и поединков. Подробнейшее описание оружия. Рассуждения о воинской доблести и благородстве. Все это характерно не только для Перумова. Авторов множество. Просто Перумов в эпопее сделал все эти описания еще и безграмотно - и поэтому они режут глаз и раздражают.

Кровь, смерть, война - они становятся непременными атрибутами этого стиля. Но война в подобных произведениях - это благородное, угодное богам дело, она приукрашена, никто не гибнет напрасно, герои при смерти произносят полные глубокого смысла слова, рядовые воины исполнены мужества и благородства, (у Перумова - с обоих сторон, большинство авторов наделяют этими качествами только "своих").

При прочтении Перумова возникает странное ощущение знакомости и узнаваемости персонажей. Господа, вглядитесь - ничего знакомого нет?

А ведь таки и есть! Вот он, Строри, у деревца на полянке с Темным эльфом рубятся. В джинсовке правда, но как знаком! А вон там - хоббит в камуфляже. А вот Торин - правда, чегой-то подрос наш гном, под два метра, но каковы речи! Знакомо, все знакомо! Родимая тусовка, в полном составе видится мне на страницах "Кольца Тьмы". Все мы здесь, родимые. Вот они наши толстые короткие мечи, вот он гномский хирд, вот благородные Темные и не менее благородные Светлые которых судьба развела по разные стороны баррикад, но которые, тем не менее, одинаково похожи друг на друга.

Вот потому-то, мир Толкиена оказывается заменен декорациями. А декорации - они и есть декорации. Игра продолжается.

Теперь позвольте мне пройтись о "Третьей силе". Мне до крайности все же интересно - что такое "Третья сила"? (Когда-то я думал что знаю. Теперь совсем не уверен.) У Толкиена - враги встречаются лицом к лицу, с поднятым забралом. И враг - есть враг, друг - остается друг. Ну а герои Перумова не считают для себя зазорным втеревшись в доверие - предать тех, с кем они сражались плечом к плечу. Вообще мне кажется странным понятие "Третьей силы". Ибо сие сильно напоминает мне позицию ландскнехтов, без колебаний сражающихся за того, кто им платит. Другое дело, что даже ландскнехты не меняли хозяев с такой легкостью, как это делают Фолко и его друзья.

Третья сила. Серые. Поверьте, это не лучшая позиция. Рано или поздно жизнь ставит нас перед выбором или-или. Выбирай! Чей щит ты поднимешь с земли, под чьим знаменем ты встанешь. Оставаться нейтральным и в стороне - не получится. Не дадут. Или - или. Третьего не дано. У Толкиена - тоже есть Третья Сила. Это - призраки, призванные Арагорном выполнить данную ими когда-то клятву. Вот это - и есть действительно Серые.

Кстати - все, что сказано выше ни в коей мере не является истинной в высшей инстанции. С большим удовольствием выслушаю (или прочитаю) возражения. Если считаете, что не прав - давайте поговорим.

С уважением - Манул. (Климков Олег)

1998