Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Некрос

Обращение к читателю Перумова,
или
почему Николай Данилович пишет не фэнтези

Вот ты думаешь фэнтези, это когда взят абстрактный мир, напичкан магией, клинками, орками, эдьфами, хоббитами и проч. ак у Перумова? Нет… Всегда основной чертой истинного фэнтези будет и была реалистичность произведения. Пойми меня правильно, реалистичный здесь употреблено не в обычном нашем понимании. Реалистичный – значит не оставляющий сомнения в том, что все события, описанные в книге, происходили либо происходят на самом деле, другим словом реальны. Это и есть основное отличие фэнтези от сказки.

Преимущество мира фэнтези перед другими состоит в том, что “творец” может сделать сколь угодно правдоподобным любой пейзаж, любое событие, любого персонажа; и единственная верная интерпретация событий в этом мире – интерпретация его создателя. Что именно происходит в вымышленном мире и почему – всё в воле “творца”, и ни в чьей более. Однако создание правдоподобного вымышленного мира требует от автора незаурядного воображения. У читателя попросту не должно возникнуть вопросов, на которые у автора не нашлось бы ответа. У Толкиена это так, у Перумова – нет. Физические законы мира фэнтези могут отличаться от тех, которые существуют в мире реальном, однако эти законы должны быть понятны и логически безупречны. Его история может быть сколь угодно необычной, но она не должна противоречить нашему представлению об истории как о тесном переплетении Судьбы, Случайности и Свободы Воли. Наконец, этика этого мира должна сообразовываться с привычной для нас этикой. Если, как то обычно и бывает в произведениях подобного рода, Добро и Зло воплощаются в конкретных личностях или конкретных обществах, то торжество одного над другим – необходимая составляющая, венец любого произведения – должно быть обосновано исторически, а не “высосано из пальца”. У Толкиена это так, у Перумова – нет. Физическая сила и, в меньшей степени, сила разума должны быть присущи обеим сторонам, то есть быть этически нейтральными: победу в битве одерживает сильнейший, и не важно, хороший он или плохой. Словом, волшебный мир должен быть не менее правдоподобным, чем реальный. У Толкиена это так, у Перумова – нет. С этой точки зрения произведения Николая Даниловича скорее ближе к фантастам-примитивистам начала XXв. – абсолютное отсутствие понятия о правильности построения фабулы, развития сюжета.

Толкиен писал свои произведения так, что порой не знал, что будет у него на следущей странице – Бродяжник ли, затаившийся в углу таверны, или Том Бомбадил в лесу… У меня такое впечатление, что Перумов также не знает, что у него будет на следующей странице, но с его стороны это просто выглядит как незнание темы, причём абсолютное… Если ты пользуешься образами, созданными Толкиеном, то будь добр, хотя бы не коверкай их из уважения. Поэтому извини меня, Перумова к фэнтезистам я отнести никак не могу…

Размещено: 01.01.02