Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Примула Брендибэк, Маргарита Тук

Ответ на рецензии Дарта Вейдера

Итак, передо мной очередная критическая рецензия на последнее наше с Маргаритой Тук произведение "Осенний сад с хризантемами". На этот раз у меня накопилось не так много пунктов, на которые я могу ответить. Если мы прогрессируем в овладении русским языком, то наши критики прогрессируют во все большей ничтожности выдвигаемых претензий. Скоро они начнут придираться к шрифту и интервалам.

Мне, конечно, льстит такое внимание со стороны критиков (критикесс? Пола в Интернете не разберешь), но, к сожалению, прочитав статью Дарта Вейдера, я могу принять только одну претензию. Это пунктуационные ошибки и одна орфографическая. Увы, их наличие не является основанием для литературной критики.

«...в рубашку и штаны, заправленные в сапоги." - определение здесь относится к тому определяемому слову, за которым стоит.

"...вытянутых до самого потолка окон" - так и видятся окна, которые сперва были обычной высоты, а теперь их вытянули до самого потолка... Окна вообще-то бывают высокими. А если они вытянутые - то просто вытянутые, без определений. ". - не знаю, что там видится Дарту Вейдеру, но окна бывают круглыми, квадратными, стрельчатыми и т.д. А уж в Японии они точно квадратные. Так что для девушки, приехавшей из этой страны, окна во дворце покажутся неестественно вытянутыми. И почему это без определений? Для создания полного впечатления мы имеем право использовать те определения, которые считаем нужными.

"...одежды цвета морской воды в зимнее ненастье", а через строчку поясняется, что это значит - зеленые. Морская вода в зимнее ненастье сизо-серая». - Может быть, но в зимнее ненастье на Атлантике океанская вода - зеленая. Чему мне верить, своим глазам или вашим утверждениям?

"... могло бы привести в восхищение художника прежних лет." - это как? Тот, кто рисует прежние года? Или это обозначение возраста - вроде как "художник преклонных лет"? - ну, тут уже и говорить нечего, оборот устойчивый. «Писатели прежних лет», «Красавицы прежних лет» - даже у Ахматовой где-то есть. Так что, пометьте себе где-нибудь, знание языка - это не только знание конструкций, но и какой никакой словарный запас.

Что касается судьбы Осенней Хризантемы, то тут мы вполне сознательно дали простор воображению читателя.

Дальше отвечать просто не на что. Остальная рецензия представляет собой плохо контролируемое автором излияние желчи.

Дарт Вейдер полагает себя человеком крайне ядовитым. Ядовитость эта выражается в основном в обращениях. «Милые барышни», «милые авторессы», ирония и сарказм, сарказм и ирония. Я бы, честно говоря, проглотила и «барышень», и «авторесс», пусть человек реализуется, как ему хочется. Может, когда он говорит снисходительным тоном, то чувствует, как у него стремительно растет сознание собственного достоинства. Или думает, что сильно нас обижает. Хотя мне, честно говоря, приходилось сталкиваться с более изысканным и более умным хамством. Так вот, я бы на это все согласилась, если бы в тексте было какое-то адекватное содержание. Но, единственное, что может сообщить нам торжествующий Дарт Вейдер, это то, что "Осенний сад с хризантемами" является проявлением наших эротических мечтаний. Возможно. Однако разрешите вам заметить, что подобным образом можно рассматривать любое литературное произведение, в том числе и ваше собственное. Критика работает только с текстами. Не умеете делать этого, не переходя на личности - не критикуйте. Если "девичьи грезы" дают в литературном приложении полноценные, живые образы, то авторы своей цели достигли. Вам лично эти образы не нравятся? Нам очень грустно, но мы не понимаем, в чем состоит суть претензий к нам.

Развеять славу девушек, мечтающих о любви "светлого рыцаря", можно только фактами. В рассказе "Осенний сад с хризантемами" присутствуют две любовные линии. Одна связывает Арагорна и Осеннюю Хризантему, вторая - Арагорна и Йомера. Дарт Вейдер, безусловно, прав, тут ему не откажешь в проницательности, наш Йомер, действительно, бисексуален, впрочем, как и Арагорн. Может быть, теперь попробуете угадать, кто же, из двоих авторов, кто в рассказе?

Довольно длинный пассаж по поводу того, что Арагорн не мог поступить подобным образом, просто наивен. Поймите одну простую вещь. Любое произведение литературы самостоятельно. Василий Ян был бы сильно удивлен, получи гневную отповедь за то, что его Спартак ведет себя совсем иначе, нежели главный герой романа Джованьоли.

Наверное, поэтому, меня совершенно перестали задевать рецензии Дарта Вейдера. Я пишу ответ только потому, что мне, откровенно говоря, отвратительно это воинствующее невежество. Вся его статья - это попытка голословно заявить о нашей безыдейности. Конечно, мы совершенно безыдейны в глазах Дарта Вейдера, который не может в нашей прозе узнать ни одной готовой идеи, к которым привык. Писать он не умеет, литературу понимает только на уровне эпиграфов. Я не знаю, чем мы так не угодили человеку, прячущемуся за псевдонимом Дарт Вейдер. Единственное, что ему здорово удается, так это хамский тон. Ну что же, пользуясь этим своим безусловным талантом, он может, конечно, и дальше писать рецензии. Впрочем, сомневаюсь, что они будут прочитаны кем-то, кроме автора и его друзей.

P.S. Это уже личное. От меня, от Примулы. Почему, собственно, критик решил, что мы требуем признания как равных? Я от него никакого признания не требовала. И почему, он, собственно, решил, что я считаю господина Вейдера равным себе? У нас с ним разве что приблизительно один и тот же набор хромосом.

Размещено: 21.01.01