Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Лайхэ

Несколько слов о хризантемах -
и не только

В общем-то, это даже не рецензия - рецензии пусть пишут профессиональные критики, а я позволю себе, пожалуй, небольшое размышление на тему. Потому что в Интернете, как я заметила, с некоторых пор (не скажу, что недавно) начало твориться то, что в свое время творилось и в Эгладоре, и на различных Играх. А именно - идеологические вопли, замаскированные под крик души: "ЭТО НЕ ПО ПРОФЕССОРУ!!!" Ага, не по Профессору. Что и приятно. Потому что писать "по Профессору" - это, пардон, в сущности означает занятия плагиатом. А мир Толкиена, слава богу, достаточно живой и полный, чтобы в нем могли существовать не марионетки, а живые люди (эльфы, орки, хоббиты и т.д.) Только многие почему-то считают особым шиком следовать авторской догме, искренне полагая, что подтверждают этим истинность и правильность своего восприятия Арды. Ну, что ж - салют еретикам!

Творений Маргариты Тук и Примулы Брендибэк я прочитала немало, и каждое из них радовало меня в первую очередь тем, как непосредственно, даже с какой-то задорной лихостью, авторы лепят живых людей из тяжеловатых фигур величественного эпоса. (Сразу - необходимый комментарий: сказанное выше вовсе не означает, что я испытываю щенячий восторг от каждого из этих рассказов и мне не о чем с авторами поспорить. Но подкупает искренняя симпатия авторов к своим героям, неважно, "темный" это персонаж или "светлый" - все они едины перед своими творцами.) Многие люди, так или иначе оказавшиеся в посттолкиеновской литературе, оказались связаны величием Мастера и его стереотипами. А отсюда и получаются штампы: если орк - значит, тупой и кровожадный; если Исилдур - значит, непоколебимый и перманентно просветленный, если Арагорн... словом, примеров хватает. И получаются персонажи пресными и скучными, и читать эти шедевры, честно говоря, даже не хочется - все равно, что шесть человек подряд своими словами перескажут тебе сказку о Колобке. Построение фраз разное, а суть одна. Скучно. Очень.

А у Маргариты и Примулы оживает даже величественно-отстраненный Нуменор. Можно не соглашаться с трактовкой, предложенной авторами, но трудно спорить, что в их Нуменоре можно жить - точнее, можно представить себя там живущим. Можно возмутиться и гневно закричать, что Арагорн был примерным семьянином, но как это доказать? Можно разглагольствовать, что у Профессора вся интимная сторона жизни целомудренно (или - ханжески?) утаивается от читателя, но дети-то на Арде не от почкования родятся...

В общем, за этими размышлениями я таки добралась до "Хризантемы", ради которой и затеяла эту статью. Так вот, господа, считайте мое мнение сугубо субъективным, тем более что оно именно таким и является, но, на мой взгляд, эта вещь - лучшая из всех, которые были выложены Маргаритой и Примулой на сайт. "Галахэд" был всем хорош, но отличался некоторой сумбурностью; "Карибэль", по сути, являлась произведением чисто сентиментального жанра; "Верные" радовали неординарностью и экстравагантностью в самом лучшем смысле этого слова, но казались, на мой взгляд, несколько затянутыми; в "Высоких небесах" можно было поспорить с изображением жизни в Цитадели, чрезмерно изолированной от внешнего мира. В "Осеннем саду с хризантемами" ничего этого нет. Зато есть ровно, мастерски созданная ткань повествования, удачный переход рассказа одного героя к другому и - визитная карточка авторов! - живые, непосредственные персонажи. Можно не согласиться с авторской позицией, можно зарыться в творения Профессора и доказать, что никаких заложниц Арагорн не брал или брал не так, но будет чистейшей клеветой сказать, что эти герои - статичны. Несомненно хороша Хризантема - в отличие от Карибэль, чьей "продолжательницей" на поприще великой любви она как бы становится, эта восточная статуэтка, превращающаяся в бесстрашную любящую женщину, ничуть не "зависает" в своем чувстве, она движется сама и движет за собой Арагорна и Йомера. От состояния марионетки, танцующей на ниточках этикета и сознания своей миссии, она приходит к настоящей свободе - свободе мысли и чувств. Недаром Йомер сравнивает ее с птичкой - она может доверчиво сидеть на ладони, а может взмыть в небо...

Что касается Арагорна - тут меня порадовало, что в отношении этого персонажа впервые на моей памяти прозвучала мысль о весе шапки Мономаха. Потому что если рассуждать логически, после победоносного завершения Войны Кольца, коронации и свадьбы ему пришлось разгребать такое, что мало не покажется, и глупо полагать, будто Юг так просто принял новое владычество. Те, кто из поколения в поколение служили Саурону, физически не могли переориентироваться в один момент. И навалилась на бывшего Бродяжника рутина. И Арвен, как бы ни была прекрасна сказка о возвращении на грешную землю любви Берена и Лютиэнь, все-таки из эльфов, а у эльфов, смею заметить, менталитет совсем другой. Берен и Лютиэнь, уж простите за цинизм, бытовухи вкусить не успели. Так что Арагорн, столько лет проживший в сказке о далекой возлюбленной и оказавшийся в результате среди этой самой бытовухи, осложненной разным менталитетом, вполне логично увлекся новой сказкой - на сей раз сказкой с участием экзотического цветка по имени Осенняя Хризантема. Точнее, под псевдонимом.

Несомненно хорош Йомер - с его искренностью, с его почти дикарской чувственностью, не извращенной ханжескими приличиями и моралями. Вообще отрывок о пребывании Хризантемы и Арагорна в Рохане наполнен какой-то первобытной чистотой; полон любви, ни на минуту не встающей рядом с понятием разврата. Авторы не кокетничают с читателем, не предлагают ему "клубничку" - просто любовь, связавшая троих людей, на какое-то время отделившихся от всего мира с его условностями, законами и общественным мнением, несовместима с "клубничкой". Наверное, это в чем-то и есть - рай. И, конечно, этот рай не может быть навсегда...

И - грусть концовки... И - реальность, реальность совсем другого мира, проступающая из маленького рая для троих... И - постепенно выплетающиеся из фигурок героев фигуры авторов: так актер снимает грим. Прощание. Огни рампы отделяют актеров от зала; лист бумаги или экран компьютера - авторов от читателя. Кажется, что расставлены все точки. Кажется, что авторы прощаются навсегда перед тем, как уйти с поля зрения читателя. Но...

...и каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг...

Лайхэ

Размещено: 21.01.01