Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Айрэлин

О повестях М.Тук и П.Брендибэк

Мне повести Маргариты и Примулы не очень понравились как продолжения Толкиена, хотя как любовные романы они были бы замечательны. Претензий к стилю у меня нет - стиль живой и приятный, читается легко. Герои реалистичны и живо описана обстановка, мир вещей.

Не понравилось другое - неопределенная позиция по отношению к первоисточнику и, как следствие, невыясненный статус героев и событий первоисточника в повестях.

Произведение "по мотивам" может быть простым продолжением или дописыванием, заполняющим лакуны в источнике и по сути ему не противоречащим. Может быть апокрифом, написанным с целью спора с первоисточником или другим апокрифом. В случае, например, "Карибэли", "Верных" или "Осеннего сада с хризантемами" мы имеем нечто среднее. С первого взгляда вроде продолжение, картинка из жизни Нуменора перед падением или Гондора после победы. Однако есть мелкие и странные детали, которые явно в первоисточник не укладываются: не верится, что толкиеновский Элендил так легко поведется на чужую жену или Арагорн - на юную харадскую заложницу и (Господи!) на Эомера. Да и Голос Саурона бессмертным не был, как уже было замечено. Значит, апокриф? Но все эти противоречия слишком мелки, чтобы породить апокриф. В лучшем случае они должны быть проявлениями какого-то другого, более глобального противоречия. (Какого - пусть домысливает каждый сам, а то у меня такая еськовщина напрашивается, что и озвучивать стыдно). А более глобального противоречия нет. Получаем ни апокриф, ни дописывание.

Второй недостаток - неопределенный статус героев и событий Толкиена. Можно подробно рассказывать о тех событиях или героях Толкиена, о которых у Толкиена было написано кратко. Можно рассказывать о событиях, которые у Толкиена были подробно, но с другой позиции. Можно рассказывать о событиях и героях, которых у Толкиена не было вовсе, но должна быть какая-то ниточка, связывающая коллизию произведения с коллизиями Толкиена и придающая дополнительный смысловой слой. Пример первого подхода - "Возвращение Финрода Фелагунда" Эйлиан, пример второго - "Черная книга Арды", пример третьего - "Одинокий огонь" Вальрасиана и Петра Веронца. Кому как, а последний меня в самое сердце поразил: местные харадские и вастакские интриги, отношение к Мордору и Гондору как ко вполне нормальным государствам, соперникам в конкретных посюсторонних конфликтах (вот-вот, еськовщина полная), отношение к эльфам и валарам - как к северным байкам и... появляются сначала эльфы, потом назгул - во всей своей красе. У героя - шок, у читателя - не меньший: произошел "массаракш" в буквальном смысле этого слова, в повести появилось дополнительно измерение, а мышиная возня среди Народов Степи оказалась лишь частью целого - извечной борьбы Добра и Зла в Средиземье.

У Маргариты и Примулы реализуется нечто четвертое. Основные сюжеты достаточно оригинальны, хоть в них и принимают участие герои Толкиена. И никакой смысловой привязки к миру Толкиена не происходит. Замени Арменелос на Париж, Карибэль - на какую-нибудь маркизу де Помпадур, а Зигура - на графа Сен-Жермена и никакой дополнительный смысл не потеряется и не приобретется. Повести замкнуты внутри себя. И нет никаких оснований лишать их самоценности и привычности для нетолкиенистского читателя, искуственно связывая с миром Толкиена посредством общих героев.

Таким образом, мы имеем замечательные любовно-исторические романы и плохие продолжения Толкиена. Лучше писать хорошие любовные романы, чем плохую фэнтези.

Размещено: 10.03.01