Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Eitne

"Я дверь открыл, а они ка-а-ак ломанулись!.."

(По впечатлению от статьи М. Ананьиной)

Попав в Сеть, я наблюдала многие дискуссии на толкиенистских сайтах и форумах; многие достаточно живо заинтересовали меня, ибо касаются "повседневного" жития-бытия фэндома.

Оговорюсь, почему проблемы фэндома мной воспринимаются достаточно животрепещуще. Фэндом - это не просто тусовка по интересам. Фэндом - это те самые острова сказки в мире "бюргеров", которые помогают нам быть в органически чуждой среде. И среда эта органически чужда не только (и не сколько) в силу "памяти и боли"... ой, память - вопрос неоднозначный! - сколько в силу различия "жизненных систем координат". Тот подход к жизни, который близок нам, зачастую не воспринимается "цивилом" (равно как и наоборот), и наш маленький остров является нашей возможностью быть, не страдая от непонятости и одиночества. Это наш мир. Мир, в котором мы отдыхаем от проблем повседневки. Сказка, которая дарит нам иллюзорное трепетное счастье. Те недолгие моменты, в которые мы можем почувствовать себя дома. Именно поэтому для меня настолько болезненна тема "загнивания" фэндома и все его проблемы воспринимаются мною столь остро. Это мой дом, это мой мир, это тот сон наяву, который мне остается от былого, - и я буду держаться за него, пока могу.

И посему тема защиты имени не обошла мое внимание, как одна из актуальных проблем фэндома.

Мне попадались на глаза многие статьи. И статья Ниэннах, и заметки леди Эленхильд Улиндэ, и многочисленные дискуссии, вызванные ими. В каждой из этих статей есть то, с чем можно спорить и то, с чем спорить неразумно, равно как и во всех дискуссиях, вызванных ими. Но среди этих дискуссий я увидела статью, которая сильно удивила меня... достаточно многим.

Автор статьи, - некая Мария Ананьина, - насколько читатель может судить, пытается оппонировать Ниэннах по вопросам статьи "Как мы выбираем имена...", представляя точку зрения т.н. "дцатилетних". Поскольку статья написана достаточно бессвязно, я так и не поняла ее основную мысль, но в самой статье достаточно много моментов, с которыми я не могу согласиться.

Итак, буду разбирать это произведение по порядку.


"Несмотря на длительное пребывание в Эгладоре, я осталась человеком, мыслящим вполне рационально, а потому склонна рассматривать толкинистов как людей, чье увлечение - изучать творчество этого писателя. Вот с позиции рядового представителя данного движения и позвольте обратиться.

Бесполезно пытаться защитить ваш мир (а вы уверены, что это так, господа "ушельцы"?) от детей, которые вдруг, ни с того ни с сего стали именовать себя не иначе, как "Мелькорами", "Вардами", "Сауронами" и т.п., да и ни к чему. Смею уверить вас, миру от этого не больнее, чем, скажем, вам от просмотра "зубодробительного" боевика"

Вполне вероятно. Не являясь Ардой, не берусь судить, что мир испытывает в этом случае. Вопрос в другом. Вопрос в том, что испытывают люди. Например, та же Элхэ Ниэннах, по праву автора книги имеющая основания судить "юношей бледных со взором горящим", которые претендуют на имена из "Черной Книги", игнорируя ее... возражения. Я считаю, что было так, как помним мы, или не было, - не тем судить, кто не сумел написать свое, а сумел только сказать: "Какое мне дело до мнения автора, раз я так помню!.." - прочитав книгу/наработки. Пока мы помним этот мир, пока мы пишем про него, пока мы считаем его свом домом, он - наш. Мы открываем двери, и... и "они ломанулись". Они - те, кто берут себе имена, которые нам дороги, имена, за которыми стоят лица тех, кого мы помним и любим, о ком мы пишем так, как отдают дань мертвым, как море принимает упавшие звезды, - так прощаются. И, естественно, таких видеть неприятно. Тем более неприятно слышать от таких - "я помню", с закатыванием глазок, патетическим голосом. Извините, тогда приходится отвечать: "И кто тогда прав, если вы нас помните, а мы вас - нет?" Я не верю в то, что мы можем не узнать тех, кого помним, про кого писали. Я не верю в то, что Элхэ не узнает Мелькора, например. Но эгладорские "непризнанные Мелькоры", кажется, вполне себе верят в возможность такого. Правильно, им это дает возможность не задумываться о корректности своего поведения. Но...

Мы имеем право защищать наш дом от тех, кто не приложил никаких усилий к его построению и созданию в нем уюта, а только лишь требует признания полноправными жильцами. Смотреть на такое неприятно. Мириться с таким - невозможно. Вероятно, это я - горячая натура, вероятно, немного максималистка, - но от этого действительно больно. Не миру - далекому и абстрактному. Нам, живым людям, творящим наш дом, который рушат и опошляют - здесь и сейчас.


"В сущности для многих "дцатилетних" ( не обольщайтесь, господа мастера, тридцатилетние тоже подпадают под эту категорию) персонаж, имя которого они выбирают, олицетворяет их идеал. Стоит ли препятствовать людям в их стремлении стать лучше?"

Не стоит. Но становятся лучше разве только так? Разве обязательно брать чужое имя и накладывать на себя рамки чужого мировоззрения и бытия? Не проще ли - и не эффективнее ли? - оценивать мир с собственной позиции: не "Галадриэли", а, напр., Ивановой Марии, не "Хэлкара", а Степанова Васи? Многие из нас начинали осознавать себя - собою-там, с осознания себя-здесь и я не исключение. Читать книги, смотреть на мир вокруг и вырабатывать свое отношение к жизни, свою систему ценностей, понимать, что такое ты и кто ты есть, кем мог быть, - Разве для этого так необходима чужая сказка? Чужое, по-моему, здесь только сбивает. К тому же, как до написания Толкиеным романов про Средиземье люди свою личность формировали? Да, понятие "исторический идеал" существовало всегда. Но разве "Я восхищаюсь им/ей и оцениваю мир так же, как и он/она" и "Я был им/ею" - тождественны?

К тому же, насчет стремления стать лучше... Далеко не всегда это именно так. Я сильно сомневаюсь, что пьяная вдребезги девица, размахивающая дрыном и орущая: "Я Саурон!!!", которую я встретила на Эгладоре весной 1998 года, случайно попав туда, взяла себе это имя из стремления подражать ему; более того, я что-то сомневаюсь, чтобы она даже осмыслила то, что заключает в себе это имя, какую систему ценностей, какое отношение к жизни, какие события за плечами. Она просто хотела "попальцеваться"...


"По моему глубокому убеждению защищать мир нужно от классификаторов, расстаскивающих его на художественно-литературные глюки, а если повезет, в дальнейшем издающих их."

Мы записываем то, что видим и помним, мы издаем это, мы дарим эти знания вам. Благодаря этому, вы, дорогие "дцатилетние", имеете возможность брать имена и спорить с авторами - как все было; вы имеете возможность смотреть на те острова, которые не увидели бы при других раскладах. Повторю за Ниэннах - будет и Мастер Гэлеон, и Гортхауэр Жестокий, и Элхэ, и многие-многие другие... после выхода в свет того, что напишут "классификаторы". Почему-то я не слышала о таких до выхода в свет сначала отрывков, а потом и издания "ЧКА". А теперь множество таких вот личностей спорят с Ниэннах, с пеною у рта доказывая, что они эти квенты вспомнили. Остается только смотреть с тоскою и вздыхать неслышно: "Где ж вы были со своей памятью пять лет назад, девочки и мальчики!..."

... С учетом того, что я тоже не встречала многих "соотечественников" до того момента, пока наши распечатки не пошли в более широкие круги. ;-(.


"Что же касается Защиты Имени, то, по моему впечатлению от пребывания на одном из таких мероприятий, ничего особо выдающегося от претендентов не требуется: в нужный момент топнуть ножкой, выразительно посмотреть на судей - и заветный диплом в кармане. Да, с этой защиты я вернулась с недусмысленным дипломом "крылатого чайника"... (комментарии излишни)."

Пожалуй, излишни. Речь не о том, кто какою ножкою топнул, каким крылом взмахнул и какой диплом получил. Каждому свое. Речь о том, что я не знаю, что делать на волшебных островах с дипломом жителя таковых. Либо сказка становится жизнью, либо она перестает быть сказкой. В Средиземье нет места дипломам на эльфа. В Средиземье, в нашем Средиземье, в том доме, который мы творим и украшаем, чтобы быть эльфом, достаточно чувствовать себя таковым и быть здесь так, как были там; Вы правы, Мария, крылья исчезают, уходит Сила и Песня, но остается некий набор жизненных установок. И не пойдет, например, Финрод, погибший за Эстэль и Освобождение в темнице своего врага, защищать свое имя. Он просто будет здесь так, как был там, он продолжит защищать то, что считает справедливым. А те, кто считает диплом пропуском в мир... в общем-то, в лучшем случае незрелы. В худшем - достаточно циничны...


"Вы возразите, вероятно, я ошиблась при перечислении некоторых имен и дат. Хорошо, допустим, что так, но когда принадлежность к тому или иному миру определялась знанием конечного набора теоретических сведений?"

... А когда принадлежащий к тому или иному миру не знал того, что имеет к этому миру непосредственное отношение? Вы же учите в школе историю своей страны, дорогие?...

Да и что Вы так упираете на Защиту Имени? Разве этим сходняком в Форменосе все определяется? Вы можете получить требуемый диплом. На человека, знающего историю Средиземья. От толкиеноведов. Среди них Вы будете своим. А среди средиземцев?

Хотя, опять же, каждому свое. Кому что нужно.


"Представьте себе, например, как Мелькор принимает у Ахтэнэ экзамен на имя,.. что- нибудь вроде: "Ну-с, юная леди, а теперь расскажите мне, в каком году вы впервые ко мне в замок попали да как пятая комната слева по коридору на третьем ярусе обставлена была?" <...> М-да-а-а, кстати, как можно , видя человека впервые в жизни и изначально имея к нему предвзятое отношение, узнать в нем кого-либо? Процесс узнавания (уж простите нам, "дцатилетним", недостаточную скорость выполнения операций нашими процессорами)- вещь достаточно длительная. Я, например, и за два-то года не составлю о человеке конечного мнения, не то что за пятнадцать минут защиты."

Вы нас помните. А мы вас - нет.

Мелькору с Ахтэнэ повезло больше: там такой проблемы не стояло. Узнавание было обоюдным. Ахтэнэ же имеет право задать подобный вопрос Мелькору, которого она - не помнит. Когда Мелькора она не может не узнать, она, Разделившая Путь. Дело не в годах. Если речь идет о наших друзьях и любимых, о тех, о ком мы писали, неоднократно вызывая образы перед глазами, стастаясь заново с ними душой, - нам не нужны года. Мы не проверяем детально на доскональное соответствие - все меняются. Просто - во взглядах и прикосновении рук проступает то, в чем невозможно ошибиться; и можно только две или три встречи присматриваться к человеку, несмело спрашивая себя: а он/она ли это, а не сумасшествие ли мое, а помнит ли?... Мы просто будем собой. Везде и всегда. Мы напишем наши хрупкие сказки, возвращаясь мысленно на давно пройденные дороги. Мы не пойдем никуда наши сказки защищать.

Мы не будем выпендриваться перед тусовкой. И по этому тоже мы узнаем друг друга, Мария. Предвзято или непредвзято.


"И еще хотелось бы спросить у почтеннейших господ мастеров: вы мните себя помнящими тот мир. Быть может, там вы были людьми- справедливыми и милосердными. Но здесь вы хуже шакалов, ибо мните себя вправе судить подобных вам."

Кого и как мы судим? Вы нас помните, мы вас - нет. И нет в этом ничьей вины, это - данность. Если кто-то взял себе имя и пришел к автору произведения "доложиться": "Я вспомнил себя!", - ему скажут, себя ли он вспомнил. Память о том мире, который остался с нами - только смутными видениями, тревожащими сон, - для нас является святым. И мы устали от "жонглирования" подобными вещами. Если нас спросят - помним ли мы, мы ответим "Нет", если не помним. Но вы, те, кто услышал "Нет", не спешите считать себя осужденными и рвать рубашку на груди, клеймя ближних своих судьями и шакалами. Судим не мы, судите - вы. Мы имеем право чужие лица назвать чужими, это не суд, а констатация факта. А вы лучше задумайтесь, а имеете ли вы основания называться теми, кем называетесь, если вас не узнает, тот, кто "по квенте" является вам - другом, братом, возлюбленной. И подумайте, кто скорее ошибается - они, написавшие текст, по которому вы что-то увидели (увидеть и вспомнить - вещи разные, кстати, кто знает, тот понимает), воссоздавшие свою сказку до последних деталей, - или вы, видящие-по-мотивам...


"Да, кстати, милосердные темные и не менее милосердные светлые, как по вашим меркам классифицируется происходящее на защитах втаптывание в грязь детских душ? Мне кажется, кто-то из вас патетически рассуждал в книге: "Не суди да не судим будешь". Было ведь? Так, черт побери, что же изменилось, если вы попали на Землю?"

Ох... так что же вам нужно, милосердный собеседник, что же нужно этим детям, чьи души в грязь втаптываем мы, не признавая их теми, кем ни не являются, - имя или правда? Безусловно, когда им скажут "Нет" на вопрос - "Помнишь ли?", для них это будет "переездом". Но может сие и к лучшему, ибо у них возникнет повод разобраться с собственными видениями и действительно вспомнить себя? Что предпочтете?

Если вы говорите о памяти - готовьтесь услышать такое. Мы имеем право ответить "нет", если неправдой будет ответить "да". Мы не экзаменационная комиссия, чтобы два года по принципу "артель напрасный труд" проверять на соответствие, когда десять минут решат все. И не жалельщики, чтобы утешать таким образом перееханных девочек и мальчиков. Мы просто творим свой мир здесь и сейчас, мы просто ревниво охраняем круг сомкнутых рук, которые всегда готовы отдать тепло - своим. Нас слишком мало, чтобы лгать себе и другим - в этом. И мы отвечаем "Да" или "Нет" - по праву правды. Мы не можем пройти мимо, не узнав любимого или брата, не узнав врага, с которым схватились в поединке; слишком многое было заново прожито, когда мы записывали видения и ощущения, которые читали вы. Мы не ошибемся. Те, кто увидели и узнали - видение, смутные сон, пришедший из прошлого, узнают и живого человека. Плоть и кровь не помеха, по опыту сказать могу.

А если вам нужен диплом - учите Профессора, как на обыкновенный институтский экзамен: все цитаты и варианты дат. И экзаменовать вас будут соответственно. А если вы что-то забыли - так экзаменационная комиссия тоже не жалельщики.


"Можно отнять память, крылья, облик и т.п. (нужное подчеркнуть) ,но вот заставить измениться комплекс реакций на те или иные жизненные ситуации- нет. Так что: либо оставайтесь верны до конца своим убеждениям и прекратите неаргументированные нападки на людей, которые, по вашему мнению, не соответствуют квэнте, либо не обижайтесь и не впадайте в декадентскую истерику, когда кто-нибудь из "дцатилетних" задаст вам вопрос о правомерности вашего пребывания здесь и о странном разграничении людей на "своих" и "чужих"."

Обидели мышку, написали в норку?...

Мы все это слышали не один раз. И про нападки, и про убеждения, и про разграничения. И последний раз отвечаем: вы же не будете обижаться на врача, который проконстатирует у вас отсутствие чего-либо там в крови или организме? И какие тогда претензии к нам? "Доктор сказал - в морг, значит - в морг". А ставить на место тех, кто "зарывается" и рвет на себе рубашку: "Плевать мне на ... (автора, имярек), это моя память и сам он/она никто, раз меня не признает!", - будут. Потому что нам - живым людям - больно и неприятно смотреть на такие "чуды из пруда", которые пришли чего-то требовать, по непонятно каким правам - на готовенькое. Да где ж вы до нас были - с памятью вашей? Комплекс реакций на то или иное не изменился; так что ж вы скандалите-то, милые и дивные по квентам своим? А потом удивляетесь. Кто чему не соответствует? Мы - верны своим убеждениям, а вот вы свои, если уж претендуете - сохранили? Если утверждаете, что да, так в чем же они проявляются? В высказываемых претензиях?

Что же нас ругаете? Не гневи на зеркало, коли...

Пишите свои книги, истории etc. Создавайте/вспоминайте свои миры. И разбирайтесь со своими именами&квентами. Никто и слова не скажет, это будет ваша сказка, через которую не легла наша дорога. И все будут не в претензии. И всем будет хорошо. И да восторжествуют там ваши принципы.

А мы... да. Мы несовершенны. Мы делим - на "своих" и "чужих", потому что нас слишком мало, - тех, кто может по-особенному посмотреть и назвать то имя, которым называли - не здесь - по-особенному. Вы, возможно, не знаете, чем мы платим на "художественно-литературную классификацию глюков", - мир словно преломляется через зеркала иного видения. Мы начинаем мыслить по-другому и самым ценным для нас становятся наши руки - руки тех, кто был и знает, видел и помнит, руки, которые уже когда-то дарили свое тепло; руки тех, кто сейчас жжет свою кровь, чтобы вернуться домой, - пусть это будет недолгая иллюзия, облаченная в игровой плащ. Нам остается то, что было, нам, которые становятся незаметно - теми, кто были; и никогда никакая ложь, пусть и во спасение, не нарушит это "мы". То, что мы вкладываем в понятие свои.

А чужие - не проклятие, не приговор, не клеймо. Это - данность. И чужие - это многогранный кристалл, через который разными гранями делится все. Так же, как вы - чужие нам, мы - чужие вам. И мы имеем право на нашу "декадентскую истерику", которую я сейчас "закатываю", - и которую, надеюсь, вы все-таки поймете, ибо невозможно не понять такой элементарщины, хотя бы, извратно, через призму ваших, "дцатилетние", претензий, "хоть тушкой, хоть чучелом"...


Каждому - свое. Кому - цивил, кому - диплом, кому - просто своя сказка, которая является близкой и сокровенной, и об этом догадается только тот, кто бредил ею столько же лет, сколько и мы. Попробуйте понять это, попробуйте понять, о чем и зачем эта сказка, и чего стоят нам эти острова, которые мы нашли, когда вы утверждали, пока не открылась книжка, что - "семь дней или семь лет - никаких островов нет..." Для вас, "дцатилетние", считающие, что имя - это просто так, некая схема образа, привлекательный звукоряд и красивая мордашка/острый клинок/etc...

Для нас - по-другому, и мы, сказители, имеем на это - больше прав. Уж простите. Потому что нам дорог наш дом и мы не хотим покидать его, оставляя в нем запустение и искажение, которое вы создаете там своими "экзерсисами". Вольно спорить - некому рассудить, как было, в известной мере пристрастны все. И все мы видим былое через призму мы-здесь-и-сейчас. Не докажешь, не расскажешь. Но - смысл? Зачем вам то, без чего вы прекрасно жили долгие годы, создавая себя Ивановой Машей/Петровым Мишей, которые могут оказаться не менее достойными и славными существами, чем Лютиэн или Арагорн, чье имя вы берете, - все зависит только от вас. Создайте свою сказку.

А мы будем держаться за наш дом, пока можем. Как можем. И мы имеем на это право всех прав. Право творца.

Потому что мы жгли нашу кровь, чтобы вернуться домой...

Eitne
© 2001 г.

Размещено: 28.02.01



Подробное описание каталог столешниц из искусственного камня цены на сайте.