Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Ольга Брилева

Феодализм - наше светлое будущее?

Наши околобарраярские разговоры побудили меня набросать вот эти вот заметки в жанре "мысли вслух".

Вот что интересно, товарищи - очень часто, особенно проклятые буржуины, изображают будущее человечества отнюдь не демократией и не развитым капитализмом, а в последнее время - и не коммунизмом. Сначала на Западе, а потом и здесь, появилась тенденция изображать в будущем махровейший феодализм. От некоей умеренной монархии почти конституционного толка (Хайнлайн, "Двойная звезда"), до самого настоящего феодализма (Гамильтон, Буджолд, Лукьяненко, Гаррисон, Лукас, кто больше?).

Конечно, этому можно подобрать и чисто литературное объяснение: феодализм более декоративен, с литературной точки зрения он интереснее, экззотичнее. Можно подобрать литературно-социальное: в обществе нарастает недовольство демократией; восторг от ее прелестей прошел, а ее недостатки напротив, сделались очевидны. Единственная предложенная веком альтернатива - социализм - тоже не устраивает общество, отсюда и тенденция переносить в будущее легенды из прошлого. Но неужели причина только в этом? Неужели за фантазиями любителей плащей и шпаг нет совершенно никакой сермяжной правды?

Я полагаю, что она есть. Фантасты, будучи в массе своей хреновыми социологами, все-таки прочувствовали внутренне одно главное отличие, выделяющее феодальный строй из других вариантов построения общества. Феодализм, по большому счету, - цивилизация "островов в океане". Замок или монастырь, вокруг него аллоды полусотни (это в лучшем случае) бондов - и лес на мили и мили вокруг. Непроходимый, темный, дремучий. Или горы. Или степь, откуда влюбой момент могут накатить толпы кочевников. Привет Ле Гоффу. Связность пространства - очень низкая: от замка к замку хорошо если есть хоть какая-то дорога. А чаще всего дорога ведет от замка к ближайшему городу. И все. Там Вселенная заканчивается. Точнее, начинается чуждая Вселенная, обжитая и освоенная совершенно иными людьми. И она - тоже остров в океане пустоши, дикой природы. Привет Переслегину. Торговля на зачаточном уровне; хозяйство - натуральное: сами производим, сами же и потребляем. Пришельцы из других миров - бродячие монахи, купцы, жонглеры, королевские гонцы - очень редки; их приход всегда - событие. Новости доходят из конца в конец очень медленно; на окраине страны могут годами не знать, что сменился король на престоле. Это если брать отношения фоеда с внешним миром.

Если же брать отношения внутри феода, то выяснится, что основной добродетелью каждого является его надежность на своем месте, или, иными словами, верность. Без этого никак, без этого общине, на которую испытания обрушиваются непрестанно (недород-засуха-саранча-разбойники-чума-война) - кранты. Разброда допускать нельзя нигде. Крестьяне кормят дружину - и пусть только попробуют взбунтоваться, заразы; но и дружина защищает крестьян - а иначе на кой ее кормить? Церковь - связующее звено между "трудящимися" и "воюющими", и она же - балансир, "третья сила", судья в конфликтах и гарант прав. Прав гораздо меньше, чем обязательств, сетью которых опутан каждый и все связаны со всеми. Сложность и вариативность этих обязательств не позволяет их кодифицировать подробно в письменном виде, поэтому очень многое остается на долю "неписаного закона", традиции. Очень многое зависит от личных отношений - община-то маленькая и все про всех все знают, вплоть до того, на какой минуте у какой пары наступает оргазм - ведь отдельных комнат ни у кого нет, ни в замках ни в лачугах.

Таков "классический" феодализм, сложившийся в эпоху колонизации Европы.

Но прикинем, на что будет похож строй, который сложится в эпоху колонизации космоса, буде таковая начнется.

Во-первых, это тоже будет цивилизация "островов в океане". Земля в какой-то мере уподобится побережью Средиземноморья - плотно заселенному, шумному, живущему торговлей и промышленностью - поддерживающему вялые и нерегулярные отношения с варварами из глубины материка. Или Европе эпохи Колумба, откуда стартуют в неизвестность сотни тысяч отчаянных - кому память, кому слава, кому темная вода...

Какой из двух сценариев получит развитие - эпоха раннего феодализма или эпоха Великих Открытий? Это будет зависеть от того, что произойдет на самой Земле. Если Земля будет потрясена каким-то катаклизмом и не сможет вливать в колонии новые силы и ресурсы - то вероятность развития событий по "феодальному" сценарию резко возрастает. Ведь феодализм был бы невозможен, не погибни Рим. Феодализм соткался из памяти об имперском наслестве - из века в век варварские короли потом пытались сковать империю, пока это не удалось Карлу - и общинной, варварской реальности. Парадоксальным образом феодализм стремился в будущее, пытаясь дотянуться до славы прошлого, славы Рима. Без памяти о Риме оставлась бы голая традиция предков, вечный бег по кругу в колесе выживания. Но великое прошлое не давало людям оставаться маленькими.

Но связь с прошлым была сугубо ментальной - через историю, причем писаную, книжную; через ту же Церковь. Священную Римскую Имерию строили люди, большинство из которых сроду не бывало в Риме и латынью не владело. Если бы они там бывали и слышали "свинячью" латынь романизированных варваров, их мечта бы погибла. Они строили не этот Рим, ничтожный, а тот, великий.

Примерно то же самое произойдет, если Земля погибнет, или колонии будут от нее отрезаны. В сознании людей сложится идеализированный, приподнятый образ Земли, славу которой они будут пытаться воссоздать. Естественно, все дешевое, мимолетное, бренное из памяти улетучится - о земле будут помнить только хорошее. Останутся лишь великие имена - как для нас остались Плавт, Теренций, Цицерон, Вергилий, Цезарь, Плиний, Марк Аврелий - а ведь были тысячи, сотни тысяч мелких деятелей, и кто-то из них наверняка казался толпе более великим, чем эти, бессмертные - как сегодня убогим кажется, что Перумов пишет лучше Толкиена. Время и расстояния все расставят по своим местам - когда не будет физической возможности плодить попсу, она сотрется из памяти.

В эпоху ВО ситуация ровно обратная: колонии все время пополняются людьми, только что прибывшими из Старого Света, прекрасно его помнящими и зачастую - убегающими от него. Спектр человеческих типов - от "оторви и выбрось" до настоящих подвижников и героев. Но их пороки и добродетели - это пороки и добродетели того мира, откуда они прибыли. Связь с этим миром не теряется. Это связь пространственная, а не временнАя - через пути сообщения, а не через память и историю.

Ясно, что "феодализация" человечества начнется при другом, первом пути. Либо же в том случае если, начавшись по второму пути, человечество свернет на первый - по каким-то причинам прервется связь колоний с Землей и они будут вынуждены выживать самостоятельно.

Что же до экономической целесообразности освоения космоса и до того, нужно ли быть для этого благополучным и единым миром - то здесь я готова поспорить со Щекном, опираясь на исторические аналогии.

Так вот, колонизация новых пространств практически НИКОГДА не была поначалу экономически целесообразной. Самая первая колонизация, о которой мы знаем, основание греческих колоний на Черном Море и в Малой Азии, началась в эпоху войн между полисами, а не в эпоху стабильности. Экономическая отдача Крестовых походов равнялась нулю. Экспансия викингов, когда в Европе как грибы вырастали норманнские королевства, тоже происходила задолго до централизации Скандинавии. Наконец, Колумб, прежде чем обратиться к испанцам, получил шиш в родной Генуе, Венеции и Пизе. Кстати, получил шиш именно потому, что никто из прагматичных и умных итальянских купцов не желал вкладываться в такое гиблое дело. И был совершенно прав с экономической точки зрения: никаких дивидендов от Америк ни Колумб, ни их католические величества Фердинанд и Изабелла не получили при жизни. Золото в Испанию хлынуло аж после успеха экспедиции Кортеса, захвата Мехико в 1519 году. И это не были какие-то регулярные доходы - это было сильно похоже на игру в рулетку: шансы на то, что снаряженный корабль вернется назад набитым золотом примерно 1/100. Мы помним имена удасливых Кортеса и Писарро - а сколько авантюристов сгинуло в океане, в джунглях, в горах? Десять тысяч человек, убитых Супремой - ничто по сравнению с сотнями тысяч, ломанувшимися в Америки. Успех подорвал Испанию.

Заметим, что, несмотря на крайнюю рисковость предприятия, энтузиазм не убывал. Заметим также, что Испания на момент начала освоения Америк - отнюдь не стабильная и благополучная страна - это страна, которая совем недавно стала Испанией - за 30 лет до этого она была Кастилией и Арагоном; это страна только-только покончившая с Реконкистой - в год плавания Колумба пала Гренада. В отличие от итальянских торговых республик, эта страна отнюдь не располагает большим запасом ресурсов.

Зато она располагает большим запасом отчаянных голов, фанатиков, преступников и романтиков. Людей, которые провоевали всю жизнь и которым после войны нечего делать. Людей, которые не успели на войну, хотя выросли под рассказы о ней. Людей, которые привыкли по ходу войны обделывать свои темные делишки... Людей, которые не могут ужиться с Супремой или королями. Вот эта "гремучая смесь" и хлынула в Америки.

ИМХО, для успешной колонизации чего-либо не нужна социальная стабильность - нужна социальная напряженность. Нужно большое количество народу, неспособное найти себя в старом мире. Нужны люди, готовые бросить все, сорваться с места и податься свiт за очi, на поиски Эльдорадо. Ведь не стабильная, централизованная Византия предпринимала Крестовые походы - а шебутная и вечно воюющая Европа. Не Египет, на тот момент контролировавший все Средиземноморье, основывал колонии - а Греция, тогда еще не торговая и культурная, а полупатриархальная, с постоянной племенной враждой.

ИМХО, поэтому не нужно бояться или надеяться, что человечество сумеет утолить свою страсть к приключениям и новый пейзажем при помощи виртуальной реальности - когда возникнет необходимый градус социальной напряженности, в виртуалию его не сбросишь. Ломанемся в космос, как миленькие. И там нас встретит все то, что в свое время сформировало феодальную Европу: огромные расстояния и низкая связность пространства; изоляция малых групп людей в суровых условиях, диктующих зависимость каждого от всех и всех от каждого, ответственность личности, а не социального института; информационная депривация; необходимость содержать очень узкую, но очень социально значимую прослойку профессиональных защитников колонии от внешнего врага, возникающий в этой прослойке кодекс чести с жесткими требованиями к его адептам... Какова вероятность того, что, попав в условия похожего вызова, человечество не даст похожего ответа?

Ольга Брилева

Размещено: 26.05.01