Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Сабрина

Об апокрифах и вообще о жизни

Из полемики с лордом Айренаром

Уважаемый Айренар!

Как обещала, пишу здесь свои, совсем мелкие возражение против Вашего сообщения от 25.08.

Я, разумеется, не могу считаться знатоком литературы фэндома, написанной "по мотивам" Толкиена, так как выход в сеть получила совсем недавно и успела прочитать далеко не все; тем не менее некоторые соображения и у меня имеются. Так, вы упоминаете произведения, которые мне в свою очередь также показались одними из лучших: "Хроники Дома Финарфина" Эйлиан и "Хроники деяний Эльдар и Атани"; при этом Вы, возможно, не замечаете или не хотите замечать, что, например, точки зрения той же Эйлиан порой весьма далеки от канонических (ну не получилось у автора изобразить счастливую посмертную жизнь героя в Валиноре, как она ни старалась), а "Хроники деяний…" содержат прямые текстовые заимствования из столь нелюбимой Вами, насколько я понимаю, "ЧКА".

Уловить грань между собственным восприятием мира Средиземья и его искажением действительно довольно сложно, но мне представляется, что эта грань проходит не совсем там, где Вам кажется.

Проблема в том, что эпос по определению не может быть реалистичным. Я вот задумалась почему практически нет в сети ни дописываний, ни апокрифов по сюжетам ВК (пародии, небольшие рассказы и все), и почему столь бурно процветает апокрифописательство по сюжетам Первой и Второй Эпох? Да потому, что в ВК ножичка не втиснешь - это роман (хотя и эпический роман) с выписанными характерами (не то, чтобы всегда, но все же), полноценными диалогами, подробной психологической мотивировкой. Теперь берем для сравнению "Сильм" и что же видим? Вполне себе текст в духе классического эпоса: характеры героев не то, чтобы совсем отсутствуют, но скорее только намечены, разговорного диалога практически нет, психологические мотивировки поступков не выписаны, бытовые подробности не выписаны, между пунктом А и пунктом Б (то бишь между каждыми двумя фразами) дырища величиной в кулак; многочисленные черновики, написанные в разные годы, зачастую просто противоречат друг другу. По сему и стараются каждый кто как может и в том жанре, который ближе всего автору: хошь повесть (Ольга Брилева), хошь мыло-драма (ЧКА), хошь стеб (Свиридов), хошь трагикомедия (Ингвалл), хошь сексопатологическая чернуха a la Нина Новакович. На любой вкус.

В то же время нельзя не заметить, что вокруг основных толкиеновских персонажей явна ощущается некая совершенно определенная "аура" (не люблю этого слова, но другого подобрать не могу), - положительная или отрицательная, и именно эту ауру невольно улавливает любой "дописчик" или апокрифист.

Так, возвращаясь ближе к изначально обсуждаемой теме, я не встречала еще ни одного произведения, - Черного, Белого, Зеленого или Фиолетового в розовый цветочек, - в котором описали бы "отрицательного" Финрода; и для апокрифиста любого оттенка подвиг сына Финарфина свят. Характерно, что в изданной недавно "Исповеди стража" Иллет герой Галдор задает сам себе странный, на мой взгляд, вопрос: "Интересно, а за что же представители Тьмы уважают Финрода Фелагунда? Уж наверное не за то же самое, что представители Света?" Но, по моему личному убеждению, уважают-то они его как раз за то же самое, и это "что-то" определяется на самом деле самыми простейшими, банальнейшими и вечными нравственными категориями, - такими как мужество, благородство, верность своему слову и своему долгу. Можно спорить о частностях, но навсегда достоинство останется Достоинством, честь - Честью, а совесть - Совестью.

Лично я не представляю себе апокриф, в котором будут изображены, скажем, скверный, подлый и мелочный Аэгнор или благородные и справедливые Келегорм и Куруфин, - для такой трактовки нужно грубо исказить известные факты. И поэтому никто, я уверена, не сможет изобразить (и, насколько мне известно, никто и не изображал) Берена "грязным невежественным варваром-кондотьером". ТАКОГО Берена никогда не полюбила бы Лютиэнь, а отрицать факт великой любви этих двоих мы не можем.

Возможно, я старомодна, но я уверена, что есть вещи, которые могут называться только одним именем. Жестокость Саурона - Жестокостью. Предательство Маэглина - Предательством. Резня в Альквалондэ - Резней в Альквалондэ (хотя, например, в "Книге Хроник Арды" Вальрасиана сделана попытка приписать сам факт случившегося в Альквалондэ Мелькору; но при этом автор не замечает, что тем самым лишает все дальнейшее действо важнейшего нравственного и сюжетообразующего императива).

Теперь насчет "добреньких Мелькоров". Господа, можете сразу воспринимать нижеизложенное как сугубо личное мнение, но я еще не встречала ни одного апокрифа, убедительно изобразившего "действительно положительных" Мелькора или Саурона. Такой отрицательный материал заложен изначально в фактологии, связанной с этими толкиеновскими персонажами, такова их отрицательная аура и в "Сильме" и других произведениях, что во всех попытках апокрифистов описать "светлые Темные лики" любимых героев проглядывает, - по воле или против воли авторов, - что-то такое… хм, весьма нехорошее. Не случайно, на мой взгляд, самый слабый персонаж в злополучной "ЧКА" - именно Мелькор. Не случайно именно за этим слащаво-приторным Учителем с "глазами-звездами" тянется на самом деле солидный шлейф грешков, да и весьма полновесных грехов (и гибель Эллери Ахэ во многом на его совести; и проклятие Мелькором всего рода Финве "до седьмого колена" - поступок, мягко выражаясь, не вполне адекватный и др.). А тот Саурон, которого из повести в повесть с нежной и трепетной любовью живописует действительно очень талантливая Нина Новакович, на деле выходит не только пугающе реалистичным, но и отвратительным прямо-таки до дрожи. А ведь автор явно собиралась изобразить положительного героя! Такова сила слова, вернее, немногословия Толкиена.

При этом я, действительно, против того, чтобы изображать Мелькора и Саурона некими чудовищами "с клыками и красными глазами". Я признаю, что даже у самых отрицательных персонажей должна быть своя история, своя правда и боль, свои причины для ненависти к окружающему миру. Это только делает изображение более объемным и правдоподобным, но отнюдь не превращает подлеца в святого или наоборот.

Я не полагаю, что сама попытка взглянуть на события с точки зрения, скажем, Мелькора, - является искажением Арды. Нужно помнить о том, что в Первую Эпоху Арда уже искажена; и в этой искаженной Арде живут различные племена людей, эльфов и других народов, в том числе, кстати, и люди, находящиеся под властью Мелькора. Я полагаю, что эти люди могли быть как восторженными фанатиками, искренне верящими в "Доброго Учителя", так и запуганными обывателями. Я признаю то, что при этом они являлись не чудовищами, а людьми, которые и под властью Мелькора выращивали хлеб, влюблялись и воспитывали детей; что они также страдали от ужасов многовековой бесплодной войны и также оплакивали своих погибших. Что у этих людей могли быть, - и были, - своя история и память, свой эпос и культура. Что Война Гнева и разорение их края стали для них чудовищной трагедией. В этом смысле я готова признать правоту так называемых "ниеннистов".

Собственно, что мы имеем в виде ЧКА? Легенды противоположной стороны. Отнюдь не ложь, и отнюдь не единственно верное вИдение - а то, что можно назвать полуправдой.

Вот смотрите, что у нас получается. Дедушка Ленин со стайкой крестьянских детишек на коленях и Ленин - один из величайших тиранов и диктаторов всех времен и народов соотносятся по исторических фактам друг с другом примерно так же, как Тано Мелькор и Профессорский Моргот. Между тем в реальной истории было и то и другое: и чудовищная диктатура с потоками крови, и стайки крестьянских детишек на коленях (читай в ЧКА - игра в снежки). Что ни с коей мере не оправдывает диктатуру, конечно же. > Да, и люди, искренне верящие в диктатуру мирового пролетариата, к примеру - это отнюдь не обязательно выдумки советской пропаганды, они были, эти люди. И трудовой энтузиазм в тридцатые годы был - наряду и одновременно с чудовищными сталинскими лагерями. И люди искренне писали во время Войны перед боем "Прошу считать меня коммунистом" и умирали с криком "За Сталина!". Так и здесь, в общем. Я вполне допускаю, что вот эти вот "люди Севера" (будем их так называть) могли слагать подобные легенды - не потому, что так БЫЛО, а потому, что они ТАК ВЕРИЛИ, и верили искренне. И вполне искренне могли люди полагать Мелькора своим Учителем, и преданы были ему не только из страха, и даже допускаю то, что какие-нибудь юные девицы в него влюблялись. Вот, примерно так.

Кстати, об эпосах Первой Эпохи. Мне кажется, что сам Толкиен, - сознательно или неосознанно, - дал повод для таких толкований, когда назвал "Сильмариллион" - эпосом нолдор (а не просто, скажем, всемирной историей). Но, раз существует "эпос нолдор", то по этой же логике с тем же успехом может существовать эпос синдар, гномов, вастаков или людей, живших в Ангбанде, и рассматривающий те же события под разными углами зрения.

Вообще же, на мой взгляд, основная грань между "хорошим" и "плохим" дописыванием определяется в первую очередь литературными способностями авторов. С этой точки зрения, Эйлиан, Ниеннах или Тайэре - равно хорошая проза (несмотря на очевидную спорность мировоззрения особенно двух последних, да и другие неоднократно обсуждаемые недостатки), а Перумов, Еськов или Вальрасиан - плохая. Разумеется, приведенная классификация отражает исключительно мой собственный литературный вкус и может быть оспорена.

Август-сентябрь 2000

Размещено: 23.07.01