Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Сабрина

Вторичный мир - догма или сотворчество

(Ответ Анориэль)

Снова возник вопрос о правомерности и этичности существования литературы по мотивам Толкиена.

Попытаюсь сформулировать свое отношение к апокрифической литературе несколько

более подробно. Нет, я не считаю написание любых произведений по мотивам Толкиена или с использованием героев Толкиена чем-то неэтичным. Да, я знаю, есть определенная часть людей особенно строгих текстологов, - которые относятся к проблеме именно так, что любое художественное произведение по мотивам недопустимо. И дело даже, с точки зрения таких людей, не в неэтичности (именно этот слой людей исследователей, - чаще волнует текстология, нежели этика), а в том, что практически невозможно написать произведение по Толкиену и получить при этом в результате именно Арду в том виде, как ее задумал Толкиен. Невозможно потому что никто из нас не является по определению профессором Толкиеном. И в голову к умершему Профессору мы войти не можем. А значит, так или иначе будем в своем творчестве реконструировать свою собственную Арду (то, что иногда называется в терминологии фэндома "личная Арда"), а не толкиновскую. К такой точке зрения текстологов-исследователей в принципе следует относиться с уважением. Однако порой такая ситуация доводится до крайностей (конечно, с моей точки зрения). Я беседовала однажды на канале с известным специалистом Остогером. Часть диалога запомнилась едва ли не как анекдот: (примерно так):

- Нет, я вообще-то не против дописываний, если они не противоречат текстам Толкиена. Но, вот вы понимаете, если в тексте у Толкиена написано: "На Финроде была шапка" , а вы в своем тексте напишете "Шапка была зеленая" - то это нормально и допустимо. А вот если вы напишите: "Ветер трепал непокрытые волосы Финрода" - то это уже искажение.

С точки зрения человека с более развитым воображением такая позиция может звучать, как абсурд, - хотя с точки зрения строгого логика абсурдом, несомненно, не является. И все-таки, если столь строго придерживаться, так сказать, буквы закона то есть ли тогда вообще смысл писать какие-либо продолжения? Или все-таки лучше написать хорошую грамотную научную статью и спать по ночам спокойно?

Проблема в том, что при таком подходе мы рискуем получить то, что наиболее важным станет точное соответствие техническим деталям, а не этические связи и закономерности мира Толкиена.

Кроме того, строго следуя подобному подходу, следовало бы заодно с текстовыми продолжениями обрушиться и на, скажем, изобразительное искусство по мотивам поскольку, создавая картину или рисунок на темы Толкиена, мы тоже используем толкиновских героев. И тоже не можем быть стопроцентно уверены в том, что в своем рисунке получим именно то, что замыслил сам Толкиен (ну нет у нас сейчас уже возможности послать профессору иллюстрации на рецензию)

С другой стороны, рисунки, иллюстрирующие к примеру Шекспира или Достоевского,сами по себе ни у кого не вызовут противодействия неприятие может вызвать только, так сказать, художественная сторона изображения, но отнюдь не сам факт.

Кстати, обратите внимание, как на самом деле мало хороших, адекватных иллюстраций по Толкиену . Трудно это...

Так что, по-видимому, вопрос упирается все-таки не в неэтичность как таковую, а в два основных вопроса:

1) относиться ли к Арде как к тексту или как к миру?

2) С какими целями пишется то или иное продолжение/апокриф.

Начать с того, что мне все-таки не кажется корректным все эти деления на сиквелы и апокрифы, на апокрифы и дописывания. Давайте будем честными и честно признаемся себя, что любое произведение по мотивам является апокрифом по определению. Почему смотри выше. Потому что никто из нас не является профессором Толкиеном. В любом случае результат оказывается достаточно неожиданным. Многие скажут, что произведение, написанное с точки зрения "темных" это апокриф. А с точки зрения "светлых" это дописывание. А как считать "Лэйхоквенту"? А как считать "Эанарион" - апокриф "от феанорингов"? А "По ту сторону рассвета" - произведение с явно выраженной "ортодоксально-светлой идеологией", но с не менее явно выраженным апокрифическим содержанием? Одна сюжетика чего стоит (имеющая весьма отдаленное отношение к Толкиену). Поэтому я и предлагаю считать подобные критерии излишним упрощением (или, наоборот) усложнением ситуации.

Текст или мир - вопрос, наверное, в принципе нерешаемый. В общем, это вопрос личной веры каждого.

Есть старая хорошая статья Эйлиан "Кот диктует про валар мемуар…" - в ней, на мой взгляд, дается очень правильный ответ - дописывания всех оттенков за Толкиена получили столь большое распространение потому, что это единственный полноценный вторичный мир. И произведения по мотивам - средство, для того, чтобы как можно глубже прочувствовать этот мир и себя в этом мире. Но что же тут плохого?

По-видимому, полноценный вторичный мир может быть исследован и описан так же, как любой мир реальный. Если кто-то напишет роман об Иване Грозном или, к примеру, о Наполеоне что будет при оценке этого романа в первую очередь приниматься в расчет художественный уровень произведения или соответствие историческим реалиям? Но вполне очевидно, что и строгий историк-исследователь, желающий следовать только и исключительно фактам, и литератор, пишущий роман о той или иной эпохе, не смогут в конечном итоге полностью отрешиться от себя и от своих представлений, иначе говоря не будут стопроцентно объективны. Они привнесут в свое описание свой собственный менталитет (который в свою очередь в определенной степени определяется менталитетом нынешней эпохи и среды), свой жизненный опыт, политические и религиозные взгляды, эстетические представления и тому подобное. Плохо это или хорошо? Думается, что это надо принимать как неизбежность. В конце-то концов интерес к истории все-таки мы должны честно признаться, что история нам интересна не сама по себе, а для того, чтобы была возможность извлекать из нее какие-то уроки. (или не извлекать, - что к сожалению, получается гораздо чаще). Однако археолог, который раскапывает старинный курган, не является тем не менее автором кургана.

Насчет критериев полноценности вторичного мира - я сейчас не готова ответить на этот вопрос, ибо действительно не знаю. Такое впечатление, что это определяется в значительной степени на уровне больше чувственного восприятия, нежели логики (именно что "сила воздействия"). Я только помню, что с полгода назад на одной из досок как раз было обсуждение примерно на эту тему и просили всех назвать, какие из известных уже и описанных в литературе миров они могут воспринимать как реально существующие. Интересно то, что Арду/Арту первым номером называли все, без исключения (кое-кто называл Арду и Арту отдельными мирами), а вот дальше уже начинались имхи и разногласия: Дюна, Перн, планета Гетен, Кринн - чего только там не называли, но такого единодушия уже не было.

Интересно, что никто не назвал мир Сапковского что, в общем, и не удивительно.

Поймите меня правильно - я нежно люблю Сапковского-литератора, но его мир - это не полноценная вторичная реальность, а фактически наш собственный мир, облеченный в средневеково-фэнтэзийный антураж. Думаю, это ощущение тоже учитывалось в ответах.

Таким образом, мы можем, по-видимому, признать то, что изначально творцом Арды являлся все-таки Толкиен. Но является ли его произведение копирайтным? Может ли в принципе быть копирайтным целый полноценный вторичный мир, живущий после создания по своим законам? Собственно, ведь вся история мира Толкиена как раз об этом: Мелькор был Творцом до тех пор, пока не возжелал своего творения для себя одного, пока не сумел отделить свое творение от себя. О том же, фактически, и история Феанора и сильмариллов. Но творец должен уметь отделить свое творение от себя. Ибо там, где начинается ревность к своему творению, - умирает и творец, и творчество.

Созданная Толкиеном Арда как вторичный мир зажила после своего сотворения своей собственной полноценной жизнью. И если мы не в состоянии войти в этот мир, так сказать, физически, во плоти, - то никто не помешает нам сделать это силой своего воображения. Создавая и воспринимая любое произведение по мотивам как часть мира Арды, мы тем самым раздвигаем границы первоначального творения. И каждый такой крупный апокриф входит в Арду какими-то своими гранями, достраивая мироздание. С точки зрения источниковедческого подхода, апокриф следует воспринимать не как истину в последней инстанции ( "не так все было, Профессор, совсем не так" ), а как литературное произведение/историческую хронику, которые могли быть именно в том мире. То есть при таком раскладе приходится каждый раз думать о том, как именно могли реально происшедшие в Арде события отразиться в том или ином произведении/хронике, кем, когда, в каким обстоятельствах, по каким источникам была написана та или иная вещь. Возможно, я не права, но лично мне такой подход кажется гораздо интереснее, нежели обсуждать, где и в каком месте некая жительница Москвы Наталья Васильева или некая жительница Днепропетровска Ольга Брилева противоречат тексту Сильмариллиона.

Конечно, возможен и другой (несколько более, насколько я понимаю, распространенный в фэндоме подход) - а именно, рассматривать все апокрифы как некие параллельные миры или отражения, но лично мне такой подход нравится меньше, поскольку он действительно делает на мой взгляд бессмысленным использование тех же самых героев, которые при этом вроде бы и не те же самые герои. Но зато мы можем сопоставлять, скажем, Берена по-Толкиену, Берена по-Ниенне, и Берена по-Брилевой, примерно так же... как мы сопоставляли бы Понтия Пилата по Булгакову или Понтия Пилата по Айтматову и т.д.

Если талантливо написанный апокриф становится полноценной частью уже существовавшего до него вторичного мира, то становится понятно, почему во всяком случае достаточное количество вполне "светлых" толкинистов верят, скажем, в существование Эллери Ахэ и воспринимают язык ах\'энн одним из действительно существовавших языков Средиземья наряду с квенья или адунаиком. И спорят о том, что же в действительно произошло с этими самыми Эллери Ахэ в Валиноре потому что "светлый" толкинист обычно не верит в казнь на Таникветиль и начинает строить самые экзотические догадки и предположения. Но Эллери Ахэ на сегодняшний день - неотъемлемая часть мира Средиземья. А вот какие-нибудь перумовские хазги или дорваги (или кто там был - я уже и не помню) такой частью мира не являются.

И поэтому многие вполне ортодоксальные толкинисты уважают Ниенну и с удовольствием и интересом читают и перечитывают ЧКА, даже не разделяя изложенных там взглядом - поскольку это часть Средиземья. И по этой же причине как правило, и светлые и темные толкинисты не уважают Перумова - потому что он лишь использовал средиземский антураж в своих собственных целях, но не сумел приблизиться к тому, что называется... наверное, таинством создания (или вхождения?) во вторичную реальность. И, судя по всему, он и не хотел этого.

И ЧКА, и "Хроники Дома Финарфина", и "По ту сторону рассвета", и "Лэйхоквента", и "Нежизнеописание девятого назгула" останутся частями Средиземья, - что не означает, что все эти произведения нужно принимать безоговорочно: в зависимости от собственных наклонностей можно спорить, обсуждать, вычислять и выяснять...

А вот Перумов, Еськов, извраты Эарнур(а) неинтересны даже для обсуждения. Потому что это - не Средиземье. Это профанация. И, как всякая профанация, вызывает в лучшем случае равнодушие, в худшем раздражение.

В таком случае мне кажется, что основных критериев для того, чтобы произведение по мотивам стало частицей большого и полноценного мира, существует всего два.

Но зато неотменимых:

1) Литературный вкус и талант автора

2) Любовь к миру Средиземья.

Поэтому использование чужих героев это вовсе не обязательно попытка обратить на себя внимание. Во многих случаях, это именно выражение любви и интереса именно к Средиземью и именно к этим героям.

Конечно же, жесткой границы никто не проведет есть особенности личного вкуса, и то, что одному покажется хорошо написанным, на другого может произвести впечатление полной бездарности. Но все же есть некие общие предпочтения.

Так что, если вы немало перечитали произведений по Толкиену и плевались... ну, тут могу посоветовать только одно: не читайте все подряд, к сожалению, мусора действительно очень много. Поспрашивайте у людей, которые любят читать подобную литературу: наверняка каждый вам порекомендует хотя бы 3-4 достойных вещи. Затем составьте общий список - он во многом у разных рекомендателей будет совпадать. В итоге вы получите совсем небольшой списочек из возможно 8-10 произведений, которые действительно заслуживают того, чтобы быть прочитанными.

Я думаю, что большинству авторов, от произведений которых вы так плевались, элементарно не хватает таланта. Но если его не хватает, то хоть они будут писать про любой мир, результат будет тот же то есть весьма бледный. А некоторые авторы, вроде Перумова, действительно использовали средиземский антураж в своих собственных целях - ну так и отношение к таким авторам как правило соответствующее.

Насчет собственного мира... Ну, понимаете, во-первых фэндомская литература пишется далеко не только по Толкиену. И многие действительно создают свои собственные миры и тому подобное и зачастую, те же самые авторы, которые пишут толкинистские апокрифы. Навскидку: Тайэрэ, автор цикла Отражение Х после этого написала часть цикла "Даара Найра" уже о своем собственном мире; Иллет вот недавно в Архиве Элинор разместила очень хорошую фэнтэзийную вещь "Повесть о последнем кранки" - не имеющую никакого отношения к Толкиену; Джаллар и Айнар исследуют мир Эйдер, да мало ли кто еще (я сама, признаюсь, далеко не все читаю). В общем и целом-то правда такая: талантливый человек талантлив как правило во всем и везде, бездарный - соответственно бездарен. У Перумова (да простят меня его поклонники) что средиземский цикл, что все остальное равно не имеют никакой ни художественной, ни какой-либо еще ценности. И в сущности не все ли равно, на чем человек сделает себе имя, если он это делает талантливо и со вкусом?

Во-вторых... ну не все хотят создавать (или смотреть, исследовать - в зависимости от того, какой концепции относительно существования иных миров вы придерживаетесь) свои собственные миры. Во-первых, в этом собственном мире (или там на путях его исследования) мне может оказаться просто-напросто одиноко: вот есть мирок, и никто кроме меня или одного-двух ближайших приятелей этим больше не интересуется. С одной стороны, простора для воображения может быть и больше с другой же, затрудняется обмен информацией. А главное - ну что же можно сделать, если я, к примеру, люблю именно Арду и желаю заниматься Ардой (а не каким-нибудь миром 1083, к примеру) .

Ведь если, продолжая разговор о полноценной вторичной реальности, мы продолжим этот ассоциативный ряд, то это предложение заняться собственным миром, - звучит примерно так же, как предложить историку или литератору, занимающемуся к примеру девятнадцатым веком (вот я занимаюсь девятнадцатым веком) вдруг заняться... нет, даже не Древним Египтом, а вообще какой-то несуществующей эпохой и несуществующей страной. "Вот возьмите и придумайте свою собственную эпоху, и в ней копайтесь, и по ней пишите свои произведения, - а на девятнадцатый век и проживавших там деятелей у нас копирайт наложен", - примерно так это звучит. (Я несколько утрирую, конечно, чтобы лучше донести свою мысль). Но я-то люблю именно девятнадцатый век! А вот сумею ли я внести в ходе своих исследований и/или творчества что-то новое в описание того же девятнадцатого века по сравнению с тем, как это делали остальные, - вот это уже будет зависеть от моих способностей, трудолюбия, знаний и тому подобное. Во всяком ! случае я понимаю проблему именно так.


А в конечном-то итоге... для чего пишутся апокрифы на средиземские темы? Наверное, для того, что это почему-то нужно здесь нам - тем, кто живет на планете Земля... Нельзя запретить жить.

Сентябрь 2001

Размещено: 16.10.01