Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Лайхэ

Размышления об играх, женщинах и фатальной дряни

Н-да, похоже, натворила я делов. Написала статейку, а народ как-то возбудился, все мысли умные начали высказывать, ссылаясь на означенную статейку, и только немногие одиноко выступают: мол, ребята, вы чего, Лайхэ же не о том говорила! Лайхэ пыталась еще раз чирикнуть – мол, эй, я ж не нистанор злобными терминами клеймила, я ж о разврате… Фигушки. Дискуссия закусила удила и ломанулась. Как конь. Был у меня один такой конь в моей практике – тоже закусил удила и ломанулся, проволок меня по кустам и колючкам и только тогда успокоился, когда я, наконец, с него ахнулась и дала ему возможность бодрым галопом доскакать до конюшни… Так о чем это я? Пардон, я не о лошадях начинала… Ладушки, стало быть – в очередной раз – о моей прелести и этих… как их… о, вспомнила! – нистанор. Блин, оказывается, для них еще и термин есть…

Все, хорош стебаться. Далее – серьезно.

На мой взгляд, дискуссия ушла куда-то не туда. Высказывание собственного мнения – это хорошо… но никто не предлагает конкретного выхода – что делать. То есть на Октябрьской площади, ежику понятно, ничего не сделаешь – да и есть ли смысл, все равно там тусуются все кому не лень. Годы и годы назад Боря Батыршин пытался как-то систематизировать тусовку – все тогда долго орали об ущемлении прав, о Борином хапужничестве и о том, что, мол, не дастся вольная тусовка злобному Батыршину во власть – а он же, честно-то говоря, тогда нам всем во благо старался… Даже когда местных упертых алконавтов по морде бил – не стало Бори, стали алконавты; нам с этого хорошо? Битые морды расплодились местными усилиями, обращения «Леди…» теперь не услышишь, зато услышишь запросто – «Слушай, айда ко мне на вписку, в преф сыграем, потом – в постель…» (особо напористые призывы заменены цензурой) – мы за этим много лет назад шли сюда?

Еще раз повторяю – я говорила не о тех, кто страдает половыми расстройствами. Несчастные люди, живут, как умеют… Я говорила о фэндоме – точнее, о том, что по сю пору носит это гордое название. И о том, что, в сущности, большинству окружающих и лично мне наплевать, к кому ты пылаешь высокой страстью – к мужчине, женщине или соседской белой козочке. Лишь бы не запутывал в свои проблемы остальных.

Дамы и господа (или только дамы? или только господа?), поймите меня, средненького человека из тусовки, правильно. Я – и не только я! – к вашей ориентации, инкарнации и пр., и пр…. – отношусь с уважением. Но если мне две девочки «не той ориентации» заявляют, что они – лесбиянки, мне на это начхать, а если эти же девочки гордо выдают: «Мы – гомосексуалисты!» (именно в том контексте, что они – мужчины), то уж простите меня, грешную, если я буду ржать неприлично. Тем более, что в данном социуме принято за моду пользоваться терминами не научными, а полуцензурными, и реплика какой-нибудь девицы (прощу прощения за дословность цитаты): «Я – пидарас!» считается не только приемлемой, но и крайне актуальной.

Я видела дам, великолепно играющих мужские роли – честь им и хвала, даром что сама на такое пойти не смогу в силу комплекции. Я видела тех, кто отыгрывал лиц противоположного пола и вдобавок гомосексуальной ориентации – вдвойне честь и хвала, это была великолепная актерская работа. Но – актерская, понимаете? А когда мне кричат, мол, я такой по жизни – извините, это противно. Слава богу, наши московские дамы давно отучились тянуть загребущие лапсы к моим природным выпуклостям – усвоили, что «городская сумасшедшая» Лайхэ за это может и по морде влепить, а не растаять в сладостной истоме, как предполагалось. Кстати, насчет «городской сумасшедшей» – это нормально, что сей титул заслужила женщина, которая всего лишь не приемлет ИХ правила игры? Которая лишь в том виновата, что язык у нее не поворачивается называть их в мужском роде?

И напоследок – два P.S.

P.S. первое. Фраза одной из этих дам, типа нистанор. За дословность не ручаюсь, но смысл не перевру. «Лайхэ, ты до сих пор не получила по морде за называние меня в женском роде только потому, что я знаю – ты нас всех так называешь». Упасть и плакать. От умиления, какими, оказывается, жирными льготами пользуются городские сумасшедшие. А какого, скажите мне, гава моя физиономия до сих пор пребывает в целости только по милости и снисхождению каких-то извращенок?

И – P.S. второе. Утопическое. Вот нашелся бы среди нас товарищ, неважно, какого полу, вот прописал бы он правила поведения для приходящих на тусов-ку… Вот отследил бы он, как эти правила исполняются!… Пусть не как тогда, в девяносто шестом году, когда Боря совал сапогом в физию непотребно нажравшемуся мэну в Нескучном саду, но все же… А если без утопий – пусть каждый для себя решит, кто дал такое право – диктовать правила игры и считать себя кругом правыми тем, кто либо громче всех орет, либо тихо занимается привлечением в компанию извращенцев детей несовершеннолетних. Бегает по Октябрьской одна такая девочка. Пришла – вроде как искать себя. И лицо – вечно извиняющееся. Начала именовать себя в мужском роде. Выражение лица не изменилось…


Я прошу прощения за сумбурность статьи и за жесткость выражений. Просто – достало оно все. И кто теперь поверит, глядя на нас, пьющих пиво и что покрепче на Октябрьской, что когда-то мы все умели любить не в постельном смысле этого слова и верить в сказки? Странно: мы стали умудреннее и циничнее и в то же время отвыкли отделять зерна от плевел. А может, дело в том, что нам всем попросту стало все равно?

Мне – не все равно. Я же городская сумасшедшая, черт возьми…


Размещено: 12.10.02