Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Посадник

А время уже вышло горлом

Ответ на Олди как явление современной литературы Melisse

Звиняйте, коли что не так. Я, как и Олдя, при всей разности интересов и путей самореализации, встретил 90-е в областном центре, далеко от московских тусовок и кипения страстей. Знаете ли, иногда кажется, что постоянно кипеть - выкипит все на фиг. Для кипения нужно энергии подкопить. Один мой старый приятель (сказал бы - друг, но суеверен я) из непростого в духовном плане города Арзамас-16 помянул в разговоре со мной термин "магичность пространства" - способность самого необычайного происходить легко и свободно. На начало 90-х ветер перемен надул дикую концентрацию креативной потенции, клапана срывало от желания и возможности творить. На этой волне оно все и поднялось. Помню мощный и мягкий удар по мозгам - ш-ванг! - от взятого за ради христа по себестоимости у Алины на "Зиланте"-93 выпуска "Перекрестка" с "Сумерками мира". Помню еще более мощный удар по психике, когда вышел еще один "Перекресток", уже с Валентиновым. Ветер дул такой, что паруса несли как бегом - и что с того, что сдувало паруса и крыши. Вспомните свои закидоны времен "Движения хоббитских игрищ". Тогда все было легко, потому что перед этим было двадцать лет скучно, сонно и беспросветно (я, понятно, утрирую). Сейчапс снова время сбора камней.

Еще. Такое вот наблюдение, подтвержденное после прочтения сайта Валентинова. Харьковский "Второй блин" до неприличия синтетичен. Тут и Щербаков (не фантаст!!!), тут и южнорусские города с запахом перемен на улочках с каштанами, и "Тропа" Юры Устинова (кто знает, поймет), и сам гуманитарный, земский склад мироощущения. У Олдей оно тоже есть. Лазарчук так блистательно это ощущение тронул, в воспоминаниях Гумилева о детстве - и бросил. Это главный вопрос - "Что есть хорошо и что есть плохо". Из не-блинцев я видел это только: занудно - у Иванова, и неврастенично - у Дивова, хотя обоих нежно люблю.

Так вот, все земцы имеют дурную привычку вымирать. Либо как деревья, типа Обломова, которого заезжий немец выдавил из жизни, либо как свечи. Посветил - и умер. Насмерть, морально или всего лишь как олицетворитель определенных надежд. Олди светили нам все 90-е, хотя мироощущение, которым они питались, фитилек этот, все время менялся. Поэтому и книги регулярно менялись, появлялись такие, которые читать приходилось с недоуменным удивлением : "И это они?". Но что ж с того? Писатель не обязательно должен лезть на амбразуру. Он, строго говоря, выдает продукт своего пищеварения, приспособленный для еды других, как пчела. У него метаболизм такой. Даже если он не жжет жизнь с двух сторон, он все равно и искупает, и отмаливает, и отрабатывает всеобщую карму. А страна меняется. У олдей в какой-то момент карма сменилась. Они в другом государстве, которое совсем другое, и Украйна теперь слегка задвигает потускневший СССР - "Рубеж", "Маг в законе" и т.п.. В один момент я поймал себя на такой мысли: а ведь сейчас Андрей Валентинов - сценический псевдоним товарища Олди. Сравните "Флегетон" и "Диомеда" с семилетней давности Олдями. Не по литературности, а по тем глазам, которые оттуда на мир смотрят. В общем, the road goes ever on. Только петляет. И на очередном повороте оказалось, что дорог много, и повороты не совпадают. Но это еще не повод скорбить о несчастных, сбившихся с пути.


Размещено: 18.06.02