Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Elenhil Laiquendo

Текстологическая основа спора об одухотворенности орков у Толкина

Изучение текстов VIII, IX и X "Мифа преображенного".

Введение

Обсуждение вопроса одухотворенности орков в русской толкинистике всегда было осложнено спецификой затрагивающих эту тему записей Толкина. По сути, перед исследователем предстает набор текстов, противоречащих друг другу не только самим фактом различия отраженных в них точек зрения, но и весомой аргументацией "за" и "против". Действительно, приводимые Толкином доводы в защиту как той, так и другой позиции достаточно весомы, чтобы завоевать себе сторонников. Но нельзя закрывать глаза на тот факт, что аргументы автора не более весомы, чем его же контраргументы, и, взятые в контексте этого противоречия, отдельные доводы "за" или "против" теряют свою абсолютную силу убеждения. Тем более странным кажется мне тот факт, что некоторые исследователи умудряются игнорировать эти противоречия, выбирая из комплекса аутентичных аргументов те или иные цитаты и возводя их в ранг истинного мнения Толкина в последней инстанции, способного (и должного) положить конец любому вновь возникающему спору об одухотворенности орков [1]. Методологическая ошибка подобного подхода (несомненно, берущего начало в уважении к мнению Толкина) состоит в том, что комплекс текстов Толкина, затрагивающих этот вопрос, недостаточно исследован. Это позволяет исследователям произвольно оценивать тексты и нивелировать те или иные аргументы автора по своему усмотрению. Целью своего исследования я ставлю исправление этой ошибки.

1. Положение текстов в комплексе работ Толкина и связи между ними

Обсуждение природы орков Толкином может быть условно разделено на две ветви: первая ветвь черновиков ассоциирована с эссе "Атрабэт Финрод ах Андрэт", вторая - с эссе "Квэнди и Эльдар". Любопытен тот факт, что эти две группы текстов рассматривают один и тот же вопрос, фактически не ссылаясь друг на друга, являясь, таким образом, двумя независимыми, обособленными выражениями мысли Толкина. Несмотря на то, что оба эссе были опубликованы в разных томах "Истории Средиземья", Кристофер Толкин счел целесообразным собрать и опубликовать ассоциированные с ними статьи о природе орков в рамках комплекса текстов "Миф Преображенный" X тома. Речь идет о текстах VIII, IX и X означенного комплекса. В чем же проявляется их различие, и как их следует различать?

Текст VIII затрагивает поднятые ранее (при написании "Анналов Амана") и обсужденные в "Атрабэт" вопросы происхождения орков и возможности извращать Творение, а также - непосредственно - вопрос наличия у орков фэа. Как отмечает Кристофер Толкин, в тексте присутствуют прямые ссылки на "Атрабэт". Эти ссылки, равно как и тематическая преемственность, послужили основанием для выделения мною этого текста в отдельную группу, связанную с "Атрабэт".

Текст IX не рассматривает напрямую вопрос наличия у орков фэа, а обсуждает происхождение орков и эльфийскую этимологию самого их названия. Сам текст характеризуется Кристофером как "весьма отдельный" [2]. Тем не менее, он признает возможность того, что вступительные слова текста IX являются продолжением и ответом на слова текста VIII. Я также отношу этот текст к группе "Атрабэт".

Текст X рассматривает все эти вопросы (хотя конкретно наличие фэа не обсуждается, в тексте достаточно косвенных высказываний на эту тему). Он характеризуется Кристофером как "текст совершенно иного рода, весьма законченное эссе о происхождении орков" [3] и сопровожден несколькими небольшими заметками. Текст и заметки являются приложениями к эссе "Квэнди и Эльдар", и именно поэтому я выношу их в отдельную группу "КЭ".

2. Хронология текстов

Хронологически обе группы текстов, скорее всего, принадлежат примерно к одному временному периоду, текст VIII написан на обороте работ 1955 года и вложен в газету 1959 года, текст IX не датирован, текст X вложен в газету от марта 1960, что, в общем-то, указывает на то, что группа "Атрабэт" была написана скорее раньше группы "КЭ", и тексты об орках второй группы являются более поздней актуализацией предшествовавших рассуждений. Есть и другие, изложенные ниже, подтверждения гипотезы о том, что КЭ было более поздним (не только в чисто хронологическом смысле) произведением, чем "Атрабет".

3. Содержание текстов и их стилистика

Стилистически, первая группа текстов - это, как говорит Кристофер, "размышления с пером в руках" [4], коротенькое собрание тезисов "за" и "против", неминуемо противоречивое и неоднозначное. Вторая группа - реальный результат, воплощение "технических" размышлений в законченном "средиземском" тексте. Несколько слов в пользу этого вывода: некоторые исследователи в целях дискредитации текста X искусственно приравнивают его к черновикам первой группы, утверждая, что это такое же "размышление с пером в руках", как и текст VIII [5]. Опровержение этого утверждения содержится в Приложении I, в данном же тексте постулируется стилистическое отличие текста X, его завершенность и принадлежность к внутримировым произведениям. Это немаловажно в свете проблемы оценки статуса основной массы текстов MT, которые являются записями идей, так и не получивших полноценного воплощения в реальных текстах и не вошедших в легендариум. Проблема оценки невоплощенных замыслов автора заслуживает отдельного исследования, в рамках же этой статьи я ограничусь напоминанием о том, что наиболее "одиозные" концепции "Мифов преображенных", меняющие представление о космогонии Арды, так никогда и не вошли в готовые тексты легендариума. Напротив, история написания "Айнулиндалэ" (см. X том) показывает, что Толкин делал попытки переписать космогонию согласно этой новой концепции, но сам отверг их и вернулся к старой версии. Точно так же следует относиться и к соотношению невоплощенных черновых идей текстов первой группы и идей, воплощенных в текстах второй группы.

Возвращаясь к хронологии, очевидно, что во второй группе текстов получили более полное раскрытие вопросы, лишь затронутые в текстах X тома - Больдоги, отношения Моргота и Воплощенных, передача мыслей и пр., а также лингвистические вопросы (происхождением термина "орк", его эльфийская этимология, написание ork/orc). Само эссе "Квэнди и Эльдар" и его приложения являются более зрелыми и полными работами ("весьма законченное эссе о происхождении орков" [6]) а части VIII и IX из MT - черновыми набросками, размышлениями "вслух" ("в значительно степени запись "размышлений с пером в руках" [7]). Все это указывает на более позднее происхождение текстов группы "КЭ". Между тем, тексты группы "Атрабэт" отсылают читателя к некому другому, более полному и специализированному тексту о природе орков ("их происхождение более полно освещено в другом месте" [8]).

Что любопытно, текст IX из первой группы заканчивается небольшим рассуждением об этимологии эльфийского слова для обозначения орков. Более полный текст из группы "КЭ" наследует этому отрывку не только по содержанию, но и лексически: в отрывке впервые упоминаются эпитеты "духи" и "призраки", изначально бывшие объектом термина orok [9]; полноценное же лингвистическое эссе, служащее приложением С к "Квэнди и Эльдар", фактически начинается с утверждения о том, что "Орки … не были ни духами, ни призраками, но живыми существами…" [10] (выделение мое - EL) - вполне связная лексическая и логическая преемственность, как если бы Толкин вспомнил формулировку того текста и позиционировал это приложение как то самое "другое место", где "их [орков - EL] происхождение более полно освещено" [11]. Как я и писал выше, это дополнительно указывает на более зрелый характер текстов группы "КЭ".

4. Выводы

Таким образом, на основании вышеприведенного анализа я утверждаю, что никоим образом нельзя воспринимать тексты VIII, IX и X как некую однородную противоречивую массу, позволяющую делать любой вывод, и в которой невозможно найти однозначный ответ [12] - и наоборот, нельзя "выуживать" из нее те или иные цитаты (это особенно часто делают с цитатами из текста VIII), не принимая во внимание текстологию. Она же, согласно данному исследованию, такова: хронологически, текстологически и стилистико-лексикологически текст, приведенный в части X "Мифов преображенных" (приложение "Происхождение орков" к КЭ) был написан существенно позже текстов, приведенных в частях VIII и IX того же сборника. Этот текст является более полной, тематической работой по этому вопросу, на которую, вероятно, сам Толкин и ссылается как на более подробное исследование по данному вопросу.

Я хотел бы еще раз обратить внимание читателей на то, что столь часто цитируемые отрывки из рассуждений Профессора (что орки были животными без души, что Эру не дал бы им fear и т.д.) являются всего лишь одной из стадий черновых размышлений Толкина над этой проблемой, и приводить их как конечное мнение Профессора в высшей степени неверно. Имеются более поздние, зрелые и полноценные работы, где утверждается факт наличия у орков свободной воли ("Конечно, они были извращены настолько, что стали безжалостны, … но это было извращением самостоятельной воли, и они получали удовольствие от своих деяний" [13]) и прочих черт Воплощенных (то есть, в конечном счете, души). Более того, именно эта идея становится базисом для написания конечных текстов легендариума, в которых она позиционируется как истина в учении Мудрых. Причем это учение ни в коем случае не является субъективно эльфийским, оно также исповедуется Высокими людьми и является частью олицетворенного в Фарамире стандарта высокой морали Средиземья (которая, в конечном счете, является воплощением морали самого Толкина).

Заключение

В качестве заключения я хотел бы добавить от себя несколько косвенных аргументов, построенных мною на постулате о применимости к Арде наших сведений о метафизике христианского мира.

Первое: в черновой работе из первой группы текстов Толкин утверждает, что воля орков и балрогов была лишь частью воли Моргота. Это не может не вызывать недоумения, потому что из иных текстов однозначно следовало, что балроги были самостоятельными духами, падшими вместе с Мэлькором на заре мира, и отрицание их свободной воли, нигде не мотивирующееся и не объясняемое, не сочетается с их "ангельским" статусом. Лично я не вижу никакой возможности согласовать эти утверждения при сохранении доверия к обоим. В своем суждения лично я опираюсь на то, что второе утверждение является неотъемлемой и сильно укорененной в легендариуме чертой метафизики Арды, а первое - лишь черновым наброском аргументации в спорном моменте.

Второе: в нескольких своих письмах Толкин писал, что орки ни в коем случае не являются изначально злыми и неисправимыми существами. Подобное утверждение имеет смысл лишь в отношении к одухотворенным созданиям, и в случае с животными или марионетками абсурдно. Введение орков в сферу морали и закона автором ("Они могли стать неисправимы (по крайней мере, силами людей и эльфов), но они оставались под Законом") [14] и требования соответственного к ним отношения персонажей (там же; Фарамир) является для меня еще одним аргументом в пользу моего понимания их сущности.

Третье: в тексте "ВК" орки, несомненно, наделены отдельными чертами, комплексом которых, согласно христианской философской антропологии, могут обладать лишь одухотворенные разумные существа со свободной волей, потому как, согласно этим представлениям, они являются способностями, присущими самой душе ("Они также обладали и иными свойствами Воплощенных.") [15]. В черновиках первой группы текстов Толкин пытался объяснить некоторые из этих черт иными причинами ради согласования теории об отсутствии у них души с логикой и опубликованными текстами. Однако, он не только не довел этого до конца, но и, во второй группе текстов, очевидно, отверг эти попытки и не вложил их в тексты легендариума. Таким образом, для меня невозможно объяснить одухотворенные черты орков "ВК" каким-либо иным способом кроме как наличием у них души.

Спасибо за внимание.

(с) 2002-2003 Elenhil Laiquendo


Примечания.

[1]"The Orcs were beasts of humanized shape…" [MR, 5-VIII] … Должен сказать, что меня удивляет тот факт, что столь многие склонны полагать наличие fea у орков. Получается, что они отдают предпочтение неким рассуждениям в ущерб прямой цитате." (Остогер. Орки (кто они и откуда))

[2]"…Another and quite separate note…" (Дж.Р.Р. Толкин. Мифы преображенные, IX)

[3]"…A text of an altogether different kind, a very finished essay on the origin of the Orcs." (Там же, X)

[4]"…Very much a record of 'thinking with the pen'…" (Там же, VIII)

[5] "При этом необходимо отметить и то, что текст Х все же остается таким же "размышлением с пером руках", что и текст VIII, как об этом свидетельствует сама форма изложения - выдвижение аргументов за и против версии происхождения орков от искаженных людей." (Алесь Гелогаев. Summa contra orcor)

[6] См. прим. 3

[7] См. прим. 4.

[8]"Their origin is more clearly dealt with elsewhere." (Там же, IX)

[9]"It would originally have been applied to 'phantoms' (spirits assuming visible forms)…" (Там же, IX)

[10]"The Orcs … were neither spirits nor phantoms, but living creatures…" (Там же, X)

[11] См. прим. 7

[12]"Проблема в том, что в одном только MR содержатся 3 статьи, … противоречащие друг другу именно на эту тему и еще куча косвенных указаний - как говорится, в наличии имеется широкий выбор цитат из Профессора." (Галадин. Есть ли фэа у орков)

[13]"They were indeed so corrupted that they were pitiless … but this was the corruption of independent wills, and they took pleasure in their deeds." (Дж.Р.Р. Толкин. Мифы преображенные, X

[14] They might have become irredeemable (at least by Elves and Men), but they remained within the Law. (Там же, X)

[15] They had other characteristics of the Incarnates also. (Там же, X)


Приложение I

В своей статье "Summa contra orcor" Алесь Гелогаев (Курт) утверждает: "…Необходимо отметить и то, что текст Х все же остается таким же "размышлением с пером руках", что и текст VIII, как об этом свидетельствует сама форма изложения - выдвижение аргументов за и против версии происхождения орков от искаженных людей. Толкин рассматривает в этом тексте возникающие проблемы хронологии Арды (последовательность событий - появление людей, Саурон отстраивает Тангородрим и выполняет замыслы Моргота, выводя орков из людей, первое столкновение эльфов с орками, побег Моргота) и ищет пути их разрешения. В ходе изложения этой версии, он, как и тексте VIII, использует сослагательное наклонение и обороты типа "наиболее возможная теория", "возможно, что для того, чтобы разрешить хронологические противоречия, мы можем обратить внимание на Саурона", "в таком случае, мы можем предположить, что идея выведения орков принадлежит Морготу…", "в этом случае идея орков могла иметь давние корни в ночи разума Моргота, а их выведение должно было начаться лишь с пробуждением Людей…" (HoME, Vol. 10, P.416-422.)"

Это утверждение ошибочно.

Форма изложения обоих текстов диаметрально противоположна: текст VIII, как верно отмечает Кристофер, по большей части является размышлением с пером в руках - написанное от лица автора, в манере записной книжки, содержащее диалог с самим собой. Квалифицирующим признаком является не наличие аргументации "за" и "против" чего-либо, а спор автора с самим собой, в котором изложение собственных аргументов автора нужно для взвешивания всех доводов и вынесения суждения самим автором, сам же текст не предназначен для читателя - так сказать, интроверторен. Характерными чертами этого текста являются отрывистые, короткие предложения, чаще всего формирующие вопросы и последующие ответы самому себе. Используется современная лексика. Обсуждаются различные концепции и вопросы их воплощения в уже изданных работах. Для удобства автор перечисляет доводы, нумеруя их. В конце он подводит итоги и выносит свое суждение ("Я думаю, что…").

В противоположность этому, текст X (как его характеризует Кристофер, "текст совершенно иного рода") написан не от лица Толкина, но от лица анонимного эльфа. Квалифицирующим признаком является принадлежность этого текста к внутримировому наследию: он написан внутри Вторичного мира, его обитателем (персонажем) для себе подобных. В отличие от текста VIII, аргументация приводится для ознакомления с ней читателя во Вторичном мире, текст же предназначен для прочтения читателем в Первичном мире - так сказать, экстраверторен. Предложения пространны и художественно отточены. Лексика архаична. Доводы "за" и "против" принадлежат не внутримировому автору текста и изложены не для вынесения суждения - внутримировой автор с самого начала имеет собственное мнение, которое он излагает читателю, попутно опровергая чужие аргументы, противоречащие ему. Обсуждается реальная во Вторичном мире история и проблемы ее интерпретации, а не проблемы "втискивания" (sic!) той или иной концепции в уже опубликованные части легендариума. Содержание изложено в манере художественного произведения, идентичного "Осанве-кента".

Вопреки утверждению Алеся, в тексте X рассматриваются не вопросы хронологии с точки зрения Толкина, но вопросы истории с точки зрения эльфов. Противоречия рассматриваются не с целью из разрешения в рамках легендариума, но в свете анализа внутримировой истории, целью является не втискивание концепций в легендариум, но толкование истории.

Следует еще раз отметить, что текст X был написан как приложение к "Квенди и Эльдар", наравне с упомянутым "Осанве". Алесь же почему-то считает, что если текст обсуждает какой-либо вопрос, приводит аргументацию, использует сослагательное наклонение и выражает модальность, то это неизбежно черновой текст и "рассуждение с пером в руках". Прискорбно, что при подобном отборе в категорию "рассуждений с пером в руках" попадут не только все внутримировые эссе типа "Осанве-кента", "Ламмас", "Квенди и Эльдар", "Законы и Обычаи Эльдар", "Дангвед Пенголод", но и сам "Властелин Колец", потому что во всех этих произведениях обсуждаются те или иные проблемы, приводятся те или иные аргументы "за" и "против", используется сослагательное наклонение и выражается модальность.

Стилистическая неразборчивость Алеся вызывает недоумение. Однако, в свете более подробного анализа всей его статьи (приведенного ниже в Приложении II), возникает подозрение, что виной тому не слабое литературоведческое чутье, а полемические цели, ради которых тексты Толкина классифицируются в угоду собственным теориям и в ущерб текстологии.

Приложение II

Уже затронутая в предыдущей части статья Алеся Гелогаева "Summa contra orcor" заслуживает дополнительного рассмотрения.

С одной стороны, он к месту обращается к текстологии там, где это нужно ему - см. пример с оценкой текста X в Приложении I выше. Но сами текстологические и стилистические оценки Алеся ошибочны.

С другой стороны, в своем рассмотрении вопроса он зачастую полностью игнорирует текстологию. Он с готовностью цитирует заметку на полях почти десятилетней давности "Анналов Амана", дескать, "Orcs are not Elvish", игнорируя тот факт, что даже в конце пресловутого текста VIII Толкин все же замечает, что "It remains therefore terribly possible there was an Elvish strain in the Orcs". Кроме этого теория об эльфийском происхождении орков, с готовностью отвергнутая Алесем на основании цитаты из "Анналов Амана", вновь возникает в утвердительной форме в тексте IX, но автор об этом умалчивает. В конечном счете Толкин смог лишь сказать, что теория о просхождении орков от людей казалась эльфам наиболее правдоподобной. Не более того.

Данный пример иллюстрирует общую картину обращения Алеся с источниками: он вырывает из контекста удобные цитаты и выдает их как самоценные истины, не затрудняя показывать внутреннюю противоречивость источников и текстологические приоритеты их доказательной ценности.

Независимую волю орков, постулируемую в тексте X, он опровергает цитатами из первой группы текстов о создании Морготом независимого зла ("Одна из причин этого самоослабления в том, что он дал своим "созданиям", оркам, балрогам и т.д., возможность восстанавливаться и размножаться. Поэтому они будут собираться снова без дальнейших специальных приказов. Часть его естественной созидающей силы была потрачена на создание независимо растущего зла вне его контроля") [1], не обращая внимание ни на текстологическое неподчинение текста X тексту VI, ни на то, что аргументация текстов первой группы, скорее всего, относится к майарской концепции и неприменима к человеческой и эльфийской, или даже животной концепции орков (в самом деле, утверждение о том, что Моргот даровал оркам-животным или оркам-людям возможность восстанавливаться и размножаться абсурдно). Он даже осмеливается утверждать, что в свете этой цитаты вопрос о происхождении орков ничего не меняет [2], хотя из текстов Толкина очевидно, что только падшие майар, облекшись в подобие плоти, со временем оказывались лишенными возможности самостоятельно ее восстанавливать, за исключением наиболее могущественных, и совершенно непонятно, с какой стати было даровать возможность ее восстановления кому-то кроме балрогов и им подобных, ставить орков и балрогов на одну ступень как существ, нуждающихся в искусственной возможности восстановления и размножения. В целом же, он повторяет стандартную ошибку: утверждение из текста первой группы (о том, что воля орков - это воля Моргота) [3] он использует для толкования и коррекции утверждения из текста второй группы (о том, что орки обладают независимой волей) [4]. Текстологическая ошибочность такого метода изложена в основной части данной статьи. Теоретическая ошибочность подобного вывода выявляет слабую теоретическую базу.

Взявшись за обсуждение богословских и философско-антропологических вопросов, Алесь выбрал в качестве справочной литературы далеко не самую подходящую литературу. Но коли уж он выразил тем самым желание правильно понимать, что имел в виду католик Толкин, он ввел себя в сферу католического богословия, где и сел, как говорится, в лужу. Во-первых, воля в католическом богословии присуща только существам, наделенным душою. У животных их нет, и говорить о воле у животных Толкин был не стал, так как был и католиком, и филологом и вдвойне отдавал себе отчет в том, что имеется в виду под тем или иным понятием. Увы, в отношении Алеся Гелогаева это утверждение не столь справедливо. Перво-наперво, "независимая воля" и "свободная воля" со всей неизбежностью являются синонимами. К сожалению, по неизвестной причине оригинальное "independent will" Алесь перевел не как "независимая воля", а как "независимый разум", в результате чего пошел по ложному пути. На самом же деле Толкин говорил об орках, как об искаженных существах с независимой, то есть свободной волей. Желая опровергать это цитатой из текста VIII о том, что воля орков - это воля Моргота, он, как всегда, умалчивает об иной цитате из того же текста, справедливо утверждающей, что свободная воля и свобода может происходить только от Эру [5]. Также он умалчивает и о том факте, что в тексте X Толкин не просто говорит о свободной воле орков, но о доминировании над ней воли Моргота и о противостоянии орков этому доминированию [6]. Это не может сочетаться с толкованием "независимой воли" орков как части воли самого Моргота.

Утверждение о том, что во всем тексте X о наличии у орков души вообще ничего не сказано по наивности может соперничать только с утверждением о том, что во всей Библии ничего не сказано о Троице.

Далее Алесь пытается делать выводы на основании толкования свободы воли как способности совершать как добрые, так и греховные поступки. И здесь он совершает ошибку, типичную для всех, кто пытается философствовать в данном вопросе: он сваливает в одну кучу возможность (потенцию) и действительность (актуальность) - принципиальнейшие понятия, на которых построена католическое богословие. Так, свобода воли означает, прежде всего, потенциальную возможность, которая может актуализироваться так или иначе. Так, закоренелый злодей, совершающие одни только злые поступки, не лишен потенциальной возможности совершать поступки добрые. Наблюдая внешние проявления орков, актуализацию их склонностей, Алесь голословно утверждает, что они начисто лишены потенциальной возможности добра, а раз они ее лишены (т.е. им принципиально недоступны добрые деяния), то они не могут иметь свободную волю. Налицо ошибка. Если бы Алесь почаще читал письма Толкина, то знал бы, что сам Профессор говорил, что орки искажены, не больше, чем многие из наших современников [7]. Однако, и те, и другие потенциально все же способны к добру в силу своего происхождения - эта возможность является неотъемлемым свойством души, так же как и свобода воли. Потенциально, принципиально неспособными к добру могут быть только создания Зла - гипотетические орки-големы.

Именно поэтому вопрос о происхождении орков, как бы этого не не хотел Алесь, имеет принципиальное значение: произошедшие от Бога, извращенные Морготом орки-люди или орки-эльфы неизбежно имеют душу и, следовательно, имеют свободную волю и возможность творить добро не меньше, чем те самые "многие из наших современников", о которых писал Толкин. Свобода воли и отсутствие души, присутствие души и потенциальная неспособность к добру - все это несовместимые понятия.

И вот, ложные выводы, основанные на неверном переводе, недостаточном знании вопроса и прочих погрешностях исследователя дополняются превратным толкованием текстов - вот как Алесь дискредитирует идею независимости орков: "Кроме этого, сама эта "независимость" была довольно относительна. Орки так сильно зависели от своего хозяина, что когда Моргот был наконец изгнан из Арды, "орки, выжившие на Западе, разбежались, лишенные управления и почти лишенные разума" ("leaderless and almost witless", текст Х). В Третью и Четвертую эпохи они, как пишет Толкин в том же тексте Х, "опустились почти до состояния муравьев". И хотя некоторые орки за время, прошедшее со времени падения Ангбанда, постепенно приспособились к новым условиям, "продолжая свое дело уничтожения и разорения", "Саурон тем не менее вовремя успел объединить их всех в их unreasoning hatred of the Elves. Орки же собственно сауроновых армий были подчинены его воле до такой степени, что без колебаний пожертвовали бы собой по его приказу". (Text X, HoME, Vol. 10, P.420.)"

Искусно нарезая цитаты, Алесь умолчал о следующих фактах: во-первых, разбежавшиеся после падения орки были в описанном состоянии не постоянно, а только в течение некоторого (пусть и долгого) времени. [8] Во-вторых, по Толкину, эти орки не просто "приспособились к новым условиям, "продолжая свое дело"…", а "оправились от своей беспомощности, основали собственные маленькие государства и привыкли к независимости" [9]. И были это не "некоторые" орки, а орки вообще. Подобные маленькие умолчания служат лишь одной цели - создать у читателя ложное ощущение того, что орки не были независимы сами по себе, а лишь действовали как муравьи в присутствии Моргота или Саурона и теряли самостоятельность в их отсутствии, в лучшем случае "продолжая выполнять свое дело", да и то только "некоторые".

Вот таким образом, игнорируя противоречия, используя тексты только в тех местах, где они подтверждают его теорию, превратно толкуя, цитируя и переводя Толкина доказывает Алесь Гелогаев свою теорию.

(с) 2002-2003 Elenhil Laiquendo


Примечания.

[1] One of the reasons for his self-weakening is that he was given to his "creatures", Orcs, Balrogs, etc. power of recuperation and multiplication. So that they will gather again without further specific orders. part of his native creative power has gone out into making an independent evil growth out of his control." (Там же, VI)

[2]"И в данном случае то, что впоследствии Толкин обратился к мысли о происхождении орков от искаженных людей, ничего не меняет в вопросе об их внутренней духовной сущности, так как это полностью соответствует тому, что о внутренней сущности орков написано и в тексте Х." (Алесь Гелогаев. Summa contra orcor).

[3]"It will there be seen that the wills of Orcs and Balrogs etc. are part of Melkor's power 'dispersed'" (Дж.Р.Р. Толкин. Мифы преображенные, VIII)

[4] См. сноску 13.

[5]"…Only Eru could make creatures with independent wills… Only Eru can give love and independence." (там же)

[6] "…They were certainly dominated by their Master, but his dominion was by fear, and they were aware of this fear and hated him … They had lost almost all possibility of resisting the domination of his will…" (там же, X)

[7] "It is not true actually of the Orcs - who are fundamentally a race of 'rational incarnate' creatures, though horribly corrupted, if no more so than many Men to be met today." (Письма Дж.Р.Р. Толкина, 153)

[8] "…The Orcs that survived in the West were scattered, leaderless and almost witless, and were for a long time without control or purpose." (Дж.Р.Р. Толкин. Мифы преображенные, X)

[9] "…In many places in Middle-earth, after the fall of Thangorodrim and during the concealment of Sauron, the Orcs recovering from their helplessness had set up petty realms of their own and had become accustomed to independence." (там же)


Размещено: 06.10.04