Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Вальрасиан


Долгая дорога с непредсказуемым результатом
или
Запоздалые размышления о романе О. Брилевой "По ту сторону рассвета"


Пролог



Итак, господа, дамы и существа иных полов, с того момента, как первая часть долгожданного романа Ольги Брилевой "По ту сторону рассвета" (далее "ПТСР") увидела свет прошел не один год. Все кто хотел ломать копья по поводу романа, успели это сделать, многочисленные дискуссии, споры и флэймы о романе успели не только расцвести пышным цветом, но и увять. Пришло время подвести промежуточные итоги.

Предупреждая возможные попреки коллег по фэндому, начну свои рассуждения с необходимого disclaimer-a. Не являясь литературоведом и филологом, автор сей статьи собирается заняться тем самым "наивным литературоведением", оду коему воспела Серая Коала. Соответственно, все желающие могут в соответствии со своими вкусами разбросать по дальнейшему тексту вводные слова "ИМХО", "Как мне кажется," и "По моему частному мнению, каковое я не считаю возможным навязывать почтенному читателю сего опуса, написанного ничтожнейшим из наивных литературоведов,".


Рассуждения


Судя по моим наблюдениям, фэндом "ПТСР" не принял. Нет, естественно, учитывая его фундаментальные объемы, широкую известность личности автора в сетевом фэндоме и поддержку, оказанную ПТСР рядом не менее видных личностей фэндома, без реакции он не остался. Фэндом отреагировал полудюжиной стебов, десятком статей, сотнями сообщений на ГК и ДО. Но эта реакция уже сейчас почти выдохлась. И без особого риска можно предположить, что вряд ли нам доведется встретить фэндомца, по прочтении ПТСР вспомнившего, что в позапрошлом воплощении он был Этиль или Гили, жалобы мастеров на то, что "мы заявляли игру по Толкиену, а они играли по Брилевой", вряд ли мы встретим в статье слова "...вопреки сформированному ПТСР архетипу, тексты Толкиена не дают оснований для вывода о...".

Не буду повторять банальностей о вкладе "Черной книги Арды" или "Звирьмариллиона" в культуру фэндома. Но фэндом в чем-то изменился бы и не будь "Кольца Тьмы" (тот же канонический для игр образ гнома-пивохлеба с агроменным топором закрепил таки именно Перумов), "Дневника одного орка" (ну кто же не вспомнит цитату про сильмариллы и орка-оружейника Припердюма?), "Хроник дома Финарфина" или "Тампля". ПТСР произведением литературы фэндома по большому счету, увы, не станет, хотя произведением литературы является. Именно констатация этого грустного факта и заставила меня взяться за клавиатуру дабы привести в порядок свои спутанные мысли о ПТСР.


Тот кто первым высказал мысль о том, что "ПТСР" хватит на три книги был не просто прав. Он был даже еще правее, чем полагал. Дело даже не в том, что в трех с лишним мегабайтах "ПТСР" можно уместить полный текст "Хроник Амбера" или почти половину ПСС Стругацких. В "ПТСР" парадоксальным образом сочетаются три полноценных романа, каждый со своей манерой изложения, стилистикой и сюжетом.

Первый роман - абстрактно-фэнтезийная сага о борьбе бобра с козлом в духе не то позднего Перумова, не то раннего Глен Кука. Удачные отсылки к реалиям земного средневековья (легенда о вересковом меде и прочая шотландщина), тщательно выписанные битвы и поединки, описание нравов и обычаев разнообразных народов Белерианда, причудливая магия (то же зомбирование Берена), чахловатая эротика... Все атрибуты эпического фэнтези присутствуют и реализованы вполне удачно (отдельную благодарность - за битву в долине Хогг, одно из лучших литературных описаний битв, встречавшихся мне за последние годы. Пожалуй, не хуже чем у Камши). Ограничься автор этим - и "ПТСР" стал бы "Кольцом Тьмы" по первой эпохе, написанным, впрочем, на качественно более высоком литературном уровне. Вряд ли подобное произведение пользовалось бы любовью фэндомцев - как ни странно, даже любители фантастических&фэнтезийных боевиков довольно прохладно относятся к action-у по Профессору, вероятно ощущая некоторую его неуместность... Но свою аудиторию "ПТСР" нашел бы.

Однако боевик делит три мегабайта еще с двумя братьями... Второй роман, скрывающийся в недрах "ПТСР", - довольно стильная игра в бисер на материале Первой эпохи, некий синтез "Последнего кольценосца" и статей Переслегина. Экзотическая, но вполне цельная альтернативная история I эпохи, тщательно разработанная политико-экономическая модель (вплоть до специфики монетной системы и принципов заключения опционных контрактов на нефтяные концессии), аллюзии к реалиям XX века ("Добрым словом и дубиной можно достигнуть больше, чем просто дубиной...") - чего еще надо немногочисленной, но сплоченной когорте любителей литературных игр? Согласитесь же, что альтернативная версия штурма Тол-ин-Гаурхот или хитроумная интрига Финрода спрятанная в сюжете "Лэйтиан" - выдумка красивая.

Третий роман, спрятанный под обложкой "ПТСР", пожалуй, можно назвать "самым фэндомским". Это - антиниэнистская художественная публицистика, родная сестра "Исповеди стража" или "Отнять веру" и двоюродная - "Поединка с собой". Знакомый сюжетный ход - в Арду со злым Морготом (назвать этот мир толкиеновским я не возьмусь. Для меня мир, в котором стены Тол-ин-Гаурхот обрушены не песней Лютиэн, а катапультами Хурина, уже не может отождествляться с волшебным миром "Сильмариллиона") помещается идеология "Черной книги Арды" в качестве пропагандистского оружия Мелькора. Дальше все идет по накатанному сюжету - нам продемонстрируют истинный облик мерзкого и коварного Моргота, скрывающегося под личиной доброго учителя Мелькора; гнильцу в душах Аст Аховцев; эмпирически убеждающихся в неполноте своих убеждений учеников Мелькора... Красиво, грамотно, крепко сбито, но, увы, далеко не оригинально. Впрочем, и здесь имеет место быть удачная находка - в "ПТСР" показана разветвленная сеть ангбандской пропаганды, адаптированной для различных культур и народов, в которой "Черная книга Арды" - не более, чем одна из ветвей...

Впрочем, если безжалостно содрать с текста все три слоя - то можно обнаружить и четвертое произведение - маленькую повесть, а то и просто большой рассказ - историю заблудившейся души Берена. Историю души сломанной, искалеченной страхом и ненавистью, все глубже погружающейся во мрак... У нас на глазах Берен "превращается в Больдога" и даже любовь не может до конца исцелить его. Если бы не чудо, не своеобразный deus ex machina - быть бы Берену "светлым Больдогом"...


Так вот - все четыре (три с половиной?) части "ПТСР" сами по себе вполне удачны. Это, конечно, далеко не "Сильм" или "Властелин Колец", но они очевидно не хуже среднестатистической коммерческой фантастики/фэнтези, лежащей на московских лотках. Но, увы... Увы. Четыре произведения, спрятанные под обложкой "ПТСР", слишком уж отличаются друг от друга. Приверженцы канона, способные оценить антиниэнисткую публицистику (произведение N 3) вряд ли будут в восторге от весьма вольного обращения автора с сюжетами и реалиями Средиземья в литературных игрищах произведения N 2. Ролевики, относящиеся индифферентно к Толкиену, могут по достоинству оценить удачные разработки автора в части белериандской экономики (произведение N 2) или стратегии Берена (произведение N 1), но сочтут дискуссионный материал произведения N 3 явно избыточным. (И то и другое - примеры из жизни, лично наблюдавшиеся автором).

Хуже того. Даже немногочисленные экзотические личности, вроде вашего покорного слуги, отдавшие дань любви и fairy tale Толкиена и примитивным боевикам, и изощренным апокрифам и творчеству борцов с апокрифами, к сожалению не смогут по достоинству оценить достоинства (честное слово, каламбур неволен) "ПТСР". Ибо тексты четырех произведений слишком уж тесно пересекаются друг с другом, что порождает стилистическую неровность: архаический "виднокрай" произведения N 1 соседствует с академическим "обычный образец искусства Черных" произведения N 3, фекально-анальная лексика и легкая матерщинка персонажей произведения N 1 непринужденно перекочевывает не только в произведение N 2 (после "Последнего кольценосца" это уже не смотрится совсем уж аномалией), но и в произведение N 31.

В итоге, на фоне этой стилистической неравномерности царапают глаз многочисленные мелкие ляпы, на которые в произведениях, составляющих "ПТСР", будь они изданы по одиночке, вряд ли обратили бы внимание. Порой слова романа невзначай складываются во что-то непредусмотренное автором ("Трудно было поверить в то, что перекошенное и разбитое лицо Берена принадлежит сыну человеческому, а не орочьему отродью". Все ж таки в современной культуре словосочетание "сын человеческий" имеет вполне определенный оттенок), порой натыкаешься на механически перенесенные в средиземские реалии и оттого нелепо выглядящие земные поговорки вроде "Все под Мандосом ходим" или "Рауга с два"...

Впрочем, при желании ворчать можно долго. В любом произведении трехмегабайтного объема при некотором старании можно найти нечто непонравившееся. Но в общем-то ворчать не хочется. "ПТСР" - объективно хороший роман. Хороший в каждом отдельном фрагменте - но, увы, не в целом. Из лимонов, соленых огурцов и арбузов сколь угодно высокого качества сложно сделать салат, удовлетворяющий представлениям широких масс населения о вкусной и здоровой пище. Точно также довольно сложно из боевика, литературной игры и художественной публицистики создать текст, адекватный ожиданиям значительной части читателей.

Именно поэтому "ПТСР" не был поспринят фэндомом как "свой". Он разделил судьбу "Последнего кольценосца", книг Суслина, Сухинова, Проскурина и Исакова. И как "Последний кольценосец" для фэндомцев стал всего лишь "Книжкой про шпионов в Средиземьи" (хотя, объективно-то говоря, "ПК" гораздо богаче оттенками, полутонами и образами), так и "ПТСР" стал всего лишь "Двухтомником, где Берен матерится и бегает по молодкам". Увы.


Эпилог



Посещали как-то книжный магазин два фэндомца. Увидели пресловутый трактат Берена Белгариона. И имел место следующий диалог (с изъятием имен и ников, а также минимальной художественной правкой текста)

- Смотри ка! Оно!

- Можно подумать, в первый раз видишь.

- Ну не первый. Все равно интересно. Еще одного нашего издали.

- Нашли, что издавать... Лучше бы "Звезду Запада" переиздали.

- А может купить? У меня на фанфикской полочке еще место осталось.

- Ну их на фиг. С этим фильмом еще столько навыпускают, что придется новую полку заводить2.


И поневоле думается. Стоило ли Берену переходить через немыслимые испытания, носиться по всему Средиземью, материться, зомбироваться, воевать, инсценировать собственную смерть, перевоплощаться и отрекаться от трона отцов, чтобы книгу, повествующую о деле всей его жизни, посылали туда, куда сам он посылал своих многочисленных недоброжелателей...



1. Нет, господа кадавры, можете закусать меня насмерть, но в непринужденно матерящихся Лютиэн или лордов Нолдор я не поверю. Даже в апокрифе. В апокрифе, в отражении Средиземья, на Кринне, Хъерварде, Арции или Фаэруне эльфы могут быть злы или жестоки, жадны или властолюбивы, они могут быть высокомерными ксенофобами как сильванести или утонченными садистами как дроу - но в любом случае они должны остаться расой с сильнейшей эстетической доминантой. Иначе это уже не эльфы - а альвы, хоринги, etc. А мат и физиологическая ругань прежде всего аэстетичны, а потом уже неприличны. Вспомним классическую цитату из "Звиря" (кстати, к вопросу о влиянии на культуру фэндома): "Если бы в эльфийском языке существовала матерщина, то слышалась бы и она, но увы: даже в самые тяжелые минуты эльфам приходилось довольствоваться возвышенными проклятиями". Дело не в том, что Профессор был таким уж пуританином, в "Black Speech" хватает ругательств. Но в эльфийских языках они были бы просто неуместны. Они прежде всего некрасивы...

Sorry за длинное отступление, но честное слово, языковой ряд "ПТСР" вызывает именно такие реакции...

2. И ведь угадал, что характерно. А прозвучали эти слова еще до проекта Гунтера...


Размещено: 06.08.04