Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Тэлпе

По ту сторону... критики,
или
Некоторые, уж совсем запоздалые, мысли о романе Ольги Брильовой* "По ту сторону рассвета"



Прежде всего, стоит разъяснить, что заглавие выбрано не случайно, и не только из-за желания (кому-то может показаться весьма пафосного) максимально приблизится к названию самого романа (в этом я уже и не оригинальна).

Для такого выбора существовали две, на мой взгляд, довольно веские причины. Первая заключается в том, что, по меньшей мере, самонадеянно было бы называть "критической статьей" или "критическим очерком" или еще чем-нибудь, включающим в себя определение "критика", всего лишь пространное изложение собственных мыслей. Ведь у меня, как и у многих авторов подобных работ (что, впрочем, совершенно не мешает некоторым бросаться куда как более серьезными терминами) просто нет соответствующего образования.

А вот вторая причина, на мой взгляд, заслуживает отдельного разговора.

Каждый человек, который по настоящему любит произведения Толкиена**, рано или поздно понимает, что все книги Профессора прочитаны от корки до корки, в разных переводах, а то и в оригинале, но расставание с вошедшими в самую глубь сердца и прочно там закрепившимися героями иногда становится просто непереносимо. Стихи и песни, статьи и рассказы, а с недавних пор и официально опубликованные романы "по мотивам", становятся - единственным возможным выходом. Тут и возникает проблема. Ведь, из-за узкой тематики выше перечисленных произведений, сильно ограничено и их количество, и, что гораздо грустнее - качество. А деваться некуда и приходится выбирать из предлагаемого скудного "ассортимента", иногда это означает выбирать из двух зол меньшее. У каждого человека имеется свое понятие о допустимом, "минимальном" качестве, только при наличии которого, он согласен воспринимать подобную литературу (кому-то нравятся откровенно любительские "творения" среднестатистических эгладорских менестрелей, а кого-то не устраивает даже более профессиональное[1] искусство, обратившееся к произведениям Толкиена[2]). То, что не удовлетворяет минимальным требованиям, безоговорочно отторгается, но что делать с тем, что мы находим приемлемым: действительно ли оно хорошо, или "на безрыбье и рак рыба"? А если и хорошо, то насколько? И тут начинается самое интересное: на основе своего личного опыта и опыта моих друзей, я давно уже вывела следующую закономерность, которую позволю себе пояснить на примере:


Подруга дала мне запись известного толкинистического менестреля. На кассете, в том числе, была, так же очень известная и многими любимая, песня про короля Финрода, о которой моя подруга нелестно отозвалась. Прослушав, эту песню первый раз я никак не могла понять, отчего мы с приятельницей расходимся во мнениях - ее суждения всегда казались мне трезвыми - произведение мне нравилось. Тогда я во второй раз ознакомилась с ним, и меня посетила странная мысль, если хотите - откровение: песня действительно была довольно слабой, почти все ее строчки являлись расхожими штампами, но...она была про Финрода (замечу, что "финродоманией", о которой речь обязательно пойдет ниже, не страдаю). И я, не задумываясь, вкладывала во все эти банальные слова совершенно иной, сугубо личный смысл и понимание. Я оживляла эту застывшую форму другим содержанием - своими собственными сокровенными переживаниями, основанными на моем восприятии героя Толкиена...И если бы песня была " про дядю Васю", а не о полюбившемся персонаже, то все ее изъяны просто невозможно было бы не заметить... Но, что самое удивительное, даже теперь, во всем разобравшись, я иногда, ловлю себя на том, что песня мне разонравилась не до конца...


Так как же можно критиковать какие-либо произведения "по мотивам", когда сами "критики" могут оказаться небеспристрастны? Во-первых, есть опасность сразу дать отрицательную оценку (не путать с отторжением материала, не прошедшего "барьер минимального качества", тот нормальные люди вообще не удостаивают обсуждением) из-за неприятия самого факта дописывания Толкиена, или еще по каким-то субъективным причинам. А, во-вторых, если оценка положительная, то, как отличить "удовлетворительно" от "отлично", когда речь идет о том, что вызывает самый живой интерес и неподдельную любовь? Короче (да, каюсь, не достает мне этого), так или иначе, но все равно любой отзыв будет предвзятым - потому что невозможно дать трезвую оценку, когда "оценивающий" находится во власти более или менее сильных эмоций! Вот если бы какой-нибудь профессиональный критик, или не увлекающийся Толкиеном здравый человек взялись бы за это - хороший был бы эксперимент, а пока, для меня и, думаю, для многих других - обсуждаемый роман находится по ту сторону критики...


I

Я "продолжениями" Толкиена стараюсь не интересоваться, поэтому многие "новинки" вроде того же "Последнего Кольценосца" остались без моего внимания (стоит думать, немного потеряла). Слухи про "По ту сторону рассвета", конечно, довольно быстро после публикации дошли и до меня, однако этот роман, как и вышеупомянутый и иже с ним, остался бы без моего внимания, если бы не... Если бы не тот самый "редкий случай" (как сказал кто-то на форуме) в лице человека ознакомившегося с романом Брильовой до прочтения "Сильмариллиона". Именно рекомендации этой, во всех смыслах положительной и интересной, личности и привели к тому, что я все-таки "причастилась".

Идея написать статью пришла мне в голову, когда я еще не дочитала первую часть романа (почему - поймет любой, кто вытерпит мои "растекания мыслью по древу" до конца). Как я вскоре обнаружила, я не просто не оригинальна в этом начинании, но еще и безнадежно отстала от жизни (года так на два!). Но и то, и другое произошло со мной, несомненно, и, к сожалению, и к счастью. Почему "к сожалению" - понятно, а вот под "к счастью" имеется в виду полнота информации (статьи, дискуссии на форумах), обладание которой в значительной мере упростило мою работу.

И прежде, чем к этой работе преступить, спешу одновременно выразить: восхищение глубиной мысли (я до много бы не додумалась) и стилем изложения (есть на что равняться) а так же благодарность: Раисе и Одной Змее (Наталье), С.Лихачевой, Ассиди, Вальрасиану и Р.Мусину. Тут же и приношу всем авторам извинения за частичное использование их высказываний, формулировок и пр., к сожалению, я не имею возможности получить ваше личное согласие из-за незнания ваших адресов в Интернете, и из-за ограниченного доступа в оный.

И вот все, кажется, оговорено и улажено, а значит я, наконец (и года не прошло...) приступаю к самой первой части изложения собственных впечатлениях от романа. Чтобы не перепевать одно и то же в десятый раз, для начала, я кратко означу и кое-где прокомментирую, основные пункты, "замечаний" автору "По ту сторону рассвета", выведенные на основе обобщения материала выше перечисленных статей. Разумеется, будут означены только те пункты, с которыми я, в той или иной степени, согласна:


1. А есть ли смысл продолжать[3]?

По моему мнению, вообще нет однозначного или хотя бы адекватного ответа на этот вопрос. Все имеют право писать, что хотят (кроме официально запрещенных вещей, вроде пропаганды фашизма), и все имеют право обсуждать/осуждать написанное. От остальных моих пространных рассуждений на эту тему, я вас избавляю.

2. Явная инородность института рабства

"Рабство в глазах эдайн - это однозначно то, что ассоциируется с морготовой тьмой. ... эдайн НЕ ЗНАЮТ, что это такое... как бы ни хотелось автору данного апокрифа перевести толкиновский мир в контекст скандинавской действительности" (С.Лихачева)

"...использование рабского труда в первую Эпоху в Белерианде упоминается в текстах Толкина в одном-единственном месте и в сугубо отрицательном контексте: а именно, в Ангбанде" (Раиса и Одна Змея)

Без комментариев.

3. Образ человеческого "светлого воинства" и уровень культурного развития Трех Домов

" Оставить пленницу в армии Гили опасается: угадайте, почему? Правильно, потому что при отсутствии защитника девушка станет всеобщей добычей. Это, если кто не понял, Очень Светлое Войско, оплот борьбы с Морготовой тьмой". (С.Лихачева)


Лично мне не кажется, что даже достойные люди Трех Домов в Первую Эпоху должны быть сравнимы по этически-эстетическому уровню, например, с такими же достойными нуменорцами и их потомками, ведь первые еще не достигли подобной степени культурного развития (т.е. если сравнивать Аргорна и Берена, то преимущества окажутся не в пользу последнего). А уж среди среднестатистических представителей эйдан, или точнее сказать опустившихся эйдан, каковыми, кстати, и были несостоявшиеся поругатели "морготовых учениц", я вполне допускаю отдельно взятые случаи насилия, аморального поведения и т.д. Вспомнить хотя бы отряд изгоев, в который вступил Турин. И Гили боится оставить Даэйрет в армии именно из-за, к сожалению, затесавшихся туда "повстанцев", которые, как и сброд из вышеупомянутого отряда, давно уже "позабыли о законах божеских и человеческих, перешли на стадию "эдайн так не поступают"". Поэтому интересно, почему С.Лихачева (автор предыдущей цитаты) в данной ситуации пишет про сборную солянку береновской армии "Очень светлое войско" со всеми вытекающими отсюда выводами? Может быть, она просто невнимательно ознакомилась с текстом романа?


Берен, конечно, тоже отнюдь не идеал, и лично мне совершенно не симпатичен (хотя, я и Толкиеновского-то не очень любила) но стоит заметить, что персонаж вышел колоритным и однозначно живым. Правда, возможно, именно из-за того, что от идеала очень и очень далек...



4. Неудачное описание и излишние разъяснение интимных взаимоотношений у эльфов


"Еще об эротике. Берен и Лютиэн долго рассуждают о сексе у людей и эльфов. Здесь выясняется много интересного, например, что в интимные отношения эльфы вступают так же, как и животные - т. е. исключительно для размножения (...)Если уж на то пошло, то кажется мне, что была у эльфов, если так можно выразиться, естественная контрацепция. Хотели - зачинали детей, не хотели - не зачинали. На то он и контроль феа". (Раиса и Одна Змея)


В отличие, от Раисы мне "приходило в голову" думать о взаимоотношении полов квэнди и атани (можете начинать забрасывать камнями) гораздо раньше, чем я ознакомилась с "По ту сторону рассвета". Однако практически ничего умного не придумалось, да и может ли? Ведь единственный человек, который мог бы ответить, стал навсегда недоступен, да и сомневаюсь, что кто-нибудь осмелился бы уточнять у него такие детали, а если бы и - да, то наверняка у Толкиена появилось бы право выдумать что-нибудь покрепче "молодых ослов".

Правда, была у меня одна версия (собственно, она одна и была), рассматривающая интимные отношения людей и эльфов, через отличие "качества", а не "количества" или способов "занятия этим делом". Эта мысль произрастает из осознания, например, того, какая пропасть лежит между сексом дальнобойщика с придорожной проституткой и близостью нежных, любящих людей.

А вообще писать про ЭТО надо, или обладая БЕЗУМНЫМ талантом и умением, или ограничиться прозрачными намеками (для этого тоже требуется талант, но в нем я отказывать Брильовой не могу).


5. Маловыразительный образ Лучиэнь (право на пристрастие к этому варианту имени я оставляю себе, так же, как Брильова - право на использование любимой формы фамилии Профессора)


Как-то не читается ее красота, что покоряла и изумляла самих эльфов. Пару раз замечается об этом мимоходом и все. Мать Берена же вообще, женщина крайне суровая. С трудом верится в то, что, увидев Лучиэнь можно лишь холодно констатировать "Да, по праву зовут тебя прекраснейшей девой Белерианда" и не понять сокровенный смысл этой фразы, не понять любовь Берена, не осознать несостоятельность своего прежнего осуждения сына за это чувство.

Но самое, на мой взгляд, неприятное место в описании Тинувиэль, это постоянно повторяющееся слово "фигурка". По-моему, эта уменьшительно-ласкательная, "жалетельная" форма либо уместна для изображения ребенка, худенького подростка, или, на худой конец, какой-нибудь трогательной девушки-чахоточницы, либо - это штамп из любовных романов, такой же как "осиная талия", "волосы черные как смоль" и далее по списку.


6. Излишнее обилие крепких выражений


"... мат и физиологическая ругань, прежде всего аэстетичны, а потом уже неприличны". (Вальрасиан)


Начиная спорить об уместности ругательств в литературных произведениях часто, как наглядный пример "уместности" приводят Есенина и Пушкина. И никто почему-то не задумывается, что мы все-таки не Пушкин и Есенин (это я о таланте, а не о мировом признании), да, собственно, и кто признал бы этих мастеров, да и какой бы у них был талант, если бы они писали только зарифмованную матерщинку?.. Правда, назвать "По ту сторону рассвета" литературно изложенной матерной руганью, ни у меня, ни у других, я думаю, язык не повернется, но все же... Может дело в том, что-либо уж больше брани (оправданной ситуациями и жанровой спецификой) или уж меньше, или виртуозней, что ли! Ведь, говорит же Леголас (в безжалостно раскритикованном (а судьи - кто?) переводе Муравьева) про орков "черная сволочь", но как-то это совсем не повредило его образу замечательного светлого эльфа.


7. Не уместность развернутой полемики с "Черной Книгой Арды" в художественном произведении


"...чтобы разубедить кого-либо в правоте Моргота, надо не отрицать ее, а дать человеку убедиться в правоте стороны противоположной. Хочешь отучить кого-то здесь и сейчас от поклонения ЧКА - увлеки его красотой "Сильмариллиона", пусть он увидит, что там персонажи тоже живые и яркие и там не меньше, а то и больше простора для размышления и творчества" (Ассиди)

"Не говоря уже о том, что Ольга своими собственными руками благополучно создает... да, правильно - рекламу ЧКА. А это, по-видимому, совсем не тот результат, которого бы ей хотелось. "(Раиса и Одна Змея)

"Тано, окружает нас рать!" (О. Брильова)

Тано отвечает: "... (ну не удержалась я, извините!)


Мне вообще-то полемика с ЧКА понравилась, чего стоит только одна сцена с "выходом в Астрал" и "ловлей глюков" Этиль, какая ностальгия, свидетелем (хорошо, что не участником) скольких подобных действ я была всего шесть лет назад! А уж замечательная сцена с поющей Даэйрет, где изумительно воссоздан образ эгладского ниэннахнутого менестреля. А выявление несообразностей ЧКА, на примере разборе текста самим Береном (говорят, здесь Брильова не первая, но "Исповедь стража" я не читала). Короче, мило! И даже разговоры на тему "это понятно только толкинистам, а широкие массы в недоумении" не смогли изменить моей оценки. Потому что, в первую очередь, роман-таки ориентирован именно на толкинистичесую аудиторию (что значимость произведения нисколько не умаляет), а значит, читатель подготовлен. И вообще - это первая, известная мне, попытка совмещения мира Арды и Арты, пусть и не в пользу последней (и хорошо!).

И единственное, что я могу сказать, в согласие с первыми двумя цитатами - Брильова, по-моему, переоценивает "Черную книгу Арды", делает ей незаслуженные комплименты. Потому что не только Финрод и другие эльфы (просто не вериться, что Берен не разделяет их мнение!), но даже я (кошмар, ставлю себя рядом с Инголдо!) в пятнадцать человеческих лет могла бы сказать только: "Здесь даже не очень хорошие стихи". А я уж и наивная была и чувствительная, и замороченная, но вот не подействовало (надо, наверное, задуматься, а то ведь я совсем было, решила, что я не истинный эльф!)


8. Абсурдность предложения Маэдроса и Маглора подарить Берену сильмарилль.

Без комментариев.

9. Мелкие недочеты вроде "сцены у онтов" (см. комментарии к Лучиэнь, пункт № 5) и слишком явные заимствования из классики


"...тяжело раненый Берен, едва приходя в сознание, слышит, как энты переговариваются над ним - обсуждают, куда его надо отнести и т.д. - опять-таки очень интересно, на каком же языке говорят энты, что Берен их понимает?" (Раиса и Одна Змея)


"Эльф-изобретатель, со вкусом пересказывающий семь Сирано-де-Бержераковских способов "подняться до Луны"... Эльф-философ, цитирующий шекспировского "Гамлета"... Зачем такая эклектика?" (С. Лихачева)


Лично меня, как-то не задели, и в глаза не бросились не "русоволосый Фингон" (хотя я тоже привыкла считать, что волосы у него темные), ни продвинутое образование Берена, "понимающего все языки"... А уж замечания типа "Фиал - это вовсе не светильник...", "Среди нолдор не встречаются волосы цвета снега..." См. - серебряноволосая Мириэль Сериндэ?" (обе цитаты - С.Лихачевой) и иже с ними, представляются мне довольно-таки сомнительными. Ведь сама Лихачева дает следующее определение фиала: " в поэтической речи это - чаша, кубок" ... или сосуд! А прозрачный сосуд вполне можно наполнить светоносной субстанцией и превратить в тот самый светильник (см. Фиал Галадриэль). Так же, могу сказать (как художник), "цвет снега" - это, скорее всего, белый. "Серебро волос" же, или настоящий серебряный, или ближе к серому/седому. Так, что не все претензии - объективны.

Толкиен, конечно, и таких бы недочетов (как два верхних примера) не допустил, но он, был известным перфекционистом, а Брильова, как я понимаю, и не претендует. Короче говоря, именно с этого момента, более-менее объективные замечания, изложенные в статьях вышеперечисленных авторов, и начинают, превращаются в придирки (хотя, иногда, и обоснованные).


+ 10 (на основе высказываний из одного форума)...

"Фрески, выложенные мозаикой" и другие ошибки такого рода - претензия уже не столько к автору, сколько к редактору. Он-то где был?


+11(лично от себя)

"Острые эльфийские ушки" Лучиэнь (страшно подумать, что и Финрода тоже) меня лично и как эльфа, и как приверженца канонизма УГНЕТАЮТ. И отсылают как минимум, к фильму Питера Джексона, а то и к образам вампиров и прочей нечисти (враги эльфов да возрадуется от предоставленного материала для сомнительных аналогий!). Может, конечно, Толкиен где-то про это и писал, но я не разу пока не натолкнулась, поэтому здесь, похоже, логика обратная - ну не оговорил он, что уши у эльфов нормальные. А если этой логике следовать, то почему бы не описать трехглазых, четырехпалых, клыкастых квэнди?

II

Уважаемые авторы вышеперечисленных статей и многие другие "критики" на форумах разобрали роман Брильовой досконально, и прокомментировали чуть ли не каждое слово. В свете этого я просто изумляюсь, отчего никто не обратил внимания на предисловие романа - "От переводчика". Ведь авторское предисловие, традиционно, заостряет внимание читателя на важнейших идеях романа, предвосхищает его. Я лично никак не могу понять к чему вообще такое "предвосхищение" и так же о чем? Если оно отсылает нас к "Солярису", то какой здесь подтекст - известнейшее высказывание Станислава Лема (см. эпиграф), которое вообще-то очень хорошо вяжется с "историей обретения веры" и "борьбы с Падением в себе"? Или я как всегда склонна видеть сакральный смысл на пустом месте (в чем меня частенько обвиняют друзья)?*** Второй вопрос к предисловию, более специфический, но, зато, не менее важный и именно из-за его глобальности, я не захотела поместить его 12пунктом предыдущей части:

То, что многого, начиная от института рабства и заканчивая рассуждениями, где было больше народонаселения в Хитлуме или Химринге " не бывает, не бывает, не бывает... Не бывает - в данном конкретном вторичном мире, перерабатывать и дополнять который берется О.Брилева" (С.Лихачева) было уже неоднократно подмечено, обсуждено и осуждено. А вот тот момент, что мир, где проживает Берен Белгарион, никак не может быть Ардой - никто не заметил (знаю, что многие предисловия не читают - разве, что и здесь так). То есть - либо космические полеты на другие планеты, либо - Арда.

Потому что у Толкиена однозначно сказано, что в Арде Пресветлая Тинталлэ создала из росы Тэлпериона новые яркие звезды, что Луна и Солнце, Итиль и Анар – не небесные тела, но Цветок и Плод Тэлпериона и Лаурелина, влекомые по небу в лодьях, которыми правят майар Тилион и Ариэн. То есть ничего общего с земными Луной-спутником и Солнцем-звездой Светила Арды не имеют и иметь не могут. Возможно, кто-нибудь возмутится: ведь Толкиен говорил, что изложенное в его произведениях относиться к периоду прошлого нашего мира, а значит… Однако значит это всего лишь то, что многие толкинисты упорно не хотят замечать перед словом «период» прилагательное «вымышленный», а ведь Толкиен всегда писал именно так. Но не буду углубляться: размышления о вольной трактовке Толкиеновских изречений – тема, требующая отдельного рассмотрения.

Итак. Очень грубо устройство мира Арды можно сравнивать со старинными представлениями о земле под куполом небес, куда прибиты звезды, и по которому ходят солнце и луна. Конечно, после падения Нуменора многое изменилось, и земля стала круглой, но представляете ли вы себе, что Анар и Итиль превратились в безжизненные небесные тела, а Эарендил стал солнцем далекой галактики? Если же этого не произошло, то, как, должно быть, приятно было экипажам космических кораблей наблюдать через иллюминатор, как скользят мимо лодьи Луны и Солнца и проплывает Вингилот и приветственно улыбается звездным странникам Эарендил... Поэтому, в каком мире летал на космолете Белгарион остается величайшей загадкой. Разве что, как сказал один мой хороший знакомый: «Валар, наверное, учли степень технического прогресса и сделали «upgrade» небес».



(Надеюсь, кратко цитировать нолдор с Тириона в работах, не предназначающихся для официальной публикации все-таки можно?![4])


III


Господа и дамы, если до этого, не смотря на все мои "но", "на мой взгляд" и, в отличии от вышеперечисленных статей, более либеральный стиль изложения "придирок", вы радостно убеждались, что вот он - еще один, пусть и небольшой и не очень уверенно брошенный, но КАМЕНЬ, то я настоятельно рекомендую вам дальше не читать, во избежание сердечных приступов и пробуждения у вас желания закидать камнями уже меня!


Я, как не странно, не страдаю широко распространенной, и давно уже не считающейся патологией в толкинистических кругах, болезнью - финродоманией. Когда я в первый раз прочла "Сильмариллион", то моим любимым героем стал Маэдрос (и вот вовсе не потому, что он "гордый нолдо", напротив, оттого, что даже под двойным гнетом Проклятья и Клятвы он пытался сохранить в себе "крупицы добра"). Финрода же я оценила по достоинству, только спустя некоторое время...


"Да, эльфы почти "настоящие"..." замечает С.Лихачева в своей статье. И хотя для нее этого явно недостаточно, чтоб оправдать другие минусы "По ту сторону рассвета" - "...да на что сдались "почти настоящие эльфы" при таких-то людях?", для меня - вполне.


Широчайший ассортимент изысканий на тему "про Финрода" впечатлит кого угодно. А вот "узнать своего короля" в любом из этих произведений[5] затруднится даже верный вассал из Лориной песни, а уж ему, как известно не слабо - даром, что ли - "из десятка тысяч лиц, через сотни лет". Практически все авторы попадаются на одном и том же - пытаются передать ощущение "дивности" через болезненную хрупкость и откровенную слащавость. И вот уже мы видим нечто с волоокими глазами - неплохой альтернативой мощным прожекторам, из-за явного переизбытка звездного света, с длиннющими худющими нежными трепетными эльфийскими пальчиками, в которых меч удержать становится физически невозможно, с аристократично-анемичной кожей и непременными "резким взмахом срезанными скулами", отсылающими нас к татаро-монголам... И ЭТОТ БЕЖЕНЕЦ С ПЛАНТАЦИИ ФУНТИКОВ - ЭЛЬФ, и вполне возможно, именно ФИНРОД!!

Мой низкий поклон Ольге Брильовой за то, что она смогла пробалансировать на грани (все-таки Айменель довольно близок к вышеизложенному, но подобное описание хотя бы оправдано его молодостью), за то, что она избежала пошлости и слащавости, за то, что она не переборщила со "звездным светом". И поэтому, роман "По ту сторону рассвета" единственное произведение, эльфов из которого я согласна считать "настоящими", практически толкиеновскими.

"Финрод, уходящий для того, чтобы сколотить военный союз (так и просится на язык название "союз Маэдроса") и помочь Берену в освобождении Дортониона, а затем наступлении на Ангбанд, и Финрод, уходящий вместе с Береном в безнадежный поход за сильмарилем, - это два разных Финрода" пишут Раиса и Одна змея. А вот моя хорошая подруга вполне резонно заметила на это, что, вряд ли самые возвышенные помыслы, которые вели короля Нарготронда к Гибели и Спасению, однозначно перечеркиваются тем, что Фелагунд "не бросился сломя голову в огонь". То, что в романе Ольги Брильовой на своем Пути старший сын Финарфина сделал, многим кажущийся неуместным крюк, еще не значит, что он не хотел следовать к цели, а то и вовсе видел ее в другом, то, что это не "сочетается с поисками той чистой Эстель и того искупления, ради которого вроде бы действует Финрод" (Раиса и Одна змея). Почему Эстель не может соседствовать с амдир? Я не вижу тут какого-то отвратительного несовпадения. Многим разумным людям доступно планировать свои сегодняшние "бытовые" поступки, не прекращая при этом двигаться к высокой цели. Можно даже сказать, что иногда движение к цели прерывается именно из-за желания действовать напролом, ни на секунду не задумываясь. Финрод же был мудрее всех нас и был неподвластен стереотипам человеческого мышления (мол, все великое и искреннее свершается спонтанно), и еще, я думаю, он умел ждать, ждать, но не бездействовать. В общем, как сказал один поэт: "Есть мужество решенья быстрого, И мужество терпенья долгого".

Да, я представляла Финрода несколько иначе. Мне, например, казалось, что он отправился в безнадежный поход с Береном, потому что слишком хорошо знал, что такое разлука с любимой. ...Далее следуют многочисленные: да, да, да и но, но, но... Но Финрод Брильовой настолько хорош, что иногда мне кажется, может, я заболела-таки финродоманией перед прочтением романа и везде мне мерещится старший брат Галадриэль?.. Кстати, о "самой прекрасной деве нолдор", а с ней и о Келеборне, Тинголе, Маэдросе и Маглоре и о некоторых других. На мой взгляд, эти образы получились очень близкими к толкиеновским, по крайней мере, не противоречащими ему.

Великолепны и многие "эльфиийские" сцены, даже "надуманная...в Химринге", как ее охарактеризовали Раиса и Одна Змея. Глубоко запало мне в душу иное прочтение последних слов Финрода, может быть и потому, что это так хорошо вяжется с моими размышлениями о том, что повело его с Береном. При чтении многих моментов я (наивная и сентиментальная дура) плакала. И плакала не от жалости, сострадания и т.д. (пусть над сценами пыток и казней рыдают неуравновешенные поклонницы Ниэннах), а от накатившего ощущения светлой грусти, от смешавшихся радости и тоски, и надежды. И мне бы очень хотелось верить (я почти верю!), что подобная моя реакция - однозначная заслуга автора, а не следствие сомнительной закономерности, изложенной мною во вступлении.

IV

Статей о романе Брильовой было довольно много, дискуссий на форумах - и того больше. Но, так или иначе, обсуждалась, по сути, только внешняя сторона книги: ее стиль, образы персонажей, заимствования из классики. А ведь как принято в той же классической литературе, книга должна быть не только хорошо написана, но и нести в себе вполне конкретную, доступную для читателя идею, мораль, должна "учить", если уж говорить откровенно. Так что же упустили мои предшественники, спросите вы, ведь о "излишней проповеди" уже замечалось. Безусловно. Но мне бы хотелось поговорить не о том, что опять-таки лежит на поверхности, чему открыто учит нас автор, а о своем глубинном, специфическом и нетрадиционном впечатлении от определенных моментов книги, если хотите - "о своих глюках".

Ну, про то, кто такие "истинные", мне вам объяснять, наверное, не надо. Об этом, когда-то феномене, а теперь, просто одной из форм толкинистического бытия, написана не одна статья. И существуют, разумеется, приверженцы (обычно, это и есть сами истинные, эдакие "фанаты самих себя") и противники этой теории, если не сказать религии или стиля жизни. Я - из противников, и именно потому, что когда-то была слишком близка к приверженцам. Многие считают, что роман Брильовой - оружие против "Черной книги Арды", а я нашла там лекарство от чумы "истинности". Правда, только от одной ее разновидности. "Эльфийского синдрома".


Вот что пишет на эту тему моя хорошая подруга Келебрувима фон Габрилюк: " ...начав играть какого-либо персонажа, ты берешь на себя большую ответственность, особенно если это известный герой. Ты должен стараться вести себя сообразно с выбранным образом, хотя бы внешне (...) Мало помалу стала извращаться вся идея (...) Смыслом игры (а иногда и жизни) становилось доказать кто "велик и крут" более всех".

Действительно, вы хоть раз видели кого-нибудь, кто "вспомнил", что он был безродным крестьянином и окончил дни свои мирно в кругу семьи? НЕТ! Джентльменский набор настоящего "истинного" (звучит, а?) включает: чаще всего принадлежность к эльфийской расе, королевское происхождение, немереный героизм, пытки, плен и прочие превратности судьбы. "Истинные эльфы" зацикливаются на чисто внешних, наиболее соблазнительных особенностях квэнди: красоте, бессмертии, мастерстве и чарах. При этом, игнорируя не только эльфийские добродетели "повышенного качества", но и обычные человеческие. Так и хочется воскликнуть: "Эльф, будь человеком!"

И вот лечить такого рода заблуждения, доходчиво объяснять, почему человек эльфом никогда не станет роман "По ту сторону рассвета" может очень эффективно. В этом его, так сказать, прикладное назначение.

Кто-то заметил, что люди в книге Брильовой - люди двадцатого (теперь уже двадцать первого) века, со всеми отсюда вытекающими нелестными подробностями, и как не жаль, эти люди - мы с вами. И тщетность таких вот людей только равняться, я уж не говорю стать или быть эльфами Толкиена очевидна. И об этой тщетности свидетельствует немало строк Ольги Брильовой, например слова Берена:

"Потому что мое самое жгучее желание - сравниться с тобой в мудрости, искусствах, красоте (...) А я никогда не смогу. Мне просто времени не хватит".

А вот слова Финрода "...мера зла, которую эльф может допустить в свое сердце и при этом остаться самим собой, намного меньше вашей. Вы легче поддаетесь искушениям, но вам легче дается и раскаяние", которые свидетельствуют совсем о другом. О том, что нам нужно уметь ценить, то, что мы люди. И тратить силы на старание быть достойными людьми, а не на обман самих себя и окружающих, будучи "истинными эльфами". Лично я, если бы прочитала "По ту сторону рассвета" несколько лет назад гораздо меньшей кровью и много быстрее справилась бы с искушением "вспомнить свою предыдущую жизнь эльфа".

А против игры, кстати, я возражать не могу. И жестко разделяю эти два понятия, как и самих "Играющих" и "Истинных". Об этом опять очень хорошо говорит Келебрувима, по ее словам нормальные люди "видели в "игре" отличный чисто практический воспитательный смысл: нужно расти до своего персонажа, а не опускать его до себя". Ведь, как не крути, желание "быть другим" рождается из острейшей нехватки современного человека в институте инициации. Только, по моему мнению, умный человек восполнит эту нехватку, "развивающей и облагораживающей игрой в эльфов", а не падением в "истинность". Может, в данном случае, я читала "По ту сторону рассвета" и между строк, но каков бы был лечебно-профилактический эффект, если бы многие последовали моему примеру!



Я не знаю, поменяется ли мое мнение при вторичном прочтении "По ту стону рассвета", не знаю и того, насколько моя реакция была адекватна, насколько была сильна эмоциональная составляющая при первом чтении. И даже если предположить, что я действительно находилась в плену у чувств, от меня не скрылись некоторые недостатки романа. Но все-таки, мне хочется поздравить Ольгу Брильову, как мне кажется, с большой победой в толкинистической литературе и с неплохим результатом в официальной. Как тут не спорь, но "По ту сторону рассвета" стал весьма заметным, наиболее крупным и наименее противоречащим первоисточнику и, на мой взгляд, единственным приемлемым, образцом творчества "по мотивам". А с тем, что Ольга Брильова - талант, соглашаются даже ее оппоненты - авторы "критических" статей. Иногда даже доходит до смешного, например Р.Мусин, видимо сам того не осознавая, делает Ольге роскошный, и даже излишний (все же до Профессора всем далеко) комплимент - ""По ту сторону рассвета" существует только в том случае, пока существует "Сильмариллион" Толкина." ...

И на прощанье:

Если настрой всех статей, с которыми я ознакомилась, можно выразить одной фразой, получится "талантливо, НО...". По моему замыслу (очень надеюсь, что он состоялся) мой скромный труд должен был выражаться, через "...НО талантливо". Кроме того, я подразумеваю сама, и на форумах то же пишут, у романа "По ту сторону рассвета" имеется довольно большое число поклонников, остается только гадать, почему они не считают нужным написать о любимой книге хотя бы пару строк, которые, наконец, представят и третью точку зрения - "ТАЛАНТЛИВО, без всяких "но"...


Автор - Тэлпе

Редактор - Лин Хортон



Сноски и примечания:


* Из личного высказывания автора "По ту сторону рассвета" я узнала, что это правильное написание ее фамилии. Интересно, почему автор допустил неправильный вариант на обложке романа?

Прим. ред.: статья была написана задолго до изменения фамилии автора "По ту сторону рассвета" (Брилева на Чигиринскую).

** В данном случае я полностью согласна с Ольгой Брильовой - Толкиен или Толкин - каждый решает для себя, как и выбирает любимый перевод. И я сильно сомневаюсь, что известные советские переводчики знали особенности английского языка и транслитерации хуже толкинистов!

*** Если кто-нибудь обладает информацией, проясняющей этот момент (на личный ответ Ольги Брильовой, видимо, рассчитывать не приходиться), то у меня большая просьба выслать ее мне на адрес: Telpe[dog]list.ru

1. Под "профессионализмом" я подразумеваю единственно меру таланта. Так как, практически всем известны имена некоторых современных официальных авторов, чьи, с позволения сказать, "творения" ничем не лучше уже упомянутой мною писанины "среднестатистических эгладорских менестрелей"

2. К сожалению, из-за соображений этического плана я лишена возможности, приводить конкретные примеры и имена.

3. Выделенные пункты полностью совпадают с моими изначальными замечаниями к роману, то есть некоторые "претензии" были одинаковы у меня и у моих предшественников, еще до моего знакомства с их статьями.

4. Какая-то странная история с использованием стихов Арандиля и Дирфиона, с одной стороны вроде бы некрасиво со стороны Брильовой, а с другой - все-таки реклама для поэтов( чтоб они там не говорили!), могли бы шанс использовать!

5. Имеются в виду, конечно, только произведения, мне известные. Названия опущены опять-таки из-за этических соображений.

Размещено: 16.01.05