Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Amarin

«По ту сторону рассвета» - впечатления постфактум.

Если честно, то ПТСР я решилась прочитать чисто из стремления к общей начитанности и избытка свободного времени. Отклики вроде положительные, что бы не почитать? С самого начала отношение мое было несерьезным – к тому же располагал и подзаголовок. Мне после такого подзаголовка немедленно представился некий удалой молодец, с энтузиазмом кромсающий врагов в капусту, время от времени делающий передышку для того, чтобы выслушать поучение встречного гуру. Плюс – «молодая марсианка потянулась ко мне полураскрытыми губами, я долго и нежно обнял ее всю».

Понятное дело, на самой же первой странице я никак не ожидала обнаружить коктейль из «детектива в закрытой комнате», «Секретных материалов» и «Последнего героя». Так что начало я, что называется, проглотила, не разжевав – просто от неожиданности.

А потом выяснилось, что первые две страницы нужны были для того, чтобы дать понять, с чем вам, дорогие читатели, придется иметь дело.

Сразу говорю – читалось не дыша. С прилипанием к экрану и погружением туда по самые пятки. С биением сердца, хлопаньем ресниц и вылезанием глаз на лоб.

Ну как, как можно было уместить в одном месте апокриф стебный, апокриф восторженный, апокриф злобный, апокриф лирический, философский, романтический и реалистический? Как можно было в одном месте совместить «Сильм» и «ЧКА»? Как? А вот!

Кто бы мне сказал раньше, что мне может искренне понравиться насквозь христианская книга с матами и физиологией… Я бы не поверила. Но книга мне нравится – во-первых, из-за стиля «угадай мелодию» (этакая «игра в бисер», которая начинается уже в эпиграфах. Ингвион Ардахир АКА Владимир Высоцкий…), во-вторых, из-за красочных деталей (ну, например, сценка в Нарготронде – «Что считать сокровищем?»), хотя далеко не все детали мне нравятся (ни за что не поверю, что Маэдрос добровольно отдал кому-нибудь Сильмарилл!). И, как говорят англичане, последнее, но не в последнюю очередь – это характеры персонажей. Живые они, живые! За Финрода отдельное спасибо

Самая популярная претензия к ПТСР, наверное – ругань и физиологизмы.

До этой книги, я была твердо уверена, что если автор вставляет обсценную лексику - значит, он не уважает своего читателя. Все, что угодно, можно выразить литературно, значит, автор просто хамит. А зачем я буду общаться с тем, кто меня не уважает?

…И вот я дохожу до того места, где Берен матерится. И с удивлением осознаю, что я – верю. Очень это похоже на Брилевского Берена, и выглядит он живым совершенно… Как говаривали Олди – «если для правды текста понадобится, чтобы монах выражался, как биндюжник – это так и будет!». (Если честно, я не считаю, что книга потеряла бы что-=то важное, если бы этой сцены не было – но, скажем так, остальные достоинства книги это перекрывают).

Что же касается претензии к «матерящимся нолдор». Хы. Они там, между прочим, и не ругаются. У них там идет разговор о природе Искажения и влиянии его на появлении табуированной лексики…

А Злобный Арфинг одновременно умудряется обвинять брилевского Финрода в том, что он:

А) ругается («Не люблю я книги, на каждой странице которых приходится краснеть и оглядываться – а не стоит ли рядом кто. И выражансы, которые герои употребляют… Ольга ухитрилась даже эльфов-Нолдор обучить ненормативной лексике!») и

Б) не ругается («Есть в Ольгином Финроде одна черта, которая вызывает у меня черную зависть. Это уму непостижимое умение скрывать свои чувства под маской полнейшего равнодушия. О-ой! Щас умру от зависти! Я, девушка вообще-то интеллигентная, как все петербуржцы, так бы не смогла. Саурон бы узнал о себе много нового и интересного.»)

Мне лично было этот эпизод с дискуссией читать смешно – просто потому, что не так давно перед этим была свидетелем похожего спора между преподавательницей, логопедом и актрисой (интеллигенция, однако о том, влияет ли сочетание звуков на негативное восприятие, или это связано исключительно с культурой, где ругань произрастает. Меня привлекли, как «эксперта» по китайскому, где крайне неблагозвучных для русского уха сочетаний хватает… Пришли к выводу, что слово может оскорбить, только если тот, кто его слышит, заранее знает, что он вот ЭТО услышит – и оскорбится. Впрочем, я отвлеклась

Другое дело, что, скажем, Лютиэн, нервно ругающаяся с Морготом, меня не греет. (Бедный Профессор!) За что я люблю Толкиена – за умение одной краткой, лаконичной и абсолютно литературной фразой произвести ужасающее впечатление. Впрочем, если вам нужен дух именно Толкиена – не читайте фанфики! А уж если не удержались…Ну, никто вас насильно не тянул, верно?

А что касается физиологии… На самом деле, за всю книгу мне было по-настоящему противно только один раз – когда Лютиэн поцеловала Моргота. Тьфу! Зачем же так бедную девушку-то?

А вот что в книге мне действительно нравится – так это «игра в бисер». Здесь, имхо, ПТСР сближается с «Посмотри в глаза чудовищ» Лазарчука/Успенского. Если вы не знаете – там Николай Степанович Гумилев, оказывается, не погибший, из поэтов «переквалифицировавшись в управдомы» спасает мир… Звучит ужасно, но книга хорошая – для тех, кто любит отгадывать головоломки.

Также и ПТСР… Ну, например – пол в Ангбанде выложен узором из трехцветных ящерок. Но ящерок придумал Эшер, который, кроме составления затейливых узоров (которые тоже в оформлении Ангбанда упоминаются) очень любил рисунки с нарушением правил перспективы, этакий «искаженный мир» - что вполне укладывается в характер Мелькора.

И вообще, при всем притом, что Брилева проехалась по сильмовскому сюжету, по меткому выражению Сапковского, «как донской казак по степи» - детали она не теряет. Например, в «Лостах» Диор заявляет, что Наугламир он не отдаст, потому что на ожерелье феаноринги права не имеют, а выковыривать Сильмарилл он оттуда не будет, потому что это произведение искусства. И здесь фраза повторяется – но уже в качестве мрачной шутки обреченного.

Причем детали отсылают не только к Толкиену – скажем, перед встречей с Темными отряд натыкается на полынь… (ИМХО – полемика с ЧКА ничуть не является лишней. Ниенна талантлива, и крышу от ее творения вполне себе сносит… У меня после первого прочтения ощущения были вполне себе такие же, как у Берена). А блайндовские песни! А Владимир Высоцкий АКА Ингвион Ардахир! Не говоря уже о милых фразах типа «Ты меня два раза ударил, я тебе ничего не должен» в сценке с Даэроном, нарывающимся на смертельный поединок. Честно, до меня не сразу дошло, откуда цитата Или «А кто же это заставляет государя Финрода идти две лиги, когда его попросили идти одну?».

Угу, был (есть? будет?) Один такой… Все-таки наша 6я Имени-Сами-Знаете-Кого эпоха упорно проявляется, никуда от нее не денешься… На мой взгляд, ПТСР в этом ближе не столько к Толкиену, сколько к Льюису – Брилева тоже предпочитает «свету невидимой лампы» бооольшой прожектор. Чтобы сразу всем было ясно – кто, где, как и почему

Мне нравится стиль Брилевой – местами напомнивший мне Семенову с ее вещественностью мира (вплоть до кисточек на сапогах:0 ), местами – Ефремова (там, где про любовь и про богов – «Таис Афинская», помните? Таис и Македонский, беседы с орфиками…)

Очень, очень понравился Финрод – несмотря на все саркастические замечания Серой Коалы о бессовестном рисовании нимба над любопытным опоссумом. За такого Финрода и правда погибнуть не жалко:0)) Нет, правда – Финрод, при всех его достоинствах (умный-добрый-красивый-благородный) под пером Брелевой выглядит не просто Королем-и-эльфом-каким-он-должен-быть - он выглядит ЖИВЫМ. И переживаешь за него по-настоящему – возможно, во многом благодаря тому, что в определенный момент сюжет книги начинает иметь мало общего с Сильмом. И я ловила себя на том, что все-таки надеюсь – а кто его знает, до какой степени эта книга «по мотивам»? А вдруг, чем автор не шутит… И, с другой стороны, все равно знаешь, что кончится дело волчьей ямой (правда, после волчьей ямы будет и Валинор, но, право же, от этого не легче). Самый жутенький для меня момент в книге был, как ни странно, тот эпизод, где Финрод и Тху играют в башни. Вначале – потому что не знаешь, куда его повели, потом – потому что не знаешь, чем закончится, и над всем этим витает ощущение обреченности… И эстель, как это ни странно. И не то хочется, чтоб уже все поскорее кончилось (ведь ясно, что ничего хорошего на Острове Оборотней не будет!), не то, чтоб дольше длилось, потому что не хочется с героем расставаться… (У самой Брилевой позже встречается фраза, очень точно описывающая это состояние – «И когда над мертвыми клали кровлю из бревен, хотелось то ли хватать могильщиков за руки, умоляя не прятать его под землю, то ли помогать им всеми силами - пока сердце не разорвалось от жалости при виде его.»)

Честно говоря, в последний раз я ТАК переживала за Малянова. И именно после ПТСР я, сидя перед экраном, обнаружила, что - прониклась. У Толкиена замечательно описано влияние фамильной арфингофской харизмы на неподготовленных – вот это самое оно.

Необходимое NB - в ПТСР практически все герои живые и реалистические, но, если Берена его тезка превращал в живого человека за счет всяческих противоречивостей, то Финрода каким-то образом вышло сделать крайне положительным и реальным одновременно, чему я долго поражалась. Вообще, если говорить о самых запомнившихся мне персонажах, то тут нужно назвать еще Гили и Тху, как ни странно. Злодей вышел классный – во-первых, умный, во-вторых, жестокий, но вполне либеральный, когда выгодно, в-третьих, как ни странно, являющийся личностью, хоть и со знаком «минус». Очень легко поверить, что такой Саурон в рекордные сроки мог уболтать нуменорцев идти воевать Валинор…

И, пожалуй, самое главное, почему мне книга нравится – несмотря на все танцы вокруг сюжета, дичайшие детали (вроде Маэдроса, предлагающего Берену Сильмарилл или Берена, пляшущего на Больдоговской могиле), физиологичность и ругань, Брилевой удалось сохранить что-то самое важное. Надежду. Ту самую, которая эстель. И именно поэтому, на мой взгляд, «По ту сторону рассвета» - это книга, которая стоит быть прочитанной.


Размещено: 04.01.06