Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Kele

О "Великой игре"

(навеяно статьей Серой Коалы)

Мда. Говорить о достоинствах собственно текста, видимо, смысла нет - помирать буду, не забуду восхитительных фраз о том, как кто-то медленно перетирал челюстями пищу, и “камнях спины под лопатками”, сроду не видала большей нежности и прозрачности в тексте. Но черт бы с ним даже, с перетирающим - всякое, в сущности, бывает.

Опустим для краткости фактологию и ”тщательно прописанный культурный фон” - немало порадовали простых читателей стеклянные эльфийские куклы, проверки на совместимость крови, вакцинация, после которой нуменорское войско с приличной вероятностью передохло бы в составе, приближенном к полному, невзирая ни на какой иммунитет; 62 искусства гетеры тоже опустим, равно как и уместность такого словоупотребления в заявленной культурной парадигме.

Опустим, опять же, изыскания по словарю Даля, которые привели к весьма неожиданным результатам в отношении данных в приложений значений слов. Многодивные картины рисуются нездравому моему воображению при попытке применить заявленные предметы в по заявленному назначению, но Даль судья автору, право же слово.

Будем смиренны и нетребовательны; обратимся же к этике.

Этическая составляющая историй о назгул при всем богатстве выбора не может не учитывать некоего забавного момента: из первоисточников мы все знаем, что назгул собой, так сказать, в итоге сделались. Таким образом, любой выбор, выставленный перед персонажем-кандидатом-в-назгул, неизбежно должен закончиться таки да, превращением или совращением, кому что больше по вкусу, с пути истинного на путь вышеупомянутый. Неизбежно. Этот незамысловатый факт обращает любые попытки рассказать/домыслить их истории в занятную литературную игру с заранее известным финалом.

Если сравнивать истории назгул образца девяностых годов с историями, представленными нам Иллет, мы получим своего рода пример и контрпример: если старые версии обращаются к положительным сторонам человеческой натуры, если угодно, в попытке объяснить мотивацию каждого конкретного участника, то новые пытаются обратиться ко всему низкому и отрицательному, что в человеке может быть. Это, несомненно, метод, несомненно, имеющий право на существование - грязь и звезды, древняя, как мир, оппозиция и все тот же изобретаемый наново велосипед. Одна беда: к Главной Отрицательной Черте, из-за которой каждый из наших героев должен уйти в назгул, хорошо бы приложить хоть какой-никакой характер, отличный от двумерного объяснения, что к чему. Психологически стыкующийся как с Главной Отрицательной Чертой, так и среди себя - хоть немного. Заявка на “внутренний духовный конфликт” - страшная сила, конечно, но после этого неразумному читателю-мне очень хочется увидеть, собственно, заявленный конфликт, который способен будет повергнуть уже меня в раздумья на тему “а что сделала бы я в подобной ситуации, как решила бы поставленную задачу для себя?”. Мы же имеем набор незамысловатых схем, вертящихся вокруг Главной Отрицательной Черты, не оставляющих пространства воображению и неизбежно сводящийся к простейшему решению в нужном автору направлении.

Мы попытались сочетать Хэлкара со всем его характером и идею насильственного изготовления из него назгул - сочетать не получилось, давайте применим метод “хрусть - готов”: насильственное вторжение и подмена понятий прямо в голове, после чего никто никому не доктор - а пришел Саурон и все переделал на желаемый лад, всем спасибо, следующий. Закономерный вопрос, почему бы оному Саурону не применить тот же метод в отношении любых приглянувшихся восьми людей, мы отметаем, как неспортивный.

Или история Элвира: наивный юноша уходит искать вникуда идеализированного за прошедшие века Учителя - находит Саурона во всей красе, осознает, что нашел, однако же - остается и принимает кольцо. Тоже хорошо - из серии “а что я с этого буду иметь, того тебе не понять”. Сходу называет его Тано, что отдельно чудесно, но тут я, возможно, пристрастна: не Саурона из черновиков девяностых годов называет, а это вот самое, описанное Иллет.

Можно, в принципе, продолжать - жаль, книги под рукой нет, а текстово, на мой вкус, она плоха фатально и потому не запоминается никак. Но особого смысла нет - везде мы наблюдаем одну и ту же схему, на коленке согнутую под две основные идеи: 1) рано или поздно они должны стать Назгул и 2) назгул суть персонажи безнадежно отрицательные. Аминь.

Еще об этике: очень трогательно смотрятся попытки вписать христианские реалии в мир Арды. Не по-хорошему так трогательно. От помянутого Вами гностицизма автор шарахнулся в суровое христианство - что не добавило тексту ни прелести, ни логичности, на мой вкус: нуменорец, рассуждающий о душе, идея Тано, берущего на себя грехи.. это сильно, но давайте, черт возьми, немножко читать Толкина и ЧКА, если уж пытаемся оперировать категориями того и другого?..

В общем, невеселая выходит картинка - куда ни глянь. Удручающая.

Размещено: 19.06.05