Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Раиса

Впечатления от "Великой Игры"

Отдельные фрагменты данного текста размещались в ЖЖ Раисы
http://www.livejournal.com/users/naiwen/

Начала читать Иллетовскую "Великую игру". В метро по дороге на работу и с работы успела прочесть страниц пятьдесят, и уже тянет комментировать. С самого начала решила заставить себя забыть про то, что это апокриф по Толкину (или, как заметили друзья, "апокриф по ЧКА") - потому что на апокрифы по Толкину (крупной формы) у меня в последние два-три года реакция исключительно негативистская - и читать просто как некую вольную "фаустиану" в абстрактно-фэнтезийном антураже. Пока с трудом, но получается... иначе первое замечание, которое я сделала бы, это ж почему Эльдарион-Хэлкар во времена даже еще отнюдь не заката Нуменора, а почти что самого что ни на есть расцвета, бегает по всем встреченным шлюхам? Ну, в общем, на это я сразу забила. А первые впечатления "философского" плана такие: Саурон действует слишком грубо, Эльдарион ломается слишком быстро, слишком легко принимает голос Саурона за голос Единого, и - не знаю пока, что там будет дальше (а первой главы еще сотня страниц), но на пятидесятой странице уже кажется все очевидным. И вообще этого Эльдариона и ломать-то особенно не надо: он уже изначально такой хороший... тепленький. В общем, первые прочитанные страницы косвенно подтверждают отзыв Любелии... посмотрим, что будет дальше. Все-таки я решила, что мне интересно дочитать, тем более, что написано вроде бы в целом неплохо (раздражают, правда, "почти цитаты" отовсюду - от Нового Завета до Гоголя... ну ладно, может, так и надо

* * *

Дочитала до конца первую историю - то есть историю Эльдариона-Хэлкара-Аргора. И вот, подумала, что в своем первоначальном отзыве после прочтения части главы я, пожалуй что, была неправа. Да и Лю, возможно, ошиблась. Потому что к окончанию этой истории мне показалось, что там все-таки есть место Единому. Есть альтернатива, есть выбор, есть эстель. Имя этой альтернативы - Керниен.

Да, вот этот самый Аргор и его плохонькая игра с Сауроном - плохонькая потому, что и играть не надо было, и искушать не надо было, он уже был готов, тепленький и с потрохами - вот его история поначалу очень хорошо подтверждала сказанное Любелией. Но выбор - есть. Его делает вот этот от души запутавшийся харадский королек, Керниен. Который, вообще говоря, изначально находится в гораздо более проигрышном положении, нежели нуменорский полководец Эльдарион - этот-то, в силу национально-культурно-исторического воспитания, настоящих знаний о мире и его истории не имеет, о Едином толком ничего и не слышал, и в голове у него каша, и почти до последнего момента он все гадает, кто тут "от Солнца или не от Солнца". (почему-то мне при чтении его истории все время вспоминался нарновский персонаж, шаман Ахтанар...) А при этом все-таки его внутренний барометр, оказывается, работает лучше, его орэ - чище, нежели у возомнившего себя избранником Единого нуменорца. И вот этот, запутавшийся, наломавший дров, далеко не безгрешный харадский король делает таки правильный выбор. Отказывается от кольца, от силы, от клятвы Саурону, лишается жизни, лишается власти... но сохраняет свою душу и раскаивается перед смертью. Неважно, что его брат тут же перечеркнет его выбор - главное, что правильный путь все-таки показан. Новелла в целом несколько затянута, но, как ни странно, все-таки оптимистична. С Керниеном, я полагаю, все будет хорошо - он наконец-то узнает истинное имя того Солнца, к которому стремился всю жизнь.

Вот что я думаю по поводу первой главы... теперь посмотрим, что будет дальше.

* * *

Вторая новелла - короткая история шамана Ульбара - совершенно неинтересна, бессмысленна и беспросветна. Озлобленный подросток вырастает в скверного мужчину со скверными помыслами, стремится к скверным целям, находит желаемое и заключает выгодную сделку. Все счастливы, все довольны, выбор отсутствует, как класс. В чем тут мораль и в чем поучительность подобной истории для читателя - непонятно. Осадок гаденький, но даже ужаснуться как следует не получается.

Совершенно иначе читается третья новелла. История Денны - это история падения хорошего человека. В ней есть выбор в том смысле, что можно достаточно четко проследить те точки, в которых Денна делает неправильный выбор, и те крючки, на которые удается его подцепить. И вот эти крючки, они... очень простые, очень человеческие и изначально... лишенные каких-либо эгоистических мотивов. Благородные такие крючки - сыновний долг, любовь к своей стране, под конец - желание помочь другу и родичу (Дулгухау) и сдержать данное ему слово. Эгоистические помыслы тоже вклиниваются - жажда любви и признания, обида, непонимание - но как-то боком. От осознания этого - горько, тяжело, обидно. Но выбор сделан, и выбор осознанный. Денну было жалко, очень жалко. Когда в конце он говорит: "Плачь по мне, брат, больше некому по мне плакать" - и в самом деле почти заревела в голос (не исключено, впрочем, что заревела оттого, что именно в этот момент вспомнила о том, как нахамил мне начальник на работе).

И вместе с тем в этой истории нет выбора. Нет - потому что в ней нет своего Керниена. Таким героем мог бы стать Дулгухау - но почему-то не становится. Его выбор в конце новеллы кажется особенно чудовищным - только что увидеть воочию, что стало с Денной, практически осознать ужас происшедшего - и тут же прийти под руку Аргора - вот это не укладывается в голове. Зачем?!!! Вроде Дулгухау не казался похожим ни на дурака, ни на подлеца.

Конец истории мне непонятен - какой сон Дулгухау, какое предательство? Что хотел сказать автор? Все вместе и в целом - крайне депрессивно и пессимистично. Крылья не растут у этой истории, звезда не восходит...

* * *

Про Дулгухау - ну он же действительно видел, что стало с Денной прямо на его глазах, и он вроде бы по тексту понимал, что сила Аргора - той же природы. В такой ситуации безумием или подлостью было прийти под его руку. Ну да, выбора особого не было, идти на соглашение и примирение с нуменорцами гордость бы не позволила... но у него ж оставался еще выход - честно погибнуть в бою. Я понимаю, впрочем, что легко рассуждать вот так умозрительно. Но в любом случае конец этот пессимистичный... некрасивый такой конец. :(

Историю Сайты я тоже только что прочитала. Да, она похожа на историю Ульбара - такая же безальтернативная. Просто история плохого человека, делавшего плохие дела и заключившего плохую сделку...

Гадко и малоинтересно. У Ульбара-то выбор был и шаман его пытался предостеречь - но сам Ульбар, похоже, ни разу не колебался. (И да, ты удивишься, но я уже не помню, кто такой Альд и поэтому никаких ассоциаций ни с какими эллери ахэ у меня не возникло) Мне показалось, что Ульбар не столько беспокоится за самого старика, сколько беспокоится о том, что тот уйдет, не успев передать ему всех своих познаний и секретов. Не, как ни крути, а Ульбар и Сайта изначально гадкие персонажи, там благие помыслы нужно с лупой выискивать. Эльдарион тоже хорош гусь; и только один Денна из тех, про кого я успела прочесть, изначально был действительно хорошим, может быть даже очень хорошим человеком. Поэтому его единственного из всех по-настоящему жалко.

* * *

История Сайты похожа на историю Ульбара и так же неинтересна. Собственно, сам Сайта как персонаж даже менее интересен, нежели Ульбар: если Ульбар - духовный извращенец, то Сайта просто-напросто бандит, ценящий исключительно право физической силы. Таких "назгулов" по любому рабочему району гуляет...

Пятая новелла, история Эриона - не хороша и не плоха, она, я бы сказала, типична и вызывает в памяти классические образцы литературы на соответствующие темы. Лично мне кажется, что притчу о том, куда заводит человека интеллектуальная гордыня и жажда знания ради знания, можно было бы рассказать более тонко - но, во всяком случае, ничего неожиданного в этой истории нет. Эрион, подобно Эльдариону, ловится на идолопоклонстве - у одного в роли идола выступает "Нуменор", у другого - наука и знания. Кроме того, у Эриона достаточно и других отвратительных качеств - жестокость, презрение к людям, деление на "достойных" и "быдло". В общем, типичный кандидат. И тем не менее как и в случае с Эльдарионом несколько удивляет то, что в последний решающий момент Эрион даже не колеблется. Как-то уж слишком быстро и легко Саурон одерживает свои победы. Интересно разве что запоздалое "раскаяние" Эриона - но и оно носит настолько эгоистический характер, что сочувствия не вызывает. Впрочем, вероятно на то и рассчитано.

... Тягостна и в чем-то удручающе... неправильна история Ономори. Тут, кажется, опять идет речь о каких-то знаках элллери ахэ (о которых я, естественно, толком уже не помню) :). Но вот так, если вдуматься, о чем эта история? Некий молодой человек из некоего неопознанного (мною, во всяком случае, неопознанного) народа получает родовой талисман, переходящий в роду по наследству, произносит некие традиционные в своем роду слова на непонятном языке, явно не понимая их смысла, и оказывается... что он тем самым уже (!) дал клятву Саурону! Слушайте, это ж... бред? Печать дьявола, как мне кажется, можно принять лишь осознанно (сравни пресловутые споры об ИНН). И что же происходит дальше? Сам Ономори, судя по началу его истории, вовсе неплохой человек, и этим скорее напоминает Денну, нежели Ульбара (хотя по своим способностям и задаткам сходен с Ульбаром). Он искренне стремится к добру и справедливости. Собственно, в вину ему поначалу можно поставить лишь некоторую юношескую горячность, неосторожность, нетерпеливость, жажду испытать себя (слышите, ролевики, настаивающие на "проверке себя" на ролевых играх? Это опасное искушение). Недостаточные крючки, чтобы попасться Саурону в лапы. Но тут, как выясняется, и крючков-то особых не надо, потому что он уже, можно сказать... влип. А дальше все работает против парня - семейная история (потомок отвечает за деяния своего сверхотдаленного предка), менталитет и обычаи этого народа, какая-то тягомотная манихейская восточная философия, которую вешают ему на уши сначала Отшельник, потом Красный дракон в монастыре... он и ошибок-то практически не совершает - точнее, совершает не больше, нежели совершил бы человек подобной культуры в подобных обстоятельствах - а все ж Саурон прилетает за ним точно в назначенный срок и увозит с собой, и тот соглашается на службу, практически не глядя и явно не понимая, на что именно соглашается... В этой истории все предопределено (фраза, которую неоднократно повторяют герои новеллы и в конце сам Саурон). В ней отсутствует свобода выбора. Мне кажется, что в том виде, как это написано, это антихристианская история.

* * *

Седьмая новелла, история Хонахта, настолько карикатурно полемична, что всерьез ее даже как-то трудно обсуждать. Лаан Ниэн, "тано" (кстати, кто таков был этот "тано", я так и не поняла), кровавые ритуалы с выкалыванием глаз - все это вызывает истерический смех, а не ужас, как по идее должно было быть. Все-таки нельзя так писать, "против чего-то", нездравая это позиция. По-настоящему в этой истории мне было жаль только собаку. Зато в этой истории - почти единственной из всех - проскальзывает оптимистический финал - в кратком, мимолетном появлении молодого Арагорна. И одно лишь это дает ощущение правильности, чего не скажешь о большинстве других новелл.

Почти то же самое (минус явление Арагорна) можно сказать и о короткой истории Элвира, Девятого.

Вообще мораль этих двух историй осталась мне непонятной. Может, кто-то подскажет. В сущности, это еще два героя, которых поимели исключительно "по праву рождения". Вывод по этим двум новеллам в целом - невнятно и неинтересно.

А вот на яркой и по-настоящему трагической новелле "Игра без правил" стоит остановиться подробнее.

Единственная новелла, которую я несколько лет назад читала в черновике. Единственная новелла, в которой главного героя ловят на такой, казалось бы распространенный в обыденной жизни крючок - любовь к женщине. Композиционно и психологически эта история, на мой взгляд, написана сильнее всех других.

Если после беспросветной истории Ономори можно было написать что-то еще более страшное, то вот оно, перед нами - "Игра без правил". В которой человека, на которого положил свой глаз Саурон - изначально нормального, честного, порядочного мужика - просто загоняют в угол безвыходной ситуации, подобно крысе. Так было, во всяком случае, в черновике. В новом варианте герою постарались придать некоторое количество грешков (во всяком случае нуменорская гордынька в умеренном количестве наличествует + явное нетерпение) и поставить перед ним некоторое количество развилок, в которых он с очевидностью делает неверный выбор. И тем не менее... я могу сейчас достаточно уверенно перечислить все ошибки Орхальдора по тексту (Вообще, кажется, его первой и главной ошибкой было то, что он ВООБЩЕ заговорил с Сауроном, дав тому возможность смутить его. Нужно было молчать, как рыба). Захотел совместить секретную работу с личной жизнью - виновен. Не послушался совета "серого человечка" и не выждал прихода корабля - виновен. Пожелал слишком быстрого ответа на свои молитвы, возроптал - несомненно виновен. Уже в момент бегства снова не послушался серого человечка, не отдал кольцо (а почему, кстати? Потому что кольцо уже действовало или потому, что он боялся, что серый человечек его обманет?) - снова и с очевидностью виновен. Все, крыса в ловушке. Но это все умозрительно, а на самом деле, положа руку на сердце, какой человек, не будучи святым, поступал бы в описанной ситуации иначе? История Орхальдора страшна не только своей неотвратимостью. В ней, пожалуй, единственной из всех рассказанных девяти историй есть что-то, что с неумолимостью задевает именно просвещенного европейского (и, может быть, в особенной степени верующего) читателя. Наверное, потому, что остальных кандидатов нам трудновато примерить на себя - они все либо уже порченые или, по крайней мере, с явственной гнильцой, либо, подобно Ономори, в силу культурно-исторических особенностей разыграны вслепую (история Денны тут занимает некое промежуточное положение). Но Орхальдор - и порядочен, и зряч. Его история поражает тем, что это - история любого из нас. Любой, любой, ЛЮБОЙ может в любой момент оказаться на этом месте. Но ведь это - страшное знание, и... насколько правдивое знание? Дело не только в том, что Саурон заранее все рассчитал и предвидел. Дело еще и в том, что автор, как на мой взгляд правильно заметил Паша Прудковский в другом треде, явственно... подыгрывает Саурону. "Человек, ты плох. Ты грязен, подл, скверен и аморален. Все, что ты не сделаешь, обернется против тебя. Как бы ты ни повел себя - ты проиграешь просто потому, что не можешь выбрать правильно. Твоя природа такова, что ты всегда сам, добровольно выбираешь зло. Теперь умей платить по счетам". Авторскую позицию в этой главе озвучивает... Саурон! Все, что говорит Саурон Орхальдору по поводу его якобы низменных мотивов - все ЛОЖЬ. Но читатель - читатель верит этой ЛЖИ. "Да, - кивает головой читатель, - да, Саурон прав, вот она какая эгоистичная сволочь, этот человек". Какая страшная, какая чудовищная подмена понятий!..

Рассказ поражает своей абсолютной, воистину экзистенциальной Богооставленностью - и вот этого мотива тоже, кажется, не было в черновике. Орхальдор истово молится (словами переделанного "Отче Наш..." - честное слово, это звучит и выглядит ужасно, тьфу... ну ладно, речь все же не о том) - и слышит в ответ на свои молитвы даже не тишину, а... пустоту. Сцена повторяется раз за разом, после чего герой и совершает свою самую роковую ошибку. Но все-таки: почему автор считает, что искренняя молитва человека, оказавшегося в таком отчаянном положении, непременно упадет в пустоту?.. (мне кажется... в этом есть что-то... ну, от "Овода", от классической богоборческой литературы... но ведь она богоборческая!) Потому что человек этот - и вправду весь из себя такая дрянь, как ему рассказывает Саурон?..

... Я не знаю, почему, но мне стало страшно.

И теперь, наверное, нужно вернуться к книге в целом. Когда я начинала ее читать, мне, признаться, было интересно для себя понять modus operandi этого Саурона - кого он возьмет? Худших или лучших? Приведет под свое крылышко тех, кто уже готов, с гнильцой и душком, с поврежденными моральными нормами - либо же, наоборот, постарается сломать правое, испачкать чистое? Я не нашла ответа на этот вопрос. Истории чередуются в произвольном порядке, в действиях Саурона не видно системы, зато видна неотвратимость. Плох человек или хорош - дьявол сожрет его. Если нарушает любые пристойные моральные нормы, как Ульбар или Сайта - дьявол найдет его и приведет к себе. Если одержим идеей, как Эльдарион и Эрион - дьявол извратит твои идеи и подменит их собой. Если чист и порядочен, как Денна - дьявол заставит тебя ошибиться. Если вполне добропорядочен, но не обладает достаточными познаниями в устройстве мира - поимеет вслепую, как Ономори. Если и чист, и зряч, и честен - просто загонит в угол, как Орхальдора, да еще и поиздевается напоследок. Кроме Орхальдора и Денны, да еще, может быть, совсем чуть-чуть Хонахта, больше ни один кандидат даже не пытался хоть сколько-нибудь сопротивляться Саурону.

Любой человек - легкая добыча дьявола, он и только он - единственный полноправный властелин мира сего.

Надо сказать, что мне также, как и Насте (и также, как и еще ранее Лю) категорически не хватало в этой истории "второй доски". То есть тех, кто нашел в себе мужество и силы сопротивляться. На всю книгу нашелся один человек - Керниен - отказавшийся от предложенного кольца. Вот если бы... размышляю я... если бы, например, в каждой истории (ну или хотя бы через одну) Саурон предлагал кольцо не одному герою, а двум-трем, и одни находили в себе мужество отказаться, а вторые бы пали перед искушением - при таком раскладе, возможно, вся книга читалась бы иначе (ну в самом деле, ведь по текстам Толкина нам тоже неизвестно, скольким людям Саурон предлагал свои дары, прежде чем они нашли окончательных носителей). Да что там! Если бы даже, например, история Керниена... оказалась помещенной не в начало книги, а в конец, в последние главы - то, возможно, вся книга тянула бы вверх, а не вниз. Но она катастрофически тянет вниз - и даже маловнятные упоминания в конце об окончании Войны Кольца не исправляют положения. Она, действительно, исполнена того экзистенциального отчаяния, о котором писала Кинн.

Но ведь тексты Толкина-то, в его законченных историях, разрешаются не экзистенциальным отчаянием, а эвкатастрофой! По-настоящему пронизана отчаянием разве что "Нарн и Хин Хурин", взятая отдельно вне контекста остальной истории. Но и только. Где были бы книги Толкина (и кто услышал бы в них то самое "эхо благой вести"), если бы в них были только Турин и Денетор? Но ведь они - другие, другие по ощущению, по настроению, по вектору направленности. Потому что кроме Турина, были Берен и Лютиэн, и Туор, и Эарендиль... и кроме Денетора был Арагорн и Фарамир. И Фродо и Сэм - дошли. И да, Фродо пал, но та великая сила, что вмешалась в последний момент, спасает не только всю ситуацию, но и душу Фродо (почему-то на этот момент никто, в сущности, внимания не обращает). И незримое дыхание Единого всегда присутствует в этом мире, присутствует в мелочах, в тех звездах, которые Сэм в Мордоре видит у себя над головой, в том ручье, который в момент полного кажущегося отчаяния видят полуживые путники. И даже упомянутому Боромиру дается возможность, пав, все-таки покаяться в последний момент и отойти с миром. Даже "Акаллабет", вокруг которой ломается вечно столько копий - и то не читается столь безнадежно, как "Великая игра" - благодаря хотя бы семи спасшимся кораблям.

В "Великой игре" нет Единого - в ней безраздельно царит всесильный, всемогущий, всеведущий Саурон.

(Картину всеобщей разрухи (в первую очередь в головах) и всеобщего отчаяния дополняют детали, судьбы второстепенных персонажей - тут и Дулгухау, ушедший под руку Аргора, и отвратительная гибель Этигена в главе об Ономори, и судьба роквена Бреголаса, с которым вообще непонятно что случилось, и юный нуменорский придурок, пожелавший отдать собственное сердце... в общем, как говорит обычно мой отец, все плохо).

... И в этом связи у меня возник еще один вопрос. Я в принципе не знаю, можно ли было бы написать книгу на подобный сюжет (истории назгулов, истории продажи души злу) так, чтобы он читался не пессимистично? (ну, собственно, выше я предложила какие-то варианты, но все равно суть остается). Насколько душеполезно вообще столь подробным образом все это расписывать? Насколько душеполезно и для автора, и для читателя - представлять себе modus operandi дьявола? (или, как говорит Натали, душеполезно ли писать и читать "Письма Баламута"?). Перевешивает ли в итоге число людей, которых подобная литература может предостеречь, число тех, кого она способна искусить страхом, унынием и отчаянием? В настоящий момент у меня нет однозначного ответа на эти вопросы.

Размещено: 12.07.05