Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Вальрасиан

Сырые мысли о кольцах власти


Предуведомление: при написании данной статьи использовались исключительно русские переводы Толкиена. Автор надеется, что это не привело к искажению доказательной базы текста.


1. Гипотеза об изначальной сущности колец

Вопрос о природе какой-либо вещи искусственного происхождения неизбежно сводиться к вопросу о намерениях его создателя. Разница между ножами метательным, кухонным и засапожным определяется именно намерениями их создателя. При желании можно метать кухонные ножи и резать хлеб кинжалом, но это будет противоречить изначальному предназначению этих предметов.

Так для чего же изначально предназначались кольца? Для того, чтобы "Жить в Эрегионе и разделять счастливое блаженство уплывших в море". А что препятствует счастливому блаженству жителей Эрегиона? То, что Финрод называл "усталостью", а Толкиен в 131-м письме - "увяданием".

Таким образом, изначальная функция Колец - консервация, сохранение, противодействие разрушению. Об этом читаем и у Толкиена: "те кто хранил их [Три] могли отвратить распад, что несет время, и отсрочить увядание мира". Любопытно, что почти тем же самым занимаются и кольца, подвластные Саурону - Девять не только порабощают Назгулов, но и сохраняют их существование на четыре с лишним тысячелетия, Единое препятствует старению Горлума, Бильбо и Фродо. Более того, в соответствии с общеизвестной цитатой, смертный, носящий "одно из Великих Колец" (NB: не просто Единое - одно из Великих, т.е. надо думать и гномьих или эльфиских), не умирает.

Таким образом мы переходим к следующему вопросу - так в чем же отличие между Тремя с одной стороны и подвластными Саурону Великими Кольцами - с другой?


2. Гипотеза об искажении колец

Согласно тексту "О Кольцах власти и третьей эпохи" Саурон "извратил" (в оригинале - pervert) доставшиеся ему Кольца. В языке Толкиена хватает глаголов для обозначения того, что делали Мелькор и Саурон со своими жертвами (в широком смысле этого слова): они их "совращали" и "разрушали", "склоняли к себе" и "обольщали", "уловляли в сети" и "устрашали"... А кого они "извращали" (pervert)? По тексту "Сильмариллиона" - самих себя, духов Эа, живых существ. (Кстати - подбрасываю всем желающим идею. В какой мере Кольца были живыми?)

Извращение Мелькором живых существ, духов, Музыки Творения всегда осуществлялось по одному и тому же сценарию - в едином целом выделялись определенные характеристики (Наиболее яркий пример - Тема Мелькора в Айнулиндале. Менее яркий: согласно HoME изначально Темой Артано был Порядок. Думаю никто не будет возражать, что порядок в Мордоре присутствовал...), которые усиливались многократно - за счет других черт. Издержки этого (Диссонанс в Музыке, низкий интеллект орков и т.д.) были велики, но зато Мелькор или Саурон получали эффективный узкоспециализированный инструмент.

Полагаю, что в случае с Кольцами Саурон не изменил обычному методу - в Кольцах он усилил то, что было нужно ему, безжалостно отсекая излишнее. Для эльфов Кольца были инструментом Творения - Саурон превратил их в своеобразные "метафизические холодильники", сохраняющие сущность носителя (и - это, безусловно является новацией Саурона, - постепенно меняющие жертву...)


3. Гипотеза о различии в механизмах действия колец

А теперь - последний вопрос: в чем заключается разница между Тремя, Семью и Девятью? Посмотрим на действие Колец.

Три: они могут "отвратить распад, что несет время, и отсрочить увядание мира". Три (вернее, два из Трех) позволяют сохранять эльфийские анклавы: Имладрис и Лориэн...

Девять: они сохраняют некое подобие бытия их носителей и придают им дополнительные силы.


Загадочнее всего Семь, о которых сказано слишком мало. И все же именно в результате действия Семи "в душах их [гномов] зародились всепоглощающий гнев и жажда золота, и много лиха это принесло впоследствии". Кого - их? Гномов как расы или носителей Семи? Но жажда золота и всепоглощающий гнев были свойственны гномьему племени и в те времена, когда Семь уже были уничтожены или возвратились к Саурону, да и "впоследствии" навевает мысль о том, что порча, привнесенная в души гномов, сохранилась и после потери гномами их колец...


И вот тут-то и появляется следующая аппроксимация: Девять влияют только на носителя. Семь - на народ (часть народа) носителя. Три - на мир, окружающий носителя... ИМХО - логично. Чем больше колец вида N - тем меньше их возможности и напротив - чем больше возможности колец вида N, тем меньше их в обращении.


А в заключение - задумчивый вопрос. Что сделал Саурон с уцелевшими кольцами из Семи? Неужели оставил лежать без дела? Или по генетическим лабораториям, создающим олог-хай, ходили Больдоги с кольцами из Семи на пальцах?..


С уважением,

Гарет ака Вальрасиан.


P.S. Автор благодарит Ринглина за гипотезу, ставшую основой данных размышлений, Кирет и Анну - за консультации по первоисточникам.


20.07.03

Размещено: 16.01.04