Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы


Д. Юнкельман


О предпосылках Падения Нуменора с точки зрения традиционализма,
или первая "революция кшатриев" в Арде.


В данной статье, ни в коем разе не претендуя на абсолютную истину, автор пытается разобрать причины духовного падения Нуменора, предшествовавшего его окончательной гибели в волнах, с точки зрения теории традиционализма, разработанной в ХХ веке от Рождества Рене Геноном и его учениками. На взгляд автора, существуют несомненные параллели между Падением, начало которого превосходно описано в "Истории Алдариона и Эрендис", и описанными в книгах Генона событиями в Индии времен царя Ашоки и утверждения Буддизма, равно как и в Европе XIV века от Рождества. Раскрытие этих взаимосвязей, подтверждающих общие законы развития человечества по нисходящей в этом искаженном мире, возможно позволит пролить свет на историю этой первой в Арде революции.


Теория каст


Теория Генона учит, что в традиционном обществе, в качестве примера которого он приводит древнюю Индию, существуют четыре касты, определяющие четыре основных Пути человека. Жрецы (брахманы) - судьи, созерцатели - осуществляют духовную власть. Воины (кшатрии) - светскую власть; их стихия - движение, чистое действие, в каком-то смысле - Творение, в отличие от Сохранения брахманов. Ко второй касте стоит относить, видимо, и Мастеров, в отличие от ремесленников. Обе высшие касты дополняют друг друга, не претендуя на чужую сферу деятельности и ответственности. Мотивы тех и других определяются высшими принципами.

Крестьяне и ремесленники (вайшьи) также принадлежат стихии действия, но в отличие от воинов они привязаны к материальному миру, поэтому их поступки часто направляются приземленными мотивами. Для управления этой самой многочисленной кастой и требуется Религия (со стороны брахманов) и Власть (со стороны кшатриев). Четвертая каста - слуги (шудры) - это люди, у которых нет собственного Пути, поэтому реализовать себя они могут лишь в служении людям других каст, в чем нет ничего унизительного (вспомним Сэмуайза Гэмджи).

Падение, по Генону, начинается с революции кшатриев, когда из-за внешних или внутренних причин вторая каста пытается присвоить права первой на духовную власть. Пропорция между Изменением и Сохранением нарушается, причем попытки первой касты противостоять кшатриям, вмешиваясь в светские сферы, только усугубляют диспропорцию.

Далее, когда традиционное общество подорвано противостоянием, одна из сил, обычно кшатрии, пытаются опереться на многочисленных вайшьи, что в конечном итоге приводит к победе этой третьей силы. Правитель-вайшьи по определению не может руководствоваться теми же принципами духа, что брахман или кшатрий, он слишком привязан к материи. Гармония окончательно гибнет, служение превращается в угнетение, внутренняя борьба вайшьи и восстания шудр окончательно низводят традиционное общество до бездуховного стада, где человек любой касты не может реализоваться, что мы и видим в современном мире.

Падение Нуменора, если проанализировать его предпосылки в течение двух первых тысячелетий истории Острова, служит прекрасной иллюстрацией этой теории, хотя особенности его основания вносят свои коррективы.

Рассмотрим историю Нуменорской революции, и особое внимание уделим ее причинам.


Элрос Тар-Миньятур


Нуменор первого тысячелетия своего существования представлял традиционное общество, причем истинность той традиции должна быть безусловна, ибо в начале Второй Эпохи сам майа Эонве приходил к Эдайн, "одарив их мудростью".

По документам, описывающим Эдайн Первой Эпохи ("Нарн и Хин Хурин", "Атрабет Финрод ах Андрет"), все четыре касты уже присутствовали, и соотношение между ними в общих чертах соответствовало традиционному обществу. Однако Король Нуменора (рассматриваем пока первые восемь столетий), в отличие от вождей Эдайн в Белерианде, символизировал не только и не столько светскую, сколько духовную власть. В этом нет нарушения гармонии каст, поскольку Король, несмотря на свое самодержавие, являлся, во-первых, фигурой символической, олицетворяющей высшее происхождение власти (кстати, учтем, что Элрос, воспитывавшийся Элдар Устья Сириона, а затем Маглором, возможно, впервые увидел своих соплеменников только после Войны Гнева), во-вторых, функции его были скорее первосвященнические, охранительные. Непосредственное управление осуществлялось не неким "правительством" Короля в Арменелосе, а владетелями в пятинах. Существование Совета с чисто совещательными функциями только подтверждает, что централизованной власти в Нуменоре первых веков не было, поскольку не было и необходимости в ней.


Золотой Век Нуменорэ


Итак, до VIII века расклад каст был таков.

Брахманы - Король (которого лучше назвать Первосвященником) и Хранители знаний, Мудрые - институт, сформировавшийся еще в Белерианде. Они должны были составлять окружение Короля, внутренний Совет по духовным вопросам, в отличие от основного Совета, координировавшегося Королем, решавшего возникавшие светские вопросы. То, что Король являлся в первую очередь Созерцателем, чем Деятелем, доказывают прозвища первых Королей - Пармайте ("Книжник"), Элентирмо ("Звездочет") - профессии явно брахманского характера. Вардамир вовсе отказался от всяких атрибутов светской власти, передав скипетр сыну.

Кшатрии - благородные владетели земель, феодалы, потомки героев Войны Гнева, сохранившие воинские искусства в течение тысячи мирных лет. В условиях постоянной благодати и вечного мира, когда основная функция Воина или Мастера сводится к управлению, эта каста оказалась в подавленном состоянии, в чем многие могут увидеть ошибку Валар, подобную истории с Непокоем Нолдор. Однако реализация Пути была возможна через творчество (Элендемир и прочие артефакты были созданы в первые века). Другим выходом было мореплавание (мореход, усмиряющий водную стихию - архетипичная профессия кшатрия). И уже в VI веке первые корабли островных Эдайн достигли Средиземья. Именно пассионарное напряжение среди кшатриев к концу первого тысячелетия привело к событиям, описанным в "Истории Алдариона и Эрендис".

Вайшьи - крестьяне и ремесленники, объединенные в цеха, поддерживали благодать Нуменора созидательным, но не посягающим на установившийся порядок вещей трудом.

Четвертая же каста, разумеется, существовала, но слова своего, по видимому, во Вторую Эпоху еще не сказала, по крайней мере до ее трагического окончания.


Анардил Тар-Алдарион и его реформы


В комментариях к "Истории Алдариона и Эрендис" говорится, что она дошла до нас благодаря Элендилу, проявлявшему особый интерес к тем событиям. Элендил, по известным описаниям являвшийся Созерцателем в большей степени, чем Воином, видимо, искал истоки Падения еще в те времена, когда Эдайн не знали и имени Саурона. Поищем и мы.

Унаследовав от Веантура-морехода страсть к чистому Действию, принц Анардил рано удалился из столицы и занялся деятельностью, вовсе неподобающей будущему Первосвященнику. Вспомним его ответ на вопрос отца о первом плавании в Линдон - принц ответил по сути, что сам процесс преодоления водной стихии, чистого Действия, привлекает его больше, нежели результат. Однако и результатов он добился немалых. Благодаря его стараниям еще в годы правления Менелдура расцвела Ромэнна, была основана первая колония - Виньялондэ, были заключены союзы с народами Харада. Но главным делом его жизни, с точки зрения изменения расклада каст, было основание Гильдии Морских Купцов (или, в дословном переводе, Искателей Приключений, что в каком-то смысле точнее передает идею этой организации). Хотя формально это была гильдия купцов и корабелов, одна из многочисленных Гильдий вайшьи, реально Вторая каста Нуменора впервые получила организацию и вождя. Не стоит забывать, что в те, да и в последующие времена строительство кораблей считалось Мастерством, а не ремеслом (вспомним Кирдана и гондолинские посольства в Валинор). К тому же, отныне на Путь Действия могли встать и дети вайшьи, недовольные своим положением, что описано в "Истории" на примере пастуха Улбара из Эмериэ.

Дальнейшие события подспудно оказались на руку честолюбивому Алдариону. Мордор начал постепенно объединять по свои знамена людей юга и востока; возможно, начались первые контакты Саурона с Келебримбором. Обеспокоенность Гил-Галада усилением Врага (о котором, кстати, в значительной части он знал со слов Алдариона, путешествовавшего в Дальнем Хараде) вылилась в его послание Менелдуру. Тот находится в смятении, в частности из-за того, что система, созданная им и его предками, не была рассчитана на грядущую войну, о которой не подозревали Эонве и Элрос. Теперь нужен был не Король-Первосвященник с советом мудрецов, а Король-Воин со своей гвардией. И Менелдур отрекся, дав Алдариону чуть ли не лишние полвека правления. Новый Король действительно укрепил войско, флот и колонии, наладил поставки леса из Средиземья, словом, как и отмечено в "Истории", посеял семена победы Нуменора в Эрегионских Войнах.

Но смена брахманов на кшатриев в Арменелосском дворце нарушила гармонию каст. Начали рушиться старые традиции и появляться новые противоречия. Стоит обратить внимание, что Алдарион уходил в долгие плавания, уже будучи Королем, а следовательно нарушал традицию ритуала поклонений Эру на Менелтарме три раза в год. Неважно, проводились моления без Короля или вообще не проводились - роль брахманов упала слишком существенно.

А за описанным в легенде неприятием Эрендис реформ Алдариона, скорее всего, скрывается их неприятие знатью Андустара, ранее приближенной к Королям. Вот вам и раскол на Верных и Людей Короля за тысячу лет до формальных признаков Тени.

Закрывая период Алдариона, отметим еще два факта. Во-первых, как уже было отмечено, Гильдия формировалась не только из знати. Каста кшатриев стала принимать в себя большое число потомков вайшьи, что по законам традиционализма, уже является негативным процессом, поскольку так размывается архетип. После Эрегионских Войн, когда во множестве основывались колонии, а Нуменор становился все больше зависим от торговли со Средиземьем, Гильдия, а позднее Партия Короля, контролировавшая эту торговлю, стала выполнять функции вайшьи, что подтверждает слова Генона. Из-за нарушения гармонии каст Нуменор, в конце концов, к радости Врага, погрузился в пучину материализма (а в итоге - в самую настоящую пучину).

Во-вторых, в "Истории" вскользь упоминается племянник Алдариона, Соронто, "притязавший на скипетр". Алдарион даже изменил закон наследования, чтобы не допустить его к власти (для сравнения: Гимилзор, не любивший своего старшего сына Инзиладуна, за которым стояли представители враждебной ему партии, не стал менять закон в пользу Гимилхада). Мы не можем сказать, какие силы стояли за Соронто, но вполне возможно, что сын дочери Менелдура был противником "революции кшатриев", хотя с другой стороны, Анкалимэ, реставрировавшая на время старые порядки, так же была противницей Соронто. В любом случае, споров из-за скипетра в Нуменоре не было ни до того, ни после еще долгие века, что свидетельствует о расколе и кризисе Нуменорского общества.


Реставрация Тар-Анкалимэ и Эрегионские войны


После смерти Алдариона Анкалимэ прекратила поддержку Гильдии и свернула колониальную политику. Колония Виньялондэ пришла в запустение. Освоение Средиземья Нуменорцами было остановлено больше чем на два века, в результате чего к началу Эрегионских Войн у Нуменора в Средиземье была все та же единственная гавань, хотя и возрожденная и укрепленная, видимо, при Сурионе.

Была ли реставрация Анкалимэ благом для острова с точки зрения теории каст? Нет, скажут традиционалисты. Точно так же, как кшатрий Алдарион вмешивался в дела брахманов (снизил значение святилища Эру на Менельтарме, вырубал леса, посвященные Оромэ, и ввел практически новый культ Уйнен, возведя маяк на одноименном острове), так и Анкалимэ, номинально брахманка, вмешивалась в дела кшатриев. Этот период можно сравнить с XIV-XV веками от Рождества в Европе, когда в ходе противостояния французских королей с Ватиканом в ответ на антиримские действия королей папы стали открыто вмешиваться в европейскую политику, что в конечном итоге привело к дискредитации Ватикана как духовного центра.

Что происходило после ухода Анкалимэ, доподлинно не известно. Однако обратимся к истории Эрегионских Войн. Ост-ин-Эдил пал в 1693 году, и почти сразу же Гил-Галад послал за помощью в Нуменор. Помощь пришла в 1700 году, через 7 лет, когда армии Саурона подошли чуть ли ни к стенам Митлонда. Если даже Эдайн целый год собирали войска и ждали попутных ветров, пятилетнюю задержку в критический для Гил-Галада период можно объяснить только внутренними противоречиями в самом Нуменоре.

По "Повести лет Второй Эпохи", и по "Акаллабет" флот возглавил Минастир, причем можно сделать вывод, что он был в это время Королем Нуменора. Упоминался также адмирал Киръянтур. Однако "Хроника Рода Элроса", которой есть все основания доверять не меньше, чем прочим источникам, показывает датой принятия скипетра Минастиром 1731 год. В годы Эрегионских Войн правила Королева-девственница Телпериэн, которая не хотела передавать скипетр племяннику и правила весьма долго, до самой смерти. Можно предположить, что она была противницей политики Минастира и последовательницей Анкалимэ. Скорее всего, она была против помощи Гил-Галаду, то есть вмешательства в дела Широкого Мира. Таким образом, мы опять видим конфликт Созерцания и Действия, следствие нарушения гармонии каст. Однако на стороне Минастира были союзный договор, подписанный при Алдарионе, и Гильдия. То, что Гильдия к XVII веку была сильна экономически, косвенно доказывает следующий факт. Вырубка лесов в Эрегионе для вывоза в Нуменор достигла таких варварских размеров, что племена Минхириата и Энедвайта, прежде союзные Нуменору, перешли на сторону Саурона.


Тень опустилась


В 1701 году Минастир вернулся с победой, а через 30 лет принял скипетр. Однако, как оказалось впоследствии, Минастир не был воинствующим кшатрием, как Алдарион. Под конец жизни он предавался размышлениям и молитвам в обители на горе Оромет, пока его сын насильно не заставил передать ему скипетр. В "Хронике Рода Элроса" это событие называется первым проявлением Тени. Как видим, уже далеко не первым.

Судя по всему, Минастир вполне осознавал как опасность брахманской самоизоляции в стиле Анкалимэ и Телпериэн, так и опасность правления воинов, главенства касты кшатриев. Он вошел в историю не только как победитель при Митлонде (кстати, главная победа Нуменорско-Линдонской коалиции произошла на реке Гватло, где были уничтожены основные силы Мордора. Войска Эдайн там возглавлял адмирал Киръянтур), но и как приверженец эльфийских традиций. Как уже показано, по характеру он был брахман, Созерцатель. Возможно, мудрый и прославленный Король смог бы восстановить гармонию каст, но тысяча лет противостояния вывела новые силы. Гильдия, которая скоро станет Королевской Партией, была уже не организацией не только кшатриев, но и вайшьи. После изгнания Врага из Эриадора колонизация побережий шла усиленными темпами, потоки леса, металлов и драгоценностей текли в гавани Ромэнны широкой рекой, а во главе Гильдии встал сын Минастира, Киръятан (сходство имен Киръятана и Киръянтура может быть как случайным, так и нет, но мы не располагаем достаточным количеством источников, чтобы делать какие-либо выводы), который "презирал тоску своего отца и смягчал беспокойность своего сердца путешествиями на восток, и на север, и на юг, пока не получил скипетра" ("Хроника Рода Элроса").

Если Минастир позволил сыну насильно лишить его скипетра, значит, он был либо слаб характером к старости (что странно ожидать от некогда славного флотоводца), либо велика была вероятность гражданской войны, которой он не хотел допустить (и которая все же произошла через четыреста лет). Тому, кто мог спасти Нуменор, осталось лишь предаваться Созерцанию на горе Оромет, в окружении преданных жителей Андустара, что вскоре создадут Партию Верных. Оформился новый расклад.


Позже были и победоносные войны в Средиземье, и религиозные конфликты в самом Нуменоре, зарождение Темных культов и последняя, блистательная брахманская реставрация Тар-Палантира, как мы уже знаем, заранее обреченная на поражение.


И Падение было уже предопределено.


23.02.2001


Размещено: 04.01.06



Земельные Участки без подряда с коммуникациями www.knyaz-bereg.ru.